home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Я вымоталась эмоционально и физически. И у меня не было сил доехать до клиники. В итоге я позвонила в Берчвудз и оставила сообщение дежурной медсестре. Затем улеглась на полу в своем кабинете, подложив под голову подушку с одного из гостевых кресел.

В состоянии стресса мне частенько снятся кошмары, но в эту ночь я, к счастью, ничего не запомнила.

Проснулась я от мурлыканья. А потом в мое бедро вонзились крошечные коготки. Больно мне не было, но и не обращать внимание на это оказалось невозможно. Я с трудом разжала веки. Кабинет заливал яркий свет. Еще пара минут — и я рисковала получить солнечный ожог.

Я заворочалась. Минни-Мышеловка предусмотрительно отпрыгнула в сторону.

— Как ты сюда пробралась? — пробормотала я.

Вроде бы вечером кошка вместе со мной в кабинет не входила.

Минни уселась напротив двери и замяукала. Я встала, потянулась и направилась к ней, чтобы выпустить наружу. По пути я заметила две важные вещи. Во-первых, на моем столе стоял кофейник со свежесваренным кофе, а еще — ведерко со льдом и двумя баночками. Прекрасно, диетический молочный коктейль мне сгодится. Во-вторых, на полу лежала дорожная сумка. А в-третьих, было три часа.

Пополудни.

Я проспала почти весь день. Неудивительно: кувшин с «Маргаритой» сделал свое дело.

Поэтому я взяла сумку и поспешила в ванную комнату. Наш санузел на третьем этаже не огромен, но и не мал. По современным стандартам, он скромен, но изначально наверняка считался роскошным. Оно и понятно: прежде не в каждом здании была проведена канализация, а если она и имелась, то обычно дом мог похвастаться лишь вместительной бадьей в виде чудовища на когтистых лапах. Но мы занимали особняк, который вдобавок был полностью обновлен в шестидесятые годы.

Теперь у нас есть душ и палевая ванна, и раковина-«тюльпан» такого же оттенка, и, конечно, унитаз. Стены обклеены бело-черно-розовыми обоями. Немного кричаще, но привлекательно. «А если я захочу, то все тут поменяю», — подумала я и принялась озираться по сторонам. Но в журналах по дизайну, которые я листала в Берчвудз, упоминалось, что такие цвета опять входили в моду. Да и полосатые обои мне нравятся: уж очень они забавные. Я улыбнулась и начала рыться в шкафчиках.

Я всегда храню в офисе запас туалетных принадлежностей. У меня совершенно непредсказуемый график, так что для меня это жизненно важно. Поэтому я помылась и переоделась в более удобную одежду, чем юбка и блузка, в которых я завалилась спать.

Расстегнув молнию на сумке, я обнаружила светло-сиреневый спортивный костюм — подарок бабушки на день рождения. Мне взгрустнулось. У бабули сейчас трудные времена. Она по-настоящему любит Лану, мою мать. А ту снова посадили. Зато Лана хотя бы на время откажется от пьянок. Возможно, ее даже запишут в группу анонимных алкоголиков. Но кровь сирен мне досталась от нее. Если доктор Марлоу права — а я полагаю, она не ошибалась, — сирены очень плохо ладят с особами «слабого» пола. Запереть Лану в тюрьму, где томятся сотни женщин, — вот стопроцентный рецепт катастрофы. А нельзя ли для смягчения приговора использовать Акт «Об американцах с инвалидностью»? Надо бы намекнуть о документе адвокату моей матери. Когда он у нее появится.

Я привела себя в порядок, вернулась в офис и поела. Я почти расправилась с завтраком, когда услышала глухое постукивание ходунков по ступеням. Дотти.

— Я бы предпочла, чтобы сейчас по лестнице поднималась не новая помощница Доны! — крикнула я. — Мы же договорились.

Последовала пауза. Я почти уверилась в том, что до меня донесся негромкий смех.

— Я осторожно.

Выпив залпом шоколадное молоко, я прорычала:

— Я спущусь.

Вскочив со стула, я выбежала за дверь и промчалась по коридору. Дотти остановилась на площадке второго этажа. Ее ходунки, если их развернуть на сто восемьдесят градусов, превращались в стульчик. В данный момент она удобно устроилась на нем, озаренная радужными отсветами витражного окна.

— А вы мне обещали, — начала я.

— Нет, — Дотти обезоруживающе улыбнулась. — Селия, тогда я просто не спорила с тобой.

Неужели? Но я прекрасно понимала, что она легко сошлется на старость, плохую память, а сделает все по-своему. Дотти — крепкий орешек. Может, я зря ее наняла?

— А кто здесь начальник? — уточнила я.

— Ты, милая, — произнесла Дотти.

Но тон подразумевал обратное: «Вовсе не ты, дорогуша» или «И сейчас это не имеет значения».

— Значит ли это, что вы уже проделали подобный путь сегодня и принесли мне завтрак? — строго осведомилась я.

— Нет, все сделал Бабба. Он меня заверил, что никто ничего не заметит. А если бы мистер Крид узнал, что ты рядом, за стеной, и спишь на полу… ты же понимаешь, он от тебя без ума.

— Джон в офисе? — вырвалось у меня.

Глупый вопрос. Но я еще плоховато соображала спросонья. Хотя Бабба молодец. Дотти кивнула.

— Вместе с клиентом и его телохранителем. Они тут заночевали. И Бабба мне сообщил, что Рон прямо-таки порхал вокруг них, а это непривычно.

Я прыснула со смеху. Хотя мне следовало догадаться, что Джон приведет Ивана и короля в наш особняк. У нас же превосходные охранные барьеры: я сама о них позаботилась. Если бы у короля Дальмара имелись деньги на шикарный отель, он бы не стал расхаживать там в сувенирной футболке и дешевых джинсах. Разумеется, он не хочет попадаться прессе на глаза.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась Дотти. — Мне очень жаль, что все неудачно получилось с твоим кавалером, милая. Я не собиралась подглядывать, но я волновалась из-за суда…

А Дотти очень похожа на бабулю, правда, характером помягче. Я печально улыбнулась.

— Не извиняйтесь. Ведь вы мне добра желаете…

Ясновидящие… Разве можно с ними совладать? Большинство из них иногда промахивались и путали будущее с прошлым. Но Дотти (так же, как и Вики) была не из их числа.

— Спасибо, — старушка вздохнула. — Ты понятливая.

А я задумалась о ее родных. Они умерли или никогда не навещали ее, как родители Вики?

— Несколько минут назад я кое-что увидела, — тоскливо прошептала Дотти.

— Что?

— Я не уверена. Образ. Но… Тебе надо проведать бабушку.

У меня мурашки побежали по спине, но я ухитрилась ответить спокойным голосом:

— Конечно. Что-нибудь еще?

— Пока нет.

— Хорошо. Но, Дотти, я серьезно: с лестницами покончено. Дайте мне слово — здесь и сейчас.

Дотти лукаво на меня посмотрела.

— Тогда тебе придется перебраться на первый этаж.

Она встала, сложила сиденье и развернула ходунки к ступеням.

— В твоей жизни полно тайн, а Рональд слишком любопытен к тому, что его не касается, — добавила она и медленно начала спускаться вниз.

В конце концов Дотти добралась до первого этажа. Убедившись, что старушка в порядке, я опрометью бросилась к себе в кабинет и набрала номер бабушки.

По домашнему телефону она не ответила.

Я положила трубку и принялась лихорадочно думать. Как мне быть? Джефф, естественно, устроит мне головомойку за опоздание. Но я обязана заехать к бабуле. Вдруг с ней что-то стряслось?

Если Скотт будет психовать — это его проблемы. Я переживу.

Я схватила сумочку, набросила пиджак поверх спортивного костюма. День был в разгаре, до полнолуния далеко, поэтому мне не требовались оружие против оборотней и противовампирский набор. Но намазавшись кремом от загара, я быстро засунула в потайной карман чехлы с магическими ножами.

По дороге я не особо сильно гнала «Миату». Примерно через квартал от моего офиса ко мне пристроилась полицейская машина и петляла за мной через весь город. Когда я повернула на подъездную дорожку перед бабушкиным домом, я успела разглядеть копа, сидевшего за рулем. Здравствуйте, офицер Кларк. Вот радость-то.

Коттедж у бабули маленький и состоит из двух спален. Снаружи он выкрашен серой краской, которую кое-где перемежают белые полоски. Старомодная изгородь из проволочной сетки окружает несколько клумб, на которых буйно расцвели калифорнийские маки и маргаритки. Я с удовольствием вдохнула терпкий аромат. Моя бабушка обитает в рабочем квартале. Теперь здесь не так красиво, как пятьдесят или шестьдесят лет назад, когда они с дедом приобрели жилье, но вполне уютно. Население района старится, поскольку тогда люди покупали дома с намерением жить здесь до пенсии или до смерти (неизвестно, что раньше).

Бабуля сидела на крыльце в своем металлическом кресле-качалке. Здесь она держала меня на руках и утешала, когда я разбивала в кровь коленки или рассказывала ей о безответных подростковых влюбленностях. Когда я подъехала к дому, она не встала, не крикнула: «Привет, детка». Она вообще ни на что не реагировала. Это заставило меня вспомнить о том, что я пережила вчера.

— Бабуля…

Я выбралась из «Миаты», открыла калитку и побежала к дому.

Она подняла голову, и я увидела струйки слез на ее щеках.

— Здравствуй, Селия, — вымолвила она.

— Что случилось?

— Утром я встречалась с юристом твоей мамы.

— И… — робко начала я.

— Ты права. Сколько раз ты говорила мне, чтобы я не разрешала ей садиться за руль. У них есть фотографии, заснятые камерами на разных перекрестках. За ней следили несколько месяцев. Теперь все улики предъявят судье. Адвокат заявил, что у твоей матери нет шансов.

Я коснулась ее плеча.

— Бабушка, ты не виновата.

— Если бы я не позволила ей брать машину…

Бабушка сунула руку в карман вязаной кофты и достала комок смятых и влажных носовых платков.

Порой правда, даже самая горькая, способна утешить. Я надеялась, что бабушка это так и воспринимает.

— Она бы взяла ее без спросу. Конечно, у нее имелись запасные ключи. — Я устало улыбнулась. — Маму ничто не остановит.

Бабуля хрипло рассмеялась.

— Она не спорила со мной. Моя бедная девочка… моя Лана будет в тюрьме.

Я промолчала. Мать заслужила наказание. Лана разбивала машины по пьяни, а потом клялась нам, что никто не пострадал. Однако она постоянно создавала опасность для себя и для окружающих. Но бабушка не желала признавать факты.

— Ей назначили государственного защитника?

Она поерзала в кресле. Она не хотела встречаться со мной взглядом. Значит, плохо дело. Я вздохнула.

— Ты сама его наняла.

— Меня вынудили! — возмущенно возразила она. — Про госзащитников ходят страшные слухи. Почитай любую газету, Селия. И у меня есть деньги. Поэтому я буду…

«…ими швыряться», — подумала я, но прикусила язык.

— Тебе выбирать, бабуля, — произнесла я мягко. — Кстати, у меня возникла идея. Хочу побеседовать с адвокатом. Какой у него номер телефона?

Бабушка покраснела и ничего не ответила. Еще один дурной знак. Смущенность, упрямо вздернутый подбородок…

— Ты… наняла моегоадвоката? — выдохнула я.

— Почему бы и нет? Тебя же он вытащил. Или ты считаешь, что для твоей мамы он слишком хорош?

В глазах бабушки вспыхнули гневные огоньки.

— Разумеется, нет, — солгала я.

Лане пора притормозить. За ней должна со стуком — нет, с грохотом! — захлопнуться дверь тюрьмы. Нанять Роберто — такое обойдется бабушке в целое состояние. Кроме того, случай заведомо провальный. С подобным успехом бабушка могла спустить свои сбережения в унитаз.

— Но услуги Роберто очень дороги. Я потратила все, чтобы нанять его. Понимаешь: все до последнего цента.

А бабуля развернулась ко мне и решительно проговорила:

— Я продам дом.

Сначала я ей не поверила. А спустя миг ее слова ударили меня в грудь, как бейсбольный мяч, брошенный знаменитым игроком. Я крепко сжала руку бабушки и прошептала:

— О, нет…

Она станет нищей. Для женщины ее поколения лишиться жилья — это самая большая жертва. Она гордится тем, что они с дедушкой купили коттедж еще во время войны. В отличие от Дотти, бабушка не впишется в социальную систему.

Как и моя мать.

Следующую пару часов мы обговаривали детали. Я сразу догадалась, что она не откажется от своего безумного плана. Но бабуля свою дочь знает лучше, чем кто-либо другой. А тюрьма полностью разрушит Лану. Бабушка пыталась воздействовать на маму и удержать ее от пьянства с той кошмарной ночи, когда сознанием Ланы завладела вампирша. Тотальное отсутствие контроля напрягло Лану не на шутку. У нее даже появилось подобие страха Божьего, и бабушка пыталась закрепить в ней это чувство.

В свою очередь я пыталась спасти ситуацию доступными средствами. Я позвонила нотариусу, который ведал делами по завещанию Вики, и кое-что у него уточнила. Ведь я могла ненароком пропустить важную информацию, а я уже собиралась распоряжаться своими миллионами. Потом меня переключили на помощника Роберто. Ему я изложила свое предложение насчет использования Акта «Об американцах с инвалидностью». Как ни крути, а в жилах Ланы текла кровь сирен.

После этого я переговорила с менеджером банка. Я узнала, смогу ли я использовать заклад для покупки коттеджа бабули. Провернуть такое человеку, который сам себе работодатель, нелегко. Не каждый год мои доходы равнялись прибыли. Крупный гонорар я обычно откладывала на черный день. А банки жаждут получать свою плату ежемесячно. Но щедрый дар от Вики должен был решить проблему.

Служащая предложила мне заполнить заявление онлайн и пообещала, что со мной обязательно свяжутся.

И чем я теперь занимаюсь? Помогаю бабушке спасти Лану. Круговорот ненормальной жизни. Я почти слышала, как вдалеке поет Элтон Джон. [10]

Зато, когда я уходила, бабуля перестала плакать и чуть-чуть повеселела. Кому захочется продавать свой родной дом?

Солнце клонилось к закату. Я вырулила на трассу и моментально подцепила «хвост». Патрульная машина тащилась за мной, отставая от меня на два автомобиля, до самого офиса. Водитель был точно не Кларк — но какая разница? Я рассвирепела — но и это тоже не имело значения. Полицейские будут действовать, как задумали. Если я допущу промах — меня обвинят во всех смертных грехах. Не следует давать копам возможность копнуть глубже. Поэтому я сосчитала до ста и постаралась не обращать внимания на преследователя. С минимальным успехом.

У меня в запасе был примерно час. Затем я должна лететь к аптеке «ФарМарт» на «рандеву» с Кридом и его подопечными.

Но мне нужно оружие. Немедленно. Я владею техникой рукопашного боя. Он хорош, когда дерешься с людьми. Но если предстоит встреча с монстрами, крутая пушка и осиновый кол не повредят.

А у нас были серьезные противники.

Самыми лучшими бойцами с демонами являются священники из военизированных орденов. Неплохо справляются с нечистью и истинно верующие люди. Я — не тот и не другой. Буду полагаться только на свои познания, ловкость и роскошный арсенал.

«Миата» пересекла линию защитного периметра, оберегавшего особняк и автостоянку. Я ощутила прикосновение магической энергии. Оно напоминало легкое покалывание. Ясно, заклятия надо обновить. Черкну Дотти записку, чтобы она занялась этим вопросом.

Я переступила порог, и мне под ноги бросилась кошка. Я поймала ее, не дав Минни улизнуть на улицу. Она вознаградила меня глубокой царапиной на запястье и громким шипением. Я в ответ на нее цыкнула. Она лишь махнула хвостом и удалилась в сторону кабинета Рона. Надеюсь, оставит ему грязный подарочек.

В своей ячейке я обнаружила письма. В приемной по-прежнему высился штабель посылок. Я вздохнула и прочла ярлык на верхней посылке. Ого! Коробки предназначались мне. А кто же отправитель? Странно, но именно бывшая жена Боба Джонсона — моего погибшего напарника. Он умер во время той роковой потасовки, когда меня укусил вампир. А Ванесса была настоящей стервой. Орала как резаная, когда я ей позвонила, чтобы выразить свои соболезнования. Что еще она мне припасла? Взгляну попозже. У меня и так мало времени.

Я забрала конверты и начала подниматься по лестнице. Не успела я одолеть первый пролет, как услышала сверху голос Баббы. Он пытался перекричать участницу реалити-шоу типа певческого конкурса. Наверняка по телику показывали первый тур, поскольку барышня дико фальшивила. Да… я и то спела бы лучше.

— Эй, Грейвз, это ты?

— Да.

— Звонил доктор Скотт. Тебе надо вернуться в клинику!

— Спасибо. Я ему звякну, — проорала я в ответ и двинулась дальше.

Между прочим, я шагала через две ступеньки, а дышала ровно.

Кабинет Баббы — на третьем этаже, как и мой. Когда я проходила мимо, судьи конкурса как раз высказывали критику в адрес бедной девицы. Подобные передачи причисляются к рангу развлекательных. Почему — ума не приложу, но Баббе они, похоже, нравились. Я торопливо отперла дверь офиса. Если повезет, спрячусь за толстыми стенами от душераздирающих звуков. В таких ситуациях я искренне сожалею о слишком остром вампирском слухе.

Я переступила порог, ощутив знакомую вибрацию. Сработали охранные заклятия. Присмотревшись повнимательнее, я заметила серебряные сигилы — магические символы, с помощью которых Бруно сотворил защиту помещения. Мысли о нем, о его улыбке, прикосновении его губ… были очень болезненны. Однако я не раскисла. Еще в китайском ресторане я поклялась, что выдержу.

Недавно бабуля призналась мне, что алкоголизм моей матери отчасти связан с тем, что ее бросил мой отец. По идее, мужчины от сирен не отказываются. Вот Лана и сломалась. Я раньше о многом не задумывалась с биологической точки зрения. Получалось, что и Бруно не мог уйти от меня. Хотя кто его знает… Я ведь не чистокровная сирена. И познакомились мы в университете, когда мой дар еще не пробудился. Не исключался и талант Бруно. Все-таки он весьма сильный маг.

Короче, ситуация разрыва повторилась. И уже не с моей матерью, а со мной.

Ну и ладно. Я — не Лана. И не буду спиваться. Справлюсь. В прошлый раз мне помогла работа, которой я себя завалила по горло. Судьба предлагала мне аналогичный вариант. Моя жизнь обещала стать очень интересной, учитывая «черную метку».

Кстати, о проклятиях. Я кинула сумочку на письменный стол и устало опустилась в кресло. Сняв трубку телефона, набрала номер, поглядывая на отметину на ладони. Пятно немного побледнело. Я не разбираюсь в хиромантии, но сейчас я не сомневалась, что отметина пересекает линии жизни и карьеры.

Доктор Скотт не заставил себя ждать.

— Добрый вечер, Селия, — произнес он плоским, невыразительным голосом.

— Привет, Джефф. Что случилось? — спросила я беззаботно.

— Здесь побывала личная помощница твоей тетки.

— Что? У меня нет никаких теток.

— Царственная особа. Она одурманила охранников и миновала нашу систему безопасности, — продолжал он более нервно.

Сирена.

Судя по всему, она достала Джеффа до печенок. К праведному гневу примешивались истерические нотки.

— Послушайте… — удалось вставить мне, но Джефф тараторил, как безумный.

С каждым словом он становился все увереннее и злее. Для него это, пожалуй, прогресс.

— Она была недовольна тем, что не смогла с тобой поговорить. А сначала с тобой пыталась связаться твоя тетя — королева Лопака. Она оскорблена и обижена тем, что ты не ответила на ее послания.

— Могу себе представить…

Королевские особы терпеть не могут подобного неуважения.

— Но я и понятия не имею о том, что она меня разыскивала! Не знаю, как быть. Джефф, а ваши подчиненные не утаивали от меня ее величество?

— До сегодняшнего дня никто не наведывался в Берчвудз, заверяю тебя. Зачем мне такое скрывать? По крайней мере, мы обсудили бы все на сеансе психотерапии. Селия, я отправил тебе имейл с подробным описанием визита этой дамы. К письму приложены результаты анализов твоей крови и… — Скотт замолчал, собираясь с духом, и выпалил: — Я послал тебе официальную бумагу. Мы выписываем тебя из клиники и освобождаем себя от любой ответственности. Ты просто подписываешь данный документ, и мы возвращаем тебе деньги за лечение.

— Но… — пробормотала я ошеломленно.

Меня что, выпроваживают из Берчвудз?

— Прости, Селия, но мы слишком рискуем. Нельзя, чтобы по территории беспрепятственно разгуливали сирены и манипулировали пациентами и сотрудниками. Ты ни в чем не виновата, но они проникают в Берчвудз из-за тебя.

Я решила не дискутировать. Зачем? Конечно, мне не улыбалась перспектива быть пациенткой психиатрической клиники. Я полагала, что меня определили туда незаслуженно, но мне чертовски не хотелось, чтобы все узнали о моем позоре. Ведь меня выгналииз клиники. Нет, безусловно, власти с радостью приберут меня к рукам, посадят в палату тюремной больнички, запрут дверь и выбросят ключ. Нет. Хватит с меня.

— Завтра персонал упакует твои вещи и доставит прямо в офис. Перевозку мы оплатим, — забубнил док деловито.

Ясно, торговаться бесполезно. Проклятье.

— Еще что-нибудь? — спокойно произнесла я.

Наверное, у меня сработала шоковая реакция. Или фатализм. Но за короткий промежуток времени разум способен впитать только ограниченное количество информации. А если катастрофы следуют одна за другой, получается ментальная контузия. Короче, я была на грани. Теперь я способна лишь ноги переставлять. Левой-правой, левой-правой…

А док вещал уже нормальным тоном, правда, чуть скованно и иногда срываясь на визгливые нотки.

— Твой психотерапевт выразила желание консультировать тебя на частной основе, неофициально. Доктор Тэлберт — также. На всякий случай я дал им обоим твой электронный адрес.

А хотела ли я новых сеансов? Не знаю… Конечно, сейчас я могу поехать домой, где не надо прятаться за заборами и мощными магическими барьерами, но ощущение было… странное. Я вдруг поняла страх Вики, когда она говорила, что вне стен Берчвудз мир кажется ей слишком открытым.

— Отлично, — промямлила я.

— Ну да.

Потянулись секунды молчания. Наконец пауза стала невыносимой.

— Прощайте, Джефф.

— Удачи, Селия.

Он закончил разговор, я долго сидела, не шевелясь. Думаю, на тот момент я являлась единственной бездомной мультимиллионершей в стране. Но я унаследовала гостевой домик и участок земли рядом с океаном. Однако наследство пока пребывало под арестом, а я не успела подписать нужные бумаги, поскольку Крид увез меня из адвокатской конторы. А Кассандра, естественно, вооружилась. Значит, и мое жилище и деньги будут пребывать в юридическом чистилище. До сих пор это меня не волновало, потому что я намеревалась некоторое время побыть в Берчвудз.

Куда же мне деваться? К примеру, я куплю бабушкин коттедж, он все равно останется ее жилищем. Если маме удастся избежать тюрьмы, она будет квартировать у бабули. Нет, мне там не место. Может, приобрести недвижимость для себя и выплачивать две ипотеки? Вряд ли я такое потяну…

Я обхватила голову руками. Селия, ты влипла.

В дверь постучали.

— Ты в порядке?

На пороге застыл Бабба с двумя бутылками пива. Он у нас запасливый, и в маленьком офисном холодильнике у Баббы всегда что-нибудь найдется. Я испытывала к нему чувство благодарности, но твердо решила: никакого алкоголя. Сейчас любое негативное событие вызывало искушение выпить. Но я нуждалась не в костылях, а в ответах на вопросы. Ужас заключался в том, что здравые мысли куда-то испарились.

— Тебе когда-нибудь хотелось всех послать и смотаться?

Бабба ухмыльнулся. Я заметила, что его передний зуб наполовину отколот. В последний раз, когда мы виделись, все были целы. Налицо прелесть общения с кандидатами на досрочное освобождение.

— Постоянно, малышка.

Бабба откупорил одну бутылку и бросил пробку в корзинку для бумаг. Вторую протянул мне, но я отрицательно покачала головой.

— Но разве у меня есть выбор? — пожал плечами Бабба.

Я горько вздохнула:

— Наверное, ты прав.

— Еще бы, — кивнул Бабба, водрузил пиво на письменный стол и плюхнулся в гостевое кресло. — Будь прокляты ублюдки, — провозгласил он, приветственно подняв свою бутылку и осушив ее наполовину.

— Будь прокляты ублюдки, — согласилась я.

— Могу я тебе помочь? — осведомился он.

Он смерил меня пристальным взглядом.

— Я выгляжу не так уж плохо.

— Нет, Селия. Паршиво.

Бабба улыбнулся, чтобы скрасить впечатление от своих слов.

Не лестно, зато честно. В кабинете воцарилась тишина, и меня наконец-то осенило. Главная моя проблема состояла в том, что я успевала только реагировать на происходящее. Укус — реакция. Обвинения — реакция. Помещение в Берчвудз — реакция. Похищение — реакция. И так каждый раз. А в результате — психическое обезвоживание, если можно так выразиться.

Пора прервать порочный цикл и начать действовать. Я посмотрела на Баббу и усмехнулась, обнажив клыки. Ну, точно: будь прокляты ублюдки.

— А у тебя навигатор есть?

— Да, в машине.

— Не одолжишь мне?

— Конечно. А зачем?

— Мне надо разыскать один остров.

Если точнее, остров Безмятежности. Если королева сирен раздражена моим поведением, что ж… я сама выясню, кто мешает мне встретиться с ней.

Моя просьба не удивила Баббу. С другой стороны, он был любителем рыбалки. Когда выпадал свободный денек, он плавал на яхте, имевшей своеобразное название — «Соперница Моны». Бабба любил судно примерно так же, как свою жену. Яхта отличалась комфортом и легко вмещала пятерых. «А мне она как раз подойдет», — подумала я. Тем более что предполагаемый экипаж по отлову сирены будет компактным. Я понятия не имела, сколько Бабба с меня запросит, но наверняка поменьше, чем при официальной аренде. Хотя я застращала бабулю, но, если честно, еще не обанкротилась окончательно. Однако мои капиталы таяли с космической скоростью. Желательно получить возврат денег из Берчвудз.

— Договорились.

Бабба с изяществом хищника поднялся и неторопливо зашагал вниз по лестнице.

Я заперлась на ключ. Потом разделась и переоблачилась в вещи, которые забрала у бабушки, из своей девичьей спальни. Никакого разнообразия: оно и понятно — ведь в подростковом возрасте я предпочитала готический стиль. Я натянула черные джинсы с низкой талией и порадовалась тому, что они до сих пор идеально сидят. Не будем жаловаться на жидкую диету… пока не сможем есть пиццу с хрустящей корочкой.

Поношенная футболка с надписью «Лучше выделяться, чем равняться»оказалась тесновата в груди, но не давила. У Исаака я приобрела черный пиджак, так что цветовая гамма скрыла этот недостаток. Из обуви в моем распоряжении имелись белые кроссовки. Практично, но не особо модно. Также я могла полюбоваться высокими ботинками на шнуровке с носками, обитыми сталью, и вуаля! — классическими лодочками, в которых щеголяла на суде. Последнюю пару исключим. Возможно, найдутся люди, которые лихо дерутся на каблуках, но я не из их числа. Ботинки выглядели симпатично, но они тяжеловаты. Поэтому я выбрала кроссовки.

В ожидании Баббы я отперла дверь, разложила пиджак на столе и открыла сейф. Надо заняться документами и арсеналом. Итак, не забудем паспорт. Мы же посетим другое государство. Вскоре пришел черед оружия. Я возилась с пистолетом, когда на лестнице послышалась поступь адвоката. Кольт я, как обычно, зарядила пулями в серебряной оболочке. Дорого, сердито и абсолютно незаменимо для схваток с монстрами. Предосторожность никогда не помешает.

В чехлы на подкладке пиджака я спрятала водяные пистолеты со святой водой, после чего затянула на лодыжке ремешок кобуры моего «Дерринджера». И сейчас я стояла перед сейфом, размышляя, что бы еще захватить с собой. У меня есть немало устройств в виде керамических дисков — вроде того, которым Бруно воспользовался в переговорной комнате здания суда. Разбиваешь пластину — и магия выплескивается наружу. Тут и магом быть не надо. Интересно, а Крид сможет зарядить диск обездвиживающим заклятием? Когда не знаешь врага в лицо, беспокойство только возрастает.

— Женщина, ты словно в берлогу медведя собралась, — заявил Бабба, положив навигатор на стол.

— Я вляпалась в жуткую ситуацию.

— И гадательные жучки тебя предупредили? — уточнил Бабба и откупорил бутылку пива.

Я вздохнула. Шкатулка «Ваджети» мирно стояла на полке сейфа.

— Точно.

В итоге я решила захватить пригоршню крошечных бомбочек размером с четвертак. Разбиваясь, они взрываются с оглушительным грохотом и в придачу способны на миг ослепить. Надежные вещицы. Я высыпала по горсти в наружные карманы пиджака.

— Тебе понадобится поддержка, — произнес Бабба.

Его взгляд посуровел, светло-голубые глаза сузились и превратились в щелочки.

— И тебе необходима лодка.

Мне хотелось, чтобы Бабба взял меня на борт своей яхты, но мне не следовало с ним откровенничать. Незачем впутывать его в неприятности.

— Да, но работенка будет грязная.

Бабба улыбнулся и снова продемонстрировал мне расколотый зуб.

— А это по мне.

Наверное. Он крепкий парень, тертый калач. Бабба встал и прихватил пиво.

— Дай мне минуту. Скажу Моне и звякну Стью.


Глава 10 | Песнь сирены | Глава 12