home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Надо купить новое постельное белье для Баббы.

Господи! Кого я обманывала? Я должна подарить ему яхту.

«Соперница Моны» держалась на плаву, однако палуба и кокпит изрешетили пули. Повсюду темнели борозды от когтей демона. Один из взрывов целиком разрушил стену.

Конечно, потасовка случилась из-за Крида. Но Бабба будет винить меня.

Кстати, о сражении… Куда и кому мы должны о нем сообщить? Имел ли остров Безмятежности статус округа? Были ли у него органы правопорядка? А как насчет признания на международном уровне? Если местные власти не пожелают решить вопросы здесь и сейчас, Бабба не сможет потребовать выплаты страховки. А Миллер и его приспешники попросту улизнут.

Вот с такими мыслями я лежала на кровати и мучилась от боли. В моменты боя я думала лишь о том, как спастись от демона, поэтому на мелочи внимания не обращала. Битва произошла в разгар дня, а я не успела намазаться кремом от загара. В общем, после дуэли с Адрианой и свары на яхте я получила ожог второй степени. А от ядовитой слюны бесенка у меня на коже вздулись волдыри. Кроме того, на теле имелась целая россыпь мелких ранок. Давал о себе знать и последний осколок стекла, застрявший в мышце голени — тот, который не извлек Крид. Жалкие таблетки аспирина из аптечки Баббы не сняли мучительный приступ. Я тщетно старалась переключиться на что-нибудь позитивное. Да, несомненно одно: если мне в дальнейшем предстоят стычки с демонами, надо хорошенько подготовиться.

В дверь каюты постучали. Из скромности я прикрылась хлопковой простыней. Хотя я уже вдоволь покрасовалась нагишом перед Кридом, Дальмаром и флотом сирен, прибывшим нам на выручку. Оказавшись на яхте, я в пылу схватки умудрилась потерять бюстгальтер. Крид дал честное слово, что ничего не заметил.

Ну да. А кто подавал мне полотенце?

— Войдите.

Я повернулась на бок и едва не застонала. Ожоги у меня, конечно, заживали, но медленно. Я выпила две банки молочного коктейля, чтобы утолить голод и перестать мечтать о человеческой крови. Теперь моему организму явно требовалось питание — и побольше. Процесс регенерации нужно стимулировать. Но на яхте не было ничего для «недоделка» Селии Грейвз. В общем, горе мне — до тех пор, пока «Соперницу Моны» не отбуксируют в гавань и не найдут что-то такое, что я могла бы попить.

— Как ты? — спросила королева Лопака, заглянув в каюту.

Ее наряд состоял из вылинявших джинсов, белой рубашки с закатанными до локтя рукавами и палубных туфель. Весьма мудро, особенно учитывая количество мусора и щепок, валявшихся тут и там.

— Паршиво, — призналась я.

Наверняка я выглядела, как обитатель низших кругов ада. Когда я зашла в туалет, чтобы принять аспирин, глянув на свое отражение в зеркале, я испугалась. Обгоревшее лицо — это вам не шутки. Хорошо хоть глазные яблоки не спалила.

— Обязательно поблагодарите от меня Рен.

Лопака улыбнулась. У нее на щеках заиграли потрясающе милые ямочки.

— Что ж, Селия… Лучше поздно, чем никогда. Но ты справилась. Ах, бедняжка, — Лопака вздохнула и села на краешек кровати. — Прими мои соболезнования в связи с гибелью…

— Его звали Иван, — произнесла я, понурившись. — Он был телохранителем Дальмара.

Король жутко переживал, хотя старался не выказывать своих чувств. С какого-то момента телохранитель становится членом семьи.

— Погиб на боевом посту, — кивнула Лопака. — А как бы ты разрешила ситуацию?

— Не знаю. Полная фиг…

Я оборвала себя на полуслове. На яхте королева сирен, а я так распустилась.

Лопака задорно расхохоталась.

— Точно, — сказала она, утерев слезы, и на миг задумалась. — Ладно. Я поручу своим людям допросить пленного пирата. И пусть они изучат жалобу короля Дальмара о вмешательстве во внутренние дела Руслундии. У нас очень строгие законы, связанные с подобными политическими махинациями. Если, конечно, то, о чем идет речь, действительно случилось.

— А вы думаете, нет?

— Страна окружена сушей. Она не имеет выхода к морю.

Верно. Сиренам необходим океан. Но это вовсе не означало, что они не захотят контролировать страну с богатейшими месторождениями природного газа. Они же могут использовать свой дар и действовать исподволь. Я раскрыла рот, чтобы сообщить об этом, но быстро опомнилась. Лопака — телепатка и заранее прощупала мой мозг вдоль и поперек. Как мерзко. Я постаралась подавить последнюю мысль, пока она не довела меня до беды.

— У нас на острове прекрасная больница, Селия.

Я отрицательно покачала головой. В таких заведениях полно народа с кровотечениями. А я не собиралась нападать ни на сирен, ни на людей.

— Ценю ваше предложение, но принять его не могу.

Я не стала объяснять свой отказ в деталях. Ведь Лопака и сама обо всем догадалась.

— Я помню, как ты смотрела на шею Адрианы… — встревожилась она. — А потом ты покинула нас…

— Да, вы правы. Пока я держу себя в руках. Но гораздо проще не поддаваться инстинкту, когда рядом находится похлебка или детское питание с мясом. Или что-нибудь белковое, перемолотое блендером. Но в клинику я не лягу. Сейчас это не годится.

— Конечно, — Лопака прищурилась. — Селия, пищу я тебе предоставлю. И если ты мне позволишь, облегчу твою боль и усыплю тебя.

— Спасибо.

Лопака наклонилась и прикоснулась кончиками пальцев к моему лбу. Я услышала ее голос в моем сознании: Спи.

И я отключилась.

Я пробудилась от запахов говяжьего бульона, лукового супа и экзотических блюд, от которых исходил аромат тропических фруктов. Открыв глаза, я поняла, что уже ночь. Я повернулась на бок… боль исчезла. Какое наслаждение.

Яхта легонько покачивалась, но явно не находилась в открытом океане. Наверное, мы добрались до порта. Вот почему кто-то рискнул поставить поднос с контейнерами на тумбочку около койки.

У вампиров потрясающее ночное зрение, и тьма мне, разумеется, не помеха. Я тотчас села на кровати и принялась жадно поглощать деликатесы. Правда, фруктовый напиток я не пробовала — ненавижу бананы. Я уже добралась до супа, но вдруг мое внимание привлек маленький лист бумаги.

Развернув его, я прочла записку:

Надо поговорить, но королева Л. не велела тебя беспокоить.

Нас разместили в ее гостевом доме. Жду тебя там.

Крид

Я была рада, что смогла отдохнуть. Поправившись и поев, я уже не представляла опасности для окружающих. Но прежде чем появиться в обществе, мне следовало привести себя в порядок. В каюте имелись туалетные принадлежности, и я сумела вымыться в крошечном душе. А моя одежда лежала на стуле: спасибо тому, кто об этом позаботился. Хотя, если честно, я бы предпочла что-нибудь свежее, но тогда пришлось бы позаимствовать вещи из гардероба Баббы. В итоге я довольствовалась полинезийским нарядом. Кроме того, на лава-лава не осталось пятен крови. А сверху я облачилась в пиджак, чтобы не обнажать кожу, которая только что зажила и была слишком нежной.

Со вздохом я положила на кровать пустую кобуру. Пистолет куда-то пропал. Да и нож у меня один. Зато я спаслась. Бабба, Крид и Дальмар получили ранения, но уцелели. Правда, Иван погиб… Но, возможно, мы легко отделались.

Я посмотрела на часы, встроенные в стену. Час пополуночи. Наверняка все спят. «Рискну», — решила я и начала тихо подниматься по лесенке.

Была чудесная теплая ночь. Ветерок едва шевелил паруса лодок и шуршал листвой пальм на берегу. Волны плескались у борта яхты. Яркий свет луны озарял окрестности и бросал тень на деревья.

Очутившись наверху, я заметила какое-то движение. Кто-то прятался возле кокпита.

Я выхватила нож и с вампирской грацией бросилась в атаку. Моя противница не успела ничего толком понять, а я уже повалила ее на палубу и приставила к горлу лезвие ножа.

Я ощутила концентрацию магической энергии и прижала кончик лезвия к шее незнакомки.

— Без глупостей, — прошипела я и оскалилась.

Но тут я наконец-то разглядела противницу. Ей оказалась юная девочка лет пятнадцати-шестнадцати. Она дрожала от ужаса и тяжело, с присвистом дышала. Ее сердце стучало, как отбойный молоток. Но нож я не убрала. Так, на всякий случай.

Внезапно раздался чей-то голос:

— Принцесса, что случилось?

— У меня гостья.

Я услышала негромкое ругательство и топот бегущих ног со стороны пирса. Через пару мгновений на борт ворвались трое вооруженных охранниц и направили на нас лучи фонарей. Девчонка разрыдалась. Надо же — хорошенькая, и внешность экзотическая — темная кожа, курчавые волосы, стриженные почти под корень. На ней был черный спортивный бюстгальтер и джинсы. Блеснуло золотое колечко, вставленное в пупок.

— Мама меня убьет, — хныкала она.

— Только если я не сделаю этого раньше.

Я улыбнулась и продемонстрировала ей клыки.

У девочки дернулся кадык, и слезы хлынули из ее глаз.

— Пожалуйста, пощадите меня, принцесса, — прошептала она.

— Почему?

Ближе всех к нам стояла рослая женщина с короткой стрижкой ежик. Прическа отлично сочеталась с резкими чертами лица и накачанным телом, облаченным в камуфляжные штаны, оливковую майку и рубашку цвета хаки. Наряд замечательно дополняли ремни с притороченными к ним кобурами и чехлами для обойм.

На клапане наружного кармана рубашки я прочла вышитое имя: «Бейкер». Рядом красовались какие-то символы. Наверное, они обозначали звание охранницы.

— Окалани, зачем ты здесь? — рявкнула Бейкер.

Девочка молчала и всхлипывала.

— Как ты пробралась мимо охраны? — добавила я.

— О, я это знаю, — усмехнулась Бейкер. — И сама сообщу ее матери. — Бейкер дала знак подчиненной. — Ступай в дом для детей и расскажи Лаке о происшествии. Приведи ее сюда, а Мартина пусть летит во дворец.

Вторая женщина трусцой сбежала по трапу. Я не отпускала Окалани. Хотя какой из нее киллер-подросток? Она явно не представляла для меня никакой угрозы. Но девчонку следовало проучить.

Младшие охранницы покинули яхты. Наверное, вернулись на свои посты.

— Зачем ты здесь, Окалани? — спросила Бейкер.

Девочка часто заморгала и шмыгнула носом.

— Мне надо поговорить с принцессой. Хотела спросить ее о жизни на материке.

Бейкер усмехнулась.

— Дурочка. Вести о том, что произошло на корабле, облетели весь остров. Тут не до шуток.

Девочка напряглась. Она продолжала плакать, но я почувствовала ее злость и настойчивость. Крепкий орешек. Правда, упрямства у нее больше, чем мозгов. Валяется на палубе с ножом, приставленным к горлу, и еще спорит.

— Хочу повидаться с отцом.

В простой фразе прозвучало столько боли, что я поежилась. А у меня с отцом свои счеты. Мне до сих пор снятся кошмары о том, как он нас бросил.

— Даже не думай, — спокойно произнесла Бейкер.

Девчонка резко отвернулась. Я быстро отодвинула клинок, чтобы не поранить Окалани.

— Почему? — поинтересовалась я и зачехлила нож.

— Мама отослала его отсюда с моим младшим братом. Я бы тоже с ними поехала, но мама считает, что на материке очень опасно.

Девочка села и принялась рыться в карманах. В конце концов она достала измятый носовой платок и громко высморкалась.

Бейкер присела на корточки возле нее. Я отошла назад, чтобы дать им возможность поговорить по душам. Возможно, Бейкер сумеет вразумить Окалани. И Бейкер действительно приложила к тому усилия.

— Между прочим, твоя мама не ошибается. Если бы принцесса была реальным вампиром, ты бы уже умерла.

— На острове нет кровососов.

— Да, — кивнула Бейкер. — И оборотней нет. А на континенте их — целая куча.

— Я бы на материке по ночам из дома не выходила, — возразила Окалани и агрессивно выпятила подбородок.

— Неужели? А как же ночная прогулка на яхту? — парировала я и снова оскалилась.

Девочка насупилась, а Бейкер фыркнула.

— Мне тут не место, — отчаянно выдохнула Окалани.

— Понимаю, — произнесла Бейкер. — Когда ты повзрослеешь, поступай так, как тебе угодно. Но ты же ребенок. Потерпи еще несколько лет.

— Мама меня никогда не выпустит, — сердито проворчала Окалани.

— Конечно. Она ведь тебя родила. Но скоро ты станешь совершеннолетней, и она не сможет тебе препятствовать. А пока ты…

— …в тюрьме, — с горечью сказала Окалани.

Бейкер посуровела. Всю ее мягкость как ветром сдуло.

— Так и есть.

Я прислонилась к борту и увидела процессию из двух женщин. Они шагали по дороге по направлению к пристани. Я сфокусировала зрение. Ясно, младшая охранница привела с собой обитательницу острова. И, разумеется, это мать Окалани. Ее лицо выражало отчаяние, усталость и гнев — типичные эмоции для матери, воспитывающей подростка.

Охранница издала условный сигнал. Ей сразу ответили. Затем, убедившись, что все чисто, мать Окалани взошла на яхту.

Я рассеянно слушала, как Бейкер объясняет ей ситуацию. Она заявила сирене, что, когда она с напарницами поднялась на борт, я приставила нож к горлу Окалани. Бейкер заметила, что я имела полное право на такие действия и по закону Окалани могут судить за проникновение на чужое судно.

— Зато твоя дочь цела и невредима, — резюмировала она.

Мать Окалани обхватила себя руками: ее стал бить крупный озноб. Однако она сердито посмотрела на дочь и обратилась к ней холодным тоном:

— Ты должна извиниться перед принцессой.

— Хорошо.

Окалани поднялась. Собравшись с силами, подошла ко мне.

— Простите меня. Я… — Окалани запнулась и сглотнула. — Я просто хотела поговорить с вами, но я… была не права.

— Я тебя прощаю. И, пожалуйста, будь осторожнее. За мной охотятся. Я решила, что ты из банды злоумышленников. Обычно, защищаясь, я довожу дело до конца. Так что удача тебе улыбнулась.

Окалани промолчала. Я надеялась, что она навсегда запомнит магический клинок и мои острые клыки.

Но все-таки ей надо помочь, иначе она сорвется опять. Девочка ходила по краю пропасти. Я ее понимала, потому что испытала нечто подобное. Однажды я отправилась на поиски отца. И нашла его — в другой семье. А он меня проигнорировал. Оказалось, что вовсе не любит меня. Увы, детей не убережешь от таких потрясений.

— Окалани, если твоя мама позволит, мы с тобой побеседуем в мирной обстановке.

Окалани робко улыбнулась.

— Честно?

— Если твоя мама даст согласие.

Окалани устремила на нее умоляющий взгляд.

— Поговорим позже, — бесстрастно ответила она. — Бейкер, мы свободны?

— Да. Принцесса не будет выдвигать обвинений.

— Ступай домой и ложись спать, — обратилась сирена к дочери.

На сей раз у девчонки хватило ума не спорить.

— Ладно.

Окалани опустила голову, замерла… и исчезла.

В то же мгновение ее мать крепко зажмурилась и поежилась.

— Я бы хотела остаться с принцессой наедине, — вымолвила она, придя в себя.

Бейкер вопросительно глянула на меня. Ах да, я же из королевского рода…

— Нет проблем.

Женщина дождалась момента, когда Бейкер спустилась на пирс. Только тогда она осмелилась приблизиться ко мне. Неподалеку от нас дежурили две охранницы-сирены, поэтому меня совсем не удивило, что мать Окалани использовала телепатию.

Спасибо вам, принцесса. Вы не тронули мою дочь.

Я не убиваю никого без особой необходимости.

А я делаю успехи в мысленном общении. Надо мне попрактиковаться.

Но еще чуть-чуть — и это бы случилось, — добавила я.

Да.

Наступила пауза.

Я ее так люблю. Но не представляю, как с ней быть. У Окалани… сильный дар. Королева даже предложила ей поступить на службу в гвардию. Девочка могла бы приносить пользу, мгновенно перенося воинов с одного участка на другой. Но ей не нравится остров. А сверстники ее жестоко дразнят.

Почему?

Чары сирены плохо сочетаются с другими магическими способностями. Скорее всего, они взаимоисключающие. У нашего народа мало детей. И если у кого-то из них проявляется нечто чужеродное…

Ваша дочь может лишиться сиренских чар, — закончила я.

Да.

Но Эйрена тоже владеет телепортацией, — возразила я.

Она способна взять с собой только одного спутника.

Я покосилась на охранниц. Надеюсь, они не подслушивали.

А как у Эйрены вообще с чарами?

Слабо. Она оказывает влияние, но краткосрочное.

А как у Адрианы? — осведомилась я.

Она ясновидящая. У Адрианы нет пророчицы, поскольку она сама предсказывает будущее.

Короче, ни та, ни другая не годились в правительницы. Понятно, почему они разозлились на меня. Кроме того, Адриана легко узреет, как преемница воссядет на престол. Неприятно…

Моя дочь без труда телепортирует дюжину человек. Но дарами сирены она похвастаться не может. Мысленные переговоры ей по плечу.

А ровесники над ней издеваются.

Да.

Бедняжка Окалани. Я вдоволь настрадалась, пока не врезала самому наглому мальчишке на детской площадке. Тогда меня перестали задирать. Конечно, меня все равно недолюбливали и шептались «о глупой Селии» по углам, но уже не связывались.

Телепортация — редкость в наши дни. Она бы пригодилась Окалани на материке.

Наверное. Ее отец не собирается оказывать нам поддержку. Ведь его выслали отсюда. У него другая жена. Нашего сына она приняла как родного, а Окалани для нее — пустое место. Я могла бы заставить его, но он меня опередил.

Опередил? — переспросила я.

Он носит амулет, похожий на те, которые я заметила у вашего клиента и мистера Крида. Полагаю, его новая жена обо всем позаботилась. Сам он подобной роскоши себе никогда не позволял.

Крид? Любопытная информация.

Мне так жаль. — Я на миг задумалась. — А вы не откровенничали с Окалани?

О том, что отец ее отверг? Нет.

Возможно, сирена права. Но рано или поздно правда всплывет наружу.

Вероятно, — быстро ответила она. — Но мне бы хотелось оберегать Окалани и не причинять ей боль.

Женщина выпрямилась и произнесла вслух:

— Я должна вразумить Окалани.

— Удачи, — вымолвила я сухо, но искренне.

— Спасибо вам, — поблагодарила она меня снова. — Что, если вам удастся к ней пробиться?

— Постараюсь.

Мать Окалани грустно улыбнулась мне, низко поклонилась и покинула яхту.

Я проводила ее взглядом, а когда она исчезла в ночной темноте, решилась. Пора разыскать Крида и Дальмара. Кстати, наверняка в гостевом доме есть Интернет. А мне надо проверить почту. Я волновалась за подругу и El Jefe из Калифорнийского университета и надеялась, что Эмма черкнет мне пару строк о своем первом рабочем дне. По идее, я должна была получить ответ из банка и послание от Роберто по поводу дела моей матери. Жизнь неумолимо шла вперед — независимо от того, находилась я дома или нет.

Я спустилась на пирс. Не стала оглядываться, чтобы увидеть свежие раны «Соперницы Моны». Зачем расстраивать себя еще сильнее?

Ко мне подскочила Бейкер.

— Чем можем вам помочь, ваше высочество?

— Где находится гостевой дом?

Бейкер поднесла два пальца к губам и пронзительно свистнула. Раздалось урчание электромотора. В следующую секунду к нам подкатил гольфмобиль, за рулем которого сидела очередная сирена-воин в форме. Еще парочка трусцой бежала рядом.

Наверное, у меня был озадаченный вид, потому что Бейкер ухмыльнулась.

— На востоке нашего острова, где расположен королевский комплекс, машины запрещены. Западная половина — Вест-Айленд — весьма современна. Там построили международный аэропорт. А в Ист-Айленде — королевская обитель, личные пристани и заповедник.

— А эти двое…

— Будут сопровождать вас всю дорогу, — подтвердила Бейкер и подмигнула мне. — На счастье, расстояние маленькое — около мили.

Я забралась на сиденье гольфмобиля. Едва я успела щелкнуть пряжкой ремня безопасности, как машина помчалась по узкой полосе асфальта. Дорога была крутой, но Бейкер и ее подчиненные не отставали. Я бегаю почти каждый день, но мне бы не хотелось взбираться по серпантину в полном обмундировании, с оружием и в тяжеленных армейских ботинках. А сирены… возможно, они и потели, но практически двигались быстро и без натуги. «Пожалуй, возобновлю тренировки», — решила я.

Вскоре мы прибыли в пункт «X». Сирены действовали умно и со сноровкой. В нескольких сотнях ярдов от дома сработали датчики движения, и зажглись китайские фонарики. А когда гольфмобиль притормозил на квадрате, предназначенном для парковки, по всему периметру засияли прожекторы.

Я не знаток зодчества. Не знаю названий архитектурных стилей, а слово «эпоха» обычно употребляю в других значениях. Но полгода назад я крутила роман с архитектором. Славный был парень, но зануда. Его кумиром являлся Фрэнк Ллойд Райт. [15]Бывший бойфренд часами корпел над книгами, написанными о его «Доме над водопадом». [16]

Передо мной предстал настоящий гостевой особняк. И выглядел он в точности как оригинал Райта, включая, конечно же, водопад. Да… похоже, королева Лопака любила жить на широкую ногу.

Я вылезла из машины и направилась к крыльцу. Бейкер зашагала рядом со мной. Сирены следовали за нами: темные безмолвные тени.

У дверей застыли охранницы. Обмен паролями, а потом — взаимное опрыскивание святой водой. К процедуре я отнеслась одобрительно. После встречи с демоном на борту «Соперницы Моны» подданные королевы Лопаки не желали рисковать. Очень профессионально.

Одна из сирен нажала какие-то кнопки на кодовой панели. Вспыхнул зеленый огонек, и дверь открылась. Я переступила порог, и у меня перехватило дух от вибрации магического поля.

Бейкер заметила, как я поморщилась и потерла кожу на обгоревших руках.

— Извините, принцесса. Но мы повысили уровень защиты, чтобы никто не мог телепортироваться ни наружу, ни внутрь.

— Спасибо.

— Это моя работа. Пока вы на острове, моя группа приставлена лично к вам.

Значит, теперь и у меня была секретная служба?

— И, пожалуйста, предупредите нас, когда захотите покинуть здание, — продолжала Бейкер.

Плавали, знаем: предосторожность и предусмотрительность никогда не повредят.

— Договорились. А можно тут переночевать?

— Прошу вас, не стесняйтесь, — ответила Бейкер. — Ваши покои — на верхнем этаже, с балконом, откуда открывается вид на океан. Здание возвели на отвесном обрыве, поэтому не беспокойтесь о снайперах, Вдобавок все окрестности находятся под мощным заклятием. Столкнуть в пропасть вас тоже никто не сумеет.

К чему такие подробности? Наверное, Бейкер сообщили, что я — телохранитель, поэтому она решила порадовать меня детальным описанием местной системы безопасности.

— Благодарю вас.

— Повторюсь, — улыбнулась Бейкер. — Это моя работа.

И она мне поклонилась.

Осмотр роскошного особняка занял немало времени. Казалось, тут все создано для того, чтобы просто улечься и расслабиться. Баббу я обнаружила в гостиной. Он валялся на диване и смотрел новости футбола. Возле наго на полу выстроилась батарея пустых бутылок и миска с попкорном.

— Привет, Грейвз.

В голосе адвоката я не услышала обычной теплоты.

— Привет, Бабба.

Я прошла за барную стойку и открыла холодильник. На полках поблескивали бутылки с разными сортами пива. Имелись упаковки с соком и банки с газировкой. Я остановила свой выбор на коле, откупорила ее и влезла на высокий табурет.

Бабба таращился в телик. Ладно, возьму быка за рога…

— Прости, что так получилось с твоей яхтой. Я вляпалась по уши, но я не ожидала… что еще глубже.

— Посудина ни при чем.

Бабба поднялся и поплелся за новой бутылкой. Пробку он бросил в мусорную корзину… и промахнулся. Превосходно. Он изрядно набрался. А ведь он не пьяница и соблюдает правило золотой середины.

— Сколько лет мы с тобой дружим, Селия?

Он назвал меня по имени. Ничего хорошего это не предвещало.

— Целую вечность.

— Ты бывала на днях рождения у моих ребятишек и помогала мне подбирать подарки для Моны на годовщину свадьбы.

Началось…

— Верно.

— И ты молчала? Ты у нас — принцесса, и у тебя есть собственная гребаная личная охрана?

Я прервала Баббу, чтобы он не разъярился окончательно. Я-то думала, он из-за «Соперницы Моны» надулся. А он решил, что наши отношения основаны на лжи.

— Точно, Бабба. Странно до жути, да? — и я озадаченно покачала головой.

Он раскрыл рот, но я мягко прервала его.

— Бабба, ты запросто болтаешь с моей бабушкой. И именно ты — поверенный моей матери по досрочному освобождению. Ты своими глазами видел дом, где я выросла. Я ничего от тебя не скрывала. До поминок по Вики я и понятия не имела обо всей этой дребедени. Клянусь.

— Но…

— О том, что во мне течет кровь сирен, я узнала только после укуса вампира. Если бы кровосос не попытался превратить меня в себе подобную, мой дар бы не проснулся никогда. А когда Адриана объявила, что я — персона королевских кровей, я ей не особенно поверила. Как-то… по-диснеевски.

От изумления Бабба чуть не захлебнулся пивом.

— Я уже представляю тебя в фильме, который обожает моя Шерри.

Шерри… Дочка Баббы. Вот вам и принцесса с головы до ног. Диадема со стразами и спальня с розовыми тюлевыми занавесками. Она вертела отцом как хотела и постоянно заставляла его смотреть вместе с ней «Дневники принцессы» Гарри Маршалла.

Я захлопала ресницами — для пущего эффекта. Бабба рассмеялся.

Ну, слава богу.

А он принялся что-то гнусаво напевать. Я была готова об заклад побиться: он пытался изобразить главную музыкальную тему фильма.

— Перестань.

И я схватила со стойки первое, что попалось под руку — пакетик с жареными орешками, — и швырнула в Баббу. Он поймал его, хохоча как безумный. Теперь Баббу точно заклинило: он не мог успокоиться пару минут. А я терпеливо ждала и понимала: буря миновала. Не так много у меня друзей, чтобы их терять из-за всяких глупостей.

Бабба проглотил пригоршню орешков и запил солидным глотком пива. Я отхлебнула содовой.

— Я Моне звонил.

Приехали…

— И?.. — небрежно спросила я.

Бабба закашлялся. Я стукнула его по спине.

Из его глаз полились слезы.

— Боже, Грейвз, что ты со мной делаешь…

— Извини, — пробормотала я.

— Я сказал Моне про бесенка. Как ты с ним дралась практически голая и потом плеснула в тварь святой водой.

Он явно мной восхищался. Я покраснела. А куда я могла деться на его треклятой яхте?

— И знаешь, что ответила моя женушка? — сотрясаясь от гомерического хохота, выдавил Бабба.

— Нет.

Стараясь подражать интонациям Моны, Бабба проговорил нараспев:

— Чудесно. Но с какой стати Селия скакала по палубе голышом?


Глава 15 | Песнь сирены | Глава 17