home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Дальмар снова беседовал с Лопакой, и у меня появилось свободное время. Я уселась за компьютер. Нужно взглянуть, что творится дома. Итак, мне одобрили ссуду. Когда вернусь, заскочу в банк. Маму определили на детоксикацию. Наверняка — в тюремной больнице. Потом я позвонила бабуле. Она переживала, но храбрилась. Новость о том, что я смогу выкупить ее дом, немного ее приободрила. Но она тут же разозлилась: внучка исчезла из города и не могла заняться оформлением документов здесь и сейчас. Окончательно она рассвирепела, когда поняла, что я не отвезу ее в церковь на воскресную службу.

Теперь электронная почта. Среди вороха писем я обнаружила весьма ценные послания. С подругой Уоррена все оказалось в порядке. У нее сломалась машина, но ее быстро починили. Она пригласила нас поужинать на следующей неделе. К сожалению, «нас» относилось ко мне и Бруно. Затянувшаяся рана открылась вновь. А новое сообщение обильно посыпало ее солью.

Эмма переехала в Нью-Йорк. Квартира потрясающая. И офис тоже. И Ирен. В первый день Эмма с головой окунулась в работу. А вечером у нее намечалась деловая командировка на частном самолете компании. Однако, несмотря на чудесные перспективы, я поняла, что Эмма ощущает вину передо мной. Ведь моя жизнь стремительно катилась в неизвестность. Я отправила Эмме короткий ответ: «Не волнуйся. Очень рада за тебя». После этого я выключила компьютер и отправилась в ванную комнату, обустроенную на манер SPA-салона.

Там оказалось несколько зеркал, поэтому я внимательно осмотрела себя со всех сторон. Ура: от шрамов и ожогов не осталось и следа. Я даже расслабилась. Спасибо вампирской регенерации.

Прежде чем принять душ, я порылась в комоде. Кто-то (видимо, Хивахива) наведался в западную часть острова за покупками. Поэтому, вымывшись, я с удовольствием облачилась в свежий наряд. Тот, кто приобретал для меня одежду, явно опирался на мой внешний вид при нашей первой встрече. В общем, прикид получился готическим, зато чистым и удобным. Даже с размером трусиков и бюстгальтера моя благодетельница не промахнулась.

Я покраснела, вспомнив о схватке на яхте Баббы. Надо менять свое отношение к наготе. Да и климат на острове тропический. Но я не знала, как справиться с приступом застенчивости, разве что попытаться убедить себя в том, что ничего особенного не произошло. Легче сказать, чем сделать.

Час я потратила на ланч, ко второй половине дня откровенно заскучала. Крид охранял Дальмара. Бабба решил поискать посудину взамен «Соперницы Моны». Делать мне было положительно нечего, а времени — вагон.

Спасение явилось в виде агента Бейкер и приглашения от личной ясновидящей королевы.

Ее величество Лопака сообщила мне о вашем проклятии. Я бы хотела помочь вам в разгадке этой тайны. Смею надеяться, вы не будете возражать. Моя дочь, агент Бейкер, отвезет вас ко мне.

Пили

Гольфмобиль катил по дорожке, усыпанной сверкающим гравием. Бейкер сидела за рулем. Я любовалась ухоженными растениями и зданиями королевского комплекса. Двое охранников — на сей раз мужчин — бежали рядом. Мы уверенно продвигались вперед. Архитектура удивительно гармонично вписывалась в ландшафт. Наверняка сирены читали работы Фрэнка Ллойда Райта. Оказалось, что мы находимся в паре миль от деревни, где живет обслуживающий персонал. Бейкер предложила мне побывать и в «цивилизованном» районе, посетить какой-нибудь клуб и развлечься. Увы, думаю, у меня не будет такой возможности.

А зачем грустить? Окрестности потрясали воображение. Повсюду порхали птицы — яркие и разноцветные, как цветы. Тоска и отчаяние унеслись с попутным ветерком. Наконец гольфмобиль затормозил на парковке. Я с трудом различила очертания особнячка, расположенного на скалистом холме. Дом почти целиком скрывали пышные деревья. Последние сто ярдов мы прошли пешком, поднимались по крутой лестнице. Неподалеку шумел водопад, и солнце рассеивало радугу сквозь мерцающую дымку.

На вершине нас ждала женщина. Старая, с загорелой морщинистой кожей. Ее коротко стриженные седые волосы лежали жесткими завитками. Глаза были золотистыми с медными крапинками. А наряд состоял из темно-бирюзовой полинезийской юбки и белой майки.

— Спасибо, Хелен. Можешь идти, — вежливо приказала сирена.

Ясно, мы очутились во владениях мамочки.

Однако женщина вопросительно посмотрела на меня. Я кивнула, а Бейкер послушно развернулась и стала спускаться вниз.

— Меня зовут Пили. А вы — Селия. Добро пожаловать.

Пили протянула мне руку, и я ее пожала. Потом она провела меня к мощеному дворику, откуда открывался дивный вид на океан. Мои волосы растрепал легкий бриз. Я вдохнула запах морской соли.

— Как красиво.

— Спасибо, но давайте зайдем в дом, пока вы не обгорели, ваше высочество.

А она права. Вот досада…

Пили распахнула дверь, и я оказалась в прохладном полумраке гостиной, где работал кондиционер. Обстановка была уютной. На диванчике с бамбуковым каркасом валялись потертые подушки. Рядом стояли два кресла и круглый бамбуковый столик со стеклянной крышкой, а на нем — хрустальная чаша с серебряным ободком, наполненная водой.

Пили указала на кресло.

— Прошу вас, присаживайтесь. У нас есть время. Наша королева и ваш король уже составили обоюдный план действий узурпатора.

Хм… Я вовсе не считала Дальмара своим правителем, но в принципе Пили не ошиблась. Ведь официально я имела двойное гражданство. Интересно, а не стала ли я заодно и гражданкой острова Безмятежности? И как себя именовали местные жители?

— Вы пожелали узнать все о наложенном на вас проклятии. И поскольку ваша пророчица на материке, я решила рискнуть.

Пили наклонилась к чаше, и по воде ударил разряд магической энергии.

Раздался звук, похожий на звон колокольчика, и на поверхности возникло изображение.

Меня качнуло вперед. Образы начали обтекать меня, как туман. Я успевала разглядеть лишь потускневшие сцены. Драка на борту яхты. Дуэль. Поединок с демоном на парковке около стадиона. Череда смертельно опасных событий.

Мы созерцаем те происшествия, которые связаны с проклятием.

Их оказалось несчетное количество. Я вздрогнула, увидев сцену нападения вампира, после которой моя жизнь перевернулась вверх тормашками. Потом меня едва не стошнило, когда мы добрались до той ночи, когда умерла Айви. К счастью, видение улетучилось через несколько секунд.

Мне двенадцать… девять… шесть. Замелькали случаи из раннего детства: машина проскочила на красный свет и едва меня не сбила, налетевший шквал унес меня в океан прямо из отцовской лодки… Наконец движение замедлилось.

Я играла с куклой Барби, наряженной в балетную пачку, в нашем доме на Паркер-стрит. Я возилась на полу, расположившись на коричневом ковре в гостиной. Мама добродушно просила отца получше заботиться обо мне и сестренке. Они еще любили друг друга.

«Малышка заснула. Вряд ли ей что-то понадобится, но…»

«Лана, успокойся. Мы в абсолютной безопасности».

Из моих глаз потекли слезы. Мои родители были молоды и счастливы. Невозможно предугадать, что будущее все сломает в один миг.

«Конечно, — мать привстала на цыпочки и поцеловала отца. — Глупо, но почему-то я волнуюсь».

«Ладно тебе. Я же не полный неумеха, — весело ответил папа. — И Селия здесь. Она мне поможет. Верно, детка?»

Я оторвалась от игры и утвердительно кивнула.

«Ну… — мама улыбнулась. — Тогда мне волноваться не о чем».

Она взяла сумочку, список покупок и направилась к двери.

Спустя минут пять кто-то постучал в дверь. Отец бросился в прихожую. Я продолжила игру.

«Ты покажешь мне своих дочерей».

Голос был женский и волевой. Отец без малейшей растерянности отступил в сторону и впустил незнакомку.

Я увидела стройные ноги, туфли на шпильках, сине-зеленый костюм из натурального шелка. Темные волосы, собранные в пучок. Только лицо как-то странно расплывалось.

Женщина опустилась на колени рядом со мной и одернула подол юбки.

«Здравствуй, милая, — пропела она. — Дай мне ручку».

Я обернулась к отцу — послушаться чужую тетю или нет, но он тупо сверлил взглядом стену. И не закрыл парадную дверь. А он всегда отчитывал меня, если я так поступала. По его словам, так «испаряется кондиционированный воздух».

Я повиновалась. Безымянная гостья крепко сжала мою ладонь. И принялась произносить непонятные фразы. Внезапно меня будто обожгло, и я закричала.

Я попыталась высвободиться. Безрезультатно. Меня держала сильная взрослая женщина, а отец… Он оцепенел. Я извивалась, брыкалась и лягалась. Укусила незнакомку до крови. Она зашипела. Магическое пламя перекинулось на нее, и она отпрянула.

А я свернулась калачиком и зарыдала. Обхватив раненую руку здоровой, женщина встала. Кровь закапала ее юбку, но она кинулась в детскую. Оттуда послышался визг младенца.

У меня перед глазами заклубилась серая мгла, и все сгинуло. Издалека до меня донесся возглас Пили. Я поняла — она нагнетает магическую энергию, тщетно пытаясь прервать наш сеанс. Я зажмурилась. Лишь бы выбраться из кошмара. Я чувствовала себя слабой, как в детстве. С нарастающим страхом я смотрела, как мрачный туман уплотняется и обретает жуткий силуэт.

Голос — густой и вязкий, как темный шоколад, но куда более порочный, обратился ко мне. Демон. Тот самый, с которым я сражалась на парковке. Он улыбнулся, как змей-искуситель в райском саду.

— Надо же. Моя маленькая сирена. И ни одного священника поблизости.

Пили сползла с дивана. Жизненная сила покидала ясновидящую. Демон высасывал из нее соки, чтобы материализоваться. Я закричала и вызвала у твари усмешку. Чувственные губы демона скривились.

Он оказался красавцем. Великолепное создание. Падший ангел. Нечисть рангом пониже отвратительна. А такие, как он, настолько хороши собой, что хочется плакать.

— Хватит надрываться. Это раздражает. И кроме того, ты ведь не хочешь, чтобы тебя спасли, не так ли?

Легкое мановение руки — и я онемела. Я не могла пошевелиться. Демон улыбнулся, и мое сердце забилось. Разум взывал к моей душе, хотелось угодить древнему существу, поклониться этому источнику зла.

А демон зловеще рассмеялся, и мое тело почти с болью ответило ему. Стон сорвался с моих губ. У меня набухли соски. Меня охватило желание. Я нагнулась к чаше, сражаясь со своими инстинктами. Демон потянулся ко мне. Вскоре нас разделяла только тонкая водяная пленка. Он радовался моему возбуждению и наслаждался моим трепетом.

— А я овладею тобой, сирена. Поиграю с тобой, а ты погрузишься в безумие… Весьма забавно. А когда я воплощусь, ты отдашь мне свое тело, и твое падение завершится. Какое же обличье мне принять, когда мы с тобой сольемся в экстазе? Твоего оборотня? Или того мага, который тебя отверг? Или третьего, который борется с желанием?

Мое сознание ужасалось, а тело хотело только одного. Неудержимо…

Раздался треск чаши. Мутная жидкость с запахом серы взметнулась в воздухе дугой и вылилась на пол. Я отпрыгнула назад, и меня слегка обрызгало. Капли разъедали одежду, как кислота.

Я ахнула. Он не заполучил меня. Какое облегчение!

Над разбитой чашей возвышалась Адриана, вооруженная шваброй. На ее джинсах и блузке темнели дымящиеся дырки, а под ними краснела обгоревшая кожа. Волосы сирены были туго заплетены в косу, а глаза метали молнии. Около Пили, распростертой на полу, сидела Хелен Бейкер. Рядом стояли охранницы.

— Ты, — распорядилась Адриана, глядя на ближайшую сирену. — Быстро привези сюда Рен. Нам нужны святая вода и врач.

— Да, мэм.

Я проглотила свой страх вместе с желчью, наполнившей рот. У меня подкашивались ноги.

— Сядь, — процедила Адриана.

Она отшвырнула швабру и опустилась на колени возле Пили. Я тоже хотела помочь… но у меня закружилась голова.

Одна из сирен подхватила меня под мышки и насильно усадила в кресло.

— Дышите. Глубоко и ровно.

И я послушалась. И опять посмотрела на Пили. Адриана и третья охранница проводили сердечно-легочную реанимацию.

— Пульс есть.

Кто-то тихо кашлянул.

— Слава богу.

Адриана изможденно вытерла рукой пот со лба. Наверное, она повалилась навзничь, если прижалась спиной к стене. СЛР — тяжелая и нервная работа.

В комнату ворвалась Рен, а с ней — священник. Но вскоре Рен убежала — наверняка отправилась искать врача.

Священник уставился на потоки кислотной жижи и испорченные доски пола. Начав страстную молитву — похоже, на латыни, он открыл черный саквояж и вытащил пятилитровую бутыль святой воды.

Но я смотрела на Адриану.

— Как ты догадалась? — прохрипела я.

— Вчера вечером Пили сказала нам, что покажет тебе прошлое. Начало вашего сеанса я почувствовала, когда находилась во дворце. И поняла: случилась беда.

Рен вернулась с врачом. Пили пошевелилась.

— Благословите ее, святой отец.

Рен повернулась к священнику и бегло затараторила по-итальянски. Он нахмурился, кивнул, но продолжал молиться и кропить святой водой комнату.

Рен перешла на более резкий тон.

Священник что-то ей возразил. Сирена сжала кулаки, но ее утихомирила Адриана.

— Эйрена! Он лучше нас с тобой знает, каковы могут быть последствия.

— Не приказывай мне, — прорычала принцесса на Адриану, и ее прекрасное лицо исказилось от гнева.

Я решила вмешаться. Не хватало еще, чтобы они сцепились.

— Замолчите. Обе, — произнесла я бесцветным голосом. — Демон практически ворвался в наше измерение. Мы же не хотим, чтобы здесь образовалась трещина между мирами. Священник залатает прореху. А это гораздо серьезнее, чем ваши разборки.

— Ты… — прищурилась Рен.

— Остынь.

Королева Лопака переступила порог дома Пили — царственная и величественная. Чуть позади нее стояли Чийоко и королева, чье имя мне не назвали.

— Дочь моя, перестань.

Темноволосая сирена вышла из-за спины Лопаки и встретилась взглядом с Рен. Сперва мне показалось, что Рен будет с ней груба. Она буквально тряслась от злости.

Мать Рен молчала. Наверное, прибегла к телепатии. Так или иначе, но Рен учтиво склонила голову, а мать протянула морщинистую руку и пригладила огненно-рыжие волосы дочери.

В комнате похолодало, взметнулся призрачный порыв ветра. Айви. Нет, только не сейчас. Пожалуйста.У меня не было сил общаться с новым персонажем — даже с собственной покойной сестренкой.

Темноволосая королева смерила меня презрительным взглядом — удивительно, что моя кожа при этом не покрылась волдырями.

Это Стефания, — раздался голос Лопаки у меня в голове. — Я намеренно не представляла ее тебе на слушаниях. Я свои войны планирую осторожно. И тебе советую.

Я слегка кивнула в знак согласия. Стефания была всем недовольна, как и Рен. Но похоже, что злость — их обычное состояние. Любезность и обаяние Рен, явившейся ко мне в Берчвудз, являлись отличной актерской игрой. Ну и ладно. Зато перепалка прекратилась.

Что с твоим духом? — с любопытством спросила меня Адриана.

Думаю, Адриану не испугаешь привидениями.

Айви моя младшая сестра. Она пытается предупредить меня об опасности.

Я не врала. Однако знала, что Айви принесла мне важные новости. Увы, я разрывалась на куски и не могла говорить с ней вслух. Я попыталась обратиться к ней мысленно, но так, чтобы сирены ничего не заметили. Нелегкая задача. К счастью, Айви уже успокоилась. А Лопака стала переговариваться со священником на итальянском. «Неужели только у меня проблема с иностранными языками?» — подумала я. Я знаю кое-какие испанские выражения, но они предназначены не для светских бесед в приличном обществе.

— Он очистит дом. А двое женщин, которые участвовали в ритуале, должны получить его благословение.

Речь священника лилась взволнованной скороговоркой. Королева Лопака перевела:

— Нам повезло… Вы могли погибнуть.

— Ясновидящую необходимо уложить в постель, — заявил врач, поднимаясь с колен. — Она сильно перенапряглась. Ей нужно соблюдать полный покой и не прибегать ни к каким магическим действиям еще пару месяцев. Но она поправится. Я имею в виду физически.

Пили выздоровеет. Хвала Богу за вмешательство Адрианы.

Я поежилась, вспомнив о демоне. Он оставил на мне метку и может разыскать меня. Моя совесть не настолько чиста, чтобы противостоять твари в одиночку.

Бейкер что-то шепнула своей подчиненной и взяла мать под мышки, а ее напарница — под лодыжки. Затем сирены аккуратно унесли Пили в спальню.

— Вы участвовали в ритуале? — осведомился врач.

Он что, подкрался ко мне, а я ничего не услышала? Выпадаю из реальности. Плохо дело. Я дрожала от холода. Ясно, это шок. А как насчет вампирского метаболизма и регенерации? Кстати, когда я в последний раз ела? Наверное, я задержалась у Пили.

— Да.

Медик посветил фонариком мне в глаза. Я отшатнулась и невольно зашипела, продемонстрировав клыки.

— Ага, вы, значит, «недоделок».

Зря он так пошутил! Я мигом рассвирепела. Но выброс адреналина меня согрел, и туман в голове немного рассеялся.

— Я надеялся, что встречусь с вами, но при других обстоятельствах, — пробормотал врач и вытащил из чемоданчика шпатель.

Я открыла рот и высунула язык, чтобы врач смог лучше осмотреть мое горло.

— Да вы просто медицинское чудо, — констатировал он, приветливо улыбнулся, и я простила его. Ну, почти.

— Доктор Райен, — представился он.

Он оказался хорош собой, этот пожилой мужчина со строгой короткой стрижкой. Приятные черты лица. Никакого белого халата — легкие брюки цвета хаки и рубашка-поло дынного цвета. Ему бы вместе с доктором Скоттом сыграть в гольф. Возможно, они одевались в одном магазине.

Вдруг он нахмурился.

— Вам сейчас сложно сосредоточиться?

— Да.

— Вам надо отдохнуть.

— Который час? — неожиданно спросила я, прервав доктора.

Он посмотрел на свои практичные наручные часы и ответил мне.

Я запаниковала. Уже около трех.

— Я просрочила положенное время.

У меня не было жгучего желания сожрать кого-нибудь из ближнего окружения. Но вампирский норов мог пробудиться в любую секунду.

Лопака задумалась.

— Мой шеф-повар все приготовит и доставит блюда в гостевой дом, — произнесла она.

— Спасибо.

— Пожалуйста.

Стефания пересекла гостиную и застыла как вкопанная в дюйме от королевы. То есть вторглась в личное пространство Лопаки. Сирена явно нарывалась на драку.

— Если услуги моей дочери более не требуются, то мы удалимся, — процедила она.

У меня мелькнула мысль, что верховная королева объявит об оскорблении. Но Лопака сдержалась и не поддалась на провокацию Стефании.

— Конечно, вы свободны.

Присутствующие затаили дыхание, наблюдая за сценой в доме Пили. Стефания стиснула зубы, метнулась к Рен и обхватила ее за талию. А я в который раз обратила внимание на ее морщинистую, изуродованную шрамом руку.

Я туго соображала, но почувствовала: именно здесь кроется разгадка. Стефания повернула голову, и роскошные волосы блеснули в свете солнца. На миг наши глаза встретились, и меня наконец-то озарило.

Стефания прокляла меня и Айви. Но зачем?

— Что-что? — раздался ее тихий шепот.

Очевидно, она меня «просканировала» и решила, что я брошу ей обвинение. А может, она попросту была стервой и всегда огрызалась. Но Лопака права. Ссориться рановато. Стефания — королева и выше меня по рангу.

— Я хотела поблагодарить Рен и Адриану. Они нас спасли.

Стефания скривилась.

— Да-да! — воскликнула Лопака. — Эйрена, Адриана, спасибо вам. Прекрасный и благородный поступок.

Рен скованно поклонилась Лопаке в ответ на похвалу. А потом мать и дочь растаяли в воздухе.

Я молчала. Ведь у меня нет никаких доказательств. Но я выведу Стефанию на чистую воду. Она погубила Айви, и она заплатит за это.


Глава 17 | Песнь сирены | Глава 19