home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2

В общем, позвать на помощь никого не удалось. Я вернула Скотту мобильник, и он дрожащей рукой спрятал его во внутренний карман пиджака. Винить его я не могла. А мне пригодился мой опыт, созданный годами тренировок и психотерапии. Поэтому страх перед неведомым будущим я решительно затолкала в дальний угол своего сознания.

— Нам нужен план, — промурлыкала я.

Дока я не впечатлила.

Он картинно вздернул бровь.

— А вас прежде не похищали? — осведомилась я холодно и учтиво.

Я впала в истерику, хотя могла рыдать и биться головой о стекло. Но мне и раньше случалось попадать в ситуации, когда моей жизни грозила смертельная опасность. К такому не привыкнешь, зато научишься самообладанию. А иначе потеряешь рассудок. Но я все еще ухитрялась сохранять здравомыслие.

— Нет, — отозвался психиатр.

— Повезло вам.

Я прогнала прочь застарелый кошмар. В детстве меня похитили мужчины, которые хотели, чтобы моя младшая сестренка применила свой талант медиума. Подонки надеялись добыть сокровища через Айви. Они выяснили, что один мальчик из Флориды посодействовал кому-то подобным образом. В результате у меня остались шрамы — и физические, и психические, но я уцелела. А моя сестра — нет. Теперь о том ужасе мне почти каждый день напоминает ее призрак. После смерти Айви прилепилась ко мне, почти как Вики, чей дух присутствовал на собственных поминках. Мы, близкие друзья Вики, пока не понимали, что удерживало ее на земле.

— Поверьте мне, скоро ситуация ухудшится. И если вы не собираетесь мне помогать, настоятельно рекомендую вам не мешаться у меня под ногами. А смиряться я не намерена.

Скотт погрузился в размышления. Ему ведь частично известна моя дикая история, включая и медицинский аспект. И он лично приставил ко мне Эвелин Грин — психотерапевта, которая собственноручно загнала меня в ловушку и предала. Если бы Скотт присмотрелся к дамочке повнимательнее, ей вряд ли удалось бы подсунуть мне лошадиную дозу успокоительного, а затем — обвинить в убийстве.

Беды гнались за мной по пятам, но я почему-то не сдавалась. Может, проявляла упрямство, не знаю.

А док занялся мини-баром. Спустя полминуты он развернулся ко мне с двумя порциями виски в пластиковых стаканчиках. Жидкая храбрость. Я понюхала скотч, дабы убедиться, что к нему не подмешаны наркотики. Вроде бы безвредно. Скотт опередил меня и быстро осушил содержимое стаканчика.

— Селия, — важно изрек он, — что ты можешь предпринять, если мы заперты в салоне, как в консервной банке?

Я запрокинула голову к открытому окошку на крыше лимузина.

— Айви!

Я почти не сомневалась, что она откликнется. Правда, Айви умерла ребенком, поэтому и восприятие у нее наивное. Но после поминок я пожелала Вики, чтобы душа подруги упокоилась с миром, так что Айви была единственным спасительным якорем.

Температура воздуха резко понизилась. Призраки запросто преодолевают любые магические барьеры — кроме тех, которые установлены против них самих. Скотт затрясся: внутренняя поверхность тонированных стекол покрылась инеем. Ясно, Айви уже появилась. Док тоже что-то почуял. Он вытаращил глаза, выудил из кармана маленький блокнот и ручку. Думаю, заметки могли привести его в чувство.

— Айви, ты мне поможешь? — прошептала я. — Надо проколоть шину или отключить зажигание.

Я просила многого, но не сомневалась, что Айви справится с первым заданием. В автомобильной начинке она не разбиралась: ведь ей же исполнилось всего восемь лет, когда она погибла. Иногда мне казалось, что магические силы, которыми она была наделена, Айви тратила на свое призрачное существование.

Потолочный светильник мигнул. Сестра использовала наш стандартный код: один раз — «да», два — «нет».

— Думаешь, получится? — спросил доктор Скотт.

— А у вас есть идеи получше? — негромко произнесла я, но каждое из моих слов прозвучало хлестко, как удар плети. — Мне неохота ехать неведомо куда. Слушайте меня, док. Основное правило выживания: если имеется возможность — оставайся на людях. Без свидетелей нас могут на кусочки порезать.

— Ох… — выдохнул Скотт и расплескал виски.

Он запаниковал.

— Зови меня просто Джефф, — кисло улыбнулся Скотт и добавил: — Я ведь твой товарищ по несчастью.

А мы перешли черту отношений «врач — пациент».

— О’кей… Джефф. Надеюсь, этот гад отменит заклятие, чтобы достать из багажника домкрат.

Скотт свирепо уставился на меня поверх пластикового стаканчика.

— А если он возьмет еще и запаску из багажника полицейской машины?

Я промолчала.

— Пусть выкручиваются как хотят, — пробормотала я. — А кстати, настоящие там копы или нет? Меня как-то не тянет в государственную психушку. И стычки с офицерами я совсем не жажду.

— Мне никто ничего не говорил об изменениях в решении суда, — разозлился док.

— Конечно.

— Если нас сопровождает полиция, я буду виновным, как и вы.

— Не беспокойтесь, — беспечно бросила я. — Большинство копов — хорошие ребята. Но везде найдется паршивая овца. — Настоящие полицейские уже сообщили бы, что получили другой приказ. По крайней мере, они бы посадили в лимузин своего человека.

Скотт спорить не стал и картинно откинулся на спинку сиденья.

— А я рискну… Джефф. И не отговаривайте меня.

Док ничего не ответил. Я догадалась, что он струсил, хотя раньше он проявлял чудеса самоконтроля в экстремальных ситуациях. Но происходили ЧП на его личной территории, в клинике Берчвудз. А здесь — дело другое. И я никогда не встречала людей, которые бы уютно себя чувствовали рядом с призраками.

— Ты готова? — спросила я у Айви.

Потолочный светильник мигнул.

— Стоп, Селия. Попытаюсь мысленно вызвать службу «911», — промямлил Скотт и поставил стаканчик в специальное углубление на дверце. — Вдруг у нас действительно полицейский эскорт? Тогда получится, что ты сопротивляешься, а я вообще твой пособник. У них будет полное право стрелять на поражение.

Я не пошевелилась и принялась за ним наблюдать. А док всего лишь закрыл глаза. Воплощение расслабленной сосредоточенности. Это продолжалось секунд тридцать, а потом он прижал ладони к вискам и закричал.

У меня тотчас взыграл адреналин. Скотт наклонился, и его вырвало. Мое терпение истекло. Я изо всех ударила ногами по дверце, намереваясь забрать дока с собой. Механизм поддался, но я не учла колдовские чары. Обычно магический барьер является серьезным препятствием для сверхъестественных созданий. А эта преграда толкнула дверь обратно, на меня, словно та была снабжена крепкой пружиной. Я отлетела назад и едва не угодила в лужу блевотины.

Замок-то я открыла, но выскочить наружу не могла.

Не обращая внимания на жгучую боль в лодыжках, я вскарабкалась на сиденье. Взяв из бара бутылку воды, намочила несколько бумажных платков и протянула их Джеффу, чтобы он вытер лицо. Запах в салоне стоял отвратительный. Поминки устроили в мексиканском ресторанчике, где подавали острые блюда. Очевидно, док перебрал с текилой.

Я отодвинулась от Скотта подальше.

Раздался щелчок и треск статики из динамика, а затем донесся искаженный мужской голос. Джефф вскрикнул, и его лицо скривилось. На сей раз я ощутила волну психической энергии, которая обрушилась на бедолагу.

— Мы приготовились к любым неожиданностям, включая ваш телепатический дар, доктор Скотт. Мисс Грейвз, предлагаю вам не делать глупостей, иначе вашему мозгу могут быть нанесены тяжкие повреждения.

И динамик отключился.

Ты влипла, Селия.

Скотт вжался спинку сиденья, его глаза остекленели, дыхание стало неровным и поверхностным.

— Джефф? Как вы?

Дурацкий вопрос. Но в кино спрашивают именно так.

— А вы считаете — мне хорошо? — прохрипел он.

Я смущенно потупилась. Зачем я пнула ногами дверцу и чуть не довела его до сердечного приступа?

Мне стало очень его жаль. И во всем виновата я. Отдышавшись, Джефф поежился и ссутулился.

— Гм-м-м… Как ваше зрение? — тихо произнесла я.

— Нормально. А что такое?

— У вас глаза красные. Похоже, лопнула парочка кровеносных сосудов.

Если честно, белки дока следовало переименовать в «кровавые очи».

— Блеск, — проворчал он и зажмурился. — Но я умудрился его прощупать, прежде чем он меня атаковал.

«Неужели? — подумала я. — А он — крутой».

— Он и его подельники не имеют ничего общего с полицией. Но кое-кто из копов их прикрывает. Поэтому они смогли воспользоваться патрульными машинами с ремонтной стоянки.

Я хотела опять обратиться к Айви, но доктор Скотт сказал:

— Изначально они собирались отвезти тебя в государственную больницу. Твоей будущей соседке по палате заплатили, чтобы она тебя прикончила. Но в лимузине оказался я, поэтому они позвонили боссу и изменили свое намерение, — продолжал он гневно.

Ого! Доку причинили боль, но пока не сломили. Он продолжит борьбу — если, конечно, не впадет в состояние психического шока. Будущее покажет.

— И?..

— Они собираются убить меня и представить все как самоубийство. А после они уничтожат тебя и объявят, что тебя им пришлось пристрелить из соображений самообороны.

Замечательно, но совсем неудивительно.

— Я в восторге. Отличная работа! — воскликнула я, не покривив душой.

Мозг человека — сложнейший лабиринт. В нем постоянно крутится какая-либо главная мысль, но масса информации группируется на заднем плане. Здесь есть и автономные физические функции, и фоновый видеоряд, и звукоряд — сознание их фильтрует, а подсознание записывает. Требуется недюжинное умение и истинный талант для того, чтобы вытянуть из паутины нейронов отдельные ниточки. А Джефф сорвал джекпот… под пытками.

— Тот малый, в голову которого я заглянул, как раз трепался с боссом, поэтому находился на поверхности. Я бы узнал побольше, но он меня засек, — выпалил Скотт. — Затем мне нанесли второй удар.

Возможно. Но не исключалась и оплошность со стороны дока.

— Все равно вы молодец, — резюмировала я. — Но пострадали.

— Оклемаюсь.

— Конечно. Итак, вы готовы?

Джефф вцепился в подлокотник, тщетно пытаясь придать себе непринужденный вид. Правильно, ведь за нами могли шпионить. Но выглядел он скверно. Бледный, на лбу капельки пота, однако в целом — непреклонный. Он слегка мне кивнул, и я прошептала:

— Айви, давай.

Я сосчитала до десяти, и автомобиль завалился влево. Я заскользила по гладкой кожаной обивке. Значит, она выбрала шины и проколола оба колеса. Спасибо, сестренка. Я обратилась к холодному ветерку, сновавшему по салону:

— Умничка.

Лимузин затормозил и съехал к обочине. Краем глаза я заметила, что водитель, отделенный от нас тонированной перегородкой, нажал кнопку интеркома.

— Прекратите! — рявкнул он, глядя на нас в зеркальце заднего обзора.

Пола его куртки на миг распахнулась, и перед моим взором предстал качественный пистолет марки «Глок».

Может, он решит, что шины напоролись на… заросли кактусов. Для меня был крайне важен элемент неожиданности. Я храбрилась ради Джеффа, но правда заключалась в том, что мое вдохновение практически угасло. Моя идея напоминала последнюю в жизни молитву «Аве, Мария».

— Слишком поздно, — буркнул док без особого пыла.

Похоже, он уже разобрался с этическими вопросами своей профессии.

Я достала из бара бутылку шампанского и стакан. Последний служил обманкой для шофера. Поглядывая на меня через перегородку, этот тип набирал номер на мобильнике. Пусть себе думает, что я мечтаю выпить. Я аккуратно устроилась под потолочным окошком, напряглась, кинула стакан на сиденье и принялась трясти бутылку. Водитель увлеченно разговаривал по телефону. При этом уровень магической энергии не снизился ни на йоту: значит, передняя часть лимузина не подверглась заклятию. Следовательно, вероятность того, что от чар свободны колеса и багажник, составляла пятьдесят процентов.

— Запомните, Джефф, — произнесла я, почти не разжимая губ, — когда будет пробит барьер, попытайтесь набрать «911».

Док продемонстрировал мне два больших пальца и вытащил мобильник, на дисплее которого светились три крупные цифры. Отлично, надо лишь нажать кнопку вызова. Я снова проверила обстановку. «Я смогу».Я поверила в это, понимая, что будет нелегко.

Сосредоточившись, я настроилась на максимальное восприятие магии. Нам повезло. Рука шофера легла на дверную ручку, и я почувствовала, как магический барьер дрогнул и упал. Но я выжидала. Скорей бы наступило то золотое мгновение, когда он начнет вылезать из машины! Только бы успеть, прежде чем его напарники наставят на нас пушки. А это может случиться с минуты на минуту.

Но время замедлилось, поползло, как черепаха. Наконец водитель выбрался наружу. Я соскользнула вниз и скрючилась в три погибели. Когда дверца захлопнулась, я молниеносно распрямилась, держа в руке бутылку шампанского. Выскакивая из потолочного окна, я поцарапала спину, но мне было наплевать. А потом я взмыла в воздух футов на десять вверх. Спасибо адреналину и вампирской энергии. Похитителей я, наверное, огорошила. Три автомобиля выстроились вдоль обочины друг за другом, лимузин — посередине. Но противников было не слишком много. Меня это порадовало.

Ночь тоже «работала» на меня. Я видела мужчин так ясно, будто светило солнце, хотя окрестности погрузились во мрак. Враги мерцали и пульсировали в такт с биением собственной крови, казавшейся тонкой, как папиросная бумага. Я зависла над крышей чуть дольше, чем следовало, и смутила похитителей.

Мужчина из передней патрульной тачки был самым сообразительным и быстро нацелился на меня. Теперь он водил пистолетом, держа меня на мушке. Ладно. Ему и приз получать. Если заденет своего приятеля — будет сам виноват. Я размахнулась бутылкой и швырнула ее на землю, под ноги вооруженного типа. Шипучий напиток взорвался, как бомба. Во все стороны полетели осколки стекла. Они угодили в лицо похитителя, и он дико заорал.

Водитель лимузина в этот миг готовился открыть дверцу салона, но замешкался на долю секунды. Он выхватил пистолет, а я приземлилась на крышу. Противник одарил меня злобным взглядом холодных голубых глаз. Я зашипела, оскалилась, и моя кожа засияла еще сильнее. Шофер ахнул и попятился. Превосходно. Мне как раз хватило времени, чтобы врезать ему по виску. Раздался хруст ломающейся кости, и я поняла: он умер еще до того, как рухнул на землю.

Но к нам мчался роскошный черный «седан». Я не успела толком его рассмотреть, поскольку третий тип застал меня врасплох, а четвертый куда-то испарился. Наверняка затаился под патрульной машиной. А у меня возникла новая проблема. Лодочки «Джимми Чу», которые Вики подарила мне на день рождения, заскользили на гладкой поверхности лимузина. Я оступилась, а очередной противник уже открыл огонь из полуавтоматического пистолета. Вдобавок он прикрывался дверцей машины как щитом, и действовал весьма ловко. Но водитель седана немедленно направил свой автомобиль прямо на стрелка. А я услышала вой полицейских сирен и совершила единственный разумный шаг.

Запрыгнув обратно в салон, я надавила на кнопку, отвечающую за дверные замки и крышу. Может, пуленепробиваемые стекла спасут меня и Скотта от верной смерти? Как он, кстати? Док лежал на полу, закатив глаза и еле дыша. То ли это была запоздалая реакция на предыдущую психическую атаку, то ли на него опять напали «мозгоправы». Я подняла его, уложила на сиденье и стала прикладывать влажные салфетки к его голове и шее.


Скотт впал в ступор. Настоящие полицейские увезли его на «неотложке» вместе с подлинным водителем лимузина. Бедняга валялся в багажнике, накачанный наркотиками, и находился без сознания. Меня никто не трогал. Я заявила о том, что действовала из соображений самообороны, и потребовала встречи с адвокатом.

За рулем седана, как выяснилось, был Иван Стефанович. Он бросился к лимузину и распахнул дверцу, когда я пыталась помочь доку. Меня его появление шокировало: ведь пару дней назад Ивана серьезно ранили. Это случилось во время бейсбольного матча, когда я привыкала к своему новому состоянию. (Что ни говори, но последствия укуса вампира на почве подставы давали о себе знать.) Иван оказался крепким малым и выкарабкался. Он являлся правой рукой главы службы безопасности короля Руслундии. Того самого Дальмара, сына которого я вырвала из лап демона. Руслундия — крошечная страна, размером со штат Огайо. Она втиснута между Украиной и Польшей, а частично граничит и с Чехией.

Недавно обнаруженные запасы природного газа превратили Руслундию в политически значимую державу. А Иван стал головной болью для копов, и к тому же он обладал дипломатическим иммунитетом. В общем, мы ждали моего адвоката в компании очень рассерженных офицеров. Им хотелось меня поколотить. Я была вампиром, и меня застигли на месте убийства. Значит, меня можно обвинить в преступлении. Но полицейские удостоверились в том, что на шеях жертв нет следов клыков, а на ватке, которую мне сунули в рот, — капель крови. Конечно, копы просекли, что люди в форме (и мертвые, и живые) — самозванцы. Они сразу взбесились.Но зато перестали злобно таращиться на меня. Так что осиновым колом меня не проткнули. Но заковали в наручники и оградили магическим кругом.

«Мисс Грейвз, если вы меня слышите, кивните».

Голос Ивана отчетливо прозвучал в моем сознании. Он уже предупредил копов о том, что имеет удостоверение мага. Ну а дар телепата он продемонстрировал передо мной только однажды — во время злосчастного матча Мировой Серии. [1]Именно там я заметила младшего отпрыска короля Дальмара.

Я осторожно кивнула Ивану.

«Хорошо. Я боялся, что заклятия вам помешают».

А как мне отвечать? Раньше я была лишена экстрасенсорных талантов, поэтому в мысленном общении я не профи. Но я сконцентрировалась и… подумала:

«Я не жалуюсь, но как вы узнали, что я в беде, и прискакали со скоростью лихого кавалериста?»

Я почти услышала озадаченность Ивана. Наверное, я мыслила неразборчиво, а может, он плохо понял мой английский.

«Я караулил вас около мексиканского ресторанчика. Хотел с вами поговорить. Полицейские, дежурившие у дверей, видели подмену, но ничего не предпринимали. И я последовал за лимузином».

Офицеры умыли руки? Ничего себе развязка. Слава богу, Иван оказался рядом. Но почему он не спешил? Хотя ничего странного: он не самый альтруистичный парень на планете. Для Ивана главное — исполнять приказы начальства.

«Мой король не в курсе, что я решил встретиться с вами. Полагаю, что вы — наша единственная надежда».

Да уж, не все телепаты настолько этичны, как доктор Скотт.

Но сейчас меня интересовало другое.

Неужели я играю важную роль в запутанной политической игре? Ведь сотни стран прямо-таки отчаянно пытаются обрести стратегического союзника в лице Руслундии.

«Что вам нужно от меня?»

— Хватит! — рявкнул какой-то полицейский.

Детектив, зарядивший магической энергией круг, резко обернулся. Он с кем-то говорил до этого, наверное, с криминалистом, и явно делился с ним неутешительными новостями. Детектив осторожно приблизился к краю защитной границы, наклонился, прижал палец к темной линии и принялся бормотать заклинание. Из мира исчезли все звуки, а у меня перед глазами заплясали искры. Я как будто с размаху стукнулась головой о кирпичную стену и ахнула от боли. Энергия возросла и обожгла мою кожу, словно огонь. Я сжала губы, но детектив увидел, что я скривилась, потому что его лицо озарилось гримасой удовлетворения. И я могла поклясться, что мне ничего не померещилось.


Когда меня отпустили и позволили ехать в Берчвудз, Иван уже слинял. Нам не удалось перекинуться даже парой фраз, и я встревожилась. Я понимала: как только я попаду в клинику, связь с внешним миром прекратится. Конечно, проблема не самая страшная, но сложная. Я размышляла о превратностях судьбы во время долгой поездки по Оушен-Вью. На сей раз меня сопровождал настоящий полицейский эскорт… и не только. Новость просочилась к репортерам, и папарацци тут же налетели на лакомый кусочек. А я думала: «Чем их больше, тем веселее». Свидетели не будут лишними. Полагаю, на момент моего похищения в городе вряд ли объявили чрезвычайное положение. Кстати, один милейший репортер уже успел пристать с этим вопросом к главному инспектору. Тот его проигнорировал, но дело сдвинулось с мертвой точки. Публичность и пребывание под микроскопом массмедиа — вот наилучшая защита. Гадость редкостная, но терпимая. Переживу.

Мы направлялись в Берчвудз безоблачным солнечным утром, поскольку на разбирательство дела о попытке похищения ушло несколько часов. К тому времени подоспел и мой адвокат, Роберто Сантос. Он, оперируя требованиями закона, настоял на том, чтобы мне разрешили сесть в машину с тонированными стеклами до того, как я получу солнечный ожог.

Я смотрела из окошка на окрестности и гадала о том, что от меня требуется Ивану и королю Дальмару. Почему тот треклятый кровосос не прикончил меня, а решил превратить в вампира? В итоге я стала «недоделком» — не вампиром, не человеком, не сиреной, а помесью этих трех существ.

Однако в глазах копов я была монстром или зверем. А теперь я публично бросила тень на их департамент и оставила за собой три свежих трупа. Правда, четвертый подозреваемый смылся. Может, его поймают. Или нет.

В общем, у меня действительно кошки на душе скребли.


Глава 1 | Песнь сирены | Глава 3