home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

— Мне это не нравится, Селия, — отчеканила Лопака.

На ее скулах появились красные пятна, глаза приобрели цвет грозовых туч.

— Если бы не уникальный дар Окалани, я бы потеряла дочь и своих подданных. Среди нас есть предатель. Продолжение плана крайне рискованно.

Мы находились во дворце, в изысканном кабинете, из которого королева Лопака управляла другими царствами сирен. На полу лежал золотистый пушистый ковер. Две стены были целиком застеклены. Я могла созерцать тропические сады и далекий Тихий океан. Похоже, шторы у Лопаки закрывали очень редко, но я бы их задергивала: чудесный вид сильно отвлекал. В таком кабинете я бы просто расслабилась и ни о чем не думала.

Но сейчас нам с королевой следовало обсудить жизненно важные вопросы.

— Понимаю, ваше величество, — проговорила я спокойно. — Но самолет осмотрели и ваши люди, и мои. Разместить что-то на борту могли только посредством телепортации.

— Среди нас много тех, кто наделен этим умением.

«И слава богу», — пронеслось у меня в голове, но я промолчала. Бабушка бы гордилась мной. Она с детства приучала меня почаще держать рот на замке. Но я общалась с телепатом, поэтому королева Лопака сразу засекла мои мысли и оценила мои старания.

— Ты полагаешь, что Эйрена участвовала в заговоре против короля Дальмара?

Да. Вместе с матерью. И у нас есть один-единственный шанс победить их.

Я опять ничего не сказала вслух, но начала волноваться. За окнами раскричались чайки.

Королева гневно взглянула на меня. До нашей беседы я уже успела выразить ей свои сомнения по поводу Стефании и Рен. Пока явных улик не имелось, Лопака выразила согласие сотрудничать с нами. Но нас предали, и королева заупрямилась, хотя могла обрести европейского союзника и выявить двух опасных высокопоставленных изменниц.

Крид, Адриана и я ратовали за план «Б». Мы затаимся до момента пресс-конференции в Руслундии, с помощью Окалани телепортируемся прямо на место событий и утрем Кристофу нос.

Дерзко. Безумно. Могло сработать — если нас поддержит королева.

— Ваше величество… мама, — вымолвила Адриана. — Если наши враги верят, что добились успеха, они непременно расслабятся. Мы посодействуем королю Дальмару, что станет для нас бесценным преимуществом. Удача на нашей стороне. Даю вам слово — у нас восемьдесят пять процентов.

— А если мы ошибаемся? Если они невиновны?

Вы, наверное, смеетесь надо мной, — произнесла я телепатически.

Ей что, показать мои воспоминания?

Да, — оживилась Адриана.

Разумеется. Но как? Пили-то вышла из строя…

Адриана тут же возразила.

Я недостаточно сильна, но у нас есть ориентир. Мы знаем временные координаты и точку отсчета. Мама, если ты все увидишь сама, поддержишь ли ты короля Дальмара?

Королева Лопака ударила кулаком по столу. Интересно, но она была очень похожа… на меня.

Почему ты настаиваешь, дочь моя?

Адриана сдавленно зарычала.

Она прокляла детей. Она едва не впустила демона на землю нашего острова. Этого прощать нельзя. Помогая Дальмару, мы обезопасим и самих себя, мама.

Лопака долго смотрела в глаза дочери. А когда она наконец дала ответ, мне почудилось, что сирена состарилась лет на десять.

— Я согласна.

Адриана тотчас приступила к сеансу. Мы знали, какие воспоминания нам нужны, поэтому не прокручивали мою жизнь назад до рокового момента проклятия. Адриана, образно говоря, выудила воспоминания из моего сознания и спроецировала их на стену над большим аквариумом.

Лопака замерла. Мы с Адрианой боялись пошевелиться.

А когда королева обрела дар речи, она прошептала:

— Это она. Она мечтала, чтобы правительницей стала Эйрена… Но проклясть наших собственных детей? Какая злоба… — по ее гладкой щеке скатилась слезинка. — Всемогущая богиня. Стефания… почему?

У меня и самой не было слов. Зато имелись личные счеты со Стефанией.

Лопака нетерпеливо смахнула слезу.

— Делай что задумала, Селия. Я с тобой.

Я низко поклонилась и направилась к дверям. Не успела я сделать и трех шагов, как услышала оклик королевы. Я обернулась и увидела на ее лице выражение, которое так часто наблюдала в зеркале: сдвинутые брови, боль во взгляде.

— Прости меня, Селия. Мне следовало тебе поверить.

Я пожала плечами.

— Но вы не знали.

— Должна была.

Что-то в ее голосе подсказало мне, что чувство вины будет терзать ее до конца жизни.

Совсем как меня.


Нас разместили в переговорной комнате, к которой примыкали туалеты. Собрались все, кто находился на борту самолета, плюс пара десятков элитных гвардейцев королевы. Это подразделение спецназа работало слаженно, как хорошо смазанная машина. А Крид — просто мастер своего дела. На меня произвели колоссальное впечатление его сосредоточенность и внимание к деталям. Он, гвардейцы и группа магов сформировали свой собственный отряд. Едва мы очутились за закрытыми дверями, колдуны сотворили непроницаемый защитный периметр. Ничто не могло пробиться через преграду — ни звуки, ни зримые образы, ни оружие. Я попробовала испытать твердыню на прочность и чуть не обожглась. Воздух в помещении сгустился настолько, что его можно было буквально резать ножом. Пару раз у меня щелкнуло в ушах — барабанные перепонки адаптировались к перемене давления.

Меня не включили в боевую группу. Королева быстро отдала ряд приказов. Теперь уже генерал Карсон со своими подчиненными выбирали наилучшие способы для выполнения оных. Они прорабатывали план, учитывая, с каким контингентом они будут сражаться, и не забывали о потенциальных уловках врага. Потеря самолета разозлила военных, подогрела их решимость и волю к победе. Прежде они требовали, чтобы гражданские держались подальше. Сейчас они выражались, не особо церемонясь. Томпсон отвел меня и Крида в сторонку и открыто посоветовал:

— Вам лучше не мешать.

Бойцы были не в восторге из-за того, что им следовало взять с собой нас. Но Окалани стала нашим «средством транспортировки», а король Дальмар объявил нас с Кридом своими личными телохранителями.

Ясновидящая начала переносить изображение с руслундской пресс-конференции на стену переговорной комнаты. Вдруг я ощутила энергетический удар, который обрушился на защитное поле. Два мага, отвечавших за оборону, рухнули навзничь, и у них закатились глаза. Третий пошатнулся, но вовремя ухватился за стол и устоял.

Нас атаковали — четко и молниеносно. Но сейчас никто ничего не понимал. Медики бросились на помощь к пострадавшим. Крид мрачно поспешил к двери. Я — за ним.

Последовал второй удар, и у меня будто черви по коже поползли. Я вдохнула запах серы и судорожно сглотнула слюну, чтобы содержимое желудка не изверглось наружу.

Кто-то всерьез взялся за дело. Силовое поле трещало по швам. Из коридора доносились выстрелы, взрывы шумовых гранат и возгласы.

— Что там? — в ужасе спросила у меня Окалани.

— Прячься! — крикнула я и выхватила пистолет девятимиллиметрового калибра, который мне выдали взамен верного кольта.

— Преграда скоро рухнет, — процедил Крид.

— Карсон, слышите?

— Гражданские — к дальней стене, — распорядился генерал, отдал несколько приказов, и его люди распределились по позициям.

Окалани помчалась к Адриане и королю Дальмару.

Карсон подбежал ко мне с оружием наготове.

— Чисто теоретически вы также гражданское лицо, — холодно произнес он.

— Укусите меня, — буркнула я и обнажила клыки.

А наше магическое поле держалось на честном слове.

Сверкнула и угасла белозубая улыбка Крида. Он начал отсчет:

— Три, два, один…

Защита отключилась. Дверь и солидная часть стены разлетелась на куски, но сделал это не демон, которого я боялась увидеть, а вполне старомодная взрывчатка.

Пол содрогнулся. Я упала на одно колено. Грохот оглушил меня, и я закашлялась — в горло хлынула смесь кирпичной пыли и дыма. Вокруг воцарился хаос. Глаза заволокло слезами, я почти ослепла. Адреналин хлынул в кровь, и мои вампирские способности, обострились до предела. Время будто замедлилось, появилось ощущение, что у меня в запасе целая вечность.

Карсон поднял руку, сжатую в кулак, а это означало — не стрелять. Мы повиновались.

За клубами дыма я разглядела Стефанию в окружении двенадцати охранников. Они уже убили полдюжины гвардейцев Лопаки, которые прятались за магическим полем в коридоре. Но пало и немало людей в черных одеяниях. Стефания наверняка знала, что к нам идет подкрепление. Но она не желала сдаваться. Сирена крутанулась на месте и указала на меня.

Почему я? Что за ерунда?

Задействовав сверхскорость на полную катушку, я поползла к укрытию — ближайшей куче обломков. А пули полетели туда, где я лежала пару секунд назад. Возможно, меня выручила всеобщая сумятица, но люди Стефании потеряли меня из виду. Я воспользовалась преимуществом и выстрелила сирене в грудь. Никакого результата. Мои пули отскочили, а она расхохоталась.

Превосходно.

Я снова пригнулась и метнулась к соседней куче щебня. Приспешники Стефании взяли меня на мушку.

Наш отряд не дремал — он отрезал солдат Стефании, образовав живой щит между ними и мной. Я была им безумно благодарна. Я пыталась придумать, как обезвредить Стефанию.

Но ее окутывало сильное энергетическое поле. Значит, вариантов нет? Но сама она не могла такого добиться. И внезапно меня осенило: защиту сотворили с помощью черной магии.

Щелчок. Закончилась обойма. Я сунула пистолет в кобуру и начала осторожно подкрадываться к сирене. Быстро подбираться к Стефании нельзя. Надо действовать как снайпер — выбрать правильный угол и атаковать. Наконец я решилась: прицелилась и выпустила в Стефанию все содержимое двух пистолетов со святой водой.

Невидимая преграда вспыхнула, как магний, и исчезла. Беда в том, что, когда ты слишком долго полагаешься на демонское колдовство, ты становишься самоуверенным. Стефания разучилась драться. Застигнутая врасплох, она рухнула на пол. Испытывая злорадное удовольствие, я заехала ей правой ногой в лицо. Скула с хрустом сломалась, хлынула кровь, мгновенно образовался темно-лиловый кровоподтек.

Однако Стефания быстро пришла в себя. Она ловко сделала мне подножку, и в итоге я пролетела не меньше десяти футов. А она вскочила и двинулась вперед.

Пули градом сыпались на сирену. Каждая вырывала из тела королевы клок плоти. Стефания продолжала свой страшный танец, пока не рухнула ничком на ковер.

У меня в голове зазвучал мужской голос. Я узнала его. Это был демон — только он проявил свою истинную сущность и злобно шипел. Каждое слово причиняло мне физическую боль.

Еще не конец, Селия. Я заполучу тебя.

Меня вырвало. Если бы Крид не подхватил меня под мышки, я бы потеряла равновесие. Он помог мне сесть, наклонил мою голову вниз и окружил нас обоих защитой, прогнавшей тварь прочь.

Уцелевшие гвардейцы Стефании побросали оружие, как только прибыло подкрепление от королевы Лопаки. Телохранители закрывали Лопаку собой до тех пор, пока последний из врагов не был связан. Только тогда сирена выступила из-за шеренги воинов и подошла к поверженной Стефании.

Я поднялась и тоже заковыляла к ней. Нашему примеру последовали Адриана и Хивахива.

— Она не мертва! — в шоке воскликнула я.

Стефания осталась жива, хотя из ее тела вытекла вся кровь. Она тяжело и хрипло дышала. Меня опять замутило. Но ведь меня, «недоделка», должно привлечь подобное зрелище. Странно, но я испытывала равнодушие. Стефания представляла собой огромный кусок мяса. Я произнесла вслух лишь одно слово:

— Почему?

— Мы бессмертны, — тихо проговорила Лопака. — Почти. Убить нас способны зависть и особое колдовское оружие.

Королева опустилась на колени, и ее шелковая одежда пропитались кровью. Она извлекла из внутреннего кармана магический нож — мой подарок. Потом завела левую руку под волосы Стефании, резко запрокинула ее голову и обнажила шею. Глаза сирен встретились. Взгляд Лопаки стал пугающе холодным.

— Я лишаю тебя престола, сестра.

И Лопака полоснула ножом по бледной коже.

Падшая сирена изогнулась дугой… и замерла навсегда.


Глава 20 | Песнь сирены | Глава 22