home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

— Похоже, отметина у вас с раннего детства. По идее, вы не должны были дожить до половой зрелости.

Доктор Слоун был невысоким мужчиной со смуглой кожей, усеянной веснушками. Уцелевшие седые волосы серебряным венчиком обрамляли лысину, покрытую старческими пятнышками. Кустистые брови нависали над оправой очков с толстенными круглыми стеклами. По этой причине водянистые глаза ученого казались слишком большими. Слоун держал мою руку ладонью вверх и пристально разглядывал клеймо с помощью ювелирной лупы.

Мы втроем разместились в комнатушке Уоррена. Несмотря на его статус и положение в университете, кабинет El Jefe был очень тесным. Мы притулились в углу, возле круглого стола, на котором возвышалась компьютерная консоль. Четыре стула Уоррену принесли из библиотеки. Я заметила, что El Jefe обзавелся двумя стеллажами, набитыми книгами и всякими находками вроде мумифицированной головы и куклы вуду. Слава богу, фигурка не напоминала никого из моих знакомых! На противоположной стене висели постеры к фильмам «Птицы», «В поисках утраченного ковчега» и «Проклятие оборотня». [8]Поверх уродливого ковролина баклажанного цвета лежал пушистый персидский ковер. На него падал свет, проникавший через витраж, подвешенный на цепях перед обычным окном. В общем, весьма эклектичное украшение интерьера, как раз в духе Уоррена.

Я обожаю El Jefe. В нем соединилось редкое сочетание здравомыслия и потрясающего чувства юмора. Добавьте к комплекту достоинств незаурядную внешность. И все это перешло по наследству Кевину и Эмме.

— Что за бессмыслица, — пробормотал Слоун, вернув меня к реальности.

— Но метку поставило полубожественное существо, — добавил он. — Хотя божества вообще не занимаются подобными проклятиями, а уж тем более — когда дело касается ребенка. Здесь явно чувствуется черная магия, но все же полагаю, что это — остаточное явление обманной иллюзии. Демон мог наложить его, если бы решил, что отсрочка гибели принесет вам сильный вред или если бы захотел позабавиться.

Слоун притронулся к пятну на моей ладони, и я ощутила прилив энергии.

— Происхождение определенно божественное, — произнес Слоун и прищурился. — Вряд ли вы позволите мне…

— Исследовать его самым тщательным образом? — догадалась я.

Я не ошибалась. Передо мной сидел ученый, перед которым открывалась невиданная перспектива. Возможно, он испытывал сострадание ко мне, но только абстрактно. Сейчас он предвкушал свое будущее открытие и всемирную славу. «Публикуйся или ретируйся», как гласит поговорка. Так или иначе, но вопросы морали для многих профессоров практически не существуют. Понятно, что в подобном отношении нет ничего личного, но мне от этого было не легче.

— Давайте попозже, — выпалила я.

Доктор Слоун устремил на меня пристальный взгляд, наполненный алчностью и долей сочувствия.

— У вас нет будущего.Речь идет о невероятном колдовстве.

— Но я пока дышу. А клеймили-то меня в детстве.

— Да, — устало согласился он. — Но проклятие повлияло на вашу линию жизни. Посмотрите сами. К тому же метка полностью изменила вашу линию карьеры. — Слоун нахмурился, и его брови превратились в двух косматых гусениц. — Родители никогда не возили вас в Ватикан? Вас не благословлял папа?

— Нет. А что?

— Проклятие могло быть заглушено благословением.

— Моя бабушка — истинно верующая.

— Не сомневаюсь, но… в общем, мне необходимо дополнительное время.

— А как насчет существа? — вмешался Уоррен, который тихо стучал по клавиатуре лэптопа.

— Ну… есть ангелы, а еще полубоги из древних пантеонов.

— Египетские? — вырвалось у меня.

— Почему вы спрашиваете?

— Пятно проявилось утром при контакте с «Ваджети».

Ученый на миг задумался.

— Вряд ли… Однако Ваджет — богиня-змея — действительно была покровительницей Нижнего Египта. Ученые спорят о ней… Некоторые считают Ваджет предшественницей Изиды, другие — одним из ее воплощений. Но данное проклятие не в стиле Ваджет. Уоррен, кстати, поделись с нами своим мнением.

— Может, выясним, кто способенна такое. А затем просто… ликвидируем метку.

— Нет! — вскричал побледневший Слоун. — Нельзя.

Я озадаченно заморгала. Что за новые страшилки?

— Почему? — сердито осведомилась я.

— Проклятие срослось с вами и стало частью вашего организма и вашей души. Не могу представить, как вам удалось уцелеть. И если мы его разрушим, то погибнете и вы.

Он не шутил.

Паршиво.

— Как мне от него избавиться?

— Разыщите того, кто вас проклял, и пусть он или она снимет его по доброй воле.

Мне не особо верилось в милосердие высших существ. Кроме того, смертельные проклятия считаются преступлениями — попыткой убийства.

— А если это загадочное создание умрет?

— Мисс Грейвз… — осуждающе вымолвил Слоун.

— Я не собираюсь ничего предпринимать, — заявила я.

Почему они такие странные? Я что, похожана чудовище? «Ну… у тебя выросли клыки, и ты светишься в темноте. Селия, ты вылитый монстр».

— Этот злодей, конечно, не ведет размеренное существование на природе, доктор Слоун. Если тот, кто меня проклял, скончается, я тоже покину этот мир? Или, наоборот, проклятие исчезнет вместе с ним?

Слоун погрузился в раздумья.

— В основном божественные и полубожественные существа бессмертны. Но, возможно, вы правы. Проклятие самоликвидируется. У вас нет цифрового фотоаппарата, Уоррен? Я бы сфотографировал пятно для проработки всех деталей.

— К сожалению, нет.

— И в мобильном телефоне у вас камеры нет?

— Увы.

— Мобильник с камерой есть у меня в кабинете, — произнес Слоун. — Мисс Грейвз, не возражаете?

— Я к вашим услугам.

Доктор Слоун торопливо удалился. Он был взволнован и вдохновлен моей «черной меткой». Еще бы, такие проклятия, образно говоря, на дороге не валяются. Уоррен встал и закрыл за ним дверь. Повернувшись ко мне, El Jefe усмехнулся.

— Не образец тактичности, верно?

Я рассмеялась.

— Точно. Но для него это занятное умственное упражнение. А для меня — нет.

Уоррен помрачнел.

— Слоун — лучший специалист в стране, если не в мире. И человек он упорный. Если уж взялся за что-то, не бросит.

— Значит, мне просто надо оставаться живой.

— Предпочтительно, — сухо отозвался Уоррен.

— Звучит дико, но после беседы со Слоуном у меня полегчало на сердце.

Уоррен наклонился, и его стул жалобно скрипнул.

— Серьезно, — объяснила я. — Я ведь часто мучилась вопросом: почему со мной происходит столько всяких гадостей? Теперь я понимаю. Возможно, ничего не изменится, но, по крайней мере, я знаю, что это не моя вина.

— Никто так никогда не считал, Селия.

El Jefe легко. А меня не раз обвиняли в «производстве кризисов» ради привлечения к себе внимания — будто я озабоченная экзальтированная дамочка. Но нет. Я к этому совсем не стремилась. Даже наоборот.

Мы оба замолчали. Но пауза слишком затянулась.

— Ладно: ни один умный человек так не считал, — поправил себя Уоррен.

Я снова рассмеялась, представив себе людей, на которых намекнул Уоррен. Надо переключиться на что-нибудь другое.

— А когда соизволит появиться твоя подруга? — поинтересовалась я.

— По идее, должна уже выйти на связь. Если ты не против, я ей позвоню. Сначала она собиралась доехать до своего офиса. Наверное, застряла в пробке, но…

— Я могу постоять в коридоре, если тебе неловко.

— Будь добра.

— Пожалуй, слетаю за банкой газировки. Тебе купить?

— Нет, спасибо.

Я вышла из кабинета и направилась к автомату с напитками, однако до него я добраться не успела. Меня окликнул доктор Слоун.

— Селия! Куда вы?

— Уоррену надо поговорить по телефону, а я хочу содовой.

— Ясно, — Слоун протянул мне книгу. — Обнаружил ее в книжном шкафу.

Я взяла у него томик в белом кожаном переплете. Страниц двести, не больше. На корешке и обложке серебряным тиснением было выбито название: «Встречи людей с божествами».

— В первой главе есть таблица, в которой перечислены различные сущности. А вам очень пригодится любая информация. И вообще, оставьте книгу себе. Считайте ее моей благодарностью за то, что познакомили меня… со своим состоянием, и простите за… бесчувственность. Ведь проклятие на редкость необычное. Ничего подобного я раньше не встречал. У живого человека, если точнее.

— Вот и славно, — буркнула я.

— Ну вот, опять брякнул…

— Ничего страшного, — отозвалась я без обиды.

Я не сердилась на старика: ведь он искренне старался мне помочь, а я нуждалась в любой поддержке.

— Спасибо за снисходительность, — улыбнулся Слоун. — А теперь позвольте мне сделать снимок. — И он вытащил из кармана телефон. — Если разрешите, я поделюсь фотографиями кое с кем из своих коллег.

— Конечно. Вы очень добры.

— И да, и нет, — усмехнулся Слоун с видом заговорщика. — После сенсационной публикации я смогу хвастаться открытием направо и налево, а научное сообщество будет мне завидовать.

Я подвинулась к окну для лучшего ракурса. Слоун принялся за работу. Закончив съемку, профессор спрятал мобильник.

— Есть еще новости, — произнес он смущенно.

— Какие? — небрежно поинтересовалась я.

— До вчерашнего дня пятно было невидимым?

— Да.

— Но вы столкнулись с чужеродной магией, и метка проявилась? А энергия поразила и вас, и другую женщину?

— Да.

Слоун вздохнул.

— Полагаю, случившееся повлияло на ваше проклятие. Вероятно, вы будете встречаться с проблемами реже и угрозы для вас станут легче.

А что здесь плохого?

— Но есть и другой вариант.

Неужели?

— Учитывая ваше прошлое, вам предстоит сталкиваться с новыми, более опасными угрозами. Мне очень жаль, мисс Грейвз. Я боюсь за вас.

Сейчас передо мной стоял не просто ученый, столкнувшийся с занятной научной головоломкой. Как быстро все меняется.

— Не извиняйтесь. Хорошо, что просветили меня.

— Берегите себя. А мне пора. И я обещаю: когда я основательно изучу ваш случай, я сразу же свяжусь с вами через Уоррена.

— Буду вам признательна. До свидания.

Слоун торопливо зашагал прочь по коридору.

Я вытащила сотовый и нашла в телефонной книге номер Баббы. Я нервничала из-за Дотти. Несмотря на ее уверения, она выглядела неважно. Зажав мобильник между плечом и ухом, я начала рыться в карманах в поисках не слишком мятой купюры. Бабба взял трубку в тот самый момент, когда банка с газировкой упала в поддон.

— Привет, Селия. Врачи заявили, что Дотти в порядке. Ей нужен отдых на пару дней, и она восстановится окончательно. Я заставил ее пообещать, что она больше не будет подниматься по лестнице. Ступеньки у нас чересчур крутые для женщины ее возраста!

— Отлично, — заключила я.

Однако меня мучило чувство вины. В последнее время мои секретарши попадали в экстремальные ситуации. Смертельное проклятие влияло на моих друзей и знакомых. Меня, если честно, совсем не тянуло жить в келье, но…

— А она заупрямилась, — продолжал Бабба. — Дескать, работу не бросит. И велела тебе передать, чтобы ты ее не увольняла. Она скучает без Минни, и Доне тоже пригодится.

Я поняла, что Бабба цитирует Дотти, и даже расслышала ее голос. Ясновидящая ворчала, как старая училка.

Мне нельзя соглашаться. Но Дотти так похожа на меня. Я инстинктивно чувствовала, что ей необходимо чем-то заниматься — ей мало мыльных опер и уборки в доме. Детектив Карл Гибсон приводил к ней людей, и она воскрешала их воспоминания. А Карл умер…

Но я не собиралась сдаваться без боя.

— При одном условии: она не будет перенапрягаться, — заявила я.

На том мы и порешили.

После звонка я погрузилась в размышления.

Шаг за шагом, Грейвз. Пока ты не разберешься с этим когимаром, держись подальше от офиса. Теперь на повестке дня — следующий вопрос. Ты разыщешь того, кто тебя проклял, и добьешься, чтобы «черная метка» исчезла. И тогда все наладится. Возможно.


Глава 7 | Песнь сирены | Глава 9