home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава первая. Что такое "вольная жизнь"

Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.


Солнце стояло в зените. Горячий воздух поднимался над раскаленной дорогой покрытой белым камнем. В пыльном воздухе стоял запах прогретой земли, птицы спрятавшись в тени рощи, изредка издавали мелодичную трель. В траве стрекотали кузнечики, а наполненный пылью ветер качал не скошенные кое-где траву и цветы. Мы сидели в засаде. Моя фантазия опять разыгралась. Мммм…скучно же просто так в траве сидеть. Умей развлечь себя сам! Ко мне подполз Киш он же-рядовой Киш. Одной лапой он поправил съехавшую на глаза каску (на самом деле попытался поймать кузнечика), в другой сжимал автомат. Рядовой спросил меня, готова ли я к последствиям, которые незамедлительно последуют в случае провала операции "Захват Алина". Я положила руку на его плечо, забота рядового тронула мое окаменевшее в бесконечных боях сердце, на глаза навернулись слезы.

— Да рядовой, я готова. — Говоря это, я опустила глаза к земле, чтобы он не увидел стоящие в них слезы. — Тебе будет лучше занять свою позицию, потому что от этого зависит результат всей операции. Адмирал Эйрин приказал захватить цель. Ты знаешь, чем нам грозит провал. — Рядовой Киш кивнул и пополз влево от меня. Примерно в двух метрах от дороги он устроил засаду. Цель появилась через пол часа, когда соленый пот начал заливать глаза, а мышцы свело от долгого бездействия. Я издала шипящий звук, оповещая напарника о том, что цель в радиусе действия. Операция началась.


Я шел по дороге в административное здание. Только что поговорил с Эйрином, который сказал, что этот пацан, не смотря на все мои старания и труды подставил-таки спину под удар. Сейчас я занимался тем, что разыскивал его. Ведь я обещал ему, что будет в случае, если он подставиться под меч. А Алин, прозванный Фейтом всегда выполняет свои обещания. Эйрин сказал, что пацан должен быть где-то здесь, поэтому я и направился в такую жару на улицу. Краем глаза я заметил движение в траве. Над травой показался белый зад Лира, который припав к земле мордой перебирал с лапы на лапу, готовясь к прыжку. А там где Лир — там и его хозяин. Ну вот ты и попался, маленький несмышленыш. Я отвернулся в другую сторону, сделаю мальчику сюрприз, а то с тех пор как они вернулся в Акадэмию он только и делал, что прятался от меня, вероятно помня о моем обещании.


Я прыгнула с целью осуществить захват ценного заложника, Алин (он же ценный заложник) любовался птичками. Как опрометчиво с вашей стороны лейтенант! Вы сами дали нам прекрасный шанс для осуществления плана. Когда я готова была схватить Алина и приставить к его горлу нож (автомат у нас один, его взял рядовой Киш), Алин отклонился, и я на всех парах кувыркнулась вперед, готовая к встрече с Родиной. А родную землю как известно встречают лобзанием и лобзанием. Когда до лобзаний осталось совсем немного, меня схватили за шкирку и потащили в плен. Я посмотрела туда, где прятался рядовой Киш в надежде на спасение. Рядовой в это время скакал за кузнечиками видимо, подавшись в пацифисты и решив что он теперь — дитя цветов. Даа…похоже кого-то ожидает трибунал. Пока я следила ненавидящим взглядом за предателем, меня тащили по каменной дороге…за шкирку. Я посмотрела на спину бывшего будущего заложника и спросила:

— Простите, а куда мы идем? — Точнее, это вы идете, а я еду на буксире. Алин повернулся ко мне и улыбнулся ласково-ласково, мне мама так никогда не улыбалась.

— До меня донесли любопытную весть… — эти слова заставили меня похолодеть. Неужели Адмирал Эйрин предал меня?

— Ммм…какую? — Давайте вы сейчас скажете, что пошутили и отпустите меня к Кишу ловить кузнечиков?

— О том, что мои тренировки пропали зря. — А голосок-то не соответствует выражению лица. Голос напоминал рычание Большого Лира. Я вздохнула, кто бы мог подумать, что предатель находиться в самых верхах?

— И что вы намереваетесь делать? — не, мне конечно понятно что. Но может он передумает и позовет на чай?

— Бой. Без пощады. — Мне захотелось взвыть.

— А если я скажу, что я девушка, вы меня отпустите? — пришло время раскрыть страшную тайну. Сейчас он, как Эйрин в свое время, должен впасть в ступор на пару деньков. Алин чуть повернул голову и смерил меня взглядом. Понятно…не получиться. Прощай семнадцатый день рождения! Я сложила руки на груди как покойничек, и смирившись с судьбой закрыла глаза.


Я стоял и смотрел на бой, который проводили Алин и Хана. Когда он спросил, почему мой ученик от него прячется, мне пришлось сказать ему, что Хану ранили мечом когда он по своей дурости подставил спину. Алин рассердился, что нормально. Его гордость как учителя была задета, а это означает, что Хана будет теперь каждый день бегать по плацу с Кейринами и мечом. Бой был в самом разгаре, я присмотрелся внимательнее. Все-таки, девочка ослабла за время пребывания в Северной Заставе, расслабилась. Хорошо, что мы вернулись, теперь Алин будет тренировать ее до тех пор, пока она не будет готова к тренировкам со мной. А тренировки эти будут намного опаснее, чем тренировки с Алином. Потому что кинжалы можно использовать и как оружие ближнего боя, и как оружие дальнего. Из-за того, что девочка долгое время не тренировалась, она сильно потеряла в скорости, притупилось внимание. А увернуться от летящего в тебя кинжала сложно даже воину, который тренируется ежедневно. Я вздохнул. Не смотря на то, что она девочка — она еще и воин. Ей пора стать серьезнее, от этого может зависеть ее жизнь. Бой закончился полным поражением Ханы. Оба Кейрина были выбиты из ее рук, Алин нависал над ней словно гора. Судя по опущенной голове девочки, она и сама все понимала. Прекрасно, понимание — это первый шаг к успеху и продуктивной работе. Я отвернулся от окна и взял книгу. Наконец-то смогу спокойно почитать.


Я плелась в душ. Да, Алин прав. Пора завязывать в игрушки играть, вон как расслабилась. Пять минут с Алином — и я валяюсь у перед ним безоружная. Уууу…лентяйка! Залезла в душ, постояла под упругими струями, рассуждая о том, как мне теперь без Хикар тренироваться? Одной? Ничего дельного в голову не приходило. Я вылезла из душа, вытерлась и потопала к административному корпусу, пойду послушаю Эйрина. Он наверно наблюдал за боем, раз уж сам сказал Алину, где меня найти. Пусть выскажет мне все, что думает об этом. Когда я подходила к зданию, то первое что я увидела был лейтенант Алин, который стоял на ступеньках и пялился с самым идиотским видом в коридор. Я выглянула из-за его плеча и никого там не увидела. Пожала плечами, недоумевая чтобы могло вызвать такой интерес у Алина. В этот момент мой нос уловил запах ванили. А запах ванили означает что? Правильно, где-то рядом живут пирожные и ждут меня к себе в гости. Я повертела головой в поисках источника сего манящего аромата. Источник оказался в руках у Алина. Рот мой наполнился слюной. Перед глазами встали корзиночки, наполненные клубничным джемом и покрытые сверху взбитыми сливками. Эклеры, тающие во рту. Мммм…надо бы у него выпросить одно, пускай не жадничает. Наверно на свидание идет, вон как приоделся. Мысль о том, что все нежнейшие пирожные исчезнут в бездонном чреве неизвестной мне барышни, причиняла мне почти физическую боль. Я сложила ручки под подбородком и пролепетала:

— Ммм. лейтенант Алин, а что это у вас в руках? — И сделала печальные глазки. Он оторвался от каких-то своих радостных воспоминаний и сказал:

— Сладости. Хочешь? — так, самое главное сейчас-это не показать свою заинтересованность, а то они же все изверги. Алин если поймет, что я Киша готова за пирожное продать, точно ничего мне не даст. Надо разжалобить его зачерствевшее сердце. Кроме того, нельзя забывать о том, что воин "должен уметь контролировать свои слабости, и быть воздержанным в пище" — это Эйрина слова, и все знают о его отношении к пище. Спасибо Эйрин! Кажется, я смогу использовать это в свою пользу!


Я смотрел на дверь, за которой скрылась очень миловидная служаночка. Губы сами по себе растянулись в улыбке. Девушки и женщины — моя слабость. Да и для любого мужчины я думаю это слабость. Их надо обожать, баловать и холить. Я искренне и от всей души ненавижу тех, кто может поднять руку на девушку. Пара таких глупцов сейчас в мире Богов, куда я отправил их за неуважительное отношение к прекрасному полу. Из раздумий меня вырвал вопрос:

— Ммм. лейтенант Алин, а что это у вас в руках? — Хана смотрел на меня огромными глазами, в которых вот-вот должны были появиться слезы. Если бы на меня какая-нибудь барышня так посмотрела и попросила бы на ней жениться, я бы не раздумывая потащил ее к верховному жрецу. Слава Высшим, Хана пацан.

— Сладости. Хочешь? — Вообще, мальчики не любят сладкое, по себе знаю, но Хана судя по всему любит. Так как я был с ним резок сегодня (его печальные глаза тут не при чем), я решил что Агнесса не обидеться, если я угощу мальчика. Хана там временем повернулся ко мне боком, положил ладонь на дверной косяк и закрыв глаза уперся в нее лбом.

— Дело в том что… — слабым голосом произнес он — я уже ел… — если бы я не проводил с ним сегодня бой, я бы подумал, что он на грани жизни и смерти. Мальчик повернул ко мне лицо, сделал глаза еще больше и почти шепотом произнес:

-. в этом месяце. — От такого заявления у меня волосы встали дыбом. Мы все знаем, что Эйрин воздержан в еде и от учеников требует того же. Но кормить ученика раз в месяц?! Я осмотрел мальчика внимательнее. Руки худые, мышц практически нет. Ростом тоже мал, почти не вырос, хотя Сейл и Сер вымахали так, что если продолжиться в том же духе, вскоре я на них снизу вверх смотреть буду. С другой стороны, никто не может вмешиваться в тренировки проводимые лейтенантом-наставником, а это означает что я не должен идти на поводу у своей жалости. Я положил руку мальчику на плечо, сделал самое обнадеживающее лицо и с мягкой улыбкой посмотрел на него.


Я печально смотрела на Алина, хотя внутри все просто пело от счастья. Похоже моя новая тактика действует. Сластена внутри меня скандировала "ПИ-РО-ЖЕН-КИ! ПИ-РО-ЖЕН-КИ!", сама я виляла воображаемым хвостиком. Давай, давай быстрее нам нашу пироженку! Еще немного и я захлебнусь слюнями. Алин грустно посмотрел на меня и положил мне руку на плечо. Заглянул мне в глаза и тихим, чуть хрипловатым голосом сказал:

— Ничего малыш, вот будешь жить один, за пределами Акадэмии и сможешь лопать все что захочешь и сколько захочешь. — Я покивала, не поняв сразу, что пироженки уплывают из моего распахнутого рта. Алин повернулся и поспешно пошел на второй этаж. Я протянула руку вслед уходящим от меня сладостям. Слезы навернулись на глаза, я опустилась на колени и протянув руки к небесам спросила:

— О, Великие Боги Сладостей и Конфет, за что я впала в Вашу немилость?


Дверь библиотеки открылась и вошел Алин. В руке он держал коробку, и кафтан предусмотренный уставом сменил на менее официальный. На свидание собрался? Алин посмотрел на меня и сказал:

— Ты видел? — я кивнул. — И?

— Без вариантов, тренировки каждый день. Могу забрать твоего ученика на это время. — Алин кивнул.

— Я не против. — Тема исчерпала себя, и я вернулся к книге. Алин помолчал некоторое время и сказал:

— Мальчик придумал новую шутку. — Я оторвался от книги и посмотрел на него.

— Он сказал, что он девочка. Посоветуй ему, как наставник, не говорить таких вещей. Особенно в присутствии Делла, ты же знаешь как он к этому относиться. — Я склонил голову набок. Раз уж Хана сама рассказала, нет смысла скрывать это дальше. Тем более, что Айрис объяснил мне, в чем дело. Подумав еще немного о возможных последствиях я сказал:

— А она действительно девушка. — Алин уставился на меня в ожидании, что я скажу, что пошутил. Поняв, что я говорю серьезно, он впал в ступор. Ммм. интересно, а я так же выглядел? Алин смотрел прямо перед собой застыв подобно мраморной статуе. Желая посмотреть, что с ним будет дальше, я самым легкомысленным тоном произнес:

— А что тут такого? Хикар тоже была девушкой. — Коробка выпала из рука Алина, содержимое вывалилось на пол и превратилось в кашу. Довольный собой я вернулся к книге. Про Белоснежку я ему говорить не стал, все равно не знает кто это. Посмотрим как скоро ты оправишься от этого, Алин прозванный Фейтом.


Империя Ардейл. Черный Замок. Библиотека.


Айрис в задумчивости стоял у окна, прижав горячий от бесконечных раздумий лоб к прохладному стеклу. То, что младшие Темные пришли в этот мир, сомнений у него не вызывало. Вопрос был в том, что они теперь предпримут? Для того, чтобы открыть проход между двумя мирами им необходим оплот, свой замок другими словами. Кроме того, им нужен помощник из людей или демонов, который хотя бы первое время будет находить жертвы и заметать следы. Старший принц с тоской посмотрел на книгу, в которой искал ответы на все эти вопросы с того самого времени как вернулся из Северной Заставы. Не смотря на то, что книга была древняя, информации по данному вопросу имелось очень и очень мало. Когда-то в древности, после смерти Райдана-Темного в этот мир так же приходили Темные, но тогда их удалось остановить. Занимался этим Император Клай, а он был величайшим магом тех времен. Каким-то образом ему удалось выяснить, где именно появились темные, и избавиться от них до того, как они вошли в силу и подняли оплот тьмы из недр земных. Сейчас же ситуация усложнялась тем, что Айрис не знал способа выяснить, где прячутся Темные. Он надеялся получить разъяснения из книги, которую ему дал Эйрин, но его надежды не оправдались. Айрис сел за стол, придвинул к себе тушечницу и перо, развернул карту Империи и внимательно посмотрел на нее. Последняя жертва должна была быть принесена в местечке неподалеку от Заставы, принц пометил это место. Далее, если судить по названию "Пентаграмма Малого Круга"…что мы имеем? Звезду, центр которой находиться на той чудной полянке. Айрис в гневе отшвырнул от себя перо и карту. То, что ему удалось понять, где центр и какую фигуру надо составить — это конечно хорошо, но как узнать, где будут вершины звезды? Принц потер лоб рукой, если исходить из того, что Темные еще не набрали силу, можно предположить, что будут принесены жертвы, по количеству Темных, а именно — пять. У пентаграммы пять вершин и один центр. В центре Пентаграммы они попытаются поднять свою твердыню из мира Темных Богов. Зная это, можно отправить в Заставу все свободных на данный момент магов. Дело осложнялось тем, что как только Темные наберут достаточно сил, дабы поднять твердыню, остановить их будет практически не возможно. А это означает, что искать Темных надо прямо сейчас, в этом случае все обойдется малой кровью. Айрис поднялся и пошел к выходу, придется оповестить всех начальников стражи всех городов, чтобы сообщали в замок о жертвоприношениях, или убийствах похожих на них. Похоже, Айрису не скоро удастся посидеть в тишине библиотеки. Хотя…часть городов можно отдать Рейгану, пусть займется.


Если бы тогда Айрис знал о том, что в случае нарушения хода последнего жертвоприношения ритуал вызова Темной Твердыни проходит совсем по-другому…возможно, он никогда бы не познал горечь поражения.


Священная Акадэмия Хикар.


Мы сидели в Зале Советов малого административного корпуса. Напротив меня сидела Алин, рядом с ним — Делл, Роя мы не пригласили, так как отношения к тому, что мы будем обсуждать он не имеет. А обсуждали мы наличие девочки в нашей Акадэмии. Алин был все еще немного бледен, но из ступора он вышел. Довольно быстро между прочим, всего за сутки стояния истуканом в моей библиотеке. А я уже было начал бояться, что мне придется стирать с него пыль. Делл насмешливо смотрел на Алина, но судя по всему ему тоже был не по душе тот факт, что Хана — девушка. Я подпер рукой подбородок и продолжил прерванный на мгновение рассказ:

— Таким образом, девочка смогла проникнуть сюда, благодаря кольцу, которое было на ее руке. — Алин еле шевеля бледными губами спросил:

— Какому кольцу? — Совсем меня не слушал что ли?

— Тому самому, которое свидетельствовало о том, что она — невеста принца Рейгана. — Хоть это-то ты запомнил? Разглядывая лицо Алина, я понял что нет, не запомнил. Алин, как только услышал "невеста принца Рейгана", пришел к логичному выводу, что невеста будущего Императора является будущей Императрицей. Осознав что он колотил не просто девочку (что итак было для него не переносимо), а будущую Императрицу, Алин приобрел нежно-голубой оттенок (который очень хорошо оттенял цвет его глаз) и тихонько сполз под стол, где и пробыл до конца нашего экстренного собрания. Мы с Деллом (так как Алин молчал под столом) решили, что разумнее всего относиться к ней так же как и до этого. Она вполне неплохо пережила тренировки, так что у нас не было сомнений что она справиться и в дальнейшем. Я наклонился посмотреть, что там делает Алин (как он вообще под столом уместился?), Алин смотрел на меня испуганными глазами. А, я же забыл сказать, что и Хана и Рейган отказались от помолвки!

— Алин, приди в себя, эта девочка не будет Императрицей, помолвка расторгнута. — Алина это не успокоило, он посмотрел на меня и шепотом произнес:

— Но она же девочка… — Мда…похоже, ему надо еще пару деньков у меня в библиотеке постоять. Из раздумий о том, в какой из углов лучше пристроить Алина чтобы не мешал, меня вывел вопрос Делла:

— Ученикам сообщим? — чуть склонил голову и приподнял бровь.

— А что, есть смысл это скрывать? — мне в принципе все равно, девочка моя ученица. Делл кивнул и продолжил:

— Да, теперь это не должно составить особых проблем, ведь она будет жить за пределами Акадэмии. — Признаться об этом я забыл…Не нравиться мне эта идея. Я кивнул Алину и Деллу и пошел искать девчонку. Надо с ней кое-что обсудить.


Империя Ардейл. Примерно двадцать два года назад. Поселение на Юге.


Мальчик лет пяти, босой и чумазый, в рубашке кого-то из старших братьев заинтересованно копался в луже. Дождь только что закончился, над селом повисла радуга, аромат цветов разлился во влажном воздухе. Мальчик был счастлив. Разве есть в жизни что-то прекраснее, чем копаться в луже в поисках интересных жучков и козявочек? Маленький Алин поднял свои серо-голубые глаза к небу, которое понемногу начало расчищаться. В просвет между черными тучами брызнул солнечный свет, от чего Алин зажмурился и рассмеялся. От смеха мальчик не усидел на корточках, и опрокинулся на спину, теперь ему стало еще смешнее. Он смеялся так, что у него заболел животик. Алин схватился за него двумя руками и засучил ногами в воздухе. Мать выглянула из окна, погрозила с улыбкой пальчиком и скрылась за занавеской. Скоро придет отец, надо собрать на стол. Отца Алин обожал, когда-нибудь он вырастет таким же большим и сильным. Будет защищать мир и жениться на маме (по малолетству Алин не задумывался над тем, а возможно ли это?). Отсмеявшись мальчик опять принялся копаться в луже. От интересного занятия его отвлек отец, который пришел с поля. Он присел рядом с сыном на корточки, потрепал его волосы и улыбнулся. Лицо у отца смуглое, волосы черные, глаза ласковые, сразу видно что любит улыбаться. Папу в селе уважали, потому что он был хороший и умный работник. Алин посмотрел на отца с улыбкой. Похожий на него как две капли воды, от матери он унаследовал только цвет глаз.

— Ну постреленок, чем занят? Чего полезного сделал сегодня? — Алин приложил пальчик к подбородку и задумался над вопросом отца. Ничего такого полезного он сегодня не сделал, ну разве что в луже копался, но какая в этом польза?

— Ммм. ничего кажется. — От огорчения он поднял бровки домиком и уныло посмотрел на отца. Нет, папа его не будет ругать, и конечно же никогда не ударит, но вот почему-то Алину стало стыдно, что он потратил весь день на бесполезное копание в луже. Отец белозубо улыбнулся и опять потрепал сына по волосам.

— Ну разве ты не хорошо прожил сегодняшний день? Он принес тебе радость? — Отец чуть прищурил глаза, от чего морщинки, словно личики солнца пролегли от уголков глаз к вискам. Алин кивнул и улыбнулся. Да, он чудесно провел сегодняшний день, слопал много сладких пирожков с тыквой, поскакал по дождем, увидел Настоящего Лира, и покопался в луже. А в луже столько всего интересного, ну прямо целый мир! Отец взял мальчика на руки, подбросил и поставил на землю.

— Пойдем поедим? — Папа смотрел на маму, которая вышла из дома и вытирала руки об фартук при этом застенчиво улыбаясь. Любому кто их видел, было понятно, что оба супруга любят и уважают друг друга. Алин вместе с двумя братьями рос в любви и заботе. Что такое семейные ссоры он не знал, и уж конечно не знал о том, что такое тумаки, полученные от кого-то из родителей. С братьями Алин иногда дрался, а чего они его малявкой обзывают? Самому старшему брату сейчас пятнадцать, второму — тринадцать, но это же не повод его дразнить? Правда все их потасовки заканчивались тем, что старшие валили малыша на спину и щекотали животик, а животик — это знаете ли, его слабое место. Папа уже зашел в дом, и мама позвала Алина. Мальчик помотал головой — мол сейчас не хочу, потом. Алин опять вернулся к своей луже, краем глаза он заметил цветастое платье и подскочил от радости. Извечная спутница его детских шалостей наконец-то появилась из дома. Алин сделал строгое лицо, копируя папу и сказал:

— Что же ты Маричка опаздываешь? Меня уже домой зовут, весь день тебя ждал. — Маричка затравленно посмотрела на Алина и расплакалась. Мальчик не знал что и делать. А чтобы папа сделал? Алин подумал и вспомнил. Когда у мамы умер брат и мама плакала, папа ее крепко обнимал и покачивал, пока она не успокоилась. Алин подошел к подруге и обнял, она расплакалась еще сильнее. Тонкие руки девочки покрывали синяки, плечи подрагивали от всхлипов.

— А пойдем к нам? — Родители Алина всегда были рады видеть девочку. Она посмотрела на мальчика и кивнула.

Вечер, как обычно в семье Алина, прошел в теплой и веселой обстановке, даже Маричка в конце-концов рассмеялась. Когда она уходила, Алин сжал ее руку и сказал:

— Когда я стану большой, я тебя заберу. — Девочка посмотрела на него своими карими глазами и кивнула. Когда Алин засыпал, разморенный теплом и сытным ужином, он услышал разговор родителей:

— Поговорил бы ты с ним, разве же можно так с ребенок обращаться? Не хочет ее если, скажи что мы приютим. — это мама, она за Маричку всегда переживает. Папа вздохнул.

— Говорил уже, не хочет отдавать. Надо со старостой поговорить, пусть вразумит его. — отец у Марички злой, бил ее нещадно, а другим забрать девочку не разрешал. Говорили он Маричкину маму забил, только доказать никто не смог, потому что не нашли ее. Алин подумал, как было бы хорошо, если бы Маричка с ними жила, целыми днями бы играли. С такими мыслями Алин уснул. На следующий день он прождал подругу до вечера. И на другой день. И потом. А она все не приходила. Мама плакала, когда думала что Алин ее не видит. Правду он узнал только через много лет. В тот вечер девочка убежала из дома, когда отец ее снова избил. Ее тело нашли через неделю, рыбаки выловили из реки. Никто не мог сказать, сама она утопилась или посодействовал кто. С тех пор Алин и ненавидел тех, кто бьет женщин, или оскорбляет. Ненавидел люто, до полной потери контроля над собой.


Священная Акадэмия Хикар.


Алин сидел на постели, сжав голову руками. Осознание того, что все это время он избивал девчонку, бередило старую, давно забытую рану. А тренировки с ней как проводить? Не может же он на полном серьезе махать перед ней мечом, поранит еще. Тут он вспомнил, что как минимум дважды нанес ей раны, и ему стало еще хуже. Надо сходить к Эйрину. Он же как — то с этим справился? Без стука Алин толкнул дверь и зашел в комнату Эйрина. Тот сидел в кресле перед окном и о чем-то думал.

— Эйрин… — Эйрин повернулся и вопросительно посмотрел на Алина. — ты как это пережил?

На некоторое время в комнате повисла тишина, после чего Эйрин сказал:

— Ну…она же мой ученик, как-никак. Не могу же я ее бросить на пол пути. Это мой долг. — Алин задумался, а Эйрин продолжал.

— Если бы я отказался ее обучать, сославшись на то, что она девчонка, я бы оскорбил ее тем самым. Ведь, в конце-концов, она с успехом прошла через все испытания и даже ни разу не заплакала. Кроме того, ее отношение к обучению заставляет относиться к ней серьезно, без поблажек. — Алин кивнул, в самом деле, из-за того, что она вела себя более мужественно, чем некоторые юноши ни у кого даже не возникло сомнений в ее принадлежности к сильному полу. К тому же, она единственная, кто смог сломать один из его мечей. Алин поклонился Эйрину как мастеру и сказал:

— Спасибо, я тебе благодарен. Но все же я постараюсь быть более обходительным. — когда он сказал это, Эйрин нахмурился. Алин отрицательно покачал головой и добавил:

— На тренировках для меня она будет одним из учеников, здесь ты можешь не беспокоиться. Кстати, она уже выбрала, где будет жить? — Эйрин покачал головой. — А она знает, что ей теперь можно не находиться постоянно в Акадэмии? — снова отрицательный ответ. Алин пожал плечами, если Эйрин не считает нужным говорить ей об этом — значит у него есть на это причины. Поклонившись еще раз Алин оставил Эйрина в одиночестве.


Весть о том, что я ученица, а не ученик разнеслась по Акадэмии со скоростью лесного пожара. Для начала на меня набросился Сер в безнадежной попытке обнять. Я выставила вперед руку и он уперся в мою ладонь лицом, продолжая размахивать руками.

— Я всегда хотел сеструууууууууу!!!!!!! — радости его не было границ. — Чтобы волосы были длинные, стройная, красивая, умная — ну это точно не про меня — как ты!

— Одежду поносить не дам, у самой мало. — немного грубовато, но Сер когда в таком состоянии он вообще не воспринимает происходящее вокруг него. В это время он отлепился от моей ладони, выпрямился и посмотрел на меня сверху вниз. Обидно. Очень обидно.

— А ты теперь где жить будешь а? — глаза так и светились интересом.

— В смысле? Там же, где и до этого. — я пожала плечами, переезжать мне совсем не хотелось. Сер посмотрел на меня как на дурочку и сказал:

— Нам теперь разрешается за стенами Акадэмии жить. Без постоянного наблюдения мастера, начинается вольная жизнь! — ну и живите себе, я-то тут при чем? Мне Эйрин не мешает. Даже наоборот, веселый он, вспомнить хотя бы как снеговичка лепили. Вслух же я сказала:

— Дааааа? Вот здорово… — Сер увидел кого-то за моей спиной и поспешно ретировался, видимо этот кто-то имел на Сера зуб. На мое плечо легла рука, судя по знакомой перчатке — Эйрин. И как у него получается таких жизнерадостных людей как Лейрис и Сер вгонять в такой страх? Надо будет спросить, может пригодиться. Эйрин положил мне руку на плечо и сказал:

— Хана, ты уже знаешь о том, что теперь можешь жить за пределами Акадэмии, в городе? — я кивнула. — Если на то есть твое желание, тебя тут никто не держит. Ты в любой момент можешь переехать в город и вкусить вольной жизни. — говоря это он сжал мое плечо, видимо показывая тем самым, что никто меня тут не держит. Я посмотрела на него и сказала:

— Да мне не особо и хочется. Мне и тут хорошо. — а все потому, что готовить я не умею, а кормят тут вкусно, хоть на вид и не очень. Эйрин вздохнул, словно бы с облегчением. К нему подошел Алин, посмотрел на меня и поменял цвет. Некоторое время я наблюдала как он играет в светофор, но в конце концов мне надоело стоять на солнцепеке, а так как Эйрин сказал все что хотел, я сдержанно кивнула Алину и потопала в свою комнату. Может, надо было все-таки переехать? А то как-то странно жить в учреждении полном парней, дяденек и старичков. Хотя…раньше же мне это не мешало? Вот и сейчас переживу.


Когда Хана ушла, я посмотрел на Алина.

— Сказал ему, то есть ей, что она может жить в городе? — я кивнул.

— А она что? — что-то лейтенант Алин проявляет излишнее внимание к моей ученице.

— Она останется со своим мастером. — я окинул его взглядом победителя. Вот так, моя девочка останется со мной, а ваши ученики только лишь услышали, что могут взять городскую квартиру, как тут же собрали вещи и сбежали. И не просто сбежали, а убрались как можно дальше, в Сейн, хотя могли бы обосноваться в Лотаре. Алин поморщился, наверное о том же подумал.

— Боюсь, ей все же придется пожить некоторое время отдельно. — я замер и посмотрел на Алина. Это еще что за новости? С какой стати? Он чуть изменился в лице под моим пристальным взглядом и ответил:

— Поступил приказ из Замка, направить воина по имени Хана в Сейн, с целью отлова опасного преступника.

— Какого преступника? — то, что это запрос из Замка не давал возможности отказаться. С чего бы это Айрису пришла в голову такая идея?

— Кто-то убивает молодых девушек. Ужасная смерть. Их буквально собирали по частям, чтобы опознать. — И он думает, что после такого я отпущу туда Хану? Алин посмотрел на меня и добавил:

— Ты же не сомневаешься в том, что она сможет защитить себя? — ммм…не сомневаюсь конечно, но какой мастер отпустит своего ученика на подобное задание?

— А как же ее гордость как воина? — подловил он меня на моих же словах. Я кивнул, дав ему понять, что сообщу девочке об этом задании. Дааа…не думал, что она так быстро пойдет на задание. После Третьего Крещения учеников в принципе можно считать полноправными воинами. Хоть они состоят в Акадэмии, и им выплачивается содержание, но их уже можно отправлять на задания, даже без мастера.


Я собирала вещи, которых оказалось совсем не много. Эйрин сказал, что меня отправляют на задание по приказу из Замка (кто постарался? Болван или Болванов брат?). В городе я должна снять квартирку (это оплатит Акадэмия, потому как задание из Замка) и пожить там пару недель ведя жизнь обычной молодой девушки, приехавшей покорять Голливуд (про Голливуд — это я добавила. Эйрин сказал "приехавшей искать любую работу в столице". Что по-моему одно и тоже). Даа…и как я там без Эйрина буду? Я уже отвыкла одна находиться. Киша мне тоже придется здесь оставить, потому что у обычной селяночки не может быть Лира. И вообще, в город предстоит добираться на своих двоих. Хорошо хоть в брюках можно пойти. Здесь женщины когда в долгое путешествие пускаются, одеваются как мужчины, дабы избежать различных опасностей в пути. Я погладила Киша по лобастой голове и поцеловала в розовый носик. Я скоро вернусь мой хороший, веди себя хорошо. Часто не кусайся, много не царапайся. Тихо вышла из комнаты, с Эйрином прощаться не буду, на две недели всего ухожу, он даже не заметит моего отсутствия. Так, что там про задание? В столице объявился Джек-Потрошитель местного производства? А я значит жертву должна изображать? Не хочется что-то…


Я смотрел, как Хана покидает Акадэмию. Правильно что не зашла попрощаться, скоро увидимся. Я взял Лира за шеер и направил в противоположную от города сторону. Надо пересечь реку и войти в лес, этот путь займет чуть больше времени чем по прямой, но это не страшно.


Лейтенант Алин наблюдал из окна, как ученица Эйрина в простой крестьянской одежде выходит за ворота, и прикрыв глаза рукой щурился на солнце. Похоже, пришло время наведаться к Агнессе. Алин спустился во двор и пошел за своим Лиром. Путь его лежал через небольшую долину, находившуюся с противоположной от реки стороны. Завтра к утру он будет на месте.


Делл вышел на крыльцо, посмотрел на закатное солнце и потянулся. Что-то Алин с Эйрином куда-то запропастились. Что там с Эйрина ученицей? На первое задание отправили девочку? Мммм…Наверное, пришло время проверить как там дела у Сера.


Империя Ардейл. Сейн.


До города мы добрались за сутки. Добрый старичок на скрипучей тележке разрешил мне поехать с ним, после того как я рассказала слезливую историю мол — Папка зимой помер, мамка болеет, семь малых по лавкам сидят, плачут да кушать просят. Староста у нас злой — спасу нет, сынок евоный не дает мне, девке красной проходу. Не утерпела я и в город подалася. Денежку заработаю да вернусь домой, мамку с младшенькими поднимать. Все это время дедок слушал внимательно, изредка качая головой. Наверно здесь это обычная история. Проехав через городские ворота мы распрощались и я пошла искать квартиру. Дабы соответствовать легенде, квартиру надо найти дешевую, да в районе победнее. Я крутила головой в разные стороны, вспоминая куда там мы с Эйрином в прошлый раз заворачивали? Внезапно я со всего размаху врезалась в кого-то, кто тут же стиснул меня в медвежьих объятиях. Готовая заголосить (по легенде я драться не умею) я подняла глаза и увидел перед собой Сера. С плеч словно камень упал, визжать не придется. Сер отпустил меня, покрутил вовсе стороны и спросил:

— Ты тут как оказалась? — улыбка как обычно до ушей.

— Да так, воздухом подышать вышла! — Надеюсь, он не задастся вопросом, с чего это я "дышу воздухом" в столице. Во всех книгах так делают, а я чем хуже? Наврала я на всякий случай, мало ли, может это Сер тех девочек порешил? Присмотрелась к нему получше, ммм…не похоже…но мало ли что.

— Мне бы квартирку снять. — и смотрю на него грустно. Он подумал и сказал:

— Есть у меня знакомая вдовушка, сдаст тебе квартирку по знакомству, идет? — я кивнула. Сер взял меня за руку и потащил через толпу, меня мотало во все стороны, все-таки шаги у Сера соответствуют его росту, еще немного и я буду развиваться позади него как Имперский флаг над башней. До домика мы добрались быстро. Беленький, чистенький, двухэтажный. Дверь открыла старушка (мда…так и знала, что пристрастия у Сера странные), Сер ее обнял как мать родную, шепнул пару слов на ушко и махнув мне рукой на прощание взял и испарился. Старушка схватила меня за руку (чего они тут все хватаются? Не люблю я такого обращения.) и потащила на второй этаж. О цене договорились сразу, сорок медяков в неделю (что видимо дешево, я цены не очень хорошо знаю). Квартирка оказалась уютная, вообще домик напоминал двухэтажку в моем родном городе, с той лишь разницей, что вместо подъезда здесь был зал, слева от входа располагалась кухня, справа — покои хозяйки. Как только я отдала старушке деньги, она оставила меня одну. Пришло время осмотреться. Квартирка на квартирка, так комнатушка, с чуланчиком в котором находилась ванная (о, да это просто люкс какой-то!). Ванная представляла из себя корыто, замурованное в камень. Учитывая мой рост, я в корыце с головой помещусь и еще место останется. Тут же стоял медный таз с дыркой и выходящей из нее трубой (Эйрин, смотри что они с твоим идолом сотворили!). Мммм…водопровод? Удивительно…хотя, акведук еще в Древнем Риме был. А унитаза нет? Я огляделась. Нет, а жаль. Ладно, что там у нас дальше? Окно, большое, за окном дерево, одна ветка низко нависла над землей, напротив- другой дом, точная копия этого, даже обстановка в комнате напротив точно такая же. Ох…как одиноко без Киша и Эйрина. Я приняла ванну и легла в постель. Утро вечера мудренее, глядишь завтра мне понравиться "вольная жизнь" без надсмотра мастера.


Когда погас свет во всех окнах, темная фигура крадучись подошла к двери новой постоялицы и расстелила на полу подстилку. Со словами "я защищу тебя сестренка" человек завернулся в одеяло и уснул. В это время другой человек удобно пристраивался на ветке дерева, стараясь шуметь как можно меньше. В какой-то момент человек покачнулся и едва не потерял равновесие. Коробка, которую он держал в руке едва не упала на землю. Нелепо выгнувшись человек схватил коробку в последний момент. В тишине двора явственно послышался вздох облегчения. Когда незнакомец устраивался поудобнее на своей ветке, взгляд его случайно скользнул по стене соседнего дома. В окне колыхалась занавеска, словно ее кто-то внезапно отпустил. Человек пожал плечами, кто в такое время будет по окнам таращиться? Поерзав еще немного он поднял глаза к небу (которого не было видно из-за листвы) и приготовился к ночному бдению.


Я проснулась от того, что солнечный свет заливал комнату и слепил глаза, а все из-за того, что кто-то забыл вчера занавески закрыть. Кто бы это мог быть? Ладно, пойду умоюсь, раз уж все равно проснулась. По привычке я потопала на выход, открыв дверь я шагнула и наступила на что-то мягкое. Так как в это время я терла оба глаза кулаками и зевала как голодный бегемот, туловище (говорю туловище, потому что у тела есть голова и конечности. Но раз это оказалось под моей дверью, головы у него не было изначально, а от торчащих в разные стороны конечностей я избавлю его прямо сейчас) лежащее под моей дверью я не заметила, в следствии чего наступив на него не удержала равновесие и упала, больно стукнувшись головой об косяк. А такие сюрпризы с утра портят настроение на весь день. Я потерла глаза и посмотрела на то, что помешало моему величественному шествию в комнату для утренних омовений. Туловище принадлежало Серу, который тут же вскочил и с бормотанием "я тебя защищал" помог мне подняться. Я махнула на него рукой. Чего еще от него ожидать? Голова болела, захотелось глотнуть свеженького воздуха. Я пошатываясь поплелась к окну, чтобы открыть его. На ветке дерева, словно налопавшаяся сладкого бамбука панда, спал лейтенант Алин. Окно открывать расхотелось. Пойду хоть умоюсь как человек. Открыв дверь в ванную я застыла с открытым ртом. Ладно, я понимаю Сер, то что Алин здесь — тоже в принципе понять могу (наверно еще мучается, что я девочка. Ему когда Эйрин сказал, он за мной все время из-за угла присматривал. Мало ли упаду, чтобы ручку подать — это он сам сказал, я ничего не выдумываю), но вот что в моей ванной делает Делл? И как он сюда пробрался? Делл в это время похлопывал себя по щекам, как будто только что побрился, потом повернулся ко мне и сообщил одобрительно:

— А у тебя тут миленько. — угу, было, пока вы все сюда не набежали. Я развернулась, захлопнула дверь и пошла проверять шкафы, ящики и полки, даже под кровать залезла в поисках Эйрина. Эйрина нигде не было. Эйрин как я говорила самый умный здесь, а теперь он поднялся в моих глазах еще выше. Над его светлой головой начал прорезаться нимб. Благодарность за такое доверие затопила мое сердце.


Я смотрел в окно на Алина, который дрых на ветке, прямо под моим окном. В окне показалась Хана, посмотрела на Алина и пошла в ванную. Надо бы ей сказать, чтобы занавески закрывала, девочка все-таки, а из комнаты где находился я, ее комната была видна как на ладони. В дверях застыл Сер, из ванной вышел Делл (а он тут как оказался?). Алин проснулся (наверно почувствовал испепеляющий взгляд девочки) и начал слезать с дерева. Пришла пора и мне показаться, мастер я или нет? Я направился к выходу.


С горем пополам я вытолкала Делла из моей ванной, дабы переодеться. К моменту моего выхода на сцену действующих лиц прибавилось. Алин слез с дерева и присоединился к нам. Когда он протянул мне коробочку со сладостями (а это были именно они), я уже перестала злиться. В компании всегда веселее. К тому же Сер заправил мою постель и сложил вещи. Мы уселись за стол. Пока Сер наливал нам травяной чай, я честно поделила пирожные — им одно, мне все остальное (пусть и за это благодарят. Обычно я не делюсь сладким). Только я поднесла вилку ко рту, ожидая получить удовольствие от божественного вкуса пирожного, как дверь открылась и на пороге появился Эйрин. Он посмотрел на мою руку в которой была зажата вилка с куском прироженки и сказал:

— Воин должен воздерживаться от сладостей. — рука сама собой опустилась, пироженка шлепнулась на тарелку. Нимб, которым наградило Эйрина мое воображение, с металлическим звоном упал на пол и закатился под кровать (там ему и место). Я закрыла лицо ладонями.

— И это вы называете "вольной жизнью"?!


| Темные Боги (СИ) |