home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая. Озеро Забвения

Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.


За час до рассвета, в главном административном корпусе, в комнате для совещаний собрались три лейтенанта Акадэмии. Один из них был в насквозь пропыленной одежде и было видно, что мужчина только что прибыл. Разговор, который вели лейтенанты был очень напряженным.


Алин устало потер переносицу и сказал, обращаясь к Деллу:

— Хорошо, что ты прибыл вместе с Сейлом. Я не знаю, чтобы мы делали, если бы его здесь не было. — Я кивнул. То, что произошло сегодня ночью относилось к разряду неприятных сюрпризов. Насколько мне известно, подобных прецедентов еще не было. Четвертое Крещение по воле Богов должно начаться сегодня, с первыми лучами солнца. Обычно, между Третьим и Четвертым Крещением имеется определенный временной промежуток — около года. Кроме того, лейтенанты знают, когда подходит срок и в течении месяца не выпускают учеников из Акадэмии. В нашем случае Боги приняли решение провести Четвертое Крещение почти на пол года раньше обычного срока. Внезапное изменение графика выбило нас всех из колеи, особенно Алина. Потому что как раз в это время Сейл находился на задании, один. Слава Богам, он уже возвращался в Акадэмию, когда его встретил Делл. Увидев сияющий на груди ученика медальон Делл (по его словам) чуть дух не испустил. Для того, чтобы успеть в Акадэмию вовремя, Делл поднял Лиров в небо. Сейл, никогда до этого не летавший справился просто отлично (что вызвало довольную улыбку на лице Алина). Мы все вознесли благодарственную молитву Богам. Не смотря на то, что Лиры есть только у демонов, в Акадэмии есть Лиры, которых могут брать и люди. Точнее, все лейтенанты ездят на Лирах, так же как и ученики. Если наездник не демон, Лир признает его временным хозяином, что конечно существенно сказывается на совместной работе наездник-Лир. Но тут уж ничего не поделаешь, не коней же им использовать? Если ученик заканчивает Акадэмию, он может пойти в отряд Демонов-Воинов, а там уж без Лира никак. После смерти человека, Лир возвращается в Акадэмию. Правда этого Лира на некоторое время оставляют одного, все же это тяжело для Лира — потерять наездника. Пусть даже их жизни не были связаны. Я отвлекся от своих размышлений и посмотрел на Алина.

— Если мне не изменяет память, Третье Крещение тоже прошло раньше срока, верно? — Делл и Алин дружно кивнули. Я задумался. Если Третье Крещение прошло раньше, можно было предположить, что и Четвертое пройдет раньше срока. Наш недочет. И все же…Боги спешат. Я посмотрел на лейтенантов и задал вопрос:

— Есть идеи? — Делл и Алин кивнули. Сначала высказался Алин:

— Судя по всему, Боги спешат. Возможно, это имеет под собой веские основания. Мы с Деллом уже поговорили, так что для начала пусть выскажется он, после этого я продолжу. — Я кивнул и посмотрел на Делла. Делл отсутствовал в Акадэмии несколько дней, где и по какому делу он был мы не спрашивали, каждый может получить задание. Даже тот, кто на данный момент занимается воспитанием ученика. Отправляясь на задание лейтенант может взять ученика с собой, а может оставить его в Акадэмии. Как и поступил Делл, что говорит о том, что по мнению лейтенанта ученик еще не достиг того уровня, чтобы взять его с собой. Делл устало провел рукой по лицу и сказал:

— Я был в Западной Заставе. — Я тихо присвистнул, путь туда неблизкий. Учитывая то, что Делл отсутствовал не так уж и долго — значит и туда и обратно он летел. Поэтому его Лир выглядел таким потрепанным.

— Что случилось в Западной Заставе, раз им потребовалось присутствие лейтенанта?

— Меня вызвал Тилл. Вообще, строго говоря, ему было все равно кто из нас прибудет. Айрис направил по Заставам магов, наибольшее их количество сейчас находиться в Северной Заставе. Сообщение мне передал наш маг. — Делл замолчал.

— И о чем просил Тилл? — Делл посмотрел на свои руки.

— Он просил забрать девочку из Заставы. Сестру Ара. — Я нахмурился. Тилл не стал бы отпускать девочку от себя, она ему как дочь стала. И зная о его отношении к Ару, этот поступок более чем просто странный.

— Причина? — Делл поднял на меня глаза, никогда я еще не видел его в таком состоянии. Делл спокойный, чаще — высокомерно-язвительный. Сейчас у него был вид как у побитого пса.

— По всей стране происходит нечто ужасное. — Я кивнул. О таком же говорил и Алан.

— Убийства? — Делл мотнул головой.

— Не просто убийства. Хуже. Людей вырезают как овец. Когда я прибыл в Заставу, Тилл как раз собирался в одно из поселений, объявить о том, что по указу Императора, все жители обязаны перебраться под защиту Крепости, взяв с собой только самое необходимое. Маги уже сейчас поднимают над заставами купола. Если бы вы только были там…в том поселке.

Империя Ардейл. Западная Застава.

Делл спустился со своего Лира во дворе Крепости. Окружающая его суматоха удивила его. Обычно в западной Заставе такого не происходит. Все Заставы находятся на границе Империи, и как и все пограничные Крепости ведут тихую сельскую жизнь. Режим меняется только в случае надвигающейся войны. То, что Делл наблюдал сейчас было похоже на последствия долгой осады. По всюду, куда падал взгляд лежали люди, раненные, с открытыми ранами и оторванными конечностями. Над Заставой не стихали вопли умирающих и плачь детей. Самое ужасное было то, что раненные не были воинами. Судя по одежде — крестьяне. Кто мог совершить нечто подобное с сельскими жителями? Единственная сила, представляющая угрозу для Империи, была Долина Бер, но Долина находилась к северу и маловероятно, что они сделали такой круг, только для того, чтобы вырезать крестьян. К Деллу быстрым шагом шел Тилл. Со времени их последней встречи лейтенант изменился до неузнаваемости. Потерял в весе, лицо осунулось так, что кожа обтянула скулы. Глаза ввалились, на висках появилась седина, это при том, что Тиллу около тридцати. Делл пртянул руку, которую Тилл крепко пожал. Уставшие глаза смотрели на Делла. Хриплым голосом Тилл произнес:

— Хорошо что ты прибыл. Мы сейчас собираемся в одно из поселений, составишь компанию? — Ничего не понимая Делл кивнул. Так как Лир устал после перелета Делл взял коня. Путь от Заставы до поселения занял около трех часов, зрелище представшее перед глазами Делла, заставило его понять, как Тилл докатился до такого состояния. Село было мертво. В воздухе остро пахло кровью. Делл слез с коня и подошел к легкому штакетнику, окружавшему поселение. На земле, чуть припорошенной ранним снегом лежали люди. Все до единого были мертвы. Делл перепрыгнул через ограждение и опустился рядом с телом мальчика лет двенадцати. Судя по всему, нападение было совершено несколько дней назад, благодаря холодной погоде, тела еще не начали разлагаться. Стеклянные глаза ребенка смотрели в холодное серое небо. Делл осмотрел раны, слегка нахмурив брови. Ему еще не приходилось видеть раны такого характера. У мальчика не хватало половины лица, словно огромный волк сомкнул свои челюсти вокруг его головы, но ребенок дернулся в самый последний момент. Брюшная полость была разорвана, внутренности выедены. Присмотревшись внимательнее, Делл пришел к выводу, что зверь кормил своих детенышей. На лице мальчика были следы от огромных клыков, опять же характер ранения говорил об огромной силе сомкнувшихся челюстей. Мягкие ткани носили следы более мелких клыков. Делл, выросший в семье охотника умел разбираться в следах и укусах, оставленных дикими животными. Таких укусов он еще не видел. Поднявшись Делл осмотрелся, везде была одна и та же картина — люди убиты более крупным животным, внутренности выедены более мелкими. Одно из двух — либо огромный волк побывал здесь в компании шакалов, либо мать кормила детенышей. Повернувшись к Тиллу Делл спросил:

— Почему их не переселили в Крепость? — Имея указ Императора можно сделать это насильно. Тилл тяжело вздохнул.

— Приказ пришел не так давно, до этого мы пытались уговорить их. Жители этого поселка отказались, так же как и те, которых ты видел в Крепости. — Делл задумался. Если те, кого он видит сейчас все мертвы, почему в Крепости есть живые? Тилл видимо понял его сомнения и сказал:

— Жители того поселка, которых ты видел в Крепости- из поселения расположенного ближе к Заставе. Нападение на поселок было совершено сегодня ночью. Некоторые успели добежать, но ранения они получили так или иначе. — Делл пристально посмотрел в глаза бывшему лейтенанту:

— А вы чем в это время занимались? Чем занимались часовые? — Тилл отвернулся.

— Ничью выпал снег, видимость была ужасная. А самое страшное знаешь что? — Делл вопросительно изогнул бровь.

— Этих тварей не видно. — Делл склонил голову вбок и переспросил:

— Не видно?

— Да. Они чернее ночи и передвигаются с умопомрачительной скоростью. Их невозможно даже почувствовать. — В голосе Тилла слышалось отчаяние. Да, так и с ума можно сойти. Когда твои чувства тебя обманывают…

— Они даже не пахнут… — Если дошло до того, что воины полагаются на обоняние, значит дело совсем плохо. Делл взобрался на своего коня.

— Кто-нибудь видел тварей? — Тилл кивнул.

— Один пацан. Он сейчас в Заставе.

— Что он говорит? — Тилл безумным взглядом посмотрел в глаза бывшего напарника.

— Он сказал, что это посланцы Темных.

Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.

После рассказа Делла, я понял, почему Тилл хотел отправить девочку из Заставы. Если такое происходит по всей стране…Возможно поэтому Боги так спешат? После Четвертого Крещения ученик в принципе закончил общее образование, назовем это так. Пятое Крещение направленно на внутреннее развитие ученика. То есть, теоретически, после Четвертого Крещения ученик уже не считается учеником. При определенной удаче он может вступить в отряд Демонов-Воинов, но чтобы стать там полноправным членом, ученик должен пройти Пятое Крещение. Возможно, Боги решили провести испытание раньше, потому что надвигается катастрофа? Алин прокашлялся и сказал:

— Я продолжу? — Я кивнул.

— Продолжай.

— Судя по информации, которую нам сообщил Делл и Алан, могу предположить что надвигается война. Именно поэтому наши ребята должны пройти Крещение сейчас. — Я потер рукой лоб. Логично, я пришел к тому же выводу.

— Да, если такое твориться по всей Империи…

— И это будет не просто война. Это будет война, для победы в которой нужны герои. — Я кивнул. Если слова того мальчишки-правда, то нам действительно нужны герои для победы в этой войне. В войне с Темными. Я поднялся.

— Пойдемте будить учеников. Сегодня их ждет последнее испытание как учеников. — Лейтенанты поднялись. Весь день мы проведем у Озера Забвения, а вечером, как только моя девочка вернется, я потребую у Айриса ответов на все вопросы.

Империя Ардейл. Северная Застава. Степь.

Портал захлопнулся за спиной Айриса. Принц посмотрел себе под ноги. Земля под ногами спеклась в черную блестящую корку. Так как Айрис на данный момент практически не имел запаса магической энергии, магия, запечатанная в черном монолите никак не отреагировала на его появление. Оглянувшись вокруг Айрис был шокирован. Он знал, что Черное Плато будет большим, но это поразило его до глубины души. Диаметр каменной плиты был не меньше тысячи лааров. Абсолютно гладкая, зеркальная поверхность, которая казалась втягивает в себя сам свет. Айрис спустился с Лира и достал стилеты. В самом центре площадки он заметил фигуру, замотанную в черное одеяние, у ног Темного лежал зверь, такой же черный, как и плита под ногами. Принц сбросил кафтан, и остался в одной рубашке, на тонкой цепочке на шее висел кристалл, который принц должен был погрузить в плиту во чтобы то ни стало. Мягким шагом принц направился к Темному. Для начала, прежде чем принимать боевую форму, надо узнать, насколько Темный силен, возможно, он так же как и Айрис истощен. В этом случае победить его можно. Во всяком случае Айрис на это надеялся. Темный поднял голову, лицо скрывал капюшон. Тверь у его ног заворочалась и подняла морду. Лир зашипел. Айрис прокрутил стилеты в руках. Посмотрим, чему вас учат в темном мире.


Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.


Рейган поднялся с холодной земли и осмотрелся вокруг. Рядом дрых Лейрис, лицо которого напоминало лицо грязнули-трубочиста. Рейган улыбнулся. Отлично вчера повеселились, жаль только, что мало. Надо почаще вытаскивать Айриса из его библиотеки, видно же, что ему тоже нравится. С детства на брата давила ответственность титула наследника императорской власти, поэтому Айрис сам себя лишил всех радостей жизни. Рейган потянулся. И кто сказал, что Император должен быть сухим как прошлогодняя лепешка? Кстати, а где Айрис? Рейган огляделся, брата нигде не было. Наверно встал ночью и пошел в библиотеку. Составить компанию Эйрину. Эти двое могут жить среди книг. Рейган такого никогда не понимал, почитать конечно интересно, но чтобы всю свою жизнь посвятить чтению…нет уж, увольте. Лейрис заворочался и открыл глаза. Потом сел и потер эти самые глаза кулаками, от чего вокруг глаз появились два черных круга. Рейган улыбнулся.

— Вернемся в Замок? Или хочешь тут побудем? — Лейрис подумал немного и сказал:

— Можно и тут посидеть, что в Замке делать? — Да, это Рейган понимал. Не смотря на то, что дом свой он любил, но находиться там более недели он не мог. Слишком уж все помпезно и величественно. И гробовая тишина. Эта тишина давила на уши, подавляла дух. Когда Рейган был маленький, его любимым делом было пошуметь — он стучал ложкой по перилам, вопил во весь голос, топал ногами. Делал все, лишь бы там не было так тихо. Потому что Рейган видел тоску в глазах брата, словно у птицы которой сломали крылья. Как только Рейган начинал шалить, тоска покидала Айриса, пусть и не на долго. В который раз Рейган задумался, чтобыло бы неплохо взять с собой Айриса в какое-нибудь длительное путешествие. А то он с самого детства покидал Замок всего несколько раз. И его вины в том нет, просто наставники его приучили к тому, что наследник должен вести себя соответствующе своему положению. А таскаться по Империи как какой-то бродяга — дело не достойное наследника императорской власти. Рейган кивнул сам себе. Когда-нибудь, он приложит все свои силы для того, чтобы Айрис покинул этот проклятый Замок. Пусть даже его, Рейгана рядом не будет. Лейрис тем временем отлепился от земли и потопал в сторону Акадэмии. В волосах у него запуталась травинка, но Рейган решил не сообщать ему об этом. Подобрав с земли вчерашний мешок, Рейган пошел вслед за другом. Мешок надо будет спрятать, в следующий раз можно будет опять всем вместе поиграть. Айрису понравиться.


Я в непонимании таращилась на Эйрина. Это еще что за новость? Какое Четвертое Крещение? Через пол года же обещали. Из-за того, что я не выспалась, меня качало из стороны в сторону. Я сейчас только омлет взбить могу нормально, ни о каком Крещении речи быть не может. Я тоскливо посмотрела на подушку. Киш, почувствовав что преграда в виде меня, мешающая ему развалиться как следует исчезла, взял и развалился. Это все Эйрин виноват, если бы говорил быстрее, я бы успела, а теперь эту тушу даже краном не поднимешь. Эйрин положил мне руку на макушку, от этого мои ноги поехали в разные стороны, а я сама начала заваливаться назад. Говорю же-не выспалась. Он печально посмотрел мне в глаза. Да, я тебя понимаю, сама себя когда по утрам вижу — плакать хочется. Эйрин тем временем сказал:

— Одевайся быстрее. Крещение скоро начнется, ты не можешь опоздать. — Я зевнула.

— А отказаться нельзя? Ну или перенести. — Он покачал головой.

— Я знаю, что ты еще не готова, но такова воля Богов, а Богам не перечат. — Эх, знаю-знаю. Я повернулась к шкафу. За спиной хлопнула дверь. Интересно, а Эйрин заметил, что это его рубашка на мне? Надеюсь, что нет. Очень уж хорошая из нее пижамка вышла. Я оделась, заплела волосы как могла (ну извините уважаемые Боги, но вас бы в пять утра из постели выдернули — Вы бы и не так выглядели). Потом подошла к наглому подушечно-кроватному узурпатору, погладила по голове и потерлась щекой об нос. Эйрин стоял за дверью и о чем-то думал. Рубашечку обратно захотел? Он посмотрел на меня и сказал:

— Готова? — Я меланхолично кивнула.

— Тогда пойдем. — Ну, пойдем, раз зовешь.


Сказать, что я волновался — не сказать ничего. Прежде всего, Хана не выспалась, на бледном лице было видно только глаза. Правда я ее когда увидел, мне захотелось потрепать ее по щеке, исключительно для того, чтобы поддержать. Хана стояла передо мной, в моей рубашке и льняных штанах. Пришлось ее разбудить, слава Богам она спит в такой одежде (хотя плечо все равно торчит. Хорошо, что только я вижу), другие женщины предпочитают более откровенную одежду. Девочка терла глаза кулаками и была похожа на сонного Лира. Весть о том, что сейчас у нее будет Четвертое Крещение ее не обрадовала, знала бы ты, как эта весть не обрадовала меня! Но говорить об этом нельзя. Может начать нервничать, а это опасно. Я оставил Хану переодеваться, и встал возле двери. Четвертое Крещение будет самым сложным для нее, не знаю, как для других, но для нее — точно. Суть Крещения заключается в том, что проходящий его должен правильно рассчитывать свои силы. В соответствии с воинским каноном — умей отступить. Ну или умей проиграть, это кому как больше нравиться. Не каждый сможет сдать позиции, если он привык выигрывать. Точнее, практически любой будет идти до конца. А вот если силы противника превосходят в несколько раз? И за спиной у тебя — воины. Какое решение ты примешь? Глупо броситься на выставленные мечи, потянув за собой остальных, потому что для тебя будет позором отступить, или все же отступишь? Это очень тяжелый выбор, но научившись ценить свою жизнь, ты должен ценить и чужие. Жизни тех, кто тебе доверился. По сути, Четвертое Крещение является последним на пути становления воином и объединяет в себе все предыдущие — будь верным, цени жизнь, не поддайся гордыне. А вот после Пятого Крещения воин становиться мастером, потому как суть Пятого Крещения — найти свой путь и идти по нему. И только для Пятого Крещения мы можем сообщить ученикам, что от них ожидается. Мне бы очень хотелось, чтобы девочка прошла Четвертое Крещение. Любой мастер желает, чтобы ученик добился всего, чтобы ученик превзошел мастера. Ведь для этого и нужны учителя. Хана вышла из комнаты, и я сказал ей следовать за мной. Она не умрет даже если не пройдет Крещение, все не прошедшие Четвертое испытание могли остаться в Акадэмии на должности лейтенанта или же податься в одну из Застав. Таких воинов ждут везде с распростертыми объятиями. Но…Боги, как я желаю, чтобы она прошла! У нее всегда были проблемы с тем, чтобы отступить. Сколько раз она бездумно бросалась под острие меча или на летящие в нее стрелы. Надеюсь сегодня она будет более разумна.


Империя Ардейл. Черный Замок. Покои Повелителя.


Повелитель смотрел в обеспокоенное лицо супруги. Только что у них состоялся тяжелый разговор. Повелителю пришлось объяснять, куда так внезапно исчез старший сын, почему он ходит в повязках и о причинах изменившегося магического фона. Рашна была хорошим магом, кроме того, она умела обращаться. Возможно именно по этой причине Айрис стал великолепным магом. Супруга сидела сложив руки на коленях и умоляюще смотрела на Повелителя.

— Ты уверен, что это верный поступок? — Повелитель кивнул. С самого раннего детства они не правильно воспитывали старшего сына, потакая ему во всем. Айрис вырос замкнутым, большее время проводил в библиотеке, покидая Замок в исключительных случаях. Здесь виноваты и наставники принца, приучившие его к тому, что Император не должен выражать свои эмоции, не должен громко смеяться…в общем много чего не должен. По этой причине Айрису даже не пришло в голову попросить кого-то о помощи, спросить совета, положится на кого-то, кроме себя. Участи первенца в правящей семье не позавидуешь.

— Да. — Рашна посмотрела на мужа и сказала:

— Но почему ты отпустил сейчас его одного? Без магии он мало что сможет. — В глазах ее стояли слезы. Повелитель обнял супругу и прошептал:

— Я не смог отказать ему, ты же знаешь, какой он гордый. Он считает, что это его шанс искупить свою вину. Нельзя лишать его такой возможности, иначе он не сможет простить себя за допущенную ошибку. Как только он вернется, я приму меры, чтобы такого поведения с его стороны больше не было. Он должен научиться доверяться другим и обуздать свою гордость, которая не позволяет обратиться за помощью. — Рашна кивнула. Если Владыка что-то пообещал, он это исполнит.


Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.


Мы пришли куда-то под землю, эта Акадэмия удивляет меня все больше и больше…Эйрин светил перед собой факелом, с потолка капала вода. Интересно, а мы в этой пещере были, когда первое Крещение проходили или нет? Надо бы Эйрина спросить, в следующий раз, а то он сейчас какой-то уж очень задумчивый. Так и захотелось его по плечу хлопнуть и сказать что-нибудь обнадеживающее. Бедненький, да не переживай ты так! До этого же нормально справилась. Мы тем временем пришли к какому-то озеру. Это не Акадэмия, а озерный Рай какой-то, куда не сунься — везде озера. Эйрин остановился перед самой водой, повернулся ко мне и так пристально посмотрел мне в глаза, что мне даже неловко стало. Что-то я в последнее время вообще часто смущаюсь, когда он рядом. Эйрин положил мне руку на плечо, а потом вообще обнял. Ооо. какое занимательное ощущение…до этого меня только бабушка обнимала. Щеки покраснели, сердце застучало как бешеное. Еле-еле подавила нервное хихиканье, а то еще немного и глазками стрелять начну, жеманиться, томно таращиться в потолок и говорить с придыхом "Отстаааань, противный!". Соберись, тряпка! Потом помечтаем! Эйрин легонько похлопал меня по спине (ну, я думаю, что это он так думает. На самом деле ребра как-то подозрительно затрещали, и меня по-моему повело в сторону. Я так думаю, это он от большой любви не рассчитал и перестарался) и сказал:

— Малыш, я в тебя верю. — От этих слов мне стало не по себе. Что там такое будет, что Эйрин так расчувствовался? Но все равно, приятно.

— С-с-пасибо. — Я тоже расчувствовалась по самое дальше некуда. Даже слезы на глаза навернулись. Эйрин отошел в сторону и сказал:

— Ныряй, когда ты выйдешь, я буду здесь.

Я вошла в воду, оглянулась напоследок (ну чтобы точно вернуться, примета такая) и нырнула. В этот раз у меня получилось сразу. Вода мягко обступила со всех сторон, не отдохнувшие за ночь мышцы расслабились. Вдруг в голове раздался голос.

— Вдохни. — Угу, делать мне больше нечего? Легки начали болеть от нехватки кислорода, мышцы на спине свело. Голос повторил:

— Вдохни…иначе умрешь. — Назойливый какой голос, а так я буду жить долго и счастливо? В качестве ундины? Что-то ударило меня в грудную клетку, заставляя вдохнуть. Голова закружилась, глаза стали закрываться. Я наверное сейчас умру?


Рейган находился в комнате, где расположились маги. Маг, что сидел перед ним, был еще довольно молод, лет сорока может чуть меньше. Когда Лейрис с Рейганом вышли из леса, навстречу им бодро топал этот человек. Увидев их, маг поклонился и сказал:

— Наконец-то я Вас разыскал, Ваше Высочество. У нас запрос из Северной Заставы. — Рейган нахмурился и спросил:

— От кого? — Маг задумался вспоминая и ответил:

— Один из ваших подчиненных.

— Веди. — Если кто-то из отряда решил с ним связаться, значит дело серьезное. Маг проводил их в небольшую комнату и показал рукой на светящийся шар. Рейган сел перед ним.

— Смотрите внимательно, сейчас начнем. — Рейган кивнул, это не первый раз, когда он использует магическую связь. Маг поколдовал немного и перед Рейганом предстало лицо Ариэла. Воин немного склонил голову, приветствуя командира.

— В чем дело? — Когда проводишь сеанс магической связи, надо говорить быстро и по делу, нет времени на досужие разговоры. Сила мага не бесконечна.

— У нас гость. — Ммм… Гость?

— Давно не виделись?

— Давненько. Заходил на кружечку пива в прошлом году.

— Да? Действительно давненько. Что он хотел?

— Он не сказал, но мы решили, что вы знакомы. — Даже так? Это означает, что человек был там в то же время, что и Рейган. И в то же время что и Айрис, а так же леди Сельга.

— Гость не буянит?

— Пока что нет, но тут и без него проблем хватает. — Да, Рейган помнил, что там в Заставе твориться. Ариэл смотрел на командира, ожидая приказа. Рейган ответил:

— Пусть погостит еще немного, я бы тоже хотел его повидать. — Ариэл кивнул и шар потух. Рейган поднялся и кивнув магу на прощание, вышел. Ариэл умный парень, хоть и самый молодой из них. То, что постороннему могло показаться чушью было понятно любому из отряда. В Северной Заставе находился некто, вызывающий интерес. Появление его совпало событиями прошлой зимы, и в этот раз он появился как нельзя вовремя. Может просто совпадение, но Айрис говорил, что у Сельги был помощник. Проверить не помешает. Рейган остановился и мысленно позвал брата.

— Айрис…

Империя Ардейл. Северная Застава. Степь.

Айрис стоял напротив темного, который отбросил его одним ударом на несколько лааров назад. Он оказался сильнее, чем Айрис предполагал. Лир сцепился с тварью. Над плато раздалось холодящее кровь рычание, тварь была не менее сильной, чем ее хозяин. Похоже, придется принять боевую форму. Если бы у Айриса был хоть какой-то запас магической энергии…в этот момент в голове раздался голос брата:

— Айрис… — Прости братишка, придется тебе побыть в тишине. Айрис закрыл сознание, чтобы Рейган не мог пробиться. Этот прием он разработал еще в детстве, когда понял, что Рейган жульничает при проверках знаний, которые устраивал ему Айрис. Если Айрис не был сосредоточен, братишка просто залезал к нему в голову и копался в ней, как в своей собственной. Уже позже Рейган понял, что это не хорошо — лезть вот так вот к брату в голову и перестал это делать. Но сейчас он может заинтересоваться, почему Айрис ему не отвечает, и посмотреть, чем он занят. Темный смотрел на принца, уверенный в своих силах он даже не пытался нападать. Айрис начал принимать боевую форму. Фиалковые глаза затопил алый свет, рога вытянулись, лицо закрыла серебряная маска. За спиной выросли серебряные крылья. Когда Айрис завершил превращение, перед Темным предстал среброкрылый демон. Лицо закрывала сплошная маска, из прорезей смотрели кроваво-красные глаза без белков. Руки и ноги скрыты шипованными латами, костяные накладки защищают корпус. Это просто так говорят "боевая форма", на самом деле это просто доспехи, прочные, легкие, увеличивающие физическую силу, но все же доспехи. Темный усмехнулся. Нет доспехов, которые не сможет пробить черная сталь. Демон расправил крылья и взмыл в воздух.


Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.


Хана несколько минут назад скрылась под водой. Я оперся спиной о скалу и закрыл глаза. Сейчас мне остается только ждать. Озеро Забвения, на берегу которого я сидел, по преданием было образовано водами Реки Забвения, но в какой-то момент река изменила русло. Теперь воды Реки скрыты где-то под землей, а Озеро осталось. Как только Хана нырнула, в пещеру зашли Делл с Алином и их ученики, мальчишки зашли в воду и синхронно нырнули, из-за того, что они опоздали, времени на разговоры у них не осталось. Алин присел возле меня, рядом с ним расположился Делл. На некоторое время повисла тишина, а потом Алин сказал:

— А вы как проходили Крещение? — Я посмотрел на него, это в принципе не тайна. Делл опередил меня:

— Я был командиром отряда из ста человек. Повоевать пришлось. — Я кивнул.

— У меня тоже самое. — Алин помолчал и сказал:

— Получается, Четвертое Крещение для всех одинаково? — Я пожал плечами.

— Как решат Боги.


Я сладко спала, и проснулась от того, что меня кто-то настойчиво тряс за плечо. Надоедливый голос орал прямо на ухо:

— Лейтенант Хана! Проснитесь, лейтенант! — С трудом я разлепила веки. Чего это Эйрин так разорался? Потом задумалась на время над тем, а кто вообще такой этот Эйрин? Ответа не нашла, и пришла к выводу, что наверное мне приснился какой-нибудь красавчик с таким именем. Я посмотрела на говорившего. Обычное лицо, одет по-военному. Где-то я уже такую форму видела.

— Да? — После сна голос был грубый и хриплый.

— Вас вызывают к Адмиралу. — Я кивнула. Рядовой вышел из палатки, я поднялась и огляделась. Палатка в которой я находилась, была довольно большая, белый брезент защищал от солнца, напротив входа стоял стол, тут же расположилась походная кровать. У самого входа стоял таз с водой для умывания. Я подошла, чтобы плеснуть себе в лицо немного воды. Перед встречей с Адмиралом надо освежиться. Когда я поймала свое отражение в воде, я сначала не поверила своим глазам. Во-первых, отражению было лет сорок. В волосах появилась седина, взгляд такой, словно я устала от жизни. Лет сто назад. Я выпрямилась. В голове царил хаос. По-моему, я все же моложе, чем мое отражение. Вообще, сейчас я ощущала себя так, словно у меня раздвоение личности. Одна "я" знала, что сейчас идет война, мы проигрываем, нас постоянно оттесняют и сегодня будет решающий бой. Другая "я" настаивала, что это неправда. Мы живем в мирной Империи, ни о какой войне и речи быть не может. Обе "я" подсовывали картинки из прошлого, пытаясь доказать, что именно она — это я. Вот я сижу у костра, напротив меня Эйрин (а, так вот кто ты такой! А в самом деле красавчик). А вот я скачу на коне (тут другая "я" взбунтовалась, и сказала "У нас есть Киш"), за мной следует мой отряд, мы несемся с боевым кличем на выставленные пики. Я знаю, что отступать не должна. Вот другая "я" показывает как я лечу на Лире, меня обнимают крепкие руки и я счастлива. В тоже время я вижу, как возвращаюсь одна, потеряв весь свой отряд. Я прихожу в лагерь, и думаю о том, как я буду смотреть в глаза женам тех, чьи головы сейчас насаживают на пики. Вообще, довольно странное ощущение, скажу я вам. Как будто я пытаюсь одновременно посмотреть и на право и на лево. Я провела рукой по лицу (О, Боги! Я и в самом деле старая!) и решила, что с этим я разберусь потом. Я вышла из своей палатки и пошла в палатку Адмирала. За столом собрались командиры отрядов, они с ожиданием посмотрели на меня. Я вытянулась по сотйке смирно, отдала честь и отрапортовала:

— Лейтенант Хана! Прошу извинить за опоздание! — Адмирал — пожилой мужчина с великолепными усами кивнул и сказал:

— Займите свое место, лейтенант. Мы должны обсудить план атаки. — Я кивнула и села туда, где как мне подсказала память, было мое место. Адмирал ткнул пальцем в карту и сказал:

— Если мы не отбросим врага сегодня, нам придется как побитым псам отступать к столице. — Голос его звенел от ярости. Вот она- ущемленная мужская гордость. Слово взял один из сидящих рядом со мной:

— Адмирал, наши потери огромны, будет лучше отступить сейчас, иначе мы останемся без солдат. — Адмирал нахмурил свои брови и ответил:

— Это честь для воина — потерять жизнь в бою! Не важно кто ты, главное — борись с честью, даже если потеряешь свою жизнь. Такое заявление показалось мне частично неверным. Если ты потеряешь только свою жизнь — это твои проблемы, но вот если за тобой идут другие…Кроме того, может я конечно и путаю что-то, но используя солдат как пушечное мясо — войны не выиграть. Адмирал тем временем обвел нас всех пристальным взглядом и сказал:

— Кто согласен взяться за эту операцию? — Все молчали, тогда другая "я" захватила мое тело, подняла его с места и сказала:

— Это будет честью для меня и моих солдат! — Адмирал холодно улыбнулся, кивнул и сказал что собрание закончено. Мы покинули палатку. Я постояла немного, разглядывая наш лагерь. Тот, кто говорил передо мной был прав — нашу армию и армией назвать-то сложно. Надеюсь, противник не на много сильнее. Солдаты были измучены, кто-то лежал, кто-то сидел, оперевшись спиной об дерево. Я пошла к себе, ощущая на себе жгучие взгляды. Это для меня было внове. Нет, мне конечно и раньше сверлили взглядом спину, но никогда еще я не ощущала столько ненависти. Похоже, пришло время поговорить со своим вторым "я" начистоту. Я зашла в палатку и села, закинув ноги на стол. Так, что там у нас? Ага, за правое дело боремся, не щадя живота. Ну не плохо. Что там дальше? Эээ? Это у меня прозвище такое? Хана Замороженная? Мммм. звучит-то как отвратительно, как будто про полуфабрикат говорят. Представила себя в костюме котлетки, скачущей весело по бранному полю и распевающую какую-нибудь веселую песенку на тему "как хорошо быть полуфабрикатом, и как полезно иметь меня у себя дома". Мда…удручающая картина. Похоже, меня тут действительно ненавидят. А все потому, что отряд который я недавно потеряла, был третьим по счету. Каждый раз я возвращалась одна. Даже мне самой это показалось подозрительным. Отряды, которые отдавали мне под командование называли отрядами смертников. Солдаты перед боем вместо того, чтобы писать письма матерям и девушкам выкапывали себе могилки. А хорошо я их воспитала! Если могилки не понадобятся — скажем что ландшафт меняли, чтобы противника запутать. Опять же, если что- можно огурчиков посадить или редисочки какой. Во мне вспыхнуло раздражение. В конце концов, я просто выполняю приказ Адмирала, разве это моя вина, что эти олухи воевать не умеют? Кусок ткани, прикрывающий вход сдвинулся в сторону, и в палатку зашел Адмирал, собственной персоной. Не приятный человек, скажу я вам. Глаза как у фанатика, лицо испещрено сеточкой полопавшихся капилляров, от чего кажется что Адмирал рисовал по лицу фиолетовыми чернилами. Адмирал встал напротив меня и положил руки на плечи. Руки были холодные и потные, даже сквозь мундир ощущалось. Я передернулась от отвращения. Когда Эйрин так делал, мне приятно было, а сейчас — как будто в остывшие фекалии вляпалась. Адмирал брызжа слюной сказал:

— Я доверяю вам свою гордость и надежду! Помните, победа достойна любых жертв! — Я тщетно пыталась увернуться от внезапно свалившегося на меня душа. Даже нет, внезапно обрушившегося на меня водопада старческих слюней. Вот мерзкий старикан! Так, вторая "я" сообщила, что мы сейчас проходим Крещение. Пока дедок рассказывал мне историю о том, как имперские корабли бороздят необъятные просторы космоса (на самом деле не это конечно, но мне кажется так интереснее, чем слушать старческий бред по поводу того, что солдат просто создан для того, чтобы его насадили на пику. И вообще, хороший солдат сам эту пику себе в пузо воткнет, и распевая хвалебную песнь побежит в свой лагерь, дабы подать прочим пример своей храбростью и нечеловеческой смекалкой. Потому как только счастливый обладатель нечеловеческой смекалки додумается до чего-то подобного. У дедули кстати как раз такая)я вспоминала, что же мы делали на предыдущих Крещениях. Так, ну судя по всему, я должна с успехом выполнить задание. Дедок закончил и вперил в меня свои выцветшие от старости глаза. В глазах его плескалась, да можно сказать изливалась на грешную землю непрерывным потоком, нечеловеческая смекалка. Эх дедуля…лучше бы это ум был. Потом подумала, что ум свой он излил где-то в другом месте, потому и пришел сюда с пустой головой. Надо ему что-нибудь ответить, а то ведь не отстанет. Я вытянулась, отдала честь и бойко прокричала:

— Будет исполнено! — Ладно уж, смекалистый ты мой, выиграю для тебя этот бой. Чтобы Эйрин гордился.


Империя Ардейл. Северная Застава. Степь.


Темный брезгливо переступил через тело демона и позвал тварь, которая в это время рвала зубами крыло Лира. Каким глупым надо быть, чтобы явиться сюда не имея магических навыков и знаний. Темный облизнул кровь с кинжала. Победить этого глупца было не сложно, хотя дрался он хорошо. Для не мага. Бесчувственное тело осталось позади, тварь еще немного потаскала Лира за порванное крыло, и бросила. Кому интересно играть в сломанные игрушки? Похоже, можно уходить. Если сюда пришел такой глупец, вряд ли найдется кто-то, кто сможет нанести какой-либо вред почти застывшей черной массе. Еще немного и Плато застынет, а этот глупец останется лежать здесь. Темный был доволен. В прошлый раз маг разрушил такой великолепный план, но видимо эти знания утеряны, раз сюда прислали обычного воина.


Айрис смотрел, как темный уходит. Маска, скрывающая лицо треснула. Острый скол разрезал кожу на лице от лба до подбородка. Темный нанес ему бессчетное количество ударов своим странным оружием, которое смогло пробить непробиваемые доспехи. Айрис улыбнулся окровавленными губами. Похоже, лезвие было чем-то пропитано и это что-то не давало ранам затянуться. Помниться лезвие ритуального стилета Сельги, так же как и лезвие кинжала в руках Темного, было покрыто черной субстанцией. Возможно это и препятствует регенерации. Оно и к лучшему, именно количество нанесенных смертельных ран позволило Темному удалиться. Он не сомневался в том, что Айрис умрет. Принц посмотрел на своего окровавленного Лира, крыло было порвано, глаза закрыты. Ничего мой верный друг, потерпи немного. Есть еще кое-что, что мы должны завершить. Айрис дрожащей рукой дернул цепочку на шее, которая не поддалась с первого раза. Неужели он настолько ослаб? Принц нахмурил брови, рана на лице разошлась, и кровь залила глаза. Принц глубоко вздохнул, хорошо, что кристалл не дает магического фона. Он начинает работать только при соприкосновении с черным камнем. Иначе темный не ушел бы без него. Айрис провел рукой по лицу, стирая кровь с глаз. Помогая себе крыльями он пополз туда, где по его расчетам должен был находиться центр. Насколько раз он терял сознание. Плато вытягивало из него жизнь вместе с впитываемой черной поверхностью кровью. Добравшись до центра Айрис встал на колени, двумя руками поднял кристалл над головой и со всех силы воткнул его в камень. Камень поддавался с трудом, от напряжения начали трястись руки, кровь толчками вытекала из ран нанесенных Темным. Пожалуйста, он должен завершить то, ради чего пришел. Кристалл медленно погружался, Айрис не отпускал его до тех пор, пока он не погрузился полностью. После того, как кристалл полностью поглотила черная масса, силы покинули первого принца.


Боги смотрели на своего сына. Он лежал в центре плато, созданного для Азара. Боги страдали, видя, что мальчик умирает. Один из них сказал:

— Нехорошо.

— Ммм…Да. Нехорошо.

— Ему еще рано сюда.

— Да. Рано.

Боги приняли решение. К лежащему на земле принцу подлетел огонек. Немного полетал вокруг окровавленного тела, и опустился на грудь. Как только огонек пристроился на груди воина, из ран покрывавших его тело стала сочиться черная жидкость. Жидкость вытекала медленно, словно была живая и не хотела покидать такое уютное тело. Падая на черный камень, жидкость впитывалась в него, не оставляя на поверхности ни следа. Как только из ран потекла кровь, огонек поднялся над площадкой и подлетел к лежащему неподалеку Лиру. Зверь, когда-то дарованный Богами, был сильно ранен, ядовитая слюна черной твари разъедала раны. Лир открыл глаза. Огонек мигнул пару раз и устроился на голове животного. Яд испарялся, образуя вокруг ран зеленое облако. Раны начали затягиваться, Лир устало закрыл глаза. Лир будет жить. Хозяин будет жить. Огонек поднялся, сделал круг над площадкой и вознесся в небеса. То, что Боги помогли сейчас своему сыну, не нарушало договор, когда-то заключенный с Темными. Договор этот гласил: "Ни темные, ни светлые не будут прямо вмешиваться в жизнь демонов и людей, давая им шанс выбрать, на чью сторону они встанут". Договор этот не запрещал косвенного вмешательства. Темные находили себе последователей, чьими руками приносили жертвы и открывали врата из темного мира. Светлые выдернули девочку из другого мира для того, чтобы она изменила этот мир. Мир погрязший в гордыне и безразличии. Девочка уже многих излечила от этого, и Боги верили, что она еще многое сделает. Что она сможет вернуть надежду, в угасающий мир. А для этого то дитя, которое сражалось с одним из посланников Темных должно жить. Ведь и ему еще многое предстоит узнать.


Айрис открыл глаза. Странно, ему почти не больно и почему-то так радостно в душе. Как в тот день, когда он в первый раз услышал "голос" не рожденного Рейгана. Воспоминание это заставило его прошептать:

— Рейган…


Империя Ардейл. Священная Акадэмия Хикар.


Рейган пребывал в замешательстве. Айрис впервые за многие годы закрыл от него сознание. А разговор между прочим важный. Рейган все это время ждал, пока Айрис ответит ему. Когда он уже было решил, что ответа ждать бесполезно, в конце концов прошло уже несколько часов, в голове его раздался слабый голос:

— Рейган… — В голову ворвались картинки. Рейган видел глазами Айриса, видимо брат совсем не контролирует свое сознание. Рейган видел, как он летит над какой-то черной площадкой, внизу Лир сцепился с черным псом. Следующая картинка — он смотрит на кусок маски, который лежит у его ног. На серебряную поверхность падают красные капли. Потом он ползет, с трудом заставляя тело двигаться. Одно крыло сломано, второе изрезано на куски. Боги, даже от крыльев ничего не осталось! Крылья — это единственная вещь, которая является частью тела, при вхождении в боевую форму, все остальное можно считать одеждой. Прочной, удобной, но все же одеждой. Следующая картинка — он стоит на коленях, кровь толчками вырывается изо рта, он проводит рукой по окровавленным губам и подняв вверх обе руки сильно ударяет в черный монолит. Рейган опустился на колени. Тело свело как от судороги, кости затрещали. Через несколько мгновений кожа на спине лопнула и Рейган расправил черные крылья. Ярко-красные глаза смотрели из прорезей черной маски, скрывшей лицо. Рейган вошел в боевую форму. Принц поднялся, слегка покачиваясь. Войти в боевую форму в первый раз очень больно, потом привыкаешь. Новыми глазами он видел красную нить, уходящую куда-то далеко. Там, где нить заканчивалась был Айрис. Рейган закрыл глаза и вызвал портал. Даже если этот портал высосет саму его жизнь, он будет рядом с Айрисом. Сейчас.


Вода пошла рябью. Я посмотрел на Алина, который поднялся со своего места и с тревогой смотрел на воду, пытаясь рассмотреть кто именно поднимается. Еще слишком рано, солнце только начало клониться к закату, а это означает то, что ученик, который сейчас всплывает, не прошел Четвертое Крещение. Мы с Деллом тоже поднялись.


Мой отряд состоял из двадцати человек. Не густо…Потухшие глаза смертников смотрели в землю. Они даже на меня смотреть не хотят? Ну что ж…Приободрю-ка я их.

— Воины! Слушайте меня! Сегодня мы одержим победу, во чтобы то ни стало! — Я скорчила величественную гримасу. Двадцать пар глаз с ненавистью посмотрели на меня. Так…ошибочка…похоже то же самое я говорила и всем предыдущим. Да ладно вам, чего вы такие суеверные? Подумаешь…ну повторила те же самые слова, но это же не означает, что все пройдет так же, как и в прошлый раз! Все три прошлых раза. Я нахмурилась и развернула коня. Ладно, делать нечего, придется вам доказать, что победить можно в любой ситуации. Я сверилась с картой.

— За мной! — Солдаты пришпорили коней. Никто не вышел пожелать нам удачи, печально. Путь до предполагаемой точки расположения противника занял часа два. Все это время мы ехали молча. Никто не обменивался шуточками, не было слышно даже самого тихого шепота. Я выслала вперед двоих солдат, разведать ситуацию. Сама я была очень и очень задумчива (на самом деле изображала Эйрина, пусть солдатики проникнуться ко мне уважением). Как только высланный мной патруль скрылся за поворотом, оттуда послышались крики и звон мечей. Я пришпорила коня и понеслась вперед (ну насколько может нестись та кляча, которую мне дали. Я так понимаю, нормального коня я не заслуживаю, потому как с предыдущих возвращалась пешком. Видимо коник тоже полег на поле брани). Выскочив из-за поворота я увидела, что мой патруль полег. Все до одного. На нас надвигался вражеский отряд. Я подняла руку и царственным жестом указала вперед:

— В атаку! — Мечи скрестились с мечами, в нас полетели стрелы. Я увидела, как один из моих солдат упал, схватившись за стремя. Он посмотрел на меня глазами, переполненными страхом. Я остановила коня, и наклонилась, чтобы подать несчастному руку. Противник опять выпустил стрелы. Одна из них попала в горло того, к кому я протянула руку. Солдат отпустил стремя, невидящими глазами продолжая смотреть на меня. Я оглянулась. Все проходило как в сильно замедленной съемке. Мои солдаты честно отбивались, не для того чтобы победить, а чтобы подороже продать свои жизни. Противник превосходил нас числом. Корме всадников в лесу обосновались и лучники. Судя по граду стрел — не менее тридцати человек. Может даже и больше, потому как когда они выпускали стрелы, небо темнело. Как в меня еще ни одной не попало? Нам устроили засаду, нас поймали в ловушку. Будучи зажатыми между всадниками и лучниками, мы никуда не могли деться. Тут я увидела путь к отступлению. Вторая "я" громко завопила, что отступить — равносильно позору. Я сказала ей заткнуться. Моих воинов кромсают на куски, используют как подушечки для иголок, а я буду думать о своей гордости?!

— Отступаем! — Голос прозвенел, перекрывая лязганье мечей и свист стрел. Да, мне неприятно признавать поражение, до этого я мало кому проигрывала, только Эйрину. Но…вернуться живым оттуда, откуда вернуться живым невозможно — разве это не победа? Я поднялась и подняв меч над головой прокричала еще раз:

— Отступаем! — Солдаты с удивлением смотрели на меня, на лицах некоторых появилась надежда. Нет, даже не надежда, призрак надежды. Надежды на то, что сегодня они не умрут. Что они будут жить.


Алин зашел в воду и протянул руку своему ученику. Мальчик не прошел? Жаль, он подавал большие надежды. Сейл отплевывался от воды. Да, мы все в свое время ее наглотались. Алин подошел к нему и крепко обнял. В тот же миг он оттолкнул от себя ученика, словно тот его ударил. Медальон на груди Сейла переливался всеми цветами радуги. Прошел? То, что медальон переливается, говорит о том, что Боги позволили ученику пройти Крещение. Странно, почему тогда он появился так рано? Алин опять обнял Сейла, на этот раз радостно хлопая по спине. Еще не много и пуститься в пляс. Как только Сейл вышел из воды, над поверхностью появилась голова Сера. Делл мягко поднялся и зашел в воду. Медальон на груди Сера сиял переливаясь. А где моя девочка? Я встал и начал оглядываться, она вроде как-то говорила, что плавать не умеет. Будет печально если она пройдет Крещение и не сможет всплыть. Делл и Алин уже вышли из воды, рядом с ними стояли их ученики. Я кивнул им, разрешая удалиться, пусть мальчики отдохнут. Хана все не появлялась. Я сел на место и стал ждать. В конце концов, время до заката еще есть.


Мы возвращались в лагерь. Странное дело, я не чувствовала себя проигравшей. Как только мы начали отступать, за нами пустились в погоню несколько всадников. Мои воины, приободренные тем, что они не расстанутся со своими жизнями сегодня, бились с преследователями словно демоны. Очень скоро нас оставили в покое, но это скорее всего потому, что нет смысла преследовать отряд из десяти человек. Когда мы подъезжали к лагерю, один из воинов поравнялся со мной и глядя мне в глаза очень искренне сказал:

— Спасибо. — Я улыбнулась и ничего не ответила. Как только мы въехали в лагерь, перед нами образовалась толпа. Солдаты радостно кричали, подбрасывали вверх тех, кто вернулся. Нам на встречу вышел Адмирал. Он гордо распушил усы и сказал:

— Мы победили? — И смотрит гордо по сторонам. Интересно, он сам давно в бою был? Я холодно посмотрела на него и ответила:

— Нет, мы отступили. — Генерал застыл. Лицо его налилось кровью, глаза вылезли из орбит, брызгая слюной во все стороны он провизжал:

— Разве я не говорил не отступать? Да ты под трибунал пойдешь! Ты будешь гореть в адском пламени! — Я оглянулась на лица тех, кто и не мечтал сегодня вернуться. Бедняги, а ведь другой "мне" тоже не доставляло удовольствия терять своих солдат. Вторая "я" захватила мое тело. Я почувствовала ее эмоции, ее возбуждение, ее радость. Раз уж все равно гореть мне в аду, этого старикашку я прихвачу с собой. Я достала короткий нож, который висел у меня на поясе. Одним прыжком я преодолела расстояние до того места, где стоял старик. Слегка отведя руку назад, я воткнула лезвие ему между ребер. Теплая кровь оросила мои руки. Сквозь зубы я произнесла:

— Это за тех, кто не вернулся. — Адмирал начал падать на землю, я оглянулась. Солдаты стояли и в ужасе смотрели на меня. Их лица начали расплываться, словно между нами вдруг выросло стекло и кто-то льет на него воду. Я опустилась на колени и закрыла глаза.


Ее нет слишком долго. Солнце уже село, а Хана так и не появилась. Я больше не могу ждать. Я встал, скинул кафтан и сапоги. Вошел в воду и нырнул. Прозрачная вода окружала меня с всех сторон. Девочки нигде не было. Боги, в чем дело?! Я опустился ниже, говорят что Озеро Забвения бездонное. И в это можно поверить. Дна не было видно абсолютно и я испугался, что девочка просто не смогла всплыть. Перед глазами встали ужасные картины, как она пытается выплыть, но ее затягивает вниз. Кислород начал заканчиваться и я вынырнул на мгновение, набирая побольше воздуха. Затем я нырнул вновь. Боги, где она? Если она находится еще глубже, ей может не хватить кислорода на то, чтобы всплыть. Я устремился в черную бездну. Когда тьма обступила меня со всех сторон, краем глаза я заметил какое-то свечение. Посмотрев туда я увидел Хану, которая тщетно пыталась выплыть, но у нее ничего не получалось. Я поплыл к ней. Она меня не видела и в какой-то момент перестала барахтаться. Потеряла сознание? Как бы она сейчас воду не вдохнула. Я подплыл к ней, обнял и зажав ей нос крепко прижал свои губы к ее. Давай, дыши! Я вдохнул в ее легкие кислород. Как только мы всплыли, она открыла глаза. Откашлявшись от воды, она посмотрела на меня и зардевшись сообщила:

— Это был мой первый поцелуй.


Глава девятая. Черное Плато | Темные Боги (СИ) | Глава одиннадцатая. Черная меланхолия Эйрина дэ\Сэй