home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 13

Клэр


Что я наделала?

Это продолжало вращаться в голове Клэр с головокружительной скоростью, снова и снова… тот момент, когда Андерсон нажала на курок, и Мирнин, которого она знала, исчез. Остался плачущий, разбитый мужчина, который даже не казался вампиром, просто разрушенной версией человека. Если бы она прошла мимо него в дверной проём, то предположила бы, что это просто бездомная, психически неуравновешенная развалина.

Кем, догадалась она, он технически и был. И она сделала это с ним.

Клэр редко чувствовала себя такой одинокой. Она думала, что ближайший в стране МТИ был новым стартом, она думала, что находилась здесь, чтобы учиться, расти, меняться. Но вместо этого все с самого начала было аферой. Андерсон никогда не собиралась преподавать ей что-либо. Она просто хотела ВЛАДа, и Клэр была средством достижения цели.

Говоря о ВЛАДе, доктор Андерсон усердно работала над ним, видимо, она уже сообразила, в чем была его концепция, в то время как Клэр думала, что они собирались вернуться к основам. Все, что она делала, поняла теперь Клэр, только была занята работой, поэтому доктор Андерсон смогла усовершенствовать то, что она уже создала.

И провела испытания.

— Могу я увидеть его? — спросила Клэр доктора Андерсон, которая все еще держала ВЛАДа; она добавила столь необходимый ему ремешок, но, видимо, устройство стало очень тяжелым. — Я просто хочу понять, что вы сделали. Я думала добавить к нему модулятор, но…

— Даже не думай об этом, — сказала Андерсон. Она немного переложила его тяжелый вес, это означало, что она начинает чувствовать напряжение, как надеялась Клэр. — И мы не будем говорить о технологиях.

— Но… Я думала, вы хотите, чтобы я помогла вам…

Андерсон одарила ее краткой, прохладной, безразличной улыбкой.

— Даже не пытайся. Может ты и сдала Мирнина, но это не значит, что я доверю тебе игрушки, Клэр. Это нужно заслужить. Я верю, что ты далека от этого, так как я могу кинуть твоего парня прямо сейчас. А он довольно солидный парень.

Она выглядит усталой, подумала Клэр, и немного неуверенной в себе. Она смотрела на профессора Дэвиса, который пытался добыть кровь у Мирнина; у него было время, и не потому что Мирнин не боролся с ним, а потому, что он не мог шевелиться. Наконец, он приказал троим вооруженным парням поднять Мирнина с пола, и на полпути он издал звук, что-то между воплем и рыданием, который пронзил Клэр до самой души. Я сделала это. Я все это сделала.

Она с трудом сглотнула.

— И что теперь? — спросила она. Ее голос был грубым, и она никак не могла смягчить его. — У вас есть Мирнин, Оливер, Джесси и Майкл. У вас есть Шейн и Ева. Чего еще вы хотите?

— Я хочу информацию, — сказала доктор Андерсон. — Ты ученый, Клэр. Ты понимаешь, что это редкая возможность — у нас есть вампиры, которых можно тестировать в лабораторных условиях. Мы можем перевернуть всю биологию, и это является тем, что доктор Дэвис искал в течение долгого времени. Мы можем выиграть.

— Я не знала, что мы на войне.

— Конечно, на войне. И мы выигрываем на какое-то время; вампиры были больны, когда я покинула Морганвилль, и им становилось хуже. если бы ты оставила их в покое и позволила бы всему идти своим чередом, в настоящее время все уже было бы кончено.

— Вы сделали так, чтобы они заболели? — спросила Клэр в ужасе. Мирнин никогда полностью не принимал идею, что вампирский отец Амелии Бишоп был разработчиком и распространителем заболевания. Что, если это произошло прямо у него перед носом?

Но доктор Андерсон покачала головой.

— Нет. Это не моя заслуга. Я просто убедилась, что исследования болезни ни к чему не приводят. Казалось, на этот раз природа была на стороне людей, а не вампиров.

Клэр вздрогнула. Она думала, что поняла доктора Андерсон, думала, что они были похожи. Но в глубине души это было не так. Они обе выжили в Морганвилле, но это по-разному на них повлияло.

— Если ты не думаешь, что мы на войне, — сказала Андерсон, — тогда почему ты сделала это? — она похлопала металлический каркас ВЛАДа.

— Я просто хотела… хотела, чтобы у нас был способ остановить их, если бы дело дошло до драки. Вот и все. Он нужен был для обороны.

— Ну, ты знаешь, что говорят: лучшая защита — это нападение. Мы работаем над анти-вампирским оружием в течение некоторого времени. В том числе и над биологическим оружием.

— Доктор Дэвис начал эксперименты, — сказала Клэр. — Эта та недо-летучая-мышь, которая убила Деррика. Так?

— Да, — сказала Андерсон. Она смотрела на Мирнина, но без всякого сожаления или сострадания. Её взгляд был бесстрастным. Бесстрастно-холодным. — Он добился значительного прогресса, но наши образцы деградировали. Мы должны были полагаться на то, что я привезла с собой из Морганвилля, но этого недостаточно. Я работала над тем, чтобы Джесси сотрудничала со мной, со всем этим дружелюбием, но она умнее. Если бы она спокойно все сделала, мне не пришлось бы предпринять то, что я сделала.

— Джесси…?

— Жива? Да. Счастлива? — Андерсон покачала головой. — Я не хотела этого делать. Но это она втянула меня во все это. На ней датчик. Эффект еще не спал. Я начинаю беспокоиться, что луч необратимо повреждает нервную систему.

— Необратимо? Что вы сделали с ВЛАДом? Не предполагалось, что он будет таким мощным…

— Я выполняла свою работу, — отрезала доктор Андерсон. — Твоя работа, если ты хочешь остаться на правильной стороне, взять модель, которую использовал доктор Дэвис, и заставить ее работать как надо. У меня не было времени завершить ее до наступления кризисной ситуации. Из-за прибытия Мирнина мы оказались в сжатых сроках. Я думаю, что все прошло чисто, но если Амелию проинформировали, нам придется сражаться, и мне на всякий случай нужно как минимум еще одно работающее устройство. Таким образом, ты выполняешь свою часть, а я прослежу, чтобы твой парень и остальные друзья ушли невредимыми. Понятно?

— Понятно, — ответила Клэр. — Оружие доктора Дэвиса не работает? Это был блеф?

Доктор Андерсон пожала плечами.

— Я думала, ты поймешь, и это замедлило бы тебя, а я смогла бы использовать то, которое было.

Хорошая стратегия. Шейн одобрил бы.

— Мы готовы, — отрапортовал доктор Дэвис. Его головорезы надели на Мирнина что-то типа упряжи. Оливера уже вывели в чем-то похожем на смирительную рубашку. — Возвращаемся на ферму?

— Да, и чем быстрее, тем лучше, — сказала доктор Андерсон. — Никто не придет сюда до десяти, но если все же придет, то поставит все под угрозу. Выдвигаемся. Мы сюда уже не вернемся.

Ферма? Клэр не могла понять, может, это кодовое название, но не похоже, что это лаборатория МТИ. Она спокойно пошла с ними, и закончилось все тем, что она сидела рядом с Мирнином. Он был завернут в плотную рубашку словно мумия, и его голова склонилась вперед так, что темные волосы волнами спадали на его лицо.

— Прости, — прошептала она ему. — Мне очень жаль. — Она чувствовала животную дрожь его тела, волна за волной, то ли боли, то ли ужаса, или того и другого. — Я никогда не хотела, чтобы такое произошло, Мирнин, клянусь. Просто… просто я не предвидела такого.

Он повернул к ней голову. Она увидела сквозь занавесу волос красный свет в его глазах и почувствовала от него краткий импульс — голод, гнев, слепая ярость. Потом он вздохнул, повернулся и оперся о металлическую стенку фургона. Как только он двинулся, зазвенели цепи. Они не оставили никаких шансов; цепи были покрыты серебром, как и наручники на запястьях и лодыжках. Они обжигали его.

Оливер, напротив нее, был в таком же состоянии, но уже не дрожал. Может быть, у него просто больше практики в плане подавления страха и боли, а может, он недостаточно получил от ВЛАДа. Но и не сказать, что он хорошо выглядел.

Последней они загрузили Джесси.

Она выглядела ужасно. Ее рыжие волосы спутались в клубок, губы высохли и покрылись корочкой, ее глаза были болезненно-красными. Она выглядела чуждой, странной и жалкой одновременно, она тоже была в рубашке и цепях, и они приковали ее рядом с Оливером. Казалось, она не заметила Клэр, а если все же да, то осмысливала происходящее. И она выглядела опасной.

Но увидев ее, Мирнину каким-то образом стало немного лучше. Он стал меньше трястись и снова выпрямился. Так что, возможно, внутри него еще что-то осталось.

Клэр надеялась на это. Потому что альтернатива была слишком ужасной.

Это была долгая молчаливая поездка. Доктор Дэвис был впереди с доктором Андерсон, и единственной компанией Клэр, не считая абстрагировавшихся вампиров, были трое вооруженных охранников, теснящихся внутри. Ни один из них не был разговорчивым. Она даже не была уверена, что они моргали. У нее было достаточно времени, чтобы наблюдать за ними в тусклом внутреннем свете — окон не было, вероятно, к счастью для вампиров. Трое мужчин примерно одного возраста, лет тридцать-сорок, у тех, кто постарше, уже виднелась седина, но не сильно. Все здоровые. Все носили то, что походило на темные костюмы. Клэр не была экспертом, но они не выглядели дорогими, скорее… униформа.

И у всех были значки на лацканах. Восходящее солнце.

Все меньше и меньше было похоже на правительство, и все больше на частную организацию, в которой так сильно увязла доктор Андерсон. Частная, но хорошо финансируемая. Фонд Дневной Свет. Фонд, из-за которого так обеспокоены люди Джесси.

Так или иначе, это еще хуже, чем если бы правительство знало о существовании вампиров.

— Э-э-э… — сказала Клэр мужчине, сидящему рядом с ней. — Вы, ох, из Бостона?

Он ничего не ответил. Не посмотрел на нее. Он уставился на свои часы и иногда шевелил пальцами на пистолете. Он казался спокойным, но Клэр не собиралась это проверять. Ни одного из них. Шейн — возможно; ему нравится вести себя провокационно, но Клэр знала, что это плохая тактика.

Так что после нескольких неудачных попыток завязать разговор, она просто ждала.

Казалось, прошла целая вечность, но наконец-то они съехали с гладкой дороги на более шероховатое покрытие, а затем остановились с хрустом гравия. Дневной свет, который проник внутрь, как только открыли дверь, заставил вампиров вздрогнуть и зажмурить глаза, но они все были слишком стары, чтобы сильно пострадать от света. Тем не менее, Клэр переживала за них, когда от их кожи пошел пар. Оливер уже вспыхнул маленькими язычками пламени, прежде чем его освободили, и они явно не торопились.

Клэр вылезла и сразу же была схвачена мужчиной, который сидел рядом с ней.

— Эй! — запротестовала она, но толку было ноль. Так что она осмотрелась, пока он тянул ее вперед.

Ферма не было кодовым названием. Это серьезно была ферма, с настоящим сараем и двухэтажным домом с крыльцом. Она надеялась на дом, но вместо этого они направились с ней к большому, темно-красному амбару.

Она ожидала сено и конюшни, но внутри строение было превращено в лабораторию, очень хорошую, с толстым бетонным полом, чистыми стенами, стальными столами и шкафами и ярким освещением над головой. Полностью оборудованная. Кое-что Клэр узнала, но многое было для нее в новинку. Доктор Дэвис взял на себя трех вампиров и привел их на правую сторону большого открытого пространства, где приковал их наручниками к большим стальным скобам в полу. Все трое тут же скрючились в защитной позе.

— Сюда, — сказал ее охранник и потащил ее налево, к Ирэн Андерсон.

Эта часть лаборатории была копией лаборатории доктора Андерсон в МТИ, с небольшими изменениями, в основном состоящими в том, что на двух столах были аккуратно выложены детали и схемы. Клэр узнала некоторые как составные части ВЛАДа; второй стол немного отличался.

Он был отведен новой модели, поняла Клэр. На нем было все, чтобы понять, что конкретно сделала доктор Андерсон, чтобы превратить ее устройство в наступательное оружие. Клэр подняла проект и стала изучать его, взяла каждую деталь и осмотрела ее. Она все еще исследовала механизмы, когда доктор Андерсон бросила тяжелого ВЛАДа на стол… не рабочую версию, поняла она. Та все еще была у груди Андерсон.

Это был прототип, еще не улучшенный.

— Я уверена, что ты справишься, — сказала Андерсон. — Вот чертежи. Ты хотела быть моим лаборантом, вот и работай. Если что-нибудь учудишь, обещаю, это скажется на твоем парне. Все ясно?

Клэр кивнула. Сначала она сосредоточилась на схемах. Андерсон была права — это достаточно простая работа, но придется разобрать базовую модель и собрать в новой конфигурации. Она изучила схемы и рассмотрела каждую деталь, что должна была добавить в устройство. А именно усилитель, способный повышать сигнал по крайней мере в сто раз больше первоначального. Ниже щелкал инвертор, который менял режим усиливания на отменение — что она первоначально и намеревалась сделать, чтобы иметь возможность убрать на нет желание вампира атаковать, когда в этом нет особой необходимости. Эти модификации она сделала в ходе ее исследования… чего-то, что сделало бы ВЛАДа доброкачественным оборонительным оружием.

Но последняя часть была самой зловещей. Это сложная комбинация нескольких различных частей, но как поняла Клэр, она была разработана, чтобы вызывать другой набор эмоций. Страх, очевидно, — подавляющий, парализующий ужас. Также казалось, что были и другие компоненты. Судя по увиденным последствиям, они повышали чувствительность и создавали сильную болевую реакцию. Как электрошокер, только еще сильнее и дольше.

— Чем это ты занимаешься?

Она подпрыгнула. Ирэн Андерсон смотрела на нее с холодным подозрением во взгляде.

— Извините, — сказала Клэр. — Я просто сначала хотела убедиться, что правильно поняла, что мне делать. Не хочу ошибиться.

— Нет, — сказала Андерсон категорически. — Даю тебе час. Шевелись.

Клэр сделала глубокий вдох, положила нерабочего ВЛАДа в центр стола, сверилась с схемами в последний раз и приступила к работе.

Она собирала механизм, деталь за деталью. Перед ней лежали все необходимые инструменты. Андерсон наблюдала за ней, следя, чтобы она не сделала ничего из ряда вон выходящего.

Даже доктор Андерсон не смогла все время фокусироваться на ней. Клэр почувствовала, как она начала отвлекаться; ка будто спало напряжение, и ей пришлось усиленно работать, чтобы не подавать никаких физических сигналов, что она заметила, что что-то изменилось.

Работай. Просто работай.

Когда она почти закончила, Андерсон не контролировала ее, но была поблизости. И когда внезапно Мирнин забился в конвульсиях и закричал, корчась в своих цепях, он привлек к себе все внимание доктора Андерсон на несколько критических секунд, когда Клэр приделала последнюю деталь.

Она уже все продумала, когда смотрела чертежи. Последним компонентом был встроенный внутрь переключатель. Он был крошечным, что нужно было работать только специальными инструментами, но она сознательно выбрала наименее возможную отвертку, хотя это был худший инструмент для данной работы.

Оно вписалось в крошечные слоты, как раз чтобы сдвигать переключатели в противоположное направление.

Понятия не имею, правильно ли я смоделировала, подумала она. Но все, что она могла сделать, это изменить порядок выключателей и надеяться, что получилось.

Когда она закончила и положила отвертку, доктор Андерсон сразу оказалась тут как тут — даже прежде, чем она успела взять оружие с подставки, чтобы передать ей.

— Хорошая работа, а главное, ты успела вовремя, — сказала Андерсон. Она передала устройство мужчине, который был тенью Клэр и охранял ее все это время. Он даже не надел страховочный ремень. — Пришло время увидеть, надежный ли ты человек, Клэр. Если нет — если ты решила сумничать и устроить саботаж против меня — то мы это выясним прямо сейчас, и для тебя все будет печально. Или для твоих друзей. Это твой выпускной экзамен, понимаешь? Сдаешь, и ты спасаешь жизни небезразличных тебе людей.

Клэр встретилась с ней взглядом.

— А что будет, если провалю?

— Акры земли ждут удобрений, — сказала доктор Андерсон. — Я борюсь за род человеческий. И я ни перед чем не остановлюсь, чтобы спасти жизни невинных людей.

— Как и я, — сказала Клэр. — Вам бы следовало доверять мне. Я устала от людей, которые не верят мне.

Шейн бы понял подтекст. Но доктор Андерсон не заметила предупреждение.

Андерсон повела ее в другую часть комнаты, через стеклянную перегородку, разделяющую помещение. Трое вампиров были там, где их и оставили, все беспомощные. Доктор Дэвис взял образцы крови и поставил их на свой лабораторный стол, аккуратно промаркировав, и он был слишком болтливым для гика в белом халате — и у него также был значок с восходящим солнцем на лацкане, отметила Клэр. Он поднял глаза, когда увидел Андерсон, Клэр и охранника и кивнул.

— Отлично, — сказал он. — Мы уже заждались.

— Патрик, можешь ли ты потерять один образец? Просто на случай, если Клэр внесла что-то интересное в ее проект?

— Их достаточно, — сказал он. — Так что да. Если бы я мог выбирать, то отдал бы вам, который старше всех выглядит. Похоже, он самый хлопотный.

— Оливер? — Андерсон кивнула. — Замечательно. У него репутация убийцы. Я думаю, подходит. — Она повернулась к охраннику, взяла тяжелое оружие и протянула его Клэр. — Держи.

Клэр не колебалась. Устройство легло ей в руки, выведя из равновесия, но с ним она чувствовала себя лучше. Сильнее.

— Прежде чем ты попытаешься использовать его на мне, — сказала Андерсон, — помни, что мой друг держит твою голову на мушке.

Клэр посмотрела боковым зрением и увидела, что охранник позади нее приготовил свой пистолет, и да — он был направлен на нее, неуклонно и спокойно. Он не будет колебаться, подумала она.

— Что я должна сделать? — спросила она. Но она уже знала.

— Я хочу, чтобы ты выстрелила в Оливера, — ответила Андерсон. — Я хочу, чтобы ты доказала, что тебе можно доверять. Похоже, он восстанавливается быстрее других, и я хочу, чтобы ты утихомирила его. А затем чтобы ты продолжила стрелять в него. Ты поняла меня?

Клэр с трудом сглотнула и посмотрела на Оливера. Он не поднял голову. Он выглядел слабым, неожиданно старым и уязвимым.

— Зачем?

— Потому что я хочу убедиться, что мы можем их так убить, — сказала Андерсон. — Судя по модуляциям, все получится. Мне нужно доказать теорию и задокументировать, сколько времени это займет. Ты хотела быть ученым, Клэр. Наука требует жертв.

Оливер поднял голову. Казалось, на это потребовались огромные усилия, судя по тому, как его трясло, но он поднял голову и встретился с ней взглядом. Его глаза не были красными. Они были темными, человеческими и полными страха.

— Пожалуйста, — прошептал он. — Прошу тебя.

Клэр честно не знала, чего он просил. Она не знала, чего он хотел. Но она знала, что она должна была сделать. Все должно быть выполнено быстро и уверенно, без колебаний.

Она сделала глубокий вдох и сказала:

— Мне очень жаль, но она права. Я должна это сделать.

А потом она подняла оружие и нажала на курок.

Казалось, прошла целая вечность. Оливер был пойман в пуче, содрагающийся, с широко раскрытыми глазами, открытым ртом, цепи гремели словно стук зубов… а потом он рухнул. Мертвым грузом. Он тяжело упал, без попытки спастись, и ударился о бетон, вялый и безжизненный. Цвет сошел с его лица, оставляя его устрашающе сине-белым, его глаза были открыты, черные и пустые. Его клыки выдвинулись, рот полуоткрыт.

Он не двигался.

— Как мы поймем, что он окончательно мертв? — спросил Дэвис. Он не казался впечатленным происходящим. Клэр застыла. Она не могла отвести взгляд от глаз Оливера.

Доктор Андерсон подошла к Оливеру, опустилась на колени, достала из-за пояса серебряный нож и сделала разрез. Никакой реакции, хотя его кожа вспыхнула по краям пореза.

Она ударила его ножом. Ничего.

— Он мертв, — констатировала она. — Поздравляю, Клэр. Это прорыв. Чуть больше экспериментов, и мы сможем узнать все о вампирах — как их использовать, как управлять ими. И все это благодаря тебе.

— Я знаю, — сказала Клэр.

Она не могла колебаться, не могла остановиться, чтобы просчитать свои действия. Она повернула оружие в сторону Джесси и выстрелила в нее. Затем направила его на Мирнина. У нее не было времени в нужной мере удерживать курок, к ней уже мчался охранник, явно не уверенный, было ли это убийство или нет, и решил состорожничать.

Ей как раз хватило времени, чтобы разбить ВЛАДа о бетонный пол и уничтожить микросхемы, прежде чем он ее схватил.

— Нет! — закричала Андерсон слишком поздно. Мирнин и Джесси безжизненными лежали на полу, как и Оливер. — Нет, дура, что ты наделала?

— Закончила свой эксперимент, — ответила Клэр, когда охранники толкнули ее на колени. — Потому что ты не ученый. Ты монстр. И я не оставлю никого из них на твою милость.

Лицо Андерсон покраснело от ярости, и она схватила с пола обломки оружия.

— Стреляйте в нее! — прикрикнула она. — Стреляйте в нее и ее друзей. И приведите мне Майкла. По крайней мере у нас еще есть он!

— Вставай, — сказал охранник и схватил Клэр за воротник ее рубашки. — С таким успехом ты умрешь вместе с ними. Знаешь, это было глупо. Очень глупо.

Клэр знала. Но на этот раз сделать что-то глупое было единственным способом, которым она могла перехитрить своих врагов.

Доктор Дэвис опустился на колени рядом с телами.

— Похоже, они все мертвы. В любом случае, они нам уже не нужны. Вынесите их отсюда и избавьтесь от тел. Сожгите их.

Это был правильный ход. Сжечь — единственный способ по-настоящему убедиться, что вампиры мертвы. Дэвис не хочет рисковать… и Клэр была непротив. Ей нужно, чтобы вампиров освободили.

Воздух снаружи был свежим и холодным, как будто скоро пойдет снег, хотя еще ярко светило солнце. Милое утро. Вероятно, ее последний восход солнца, который она когда-либо увидит.

Она уже отказалась от сумасшедшей идеей выжить, поэтому сделала глубокий вдох и стала наслаждаться своими последними мгновениями в мире. Она сделала, что могла. И может быть, это сработает.

Но, скорее всего, нет. Сарай позади них, казалось, был погружен в гробовую тишину. Она представила, как лабораторные обезьянки доктора Дэвиса убирают цепи с Джесси, Мирнина и Оливера… она очень живо все могла представить в своем уме, как безвольные, мертвые тела падают на пол.

Она либо спасла их, либо уничтожила. Другого не дано.

А потом она услышала вопли, исходящие из дома, где держали Шейна, Еву и Майкла, и день так или иначе стал немного ярче. Да. Она не единственная проходила через ад.

И настало время действовать быстрее.

Ее охранник на мгновение отвлекся, и когда она споткнулась о камень и толкнула его, она вывела его из равновесия. Его пистолет стрельнул мимо.

Клэр смотрела это, как в замедленной съемке в ее голове, вспоминая, как ее учил Шейн. Против вооруженного противника ты должна быть решительной и быстрой, потому что любое колебание может стать последним.

Она развернулась в его захвате, выводя его еще больше из равновесия и нанося удары по всему его телу, двигаясь в странном, спотыкающемся танце. Она обвила своими ногами его, а потом они падали, и он инстинктивно отпустил пистолет, чтобы смягчить падение. Она придавила его своим весом, как только они приземлились, и вскинула руку, чтобы схватить пистолет, когда скатывалась с него.

Она чуть не упустила его. Ее пальцы соскользнули с рукоятки, и она нащупывала его, но нашла с последним, отчаянным усилием, что аж потянула мышцы в боку, пока его вес продолжал перекатывать ее вперед. Она использовала физику в ее пользу, обернула вокруг него свои ноги и использовала их инерцию, швыряя его спиной на жесткий гравий, она оказалась сверху.

Пистолет был у нее, и она направляла его ему в голову.

Он опустил руки по швам в знаке капитуляции. Вдруг он стал выглядеть молодым и очень напуганным.

Клэр не думала в него стрелять, но она ударила его пистолетом, достаточно сильно, чтобы он свернулся калачиком и стонал.

Тогда она побежала к дому, где все еще был кромешный ад. И по дороге туда страх закрадывался в ее душу все глубже и глубже.

Что если я только что погубила нас всех?


* * * | Падение Ночи | Глава 14