home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 6

Клэр


Джесси и Пит зашли с Клэр в здание, прошли через обычные непроверяемые коридоры, и потом, когда они приблизились к охраняемой прихожей и Клэр вытащила пропуск из своего кармана, она заколебалась.

— Гхм, может быть, вам лучше дать мне коробку, — сказала она. — Я не думаю, что вы можете пройти без удостоверений личности… — Ее голос затих, потому что Пит сбалансировал коробку одной рукой, как будто она была ничем не наполнена, кроме упаковочного наполнителя, вытащил пропуск из кармана и закрепил шнурок на шее. У Джесси тоже он был. — Ох. Не берите в голову.

Джесси подмигнула ей, когда провела пропуском через считывающее устройство.

— Не переживай, — сказала она. — Мы официально неофициальны. Как ты, только без обременяющей учебы.

— Я на стипендии, — попыталась возразить Клэр.

— Да, я слышала, — сказала Джесси. — Связи и все такое. Опять же похоже на нас. Пойдем, давай встретимся с волшебником.

Клэр не была уверена, имела ли она ввиду Принцессу-невесту или — более вероятно — Волшебника из страны Оз; она предположила, что в последнем случае она будет Дороти, и это делало Джесси… Пугалом? Не с такими округлостями. Кроме того, Пит казался плохим выбором для Трусливого Льва. Он выглядел милым, но работал вышибалой, что было противоположностью милого.

Джесси и Пит казались здесь совершенно неуместными… Джесси с ее готской бледностью и огненными волосами, а Пит с его мускулами. Здесь, в Науколенде, люди как правило меньше привлекают внимание, а лабораторные халаты, в которых они шли, вызывали очередные взгляды восхищения или страха, или может быть все в месте. Джесси, казалось, знала это, судя по улыбке на лице и бодрому шагу; Пит шаркал ногами с коробкой на руках и казалось не замечал или не заботился о том, что о нем подумают.

Клэр задавалась вопросом, что сделало этих двоих друзьями. Может быть, ничего, кроме взаимной симпатии к доктору Андерсон.

Они уже знали один-за-раз-через-лабораторную-дверь протокол, и Клэр оказалась последней в очереди, хотя Пит пытался вежливо подождать. Как только она зашла, Клэр последовала за ним в заднюю часть лаборатории, где доктор Андерсон освободила рабочий стол, и когда Клэр подошла, Андерсон уже отогнула крылья крышки коробки и доставала устройство, лежащее внутри.

Нет… в компетентных, сильных руках Андерсон, пока она убаюкивала его, это определенно было похоже на оружие, а не на устройство. Футуристический вид лучевого оружия, конечно, но если бы вы увидели персонажа в фильме, который нес вот это, вы бы мгновенно поняли, что это.

Что-то, чтобы навредить людям.

Клэр сглотнула. Она была так сосредоточена на деталях, что действительно не смотрела на него, просто не смотрела… и даже когда другие держали его, она оценивала вес, баланс, структуру.

В руках доктора Андерсон оно выглядело опасным. Она рассмотрела его со знанием дела, осторожно, а потом установила его на слой мягкой пены и положила на стол рядом с коробкой. Тогда она подняла взгляд, встретилась глазами с Клэр и сказала:

— Ты проверяла его? Есть какие-нибудь повреждения?

— Никаких повреждений, которые я могла бы видеть, — сказала Клэр. — Он по-прежнему включается.

— Превосходно. — Доктор Андерсон глубоко вздохнула и кивнула. — Порядок. Спасибо, Джесси, Пит… я думаю, вы можете идти. Я знаю, вам нужно работать. Спасибо за помощь.

— Ты была права в своих опасениях, — сказала Джесси. — Кто-то наблюдает за ее домом. Большой парень.

— Это Деррик, — предположила Клэр. — Бывший моей соседки по дому. Это личное. Я не думаю, что у него есть интерес к тому, чем я занимаюсь.

— Может быть и нет, но это тем не менее вызывает беспокойство, — сказала доктор Андерсон. — Кто-то может использовать его как ширму. Он может передавать детали его наблюдений третьему лицу.

Клэр не подумала об этом; она действительно задавалась вопросом, как Деррик мог позволить себе следить за Лиз и, очевидно, тратить все свое время, болтаясь на тротуаре. Разве он не работал? Конечно он не был достаточно богат, чтобы умышленно бездельничать. Это был хороший вопрос; это было кое-чем, что не пришло бы ей в голову в Морганвилле, но здесь, в реальном мире, это могло быть важным.

— Я проверю его, — предложила Джесси. — Мне не нравится его энергия, Ирэн. Причудливая. Не то чтобы стоять около дома двух девушек не жутко само по себе, конечно.

Она немного улыбнулась, и доктор Андерсон улыбнулась в ответ, и Клэр была поражена тем, как… нормально это выглядело. Как будто они знали друг друга долгое время. Также это было и немного дерзко. Это была сложная дружба.

— Хотите, чтобы я забрал коробку, Док? — спросил Пит. Это было первое, что он сказал, и пристальный взгляд доктора Андерсон оторвался от Джесси и переместился на него. — Я имею в виду, если она вам не нужна для чего-нибудь. Я могу использовать ее в баре. Чтобы не пропадала.

— Похвально, — сказала доктор Андерсон, и когда она улыбнулась ему, не было и половины прежней энергии, хотя улыбка была достаточно дружелюбной. — Непременно, если она не нужна Клэр…

— У меня достаточно коробок, что аж до потолка, — сказала она и покачала головой. — Забирай.

Пит схватил ее со стола со слишком большой силой, и упаковочный наполнитель взорвался в воздухе в спонтанном снегопаде. Джесси смеялась и хватала его, пока он падал, а затем все они собирали легчайшие куски пены, преследуя их по полу, так как малейшее дыхание могло переместить их, и они смеялись как дураки, когда делали это. Это было странное расслабление, и к тому времени, когда беспорядок вернулся в коробку, а коробка в большие руки Пита, Клэр почувствовала себя непринужденней, чем была за все эти несколько дней. Общий смех делал это, даже если вы не знаете людей, с которыми его разделяете.

— Мы должны идти, — сказал Пит наконец и кивнул доктору Андерсон. — Ирэн. Как-нибудь встретимся в баре?

— Скоро, — согласилась доктор Андерсон. Она кивнула Питу в ответ, а потом Джесси. Джесси она еще и подмигнула. — Вы оба, будьте осторожны. Я не знаю почему, но мои инстинкты говорят мне, что скоро возникнут трудности. А я всегда прислушиваюсь к своим инстинктам.

— Черт возьми, да! — Джесси подмигнула ей, улыбнулась Клэр и вышла из лаборатории своими длинными ногами и размахивая не менее длинными волосами. Пит подождал, пока дверь снова закроется, и последовал за ней, и во внезапной тишине место стало ощущаться очень пустым, тихим и стерильным.

Хотя одинокий упаковочный наполнитель, оставшийся на полу, заставил Клэр почувствовать смешок внутри. Тем не менее, она сдержалась, потому что улыбка доктора Андерсон исчезла, и она была занята, всматриваясь в устройство Клэр.

— Как ты назвала эту вещь? — доктор Андерсон спросила ее и мягко коснулась некоторых странно угловатых датчиков и механизмов.

— Вампирский локализующий адаптирующий девайс, — сказала Клэр. — Сокращенно ВЛАД. Ну, по крайней мере я думала его так называть.

— ВЛАД, — повторила Андерсон и улыбнулась. — Серьезно.

— Моему парню понравилось.

— У твоего парня сомнительное чувство юмора.

— Он первым бы согласился с вами насчет этого, — сказала Клэр. Она закатила глаза, когда Шейн экспромтом выпалил это название, но теперь она думала, что оно эффектно соответствует. ВЛАД. Она уже могла себе это представить.

Как и доктор Андерсон, потому что она медленно подняла бровь и провела наманикюренным ногтем вдоль барреля.

— ВЛАД, — повторила она. — Да. Я думаю, это правильное название, в конце концов. Так. Расскажи мне, Клэр. Как именно оно работает?

— Я не уверена в том, что оно делает. Я имею в виду, оно делает что-то, но не обязательно то, что я хочу, чтобы оно делало. Задача состоит в том, чтобы иметь возможность настроиться на определенную эмоцию вампира — например, голод — и отменить ее. Сделать вампира не голодным. Теоретически, это могло бы остановить нападки, или по крайней мере кардинально замедлить их и уменьшить интенсивность. — Она с трудом сглотнула, потому что непоколебимое внимание Андерсон было полностью направлено на нее. — В теории, оно также должно быть в состоянии свести на нет силу вампиров, которой они подчиняют себе других людей, стирают их воспоминания, и так далее. Это уравнивает шансы. Именно поэтому я назвала его ВЛАД.

— Ты думаешь, что оно остановит их от нападения на кого-то.

— Или по крайней мере замедлит — это бы вывело их из равновесия. И вполне возможно, что оно может им серьезно навредить.

— Навсегда?

— Я не знаю. Но, может быть, временно.

— Какие испытания ты проводила?

— Их было не так много, — призналась Клэр. — Я использовала его на Мирнине, чисто случайно, но он мне ничего не сказал. Я думаю, что это все же его встревожило. Прямо сейчас я просто калибрую устройство, чтобы попытаться найти определенные волны, на которых резонирует сила вампира. Если я смогу это уловить, то смысл в том, что тогда я смогу создать противоволну, чтобы отменить первую.

— Таким образом, когда вампир проецирует своей добыче страх — что является одной из их ключевых охотничьих способностей — устройство аннулировало бы его.

— Ну, это не мешало бы вам бояться. Я имею в виду, что вампиры сами по себе страшные. Но у них есть способ превратить страх в панику.

— И их умственные способности — чтобы скрыть себя в памяти, заставить людей совершать определенные поступки…

Не у каждого вампира была любая из этих способностей, и насколько Клэр была в состоянии сказать, ни у одного из вампиров, даже у самых сильных, таких как Амелия, не было их всех одновременно. Но она кивнула.

— Теоретически, это должно работать, — сказала она. — Но есть проблема, которую надо решить, и прямо сейчас ВЛАД слишком тяжелый и большой. Отчасти это благодаря попытке Мирнина помочь мне. Ему нравятся… шестеренки.

— Всегда нравились, — согласилась Андерсон с улыбкой, которая была практически похожа на любящую. — Первым делом мы вскрываем устройство, проверяем каждую деталь, проектируем более обтекаемые версии… и конструируем симуляцию, чтобы точно знать ответную реакцию. Как только мы сделаем это, мы проверим его на живом объекте, но не раньше.

— На вампире? Для этого нам придется вернуться в Морганвилль.

— Не обязательно, — сказала Андерсон. — Этой машине — если она работает — слишком опасно находиться в Морганвилле или где-то, где Амелия может добраться до нее. В самом деле, есть большая вероятность, что… — Она замолчала, потому что в лаборатории зазвучала мягкая музыкальная модуляция, и повернулась лицом к монитору компьютера, установленного и скрытого в стене позади них. Монитор отображал шагающую по коридору группу из четырех человек, все одеты одинаково… нет на самом деле, но все были в темных костюмах, которые казались идентичными на первый взгляд. Трое мужчин и женщина. Ее костюм включал юбку и туфли на небольшом каблуке, и ей не хватало галстука, но это было действительно единственное, чем эти четверо отличались.

— Клэр, забери ВЛАД, — сказала Андерсон. Она продолжала смотреть на монитор в течение нескольких секунд, а затем кивнула, как будто ее подозрения подтвердились. — Давай.

Клэр подхватила тяжелое устройство и поспешила за доктором Андерсон, когда та двинулась вокруг лабораторного стола к пустой белой стене… а затем прижала руку к почти невидимой панели, которая была установлена в стене, белая на белом. Она засветилась мерцающим серебряным свечением, и панель отrрылась.

За ней были полки. Большинство из них переполнены маркированными коробками и бутылками, но снизу были и большие пустые полки, и Клэр быстро опустилась на колени и продвинула ВЛАД в свободное пространство. Когда она отступила, Андерсон снова нажала рукой на закрывающий механизм, и дверь едва слышно закрылась.

— Ничего не говори, — сказала Андерсон. — Если они спросят непосредственно тебя, просто скажи им, что не знаешь ничего о здешних исследованиях, что ты только что прибыла. Что, кстати, правда. Что бы ты ни делала, не лги им, но говори им так мало, как только можешь, чтобы избежать неприятностей.

— Но… кто они?

— Будем надеяться, что ты никогда не узнаешь. Я искренне не хочу вовлекать тебя в вещи выше твоей категории платы.

Это все, что она успела сказать, потому что внешняя дверь открылась, и первый из этих четырех ступил внутрь. Очевидно, они тоже знали протокол. Высокий мужчина зашел первым и кивнул Андерсон, когда отступил в сторону. У него были холодные, оценивающие карие глаза, которые быстро скользнули по Клэр прежде, чем снова сосредоточиться на профессоре.

Трое других вошли в быстрой последовательности, каждый кивнул и вежливо ждал, пока последний их человек не присоединился к ним. Последним был мужчина среднего роста в бледно-голубой рубашке и ярко-синем галстуке — только оттенок более нетрадиционный, чем у других в группе. Он шел вперед, протянув руку доктору Андерсон.

— Ирэн, — сказал он и улыбнулся. — Рад видеть тебя снова.

— Я тоже, Чарльз. Чем обязана такому визиту?

— Просто небольшая проверка. — Он пожал плечами. — Ты же знаешь, протокол и все такое.

— Я знаю, что четыре человека многовато для выборочной проверки, — сказала она. — Разве на это не нужен только один агент?

— К Вам, доктор Андерсон, королевское отношение, — сказал он. — Как продвигаются биопрепараты?

— Хорошо, — сказала она и бросила взгляд на Клэр. — Давайте обсудим это в частном порядке.

— Минуточку, — сказала женщина в темном костюме, выходя вперед. — Ваше имя… — она сделала вид, что проверяет телефон, — Клэр Дэнверс, верно?

— Она мой лаборант, — сказала доктор Андерсон. — Какой в этом смысл?

— У нас же проверка, — сказала агент. — Мне нужно провести углубленную беседу.

— Беседу? Зачем? — спросила Клэр.

— Из соображений безопасности, — сказал главный парень. — Это все, что вам нужно знать. Она ознакомлена с вашими проектами?

— Нет, она только что прибыла, — сказала доктор Андерсон. Она повернулась к Клэр. — Я выполняю некоторую работу для этих людей. Они как правило немного параноидальны, даже несмотря на то, что мы работаем над довольно обыденным делом. Здесь не о чем волноваться. — Она послала улыбку другой женщине. — Посмотрите на нее, ей восемнадцать. Вы серьезно думаете, что она может быть шпионом?

— Я думаю, дети моложе восемнадцати способны на удивительные и страшные вещи, — сказала женщина. — Мисс Дэнверс, я свяжусь с вами по поводу встречи. А пока она не имеет доступа ни к чему, связанному с вашим проектам с нами. Понятно?

— Более чем, — сказала Андесон. Она кивнула Клэр. — Тебе лучше уйти, Клэр. Это тебя не касается.

— Хорошо, — сказала Клэр и на мгновение заколебалась. В воздухе витало странное чувство между этими четырьмя типами, столкнувшимися лицом к лицу с ее профессором. — Вы уверены, что не нуждаетесь во мне, чтобы позвонить кому-нибудь или…?

Женщина выглядела раздраженной.

— И кому ты собралась звонить? Уходи, пока я из соображений безопасности не заставила тебя остаться.

Доктор Андерсон бросила на нее взгляд, который Клэр интерпретировала как "Иди", она собрала свои рюкзак и с пропуском направилась к двери. В дверях она повернулась и сказала:

— О, доктор Андерсон, должна ли я сказать вашему следующему посетителю, что вы задержитесь?

— Да, — сказала Андерсон без каких-либо колебаний. — Просто позвони доктору Флори и поставь его в известность.

— Хорошо, — сказала она.

Доктор Флори. Джесси и Пит сказали, что они работали в гриль-баре Флори. И, конечно, Джек Флори был полностью выдуманным персонажем, талисманом Пятой Восточной. Так что несомненно сообщение было не для него.

Дверь открылась, и Клэр вышла прежде, чем любой из агентов мог спросить ее о чем-нибудь еще. Она быстро прошла по коридору, ожидая услышать быстрые шаги позади нее; она наполовину ожидала, что ее значок потерпит неудачу на следующей станции безопасности, но вспыхнул зеленый, когда она сильно ударила по нему, и она убежала в академическую часть здания.

В ее голове вертелись миллионы вопросов, но пока доктор Андерсон не останется одна и не будет в состоянии на них ответить, нет смысла зацикливаться на них. Однако тот факт, что Андерсон была по горло в шпионской науке… ну, освежает. Освежает больше, чем все эти вампирские штучки, потому что Клэр уже привыкла их принимать за норму.

Клер нырнула в одну из студенческих комнат отдыха, нашла изношенную, побитую кушетку, на которой не было никого дремлющего в данный момент, и вынула телефон, чтобы найти номер Флори. Она нашла его в интернете, позвонила и попросила Джесси.

Рев на другом конце телефона означал, что был определенно happy hour (прим. пер: happy hour — время, в течение которого спиртные напитки в барах продаются по сниженным ценам).

— Она занята, — сказал ответивший мужчина; ему пришлось кричать, чтобы его можно было услышать через шум. — Перезвони позже.

— Подождите… я…

Ничего хорошего. Телефон замолчал. Он перезвонила и ждала долгое время, но никто не взял трубку. Не так уж удивительно. Она предположила, что они, вероятно, не могут услышать телефон из-за шума. Должно быть, там смотрят какой-то вид спорта по ТВ, поэтому все кричат.

Просто позвони доктору Флори и поставь его в известность, сказала доктор Андерсон. У Клэр не было никаких сомнений, что она подразумевала Джесси и Пита.

Ну, если они не отвечают на телефонные звонки, был только один способ, чтобы это сделать:

Пойти туда.

Клэр никогда не была у Флори — слишком молода, чтобы законно употреблять алкоголь и осматривать темные места, полные зловещих незнакомцев, после наступления темноты… хотя в Морганвилле ее воспринимали как самоубийцу. Здесь же, судя по всему, это просто делало ее социально неадаптированной, но ей было все равно. Она не испытывала желания изучить все места, полюбившиеся студентами, для вечеринок, да и Лиз вовсе не была гулящей девчонкой. Учитывая преследование, она была слишком параноидальной для этого.

Но это не означает, что Клэр не знала, где находились бары; это была просто часть ландшафта, как магазин учебников, кафе баббл ти (прим. пер. коктейль bubble tea. Делают его по тайваньскому рецепту на основе чая, взбитого в шейкере вместе с сиропом, куда затем добавляют топпинги в виде небольших сладких шариков. Напиток получил название bubble tea (от англ. bubble — «пузырь», tea — «чай») из-за крупных пузырьков, которые появляются во взбитом чае) и прачечная. Алкоголь был основной студенческой услугой, как она уже догадалась. По крайней мере для некоторых.

Она не осмелилась тратить время на пешие прогулки, поэтому остановила такси и заплатила за проезд до Флори; как только она добралась туда, то была более чем немного озадачена, потому что место было переполнено. По телевизору шел футбольный матч, и через открытую дверь она видела, что небольшое внутреннее пространство было заполнено пьяными, веселящимися людьми. Она даже не могла мельком увидеть барную стойку, а тем более понять, работала ли за ней Джесси.

Около двери на табурете с тремя ножками сидел парень. Это был не Пит, но он, очевидно, был официальным вышибалой; он посмотрел на Клэр пустым, оценивающим взглядом, когда она поднялась, и сказал:

— Удостоверение.

И все, ни привет, ни как дела. Явно не болтливый тип.

Она быстро вынула свой бумажник и показала ему удостоверение, он посмотрел и кивнул.

— Доступ к выпивке с двадцати одного, — сказал он. — В случае, если ты иностранный студент. Нет, нас не волнует, если в твоей стране пьют с шестнадцати. Пять баксов.

Он протянул руку.

— Мне просто нужно зайти и поговорить с кое-кем.

— Правда? Никогда не слышал такого раньше, милашка. Пять баксов или выходи из очереди. — Поскольку были люди, стоявшие в очереди позади нее; все они были старше, чем она. Клэр возилась с бумажником, вытянула пятидолларовую купюру и передала ее, он протянул руку, схватил яркий неоновый ремешок и туго затянул вокруг ее запястья. — Вода, безалкогольные напитки, чай, кофе. Поняла?

— Да, — сказала она.

— Иди дальше.

— Я… я ищу Пита. Или Джесси.

Это дало ей совершенно другой взгляд, один из удивленных; вышибала немного наклонился вперед и изучил ее снова.

— Не самое лучше время, — сказал он. — Они заняты. Джесси по шею в бутылочных пробках и выпивке, а Пит должен следить за всем изнутри. Не нужно их отвлекать.

— У меня есть сообщение для него, — сказала Клэр. Казалось, до Пита будет легче добраться, чем до Джесси. — Где я могу его найти?

— Понятия не имею. Удачи в поисках. Следующий!

У нее не было выбора, кроме как продвигаться вглубь переполненной комнаты, где она мгновенно затерялась в реве разговоров, звоне бутылок и стаканов, резком запахе пролитого пива, пота и старого дерева. Блики от экранов телевизоров захлестнули ее, окрасили всех в затемненной комнате в странные цвета и искажали лица. Если она кого-нибудь и знала здесь, то не узнала. Горячие тела около нее ринулись вперед, как бегуны, бросившись к телевизору; рев, который захлестнул ее, был оглушительным.

Я никогда их не найду, подумала она в отчаянии, а потом она увидела красные волосы Джесси на дальней стороне бара, который находился на противоположном конце комнаты. Это была просто вспышка, но, безусловно, она — не только волосы, но бледная кожа и уверенная в себе улыбка.

Поиск Пита в этой толпе был похож на безнадежное дело, но по крайней мере Джесси была неподвижна. Клэр плыла против потока, направляясь в бар, а затем столкнулась с крепкой кучкой молодых мужчин и женщин, все ждали свою очередь. Клэр чувствовала, что задыхается; она была слишком низкой и слишком худой, чтобы иметь собственное пространство против орды людей, которые пили, в нетерпении напиться или были пьяны.

— Эй, — сказал голос рядом с ней, и Клэр увидела высокого молодого человека, стоящего рядом, наклоняясь. — Тебе нужно заказать что-то? Позволь мне быть твоим героем.

— Если ты хочешь быть моим героем, скажи рыжеволосой барменше, что Клэр нужно увидеть ее у черного выхода, — сказала Клэр. — Пожалуйста?

Он ухмыльнулся. Он был красивым парнем, дерзким и уверенным в своей способности получить все, чего хочет.

— Пока ты не пообещаешь выпить со мной позже.

— Я не твоего типа, — сказала она и загадочно улыбнулась. Он поднял брови, посмотрел на море голов и сосредоточился на Джесси, а затем снова на Клэр.

— Ох, — сказал он. — Правильно. Прости. Ну, какой из меня герой, если я не помогу подцепить горячую барменшу? Не беспокойся. Ты уверена, что я не могу принести тебе напиток или что-нибудь еще?

— Уверена, — сказала Клэр. Она была на достаточном количестве вечеринок в Морганвилле, чтобы знать, что она не должна позволять незнакомцам брать ей напитки, никогда. — Спасибо.

— Брайан, — сказал он. — Брайан Тейлор. Из Бостон Тейлорс, — последнее он сказал с акцентом, забавно растягивая слова, и насколько возможно было при такой давке, сделал ей старомодный поклон до талии. Он сделал его не очень хорошо, по сравнению с Мирнином и его старо-школьной элегантностью, но она зачла ему баллы за старание. — А ты…?

— Клэр Дэнверс, ниоткуда в частности, — сказала она. — Спасибо, Брайан. Я ценю это.

— Никаких проблем. Иди. Я договорюсь с ней, она встретит тебя там.

Он устремился вперед к бару, и Клэр позволила потоку людей охватить ее и направить в другую сторону. Что-то плохое, должно быть, произошло на экране, потому что был слышен коллективный стон, сопровождаемый сильным криком и жестикулированием, и ей пришлось нырнуть, чтобы избежать попадания в лицо пива или локтя по голове.

В процессе ныряния она заметила кого-то в длинном белом переднике, вошедшего через двойные двери позади бара, неся гигантский поднос, полный — как она предполагала — недавно вымытых барных стаканов. И в течение секунды она замерла, потому что взгляд, который длился всего долю секунды, сказал ей, что она знала его.

Это была вспышка, ничего больше, и парень, несущий поднос, двигался быстро, чтобы поставить стаканы, но она могла бы поклясться, однако абсурдно, что…

Что это был Шейн.

Но конечно это был не он. Следующие несколько секунд она стояла на цыпочках и пыталась увидеть его еще раз, но на пути было слишком много людей, и кроме того Шейн был в Морганвилле. Этот парень был высоким, с широкими плечами, каштановыми волосами. В Кембридже и Бостоне, вероятно, под подобное описание подходили сотни тысяч парней. Она скучала по нему так сильно, что уже проецировала его лицо на других, которые просто соответствуют некоторому шаблону.

Боже, она скучала по нему. Внезапно она почувствовала одышку и покраснела, испугавшись интенсивности ее реакции; она не была даже уверена, что на самом деле чувствовала. Печаль, тоску и потребность, которые просто вытягивают из нее силы.

Поток нес ее вправо, возвращая в центр помещения, и она наконец-то была в пределах досягаемости двери. Ей пришлось пробивать себе путь между входящими посетителями, некоторые из которых приветствовали хлопками своих друзей, и наконец она выбралась на свежий воздух.

Вышибала посмотрел на нее, проверил часы и сказал:

— Хорошо провела время?

— Фантастически, — сказала она. — Спасибо.

Он по-волчьи усмехнулся и вернулся к проверке удостоверений личности.

Клэр убедилась, что он не смотрит на нее, свернула за угол и направилась по узкому, не очень приятному небольшому проходу между Флори и восточной стороной соседнего здания; там никого не было, но все ощущалось таким древним и тяжелым, а кирпич выглядел так, будто ему было по крайней мере столько же лет, сколько гражданской войне, если не старше. В Кембридже и Бостоне было впечатляющее количество истории, которую она только начинала ценить.

Она не настолько доверчива, чтобы предположить, что Брайан Тейлор (из Бостон Тейлорс) готов был помочь по доброте душевной, так что она слонялась в углу на границе между узким проходом и более широкой аллеей, где была задняя дверь Флори рядом с большими промышленными баками, вонь старой выпивки и гниющей еды от которых ощущалась даже тут. Там никого не было. Она ждал, и ждала, глядя на часы: пятнадцать минут, и до сих пор никаких признаков Джесси.

Может, Брайан надул ее. Или Джесси это не заботило.

Прошло еще минут пятнадцать, и Клэр готовилась снова попытать счастье с вышибалой, когда наконец задняя дверь с шумом распахнулась, и Джесси вышла на улицу. Она потянулась, размяла длинные руки и ноги, затем вытащила пачку сигарет, вытрясла одну и поднесла ко рту, щелкнув зажигалкой.

— Это плохая привычка, — сказала Клэр, выходя. Джесси глубоко затянулась, выпустила облако дыма и улыбнулась.

— Знаю, — сказала она. — Итак. Что такого срочного, ради чего я должна тратить своё драгоценное время перерыва? Пожалуйста, не говори мне, что тот парень наблюдает за твоим домом. Сейчас у меня нет времени.

— Доктора Андерсон навестил кто-то из правительства, когда я еще была там, — сказала Клэр. — Она хотела, чтобы ты знала об этом.

— Ха, — Джесси нахмурилась и сделала еще одну большую затяжку, задержала дым, а затем позволила ему медленно просочиться серым туманом. — Они искали что-то особенное? Они спрашивали, над чем она работает?

— Над чем вы с ней работаете? Потому что без обид, но бармен, кажется, с наименьшей вероятностью в мире объединится с преподавателем физики.

— Эй, во мне есть серьезность, — сказала Джесси. — У нас есть кое-что общее.

— Да, я понимаю, вы друзья, но с чего бы ей звонить тебе из-за визита ЦРУ или кто они там? Так же она просила не конкретно тебя. Она сказала, чтобы я позвонила доктору Флори. Это значит, тебе или Питу. Верно?

Джесси не торопилась c ответом. Она сделала последнюю затяжку, погасила сигарету о кирпичи и наконец сказала:

— Это означает, что кому-то из нас, да. Слушай, это ведь не твое дело, Клэр, и ты понимаешь это, правильно? Так зачем туда лезешь?

— Потому что я работаю с доктором Андерсон, и если я что-то и знаю о работе с жуткими учеными, так это что лучше быть в курсе, чем они занимаются, если не хочешь себе проблем, — парировала Клэр. — Я не говорю, что делаю это из побуждений альтруизма. Это эгоизм.

Она заработала этим взгляд, который был, по крайней мере частично, восхищением.

— Ладно. Учтем твою задницу. Теперь скажи мне точно, что она сказала. Слово в слово. Сможешь?

— Она сказала "Позвони доктору Флори и поставь его в известность". Это все.

— Стандартное предупреждение, — ответила Джесси. — Не такое, что сразу беги-скрывайся, как в DEFCON 4 (прим. пер. — компьютерная игра). Так что пока все в порядке. Уломаю Пита, чтобы он удостоверился, в порядке ли она.

— Я думала, ты пойдешь.

— Питу уехать проще, чем мне. Люди замечают, когда я ухожу. Говоря о… — Джесси посмотрела на часы, — времени панического бегства. Боже, я ненавижу ночные игры, за исключением тех, когда мне хорошо платят.

Клэр кивнула.

— Ладно. Что ты хочешь, чтобы я сделала?

— Иди домой, — сказала Джесси и подмигнула ей. — Хотя тот горячий парень, который передал мне твое сообщение, все еще ждет тебя. Воспользуйся случаем. Он был вежливым.

— Он просто делал мне одолжение, — сказала Клэр и почувствовала, как ее щеки порозовели. — Я иду домой.

— Твоя потеря. Будь осторожна, — сказала Джесси. — Если за Андерсон следят, то и за тобой наверно тоже, хотя не то чтобы они действительно ожидают что-то найти. Ты восемнадцатилетка из Захолустье, штат Техас, в конце концов. Они не знают, что втайне ты задира.

— Я задира? — спросила Клэр. Джесси ничего не знала о ней — или, по крайней мере, она просто предположила, что оказалось правдой.

— О, да, — сказала Джесси и улыбнулась в темноту. — Иначе ты бы не смогла выжить у Мирнина.

С этим потрясающим комментарием она вернулась внутрь, и задняя дверь захлопнулась за ее спиной. Клэр смотрела ей вслед, мысли хаотично вертелись в ее голове, но, наконец, осталась лишь одна — она знает о Мирнине. И Морганвилле.

Кто же она?

Клэр знала, что ей придется решить эту загадку… но не сегодня. Было темно, и в этом жутком переулке ей вдруг очень сильно захотелось оказаться в безопасности их небольшого дома, запереть двери и позвонить Шейну.

Ей нужно было услышать его голос.

Ощущение безопасности, как оказалось, не входило в ее планы, потому что когда она вернулась домой, к входной двери была прикреплена официально-выглядящая карта, и когда Клэр сняла ее, то увидела, что она от полицейского управления. В записке было сказано о попытке взлома, о которой им сообщил прохожий, а также, что нужно проверить всё внутри и замки, чтобы удостоверится, что никто не входил.

Потрясающе.

Деррика не было на его обычном посту, что было хорошо, так как записка заставила Клэр чувствовать еще большую паранойю, и она бросилась внутрь, заперла дверь и окликнула Лиз. Бесполезно, потому что конечно же Лиз не было дома; она бы взяла записку, если бы была. Всё ещё было тихо, темно, Клэр методично всё обошла, проверила все окна и наконец оказалась в ее комнате наверху, с закрытой дверью и ярко-горящим светом. Она приложила усилие, чтобы распаковать еще несколько коробок (она быстро заполняла свободное место тем, что привезла) и завершив работу, она включила свой ноутбук и попыталась дозвониться Шейну по Skype. Ответа не последовало. Потом, попытавшись дозвониться на телефон и получив всё то же отсутствие ответа, она попробовала набрать Еву.

И Ева ответила так быстро, как если бы сидела там в ожидании. Ее образ появился на экране, лицо побледнело от синего свечения, отражающегося от компьютера, и ее вида было достаточно, чтобы Клэр почувствовала подступающие слезы.

— Привет, — удалось выдавить Клэр. — Подумала проверить и посмотреть, как вы.

— Медвежонок Клэр! — Ева подпрыгивала на стуле, вертясь в разные стороны, а затем закричала. — Майкл! Тащи сюда свою немертвую задницу, угадай, кто звонит?

— Мне не нужно угадывать, а тебе кричать, — ответил Майкл. Клэр не заметила, как он подошел, но это было так неожиданно, он наклонился к Еве и нежно поцеловал ее. — Привет, Клэр, как на новом месте? Поселилась?

— Не особо и… — она не знала, как описать это словами, поэтому она взяла компьютер и предоставила критике свою комнату. — Типа того.

— Ого, — воскликнула Ева. — Кто выбирал этот цвет, пьяный дальтоник из братства? Потому что если бы выбирала девушка из сообщества, то цвет был бы получше.

— Знаю, — Клэр вздохнула. — Все это… тяжело принять. Я стала видеться с моим новым профессором. Думаю, она мне нравится. Но скорее всего нам будет не так легко, как я рассчитывала.

— Так, мы не собираемся тратить время на обсуждение неинтересного профессора и скучных лекций, если, конечно, это не сексуальные лекции. Перейдем к важной информации. Ты уже сильно возненавидела это место и готова вернуться обратно? И да, я действительно надеюсь, что такое случится, прости, но мы очень по тебе скучаем, Клэр. — Ева всегда могла быстро расплакаться, слезы подобрались к ее глазам. — Здесь все чуждо без тебя.

— Она права, — подтвердил Майкл. Он бы продолжил говорить, но Ева закрыла своей рукой его рот.

— Прости, просто должна уточнить… что ты только что сказал?

— Что ты права.

— Ах. Значит, мне не показалось. Просто хотела удостовериться. Хотя ты не добавил слово "всегда", но, думаю, собирался это сделать, — заявила Ева. — Просто пытаюсь быть полезной.

Он сдержал вздох и посмотрел на камеру.

— Эй, — произнес он, — не могла бы ты передать моей леди, чтобы она перестала меня доставать?

— Прости, но я просто обязана. Это одно из условий брака. Разве ты не прочел мелкий шрифт? "Иметь и доставать".

— Дорогая, ненавижу говорить такое, но тебе нужны очки.

Ева шлепнула его, но вампир такого не почувствует. Он сделал ей одолжение и притворился, что заметил. Когда она попыталась шлепнуть его снова, он словил ее руку, взял в свою и поцеловал. Ну, это было очень романтично и Клэр почувствовала сдвиг температуры между ними.

— Ребят, найдите себе комнату.

— Уже нашли, — Ева улыбнулась в точности как Мона Лиза. — Даже несколько комнат и поверь мне, мы используем их всеееее…

Клэр заткнула уши руками.

— Ла-ла-ла, я вас не слышу! — Затем она убрала руки и спросила. — Секундочку, что, даже мою комнату?

— Ну мы же не можем использовать комнату Шейна, так? Там воняет потными носками и ментосом (прим. пер. — жевательное драже). К тому же, если он об этом узнает, то за обеденным столом появится намного больше странных разговоров, чем обычно. — Ева махнула рукой. — Ладно, хватит болтать о нашей блестящей сексуальной жизни, о которой ты все равно слушать не станешь. Амелия хочет, чтобы мы присоединились к новому Морганвилльскому совету. В котором должно быть более 50 % людей. Полагаю, они думают, что включив меня и Майкла, они таким образом пытаются передать ей сообщение, что она была слишком серьезна с этим новым объявлением давайте-жить-дружно.

— Так что происходит?

— В данный момент? Все довольно неплохо. Когда она обнародовала свои планы, все утихомирились. Вампам не нравится эта ситуация, но они соблюдают правила, несмотря на то, что точат на нее свои клыки.

— А Капитан Откровенный?

— До сих пор молчит. У меня ощущение, что он дает шанс над этим поработать. — Майкл автоматически упомянул Капитана Откровенного как "его", хотя при последнем человеческом сопротивлении лидером на самом деле была женщина. И их друг. — Будем надеяться, на этот раз все получится.

— Будем надеяться, — произнесла Клэр. — И как говорит Шейн, молитесь за что хотите, но имейте при себе ружье наготове.

И на самом деле, это была одна из его любимых фраз, все они улыбнулись… а затем улыбка Майкла с Евой померкла, они обменялись взглядом.

Который не понравился Клэр.

— Что? — спросила она. Никто не отвечал. — Где Шейн?

— Работает, — ответил Майкл, прежде чем Ева могла что-либо сказать. — Прости. С ним сейчас практически невозможно связаться. И он скучает по тебе.

— Знаю, он пишет мне каждый день.

Глаза Евы округлились.

— Правда?

— Нет.

— Ну, в его защиту могу сказать, что у него больше руки, — добавила Ева. — Он никогда не был хорош в подобном.

— Надеюсь, ты говоришь о смсках, — сказал Майкл.

— Ну, можешь надеяться, — сказала Ева спокойно, и Майкл подавился смехом. Ева успокоилась и сказала: — Серьезно, Майкл прав. Шейн ничего не делает, но скучает по тебе. Все время. Но он обещал тебе, что не будет докучать, и он держит обещание. Он просто… дает тебе пространство. На это требуются силы. — Майкл положил руку ей на плечо, она посмотрела на него и улыбнулась. — Если бы это был Майкл, говорящий мне подождать, то я не смогла бы сделать этого. Я просто не настолько сильна. Или больная.

— Ты простила Шейна ужасно быстро, — сказала Клэр. — Вы оба.

Майкл пожал плечами.

— Я солгал ему, а он привык мне верить, учитывая все то время, что мы провели вместе, пока росли. Так что я не виню его, что он поверил. Я слышал, что могу быть достаточно убедительным. — Он выглядел мрачным, и она знала, что это по-прежнему больно, будто у него внутри необработанная открытая рана. Он был под контролем другого вампира, который заставил его оттолкнуть тех, кто любил его, таких как Ева, Шейн и Клэр. Он сделал это в один дерзкий шаг, просто поцеловав Клэр и сказав всем, что он делает это не в первый раз.

Они поверили ему. На какое-то время.

Но они не поверили Клэр.

— Я все еще в долгу перед тобой, — сказал он ей тихо. — Поверь мне, я не забыл.

— Не стоит, — сказала она, но улыбалась, когда говорила это. — Я не злюсь, Майкл.

— Я знаю. Но не важно, злишься ты или нет. Я все еще в долгу перед тобой.

Она не стала его переубеждать, потому что он не собирался уступать, и перевела разговор на другие вещи. Ева была приглашена присоединиться к эксклюзивному клубу в Морганвилле из самых богатых дам в городе, все из которых были снобами; она не отказалась (хотя считала, что присоединиться к ним — только вызвать у них горе). Потом она приняла приглашение от вампиров, чтобы присоединиться к неким чайным ассоциациям.

— Я считаю, что если среди живых мертвецов есть синеволосые старушки, то это можно считать чайной ассоциацией, — сказала Ева. — Они слишком вежливы, чтобы грубить мне в лицо. Таким образом, это будет весело. Я просто притворюсь, что не понимаю, когда они тонко оскорбляют.

— И она будет себя хорошо вести, — сказал Майкл. Ева произнесла одними губами "Вряд ли", и Клэр рукой закрыла свою улыбку. — Слушай, я знаю, что уже поздно, иди спать. Хочешь, я могу что-нибудь передать Шейну…

— Ты действительно передашь все те сексуальные и романтические вещи, что я хочу сказать?

— Навряд ли.

— Тогда просто скажи ему, чтобы позвонил мне, когда сможет, — сказала она. — Или напишет. Если конечно сможет жать своими большими пальцами на маленькие клавиши.

Она нуждалась в объятиях, но получила лишь экстравагантные воздушные поцелуи от Евы и улыбку кинозвезды от Майкла, а затем она отключилась, чтобы встретиться с пустым, холодным домом, у которого было меньше индивидуальности, чем у чулана в том, который она все еще считала домом: Стеклянный Дом.

Однако спать не хотелось, Клэр распаковала несколько плакатов, развернула их и повесила на стенах. Один из них был подарком ее родителей, плакат с Соколиным Глазом из фильма Мстители, потому что они знали, что она считала его симпатичным, и она хотела эти лук и стрелы, очень. Пара плакатов с ее любимыми группами. И еще один из фильма, на этот раз из Голодных Игр. Китнисс классная, и снова она хотела лук и стрелы. Определенно чтобы использовать в своей обычной жизни. Ну, жизни до МТИ…

Она замерла в процессе прикрепления кнопок, потому что услышала, как позвонили в дверь. Потом стук.

Клэр скользнула вниз по ступенькам, пытаясь осторожно идти ближе к перилам, чтобы избежать скрипов, и рискнула быстро выглянуть в глазок. Она думала, что это отвратительный Деррик, но то, что она увидела, удивило ее — группа людей, парней и девушек, переговаривающихся между собой.

А в передней части группы стоял Ник, который провожал ее до дома.

Она открыла и распахнула дверь.

— Привет, Ник, — сказала она. — Ребята.

Большинство из них улыбнулись ей. Некоторые были слишком глубоко погружены в собственные проблемы. Улыбка Ника была особенно яркой.

— Привет, Клэр. Слушай, прости, что тревожу тебя, но мы как раз шли в кафе, чтобы изучить от корки до корки парочку книг. Ты любишь кофе? А книги? Полагаю, что да, так как ты поступила сюда, и это своего рода предпосылка.

— Это его логическая цепочка, — сказала одна из девушек — симпатичная афроамериканка, носящая вязаную ушанку со свисающими вязаными шариками. Она закатила глаза. — Неудивительно, что ему приходится читать книги, потому что он отстоен в критическом пути (прим. пер.: центральное понятие методов сетевого планирования и управления (СПУ): непрерывная последовательность работ и событий от начального до конечного события, требующая наибольшего времени (в некоторых системах — наибольших затрат) для ее выполнения). Я Касс, кстати.

— Привет, Касс. Гм, спасибо, Ник, это действительно мило с твоей стороны, но я… я жду свою соседку. Мы запланировали ужин на сегодняшний вечер. Может как-нибудь в другой раз?

— Позже будет вечеринка, о которой Ник забыл упомянуть, — сказал один из парней. Он был тощим, возраста Шейна, очень самоуверенным, в обтягивающем хипстерском свитере, в джинсах с кромками и фетровой шляпе, которую он, вероятно, позаимствовал от персонажа из сериала Во все тяжкие. — Так что ты должна забить на ужин и идти нами. — Он обнимал пухленькую блондинку, у которой в волосах были розовые прядки, сочетающиеся кошачьи очки и ретро платье цвета розовой сахарной ваты. — Правильно, Сара?

— Да! — согласилась она и усмехнулась. — Мы могли бы сделать себе татушки. Я подумываю о драконе.

— Тату, — сказала Клэр и притворилась, что обдумывает это. — Ну… звучит весело, но честно говоря, я должна остаться дома. Хорошо провести вам время, ребята. И, Ник… — она хотела сказать "ничего не будет", но не смогла на глазах у его друзей. Которых, вероятно, он поэтому и привел. — Увидимся позже, ладно?

— Окей, — сказал он. — Еще раз: учеба, книги, вечеринка, татуировки. Уговорил?

— Нет, — сказала она. — Но спасибо. Хорошо провести время.

— О, да, — сказал другой парень и поцеловал Сару, которая хихикнула. — Твоя потеря, Техас… еще раз, как ее зовут?

— Клэр, — сказал Ник, по-прежнему смотря на нее. — Ее зовут Клэр.

— Верно. Я Роберт, но все зовут меня Дрег. Не спрашивай почему.

— Не буду, — сказала она и отступила за порог. — Спокойной ночи. Берегите себя, ребята.

— Ты тоже! — сказали они хором, и группа побрела с их рюкзаками и энтузиазмом, и на мгновение ей захотелось изменить свое решение и присоединиться к ним. Просто снова быть частью чего-то, а не застрять здесь в темноте.

Но вместо этого она закрыла и заперла дверь, и поднялась наверх.

Без Лиз. Клэр проверила электронную почту, позвонила родителям и, наконец, переоделась в пижаму. К этому времени она достаточно беспокоилась, чтобы позвонить Лиз и наконец получить ответ.

Лиз была пьяна. Эпически. Судя по звуку, она была либо в баре, либо на очень шумной вечеринке. Клэр не много поняла, за исключением того, что Лиз не планировала вернуться домой в ближайшее время, и да, она возьмет такси.

— Всем весело, кроме меня, — пробормотала Клэр и в раздражении бросила свой сотовый на тумбочку, когда плотно завернулась в покрывало. Она выключила свет и ворочалась — не могла заснуть из-за незнакомого скрипа и шума старого дома.

Она выскользнула из кровати и мягко спустилась на кухню, не включая свет открыла холодильник и достала пакет молока, чтобы налить себе стакан. Она поставила молоко обратно и закрыла дверцу, когда услышала, как открылась передняя дверь, и чуть было не сказала "Как ты пьяна", но что-то остановило ее.

Что-то подсознательное, что она не понимала целых десять секунд: она не слышала звука автомобиля или, как она предполагала, как Лиз спотыкается, поднимаясь по ступенькам.

Было совершенно тихо.

Клэр схватила свой стакан молока и попятилась к узкой кладовке, где она присела на корточки, окунувшись в аромат старых специй; там находились большие пачки туалетной бумаги и бумажных полотенец, купленные в гипермаркете, и она быстро переместила их перед собой, на всякий случай. Она не закрыла дверь кладовой полностью, чтобы она могла видеть, когда зажжется свет…

Но свет не включился. Вместо этого она увидела свет фонарика, охвативший всю кухню, а затем дверь кладовки открылась, и фонарик осветил все внутри. Она нырнула за стену бумажных полотенец, и после мгновения, когда ее сердце замерло, фонарик исчез и дверь кладовой захлопнулась.

Все это было сделано очень тихо.

Клэр ждала, пока не услышала скрип лестницы, а затем убрала коробки с дороги, чтобы переместиться к дверному проему. Она не много видела, но она думала, что кухня была пуста. Кто бы это ни был, он поднялся наверх; она услышала шаги над головой — они были в комнате Лиз.

Деррик?

Эта мысль ускорила ее сердцебиение, и она на всякий случай вытащила из блока нож для мяса. Шейн научил ее, как правильно пользоваться ножами, но это не означало, что эта идея не пугала ее; но если Деррик ее тронет, она будет готова. Он был слишком крупным, и слишком сумасшедшим.

Не возвращайся, Лиз. Просто будь там, где сейчас находишься.

Клэр подняла кухонный телефон и ясно услышала длинный гудок. Она дрожащими пальцами набрала 911 и прошептала информацию оператору, что она скрывается в кухне с ножом и в доме кто-то был. Оператор казался невпечатленным, но профессиональным и обещал, что полиция уже в пути, и сказал, чтобы она спряталась, пока они не прибудут, но не отключала телефон.

Что Клэр и намеревалась сделать, но затем она услышала мужской голос сверху, статичный, как будто из портативной рации. Она продвинулась к кухонной двери, выходящей на лестницу, и увидела, как мужчина в черной одежде вышел из ее комнаты, а другой выходит от Лиз. Она нырнула назад внутрь и спряталась вдоль кухонной стены, но не казалось, кто-то из них ее заметил.

Один из них сказал:

— Ничего. Дома никого нет, и мы ничего не нашли. Похоже на нормальную студентку, сэр. У нее Голодные Игры на стене, учебники, одежда, ничего такого. Кровать была расправлена, но ее здесь нет, мы смотрели. Проверили все коробки, ничего… Нет, сэр, я уверен. Она, вероятно, где-нибудь с друзьями.

Он говорил о ней. И это был не Деррик, даже если Деррик пришел с другом. Все звучало спокойно и профессионально. Двое мужчин спустились и пошли к входной двери, не останавливаясь, и спокойно закрыли ее за собой.

Потом они заперли ее.

Клэр помчалась к глазку и пришла в замешательство. В свете уличных фонарей она увидела спускающихся по лестнице двух абсолютно нормально выглядящих парней в темных рубашках и штанах. Спортивные, от двадцати пяти до тридцати лет. Короткие стрижки. Они могли быть "Свидетелями Иеговы" или ЦРУ, она понятия не имела.

Но в любом случае, они могли входить и выходить из дома, не оставив следов.

Доктор Андерсон оказалась права, переместив устройство в безопасное место, потому что Клэр была почти уверена, что, кем бы ни были эти парни, они искали доказательства, что незначительный студент из Морганвилля был чем-то еще.

И она так или иначе знала, что это означало бы большую проблему, если бы они узнали правду.

Телефон был все еще включен, и голос оператора гудел как пчела. Клэр поднесла его к уху и сказала:

— Извините, ложная тревога… это была моя соседка. Все нормально.

Оператор был взволнован, была ли Клэр под принуждением, и полиция все еще должна проверить, но Клэр уверила их, что все было хорошо.

Но это не так.

На самом деле не так.

И затем Лиз пришла домой, слишком пьяная, чтобы идти самостоятельно, ее вырвало по пути в ванную, и Клэр пришлось все убрать и отправить спать, а потом бороться с жалким похмельем, которое пришло позже… но все это время она размышляла, кто пришел за ней? Почему?

И, время от времени, почему Шейн не звонит?


Глава 5 | Падение Ночи | Глава 7