home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 7

Шейн


Клэр видела меня.

На долю секунды все, о чем я мог думать — это где она, и я застыл, потому что так сильно хотел взглянуть на нее хотя бы мельком… и взглянул, потому что она стояла на противоположной от меня стороне комнаты, у Флори, и смотрела прямиком на меня.

Я не думал о том, что собирался сделать, а просто сделал это: двинулся, быстро, загородив ей вид кучкой шумных, кричащих клиентов у бара. Тогда я передвинул множество стаканов на край стойки, чтобы бармены легко могли взять их, и прокричал на ухо Джесси:

— Здесь моя девушка, Клэр. Не говори ей, что я здесь, ладно? По идее, меня не должно быть в Кембридже!

Она послала мне удивленный, не поверивший взгляд, но у нее едва было время, чтобы спорить; она сорвала крышку с пива одной рукой (без открывалки для бутылок, ее сумасшедшая техника пальца делала это намного быстрее) и смешала ром и колу с чем-то. Два других подноса позади бара были одинаково заняты. Они перенесли бы груз стаканов, которые я бы доставил примерно за час, плюс уже работали две посудомойки и они были переполнены. Определенно, это был самый напряженный день у Флори со дня моего приезда.

Я захватил поднос с грязными стаканами, расположил на левом плече и использовал его как прикрытие, когда возвращался на кухню. Моя рука — та, которая была укушена и уже зажила — заболела, когда я подвигал ей, но ничего не случится от небольших упражнений. Порой она жгла. И да, это меня волновало. В конце то концов меня укусил дьявольский пес. Могли быть побочные эффекты. Но меня не лихорадило, я не чувствовал себя больным или что-то типа такого, и я знал, что обычный доктор мне бы не помог.

Последнее место, где я хотел оказаться, так это во власти вампиров, даже у их лечащего врача, хотя он был хорошим парнем для кровососа. Меня передернуло от этой мысли.

Как только я вернулся обратно, то опрокинул мусорное ведро на стойку, открыл свежую горячую воду и старался не думать, какого хрена Клэр и все остальные собравшиеся делали в баре в ночь игры. Скорее всего она здесь не одна. А с кем? Возможно, с друзьями. Да, это должны быть друзья. Она бы никогда не пришла в подобное место, я знал это. Она бы не пришла сюда в одиночку и не затем, чтобы завести новых собутыльников.

Тогда почему каждая кость в моем теле требовала, чтобы я вышел, снял передник, схватил ее и увел отсюда? Она не была ни в какой опасности кроме того, чтобы быть растоптанной в толпе. Никто не причинил бы ей боль. Пит поддерживал железную дисциплину, и если кто-нибудь выйдет из себя, то ответил бы перед ним. Никто не стремился сделать это.

Почему она была здесь?

Она не могла искать меня. Не могла.

Я вымыл десяток стаканов, высушил руки и достал мой новый телефон, затем набрал номер, оперся о стойку, подальше от помоев, включил громкоговоритель. Прошло три гудка, и Майкл наконец ответил.

— Эй, — произнес я. — Нет времени на треп, но ты говорил Клэр, где я?

— Что? Нет, мужик. Я же пообещал. Я не скажу ей. Это твое дело.

— А Ева? Сказала бы ей?

— Нет. Она хочет, но не станет.

— Черт. Ну, Клэр здесь.

— Здесь — это где?

— В баре. Где я работаю. О, и где живу. В комнате наверху. Работа типа с включенными проживанием и питанием. Поэтому я не могу постоянно уворачиваться, если она будет сюда часто приходить.

— Ты разговаривал с ней?

— Дьявол, нет, я не разговаривал с ней! Я мою посуду в подсобке! — Вот чего я боялся, что она будет меня ненавидеть за то, что я слежу за ней. Боялся, что она подумает, что я нарушил свое обещание, хотя на самом деле это не так — я был в стороне. Просто… в пределах досягаемости, если я ей понадоблюсь. — Послушай, просто… Я не знаю, заметила она меня или нет, но если она попросит поговорить со мной, просто скажи, что я работаю. Это не будет ложью.

— Ты переходишь черту от лучшего друга к другу, который просит прикрыть его, — ответил Майкл. — Предупредительный знак, парень. Просьба лгать твоей девушке никогда не является хорошим шагом в отношениях.

— Я знаю. Я просто… слушай, я собираюсь сказать ей, но я хочу, чтобы у нее было время, которое она хочет, вот и все. Я пытаюсь не мешать… — меня прервал вопль из бара; он был из-за пивных кружек, снова. Я крикнул в ответ, что они в пути, и, конечно же, Луис, другая посудомойка, поставила их на поднос и вынесла. — Слушай, я должен идти. Мы договорились?

— Да, — согласился Майкл. — Будь осторожен.

— Обязательно. Моя худшая проблема прямо сейчас — это сухая кожа после мытья всей этой посуды.

— Я пришлю тебе немного лосьона и лака для ногтей. Хочешь, чтобы я купил тебе мани-педи (прим. пер.:маникюр и педикюр одного цвета)?

— Ублю… — Он повесил трубку прежде, чем я успел договорить остальную часть, что было, вероятно, к лучшему. Я покачал головой и стал мыть стаканы — черт, я ненавидел помаду, по крайней мере в этом контексте — в течение еще двадцати минут или около того, прежде чем Джесси внезапно похлопала меня по плечу. Я подскочил и чуть не уронил стакан для мартини, который вычтут из моей и так небольшой зарплаты, но она поймала его на пути вниз. У нее были отличные рефлексы.

Слишком отличные.

— Твоя девушка… Клэр Дэнверс? — спросила она меня и поставила стакан для мартини на чистый поднос.

— Да. Она все еще здесь?

— Нет, я не видела ее тут, но я получила сообщение, что она будет ждать около черного входа. Ты хочешь поговорить с ней?

Да. Я хотел поговорить с ней так сильно, что это заставило мой живот сжаться.

— Нет, — ответил я. — Просто не говори ей, что я здесь, хорошо? Все сложно.

Черт возьми, моя рука снова заболела, мышцы начали гореть и сокращаться. Я потер ее, хмурясь, и задался вопросом, восстановился ли я хоть немного.

— Поняла, друг. Хорошо, она спрашивала меня, так что я пошла. Продолжай в том же духе.

Она подмигнула мне, и да, она была более горячей, чем примерно любая девчонка, которая когда-либо подмигивала мне, по крайней мере в теоретическом смысле. Но у меня было много опыта с горячими вампиршами, и все всегда заканчивалось для меня плохо. Так что я уклончиво кивнул в ответ и попытался не наблюдать за ее задницей, когда она двинулась к двери. Я был единственным, кто сопротивлялся, по крайней мере так казалось. Она привлекала мужское внимание, как насекомоядные растения привлекают своих жертв… и результат был тем же.

Вы могли утонуть в этой сладости.

Джесси не было все пятнадцать минут ее перерыва, и когда она вернулась, она быстро показала мне поднятый большой палец.

— Она в порядке, — сказала она мне. — Идет домой. И хотя ты не говорил, я предполагаю, что вы с ней из одного города.

Я кивнул, не акцентируя на этом особого внимания; я не знал, была ли Джесси в курсе, откуда Клэр. Но видимо да, потому что она оглядела кухню, чтобы быть уверенной, что Луис был по шею в своей собственной работе, прежде чем снова посмотреть на меня ее ослепляющими, кроваво-красными глазами. Ее губы разомкнулись достаточно, чтобы показать мне клыки, гладко скользящие вниз, достаточно острые, чтобы проколоть сталь.

В ответ я показал ей левое запястье, на котором был массивный серебряный браслет. Он выглядел модным, но также был оружием, и довольно хорошим. Тогда я отвернул воротник своей футболки, чтобы показать ей похожую цепочку на шее.

Она мягко засмеялась и немедленно убрала клыки и красный блеск в глазах.

— Я просто шучу, — произнесла она и ловко ты-понял-смысл улыбнулась. — А ты нахальный, Шейн.

— И буду таким, пока не стану холодным.

— Я знала, что ты мне понравишься. Ты хорошо… — она облизала губы, без всякого намека. Хорошо, возможно, небольшим. Или большим. — … пахнешь.

— Это мой одеколон, он реально мужественный. Не считай это как приглашение. У меня ничего нет для тебя, Джесси.

— Не продавай себя задешево, красавчик, но в любом случае ты не мой предпочитаемый вкус закуски. И я не одна из тех, кто входит незванной, если ты понимаешь, о чем я.

— Я понимаю. Тебе нравится думать, что ты хороший вампир.

Улыбка исчезла, и то, что осталось на ее месте, было просто… опасным.

— Давай не называть друг друга именами. Кто-то может пострадать. Что ты здесь делаешь? Охотишься? Потому что если да, мы можем решить это где-нибудь в другом месте. Здесь я зарабатываю себе на жизнь.

— Просто зарабатываю, как и ты, — сказал я. — Слушай, я действительно не ожидал столкнуться с любым вам… очень милой леди как ты в подобном городе. Насколько я понимаю, они все сконцентрированы на родине, где за ними присматривает Основатель.

— Она действительно любит держать нас под контролем, — согласилась Джесси. — Я покинула город тридцать лет назад и в некотором роде путешествовала — искала других и возвращала их домой. Когда профессор Андерсон приехала сюда, Основатель поручила мне присматривать за ней.

— Или следить за ней?

Она пожала плечами.

— Как оказалось, одно другому не мешает.

Это было слишком близко к тому, что я делал с Клэр, так что я решил не углубляться в эту часть.

— Тебя назначили сюда. Официально.

— Да. — Она еще раз пристально осмотрелась и проверила свои часы. — Ты понимаешь, что у нас никогда не было этого разговора, или я должна буду связаться с домом и спросить, что они хотят, чтобы я сделала с тобой и твоим восхитительным болтливым ртом. Уяснил?

— Вполне, — сказал я. — Если я узнаю, что ты охотишься здесь, тогда я не буду счастлив.

— Ну, мы же этого не хотим?

— Нет, не хотим, — произнес я, — потому что я сын Френка Коллинза.

Она запнулась и еще раз осмотрела меня, теперь тщательно. Затем улыбка вернулась, немного смягченная.

— Я встретила твоего отца однажды, когда он был в твоем возрасте. Он мне нравился, — сказала она. — Он всегда был прямолинейным. И я вижу, что ты точно такой же, как он.

— Нет, — опроверг я. — Я не такой. Но достаточно того, что ты знаешь откуда я и что я не замешан в этой фигне. Если что-нибудь случится с Клэр из-за тебя, то это будет совсем другой разговор.

— Я не заинтересована, чтобы с ней что-нибудь случилось, — ответила Джесси. — Я люблю мир здесь таким, какой он есть. Я не ностальгирую по вилам и факелам, и к тому же у меня есть приятель, учитывающий мои потребности, а если я проголодаюсь, всегда найдутся люди, готовые сделать пожертвование. Тебе просто нужно знать, куда обратиться и когда остановиться.

Звучало неплохо, но я все еще был осторожен. Она так же опасалась меня; я видел, как она в последний раз взглянула на меня, когда проходила через дверь в бар. Ну, это было в открытую по крайней мере. Теперь я должен быть осторожным с ней и присмотреть за Питом, если Пит был посвящен в секрет Джесси. Я предположил, что он знал.

Тогда один из барменов заорал, что у него не хватало стопок, и мне пришлось вернуться к работе.

Очаровательная жизнь.


Глава 6 | Падение Ночи | * * *