home | login | register | DMCA | contacts | help |      
| donate

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



в которой герой подвергается испытанию

Поздравляем! Вы заключили договор с капитаном Дэйзи Ингленд, отныне вы член ее команды.

Данный договор заключен на один календарный год по игровому времени.

Покинуть команду капитана Ингленд досрочно и без штрафных санкций можно в следующих случаях:

Нарушение капитаном Ингленд кодекса берегового братства (см. раздел «Информация»);

Невыполнение капитаном Ингленд взятых на себя обещаний;

Смерть капитана Ингленд;

Расформирование или переформирование флотилии;

Смещение капитана Ингленд со своего поста в результате бунта или заговора. В случае, если заговор или бунт будет организован игроком, возможно получение дополнительной награды, а также есть возможность получения скрытого задания (или цепочки заданий);

В случае, если капитан Ингленд сама выгонит вас из команды.

Данный список не является конечным и варьируется по игровой ситуации.

В случае, если игрок покидает флотилию без согласования с капитаном и по собственному желанию, то он получает следующие штрафные санкции –

– 25 % к репутации у всех нейтральных и дружественных корсарских фракций;

– 7 единиц ко всем характеристикам.

По усмотрению капитана в этом случае за игрока может быть назначена награда, и он может стать желанной дичью для всех охотников за головами.

Обязанности игрока как члена команды пиратской флотилии:

Принимать участие в боевых действиях флотилии;

Подчиняться капитану Ингленд и ее офицерам;

Неустанно овладевать премудростями корсарского мастерства;

Научиться штопать паруса и затыкать пробоины телами;

Научиться вразвалочку сходить на берег;

Права игрока как члена команды пиратской флотилии:

На законную часть трофеев, буде таковые случатся:

На своевременную оплату его ратных трудов, предусмотренную договором;

На одну чарку рома в день и незамысловатое, но сытное питание;

На почетные похороны в море (с предоставлением куска парусины и груза, привязанного к ногам).

Всякий раз, входя в игру, вы будете оказываться там, где находиться капитан Ингленд или большая часть флотилии.

В связи с вступлением в флотилию капитана Ингленд, вами получены следующие бонусы:

+4 % к получаемому опыту;

+5 % к умению обращаться с холодным оружием;

+2 % к защите от холода;

+2 % к защите от огня;

+3 % к скорости роста умений;

+ 40 секунд к времени нахождения под водой.

Титул «Корсар»

Титул «Один из Берегового братства»

В случае роста авторитета игрока в глазах членов команды список бонусов может быть расширен.

По мере роста вашего авторитета в глазах членов команды, офицеров и капитана, велика вероятность получения квестов, как обычных, так и скрытых.

Важно! В том случае, если игрок отсутствует в игре более чем три дня, договор с капитаном Дэйзи Ингленд будет считаться расторгнутым и к нему будут применены вышеупомянутые штрафные санкции.

В случае, если игрок считает данное решение администрации неправомерным он имеет право обратиться к ней с апелляцией, которая непременно будет рассмотрена.

Вах! Сколько всего и сразу мне этот договор принес. На глазок выходит даже поболее, чем в Вольной роте выдавали.

– Подписал? – колокольчиком прозвенел голос капитана.

– Подписал – помахал я рукой, которую умудрился уляпать чернилами. Хотя. Чего тут странного – пером писать, это вам не ручкой. Как Пушкин им еще и рисовать всякую хрень на полях черновиков умудрялся?

– Куда его определим? – Тревис взглянул на Дэйзи.

– Ну не к экипажу, дохловат, не сдюжит. – Дэйзи критически смотрела на меня. – В абордажную команду его отправим, к Харрису. Если после первого абордажа выживет – то будет из него толк, а если нет – так значит судьба у него такая.

– Понятно. – Тревис махнул мне рукой, подзывая к себе, и собрался куда идти.

– Погоди – остановил нас голос капитана. – Так ты думаешь, что у меня на борту есть еще один человек моего дядюшки, красных муравьев ему в печень?

– Полагаю, что да, при том условии, что Хромой не сам себя прикончил, например, в муках внезапно пробудившейся совести – черт, надо както избавляться от привычки говорить с сарказмом. Это не гэльты и не Гунтер, эта валькирия просто саблей два раза рубанет и за борт отправит, в полагающейся мне по договору парусине и с причитающимся грузом, привязанным к ногам. Вон, как насупилась.

– Ты можешь его найти? – хмуро спросила Дэйзи. – Я не хочу гадать в бою, куда мне смотреть – перед собой или за спину.

– Я могу попробовать это сделать – честно ответил ей я. – Что точно найду – обещать не стану, а попробовать – попробую.

Вам предложено принять задание «Крыса на борту»

Условие – найти еще одного осведомителя Себастьяна Фирейры, находящегося в флотилии капитана Дэйзи.

Награды:

2000 опыта;

1500 золотых или 100 пиастров (на выбор);

Шейный платок капитана Ингленд.

+ 5 единиц к репутации у фракции «Корсары капитана Дэйзи Ингленд»

Принять?

По богатому тут за квесты отсыпают, хорошо живется на островах. Но квестыто однообразные, вон, одно и то же по второму кругу пошло.

– Когда, или если я его найду, мне надо сказать тебе об этом или убить его? – решил уточнить я, из задания этого не было понятно.

– Он мне нужен живым – быстро сказала Дэйзи. – Нам найдется, о чем поговорить. И вот еще – мне будут нужны доказательства того, что этот человек точно служит моему дядюшке, это важно.

Дополнительная информация к заданию «Крыса на борту» – осведомитель Себастьяна Фирейры должен быть жив в тот момент, когда вы укажете на него капитану Дэйзи

Дополнительная информация к заданию «Крыса на борту» – у вас должны быть неопровержимые доказательства того, что человек, на которого вы укажете капитану Дэйзи точно осведомитель Себастьяна Фирейры.

Ну вот теперь ясно. отчего за квест не жалея награду отсыпают. И вдоль надо и поперек, да еще и вокруг да около. Чтобы значит и не одетым, и не голым быть, как в загадке того царя. Хотя по факту все равно одно и тоже, только с вариациями.

– Как скажете капитан. Но гарантий, что его найду – не дам.

– Да накой мне твои гарантии? – фыркнула Дэйзи. – Гарантии ты себе оставь, а мне этого гаденыша найди.

Она достала из напоясной сумочки коротенькую трубку, сунула ее в рот, встала к большому рулевому колесу, положив на него ладошки и неожиданно громко проорала.

– Боцман, выбираем цепь, поднимаем якорь, курс на остров Медузы. Ловите ветер всеми парусами, проклятые лентяи!

Загромыхали цепи, завопили моряки, сообщая капитанам остальных кораблей, что мы выходим в море, там тоже народ забегал, засуетился.

– Пошли к Харрису, я тебя ему отдам и побегу дальше – поторопил меня Тревис – У меня и без тебя дел много.

Мы спустились с капитанского мостика, где и происходил наш разговор и пошли по палубе, по которой туда и обратно бегали корсары. Чтото загрохотало, причем очень громко, я даже вздрогнул. Я огляделся и увидел, что это якорную цепь выбирают.

– До этого на кораблях не ходил? – вздохнув, спросил меня Тревис.

– Почему, ходил – ответил ему я. – Просто не на таких здоровых и от берега недалеко. На Севере дело было, там вообще все подругому.

– Ну, тут не этот твой Север – сурово пояснил мне Тревис. – Это Архипелаг.

– Да это понятно, что тут вам не там – изрек я в ответ избитую истину.

Пройдя через всю палубу мы пошли к полуюту, насколько я помню это место называется именно так. Хотя, может я чего и путаю, в морских делах я не силен. Все мои познания об этом я получал в детстве, из книг Сабатини и Жюля Верна.

На довольно большой площадке, немного утопленной в корму сидел совершенно звероподобного вида мужик, с абсолютно лысой головой, с бородищей, заплетенной в множество косичек и с полностью татуированным торсом. Причем все татуировки сплетались в один замысловатый узор. Надо думать, это и был Харрис.

Он сурово смотрел на двух корсаров, так же обнаженных по пояс, которые лихо рубились на абордажных саблях. Время от времени он взрыкивал на них густым басом, выдавая преимущественно брань и какието междометия.

– Харрис, принимай новенького. – Тревис подтолкнул меня к этому страхоидолу. – Капитан Дэйзи его к тебе определила, так что теперь это твоя головная боль.

После этих оптимистичных слов Тревис развернулся и ушел, даже не глянув на меня. Экий мавр, однако! Хотя, оно, конечно, надо будет от него подальше держаться, знаем мы таких тихушников. Молчит, молчит, а потом вечерком не заметишь даже, как через борт перелетишь.

– Мясо – прорычал Харрис. – Свежее мясо. Ты откуда прилетел на наш корабль, птенчик?

– Оттуда – показал пальцем я на удаляющийся берег, пока суд да дело, мы уже вышли из бухты, возглавив конвой. – Это если про сегодня говорить. А если в мировой масштабе брать – то вообще хрен знает откуда.

– Хррр – выдохнул Харрис. – Я ни пса не понял, о чем ты говоришь, очень много слов. Что ты умеешь?

– Писать, читать, есть – начал было я загибать пальцы и тут же кубарем полетел по палубе, теряя на ходу процентов пять жизни.

– Много говоришь, птенчик – рыкнул Харрис. – Очень много!

– Он не птенчик – вмешался один из корсаровпоединщиков, они прекратили звенеть железом и подошли к нам, с интересом слушая наш разговор. – Это Красавчик, он давеча Хромого на чистую воду вывел. Ну, я тебе рассказывал.

– Аааа. – Харрис дернул себя за бороду. – Да, помню. Красавчик, стало быть.

Он задрал лицо к небу и разразился гулким хохотом, от которого мне стало не по себе.

– Значит вот что, приятель – внезапно смех стих и Харрис навис над мной. – Сейчас ты будешь драться с Калле, если победишь ты – то будем считать, что ты коекак мне подошел. Ну, а если победит он…

– То, что? – мне одинаково не понравилось ни то, что эта бородатая горилла замолчала, ни пакостные улыбки собравшихся на полуюте пиратов.

– Ну, иногда в походе нам бывает скучно, а ты такой… Красавчик! – и лысый чорт причмокнул губами.

Вот скотина! И потом – куда смотрит «Радеон», что за хренова пропаганда насилия и гомосексуализма!? Валяев, чтобы тебе пусто было, это явно твои штучки! Ох попомнишь ты меня, в следующий раз я тебе слабительного напополам со рвотным в коньяк сыпану. А может еще и снотворного добавлю!

– Эва как – я положил руку на эфес шпаги. – Не припоминаю такого пункта в подписанном договоре.

– Договор! – захохотал Харрис. – Договор, вы слышите?

Вокруг нас собралось уже человек десять, это были крепкие мужики с тяжелым взглядом и с изрезанными шрамами лицами. Надо думать, что это были мои потенциальные соратники, хотя их задумчивые взгляды меня както слегка напрягли, поскольку я до конца не понимал, что именно они пытаются оценить, и с какой точки – с профессиональной или плотоядной?

– Ладно, приятель, хорош реготать – я рассудил, что если здесь что и котируется, то уж точно не хорошие манеры. – Кого там надо к праотцам отправить?

– Ишь ты! – Харрис прекратил смеяться. – Прямо вот так, к праотцам? Калле, надеюсь, ты уже объяснил, кому что из твоего добра достанется, после того, как ты уйдешь в команду к Одноногому?

– А как же – ответил ему один из тех поединщиков, которые звенели саблями в тот момент, когда я пожаловал пред очи Харриса. – Все всё знают, тебе я, к слову, завещал статуэтку голой бабы, ну ту, что я на Надветренных взял, с пару месяцев назад. С живыми у тебя по слухам не оченьто выходит, так хоть с этой побалуешься! А что удобно, уютно, спокойно и слов разных нежных ей говорить не надо!

Окружившие нас корсары разразились хохотом, при этом Харрис смеялся громче других. Сдается мне, что здесь, в абордажной команде, есть свобода слова, надо же.

– Ну, Красавчик, вот его попробуй заколоть своей зубочисткой. – Харрис уселся поудобнее. – А ты, Калле, смотри его не прибей, очень он мне нравится! Ну, по крайней мере постарайся этого не сделать.

– Вот уж не знал, что в абордажной команде такие нравы – хмыкнул я, снимая ремни, ножны и колет. И попортить жаль, если чего, да и мешать не будут. – Ну, когда боец провинится, тут все ладно, понятно, ты его наказываешь, что уж теперь. А вот когда ты с абордажем прокалываешься, тебя Тревис за ошибку пользует или Дэйзи каким предметом наказывает, ну там, ручкой от швабры или еще чем?

Улыбка сползла с лица Харриса, а его рожа покраснела как борщ. Ерш твою медь, я угадал что ли? При этом раздалось дружное ржание окружающих, которые похоже эту скользковатую шутку оценили. А вот нечего меня стращать!

– Рррых! – Харрис повел бордовой шеей – Шутник, стало быть, да? Я передумал, Калле, подрежька ему язычок, да по полной!

– Надо бы ему кровь пустить – озабоченно сказал я корсарам, стопившимся на полуюте. – Или краник в голову вкрутить какой, чтобы пар выпустить, вон он, бедолага, как покраснел, не преставился бы!

Я достал шпагу и махнул ей пару раз.

– Пока не посмотрю, как тебя проучат – не помру – заверил меня Харрис.

Квалификационное задание.

Вам необходимо выиграть бой с корсаром Калле. Победа будет засчитана при наступлении следующих условий:

Вы выбиваете оружие из его рук;

Вы проводите серию из пяти атак подряд;

Вы показываете такой высокий класс боя, что Харрис его останавливает;

Вы завоевываете симпатии команды, и они останавливают бой;

Вы продержитесь в схватке не менее двадцати минут, при этом нанесенный вам урон составит менее 50 %.

В том случае, если вы его выиграете, вы получите место в рядах абордажной команды.

В том случае, если вы его проиграете, вы будете убиты или выброшены за борт, но независимо от того, что именно произойдет, все невыполненные задания, связанные с данной фракцией будут считаться проваленными.

Внимание. – Вы не должны убивать своего противника, максимально допустимый предел нанесенного ему урона должен составлять не более 50 %

Внимание. – Если вы убьете противника, то сами будете убиты, а ваш договор с капитаном Ингленд будет считаться расторгнутым.

Ну ничего себе! То есть он меня может на ноль множить, а я его нет? Отличный подход к вопросу. И это все еще и без награды! Просто чума!

– Начинайте. – Харрис похоже успокоился, и краснота потихоньку покидала его лицо. – Калле, отделайка этого хлыща хорошенько, чтобы он надолго запомнил, как лезть в команду к серьезным людям. Ну, а коли убьёшь его – так и невелика беда, не такой уж он и потешный.

Мы стояли в круге, довольнотаки широком. Вокруг нас столпились корсары, похоже, сюда добавились уже и члены экипажа, с мачты раздался свист – марсовый тоже смотрел на нас. Вся эта компания подбадривала Калле, которому это было вовсе и не нужно, он стоял напротив меня весь такой красивый, поигрывая мышцами и помахивая саблей, причем не абордажной, а палашом, который он гдето успел подхватить. Обидно, я рассчитывал компенсировать недостаток умений длиной клинка.

Он со свистом выписал клинком «восьмерку» и сделал выпад, рассчитывая прикончить меня первым же ударом. Да, этот парень, похоже, не будет думать, сколько процентов урона мне нанести можно.

Одновременно с этим в правом верхнем углу возник таймер, который показывал мне время, оставшееся до конца поединка. Долго еще…

Я увернулся от удара и попытался провести ответную атаку, но Калле тоже не дремал, клинки звякнули, столкнувшись, но этим все и кончилось.

Народ галдел, махал руками, давал Калле советы, а с печалью думал о том, что история всякий раз повторяется – опять поединок и опять нельзя применять магию. Нет, формальното запросто, но если удар будет хорош, да еще и кританет, а до кучи и с усилением от скилла… И все…

– Мму, муму, мууу! – услышал я знакомое мычание в тот момент, когда пропускал саблю Калле над головой. Точно, это был Просперо с привычной улыбкой на лице. Он поддерживал меня, ну по крайней мере мне так показалось.

Калле рубился лихо, ничего не скажешь. Пару раз он задел меня – предплечье и совсем чутьчуть бок, разок я зацепил его плечо, но это все было несерьезно.

Он беспрестанно атаковал, закручивая все новые и новые атаки, он двигался как ртуть, он рубил и колол так быстро, что я еле успевал защищаться, о нападении я уже и не думал. И это он ведь при том, чтоуровеньто его пониже будет, чем у меня, хоть и не на много! А если бы вровень был?

Но при всем этом я не ленился комментировать любую его атаку, хоть это чертовски меня и сбивало.

– И это укол? Черт, да моя бабуля Гедран (я так сроднился с старой чертовкой, что можно ее уже считать моей бабушкой) ловчее орудует своими спицами. Может и ты мне чтонибудь свяжешь, это у тебя выйдет лучше, чем махать клинком!

– Ну, братец, если ты так будешь двигаться на танцах, то боюсь все девки от тебя разбегутся! Поторопился ты статуй подарить Харрису!

– Слушай. А ты не из землепашцев? Они так же косами машут, как ты саблей. Озимые взошли, вперед, в поля!

Но все это говорилось с доброй улыбкой и не злобно. Толпе на полуюте мои комментарии явно пришлись по душе, потихоньку каждую из реплик начали сопровождать смехом и свистом. Да и сам Калле пару раз улыбнулся.

Это был мой единственный шанс. Что против этого бойца мне не устоять – мне было уже ясно, двадцать минут продержаться – тоже утопия, а вот понравиться команде – это реально, это можно попробовать. По разговору перед боем я понял, что народ здесь подобрался смешливый, ценящий острое и соленое слово, а значит надо его распотешить.

На десятой минуте Калле закрутил мой клинок финтом, вынудил раскрыться и острие его палаша уперлось в мое горло.

– Черт, жалко юнгу – просипел я.

– Не понял? – Калле улыбался.

– Да парень явно толькотолько палубу вымыл, а вот на тебе – кровища и все такое – оскалился я.

– Молодец – сказал ктото из толпы. – Может и болван, но не трус – это точно.

– Мму – закивал Просперо, глядя на говорившего и чтото изобразил руками.

– Харрис, что с ним делать? – спросил Калле.

Лысый великан задумался, глядя на меня. Впрочем, похоже он всего лишь ждал решения команды.

– Да пусть его, забавный малый – раздался голос из толпы. – Верно мерекуешь, Харрис, надо брать его в абордажную группу.

– Поучи трактирщика ром бодяжить – резко оборвал говорившего Харрис. – Я еще ничего не решил!

– Да чего тут решатьто? – удивился немолодой пират в дорогом камзоле с золотым шитьем, одетым прямо на голове тело.

– Ладно, будь – махнул мне Харрис. – Калле, забирай его к себе, во вторую линию

Поздравляем вас, вы выполнили квалификационное задание!

Вы получаете место в абордажной группе.

Ваша репутация у фракции «Корсары капитана Дэйзи Ингленд» повысилась на 5 единиц.

– Ну и колючий у тебя язык – очень дружелюбно сказал мне Калле. – Как тебя до сих пор не прибили то?

– Да пес его знает – ответил я ему. – Сам удивляюсь.

Калле заулыбался, хлопнул меня по плечу, натянул кожаную куртку, протянул мне мои шмотки, лежавшие рядом с ней, и сказал –

– Пошли, покажу тебе где ты спать будешь, ну и вообще корабль посмотришь.

Мы двинулись по палубе, и я всетаки задал Калле вопрос, который меня мучил –

– Слушай, приятель, а если бы я всетаки проиграл, этот лысый демон и впрямь меня бы употребил?

Калле долго хохотал, держась за живот, а после прохрипел, утирая слезы –

– Да ты что! У нас это не принято, просто это одна из любимых шуток Харриса. У него вообщето с юмором плохо, и это его печалит, а этот трюк всегда вызывает хохот, вот он и старается!

– Тьфу, шутник! – видно мое лицо так перекосилось, что Калле снова захохотал. Похоже, что он вообще был очень смешливым парнем.

Калле провел меня по кораблю, давая краткие комментарии, которые зачастую мне ничего не говорили. Ну, что такое мачта я конечно знаю, хотя чем «фокмачта» отличается от «гротмачты» я фиг скажу, но словечки вроде «носовой дейдвуд» или «старнпост ахтерштевня», которые Калле бросал между прочим, меня не то чтобы ужаснули, но всерьез озадачили. Впрочем, почти сразу я успокоился, рассудив, что экзамен мне по этим наукам не сдавать, а значит и повода для печали нету вовсе никакого. Хотя – забавные названия.

Вскоре мы спустились в трюм, который к моему немалому удивлению оказался многоэтажным – на одном уровне там команда на гамаках дрыхла, ниже была крюйт камера и иные неведомые мне помещения, еще ниже стояли какието бочки.

– Ух ты – проникся я.

– Да, наша «Роза ветров» славная детка – с сдержанной гордостью сообщил мне Калле. – Пусть и не такая шустрая, как шлюп или барк, но зато надежная и много добычи на борт взять может.

– Слушай, о добыче – зацепился я за его фразу. – Скажи мне, я все никак не могу понять, – а кого вы берете на абордаж? Все, кого я видел до сих пор, такие же корсары, как и вы. Вы друг друга грабите, что ли? По очереди?

– Да ты что! – Калле снова засмеялся. – Конечно нет. Хотя бывает, что и со своим братом морским бродягой схлестываемся, фракций много и не все ладят друг с другом. Если мы встретим Томаса Харда, Бамболейру, когото из вождей «Союза Каракатицы» или их капитанов, мы непременно пустим им кровь, это уж будь уверен. А так в этих водах есть купцы, которые всегда имеют на борту чтото такое, что непременно нужно и нам, вот они и есть наша основная добыча.

– Купцы? – удивился я А откуда они здесь взялись?

– Живут они тут – не меньше удивился моей тупости и Калли. – Не одни же корсары на островах обитают, комуто мы должны сбывать нашу добычу, покупать одежду и оружие.

– Вообще бред выходит – вытаращил глаза я. – Вы их грабите, а потом им же их товар продаете?

– Почему им? – хмыкнул Калле. – Комуто другому, мы же не идиоты. И потом – все равно это по сравнению с их доходами – копеечные потери, к тому же на суше их пальцем никто не тронет. Ну, а раз в море вышел – сам виноват!

– А товары они откуда возят? – полюбопытствовал я.

– С континента – махнул рукой Калле. – С Равенхольма

Вот оно как. Значит на Равенхольм можно попробовать попасть с купцом. Запомним.

– Ну и еще иногда на Надветренных широтах удается пощипать конвои – продолжал Калле. – С другой земли, той, что за океаном, иногда идет какоето дурачье в железках, уж не знаю куда они собираются попасть, но как правило дальше Надветренных не проходят, все там и остаются.

– Всегда? – вот я и узнал точное место, где кончается путь всех переселенцев на новый материк.

– Как правило – пожал плечами Калле. – Борт в борт, а потом кого сразу пускаем по доске прогуляться, кого чуть погодя топим. Хотя бывают и накладки.

– Например? – заинтересовался я.

– Иногда в тех местах Великий Кракен охотится, вот тогда всем сразу прямая дорога к Одноногому, эта зверюга не разбирает, кто тут честный флибустьер, а кто дурачок с другой земли. Всех на дно тащит и там жрет.

Уффф. Как интересно!

– А вещички куда деваете? Этих, которые с другой земли?

– Как обычно, барыгам скидываем, правда за свою цену, не как купеческий товар, оптом – таких вещей ни здесь, ни в Равенхольме не делают, товар дефицитный.

Тааак. Надо будет вызнать адрес этих барыг, да к ним наведаться, там же что угодно быть может, вообще без ограничений. И одно я знаю наверняка – шелупонь низкоуровневая на кораблях на Равенхольм не плывет почти, разве только случайно, вот как я, по пригласительному.

И тут меня Калле окончательно добил –

– Но у них товар особо не залеживается, они вроде как его на континент скидывают, тоже перекупщикам или торговым агентам, есть такие, на паре островов сидят, «Фактор» называются, у них и герб есть и свой флаг. Но они почемуто с корсарами напрямую дело иметь отказываются, ну вот просто наотрез, только с купцами и все тут. Очень они странные, но вот представь себе – есть специальный пакт, по которому никто из берегового братства корабли под их флагом не трогает, он, пакт этот, хоть и негласный, но соблюдается всегда.

Во как! Контрабандный путь я выходит нашел, которым ресурсы с одного континента на другой таким образом перекочевывают. Ох, как любопытно. И почемуто мне кажется, что про это даже, и Зимин с Валяевым могут быть не в курсе.

Дзинннь! На верхней палубе ударил колокол.

– О – поднял палец Калле. – Сдается мне, что ты скоро покажешь, чего в бою стоишь. Пошли!

На палубе народ столпился у правого борта и чтото горячо обсуждал, откудато выкатывали здоровенные машины, похоже, что стрелометы.

Калле растолкал людей, глянул в морскую даль, в которой виднелись паруса двух кораблей и уверенно сказал –

– Бамболейра, или ктото из его капитанов, вымпела пока не вижу. Будет резня.

Я вздохнул – как не быть, я же у вас на борту…


в которой герой почти со всем соглашается | Черные флаги Архипелага | о круговерти событий и непредсказуемости этого мира