home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6. Много тайн и одно наводнение

— Ты опоздала на пять минут, — сказал коротко стриженный мужчина спокойным, даже равнодушным голосом. Он стоял в тени дерева, не решаясь сесть на скамейку. Очевидно, боялся испортить шикарный чёрный кожаный костюм.

Матильда махнула рукой и плюхнулась на сиденье.

— Что-то я не понял, — «чёрный» наклонил голову и презрительно сжал губы.

Матильда показала ему на место рядом, и тот брезгливо присел.

— Вальдемар… — тяжело дыша, сказала колдунья. — Извини. Непредвиденные обстоятельства. Я не принесла коробку. У меня по гороскопу неблагоприятный де…

— Мо-отя, — почти ласково протянул Вальдемар и бережно, двумя тонкими пальцами, повернул к себе лицо собеседницы. — Мы так не договаривались.

— Коробки нету! Её выкрали, — Матильда хрустнула суставами унизанных перстнями пальцев.

— А ты в этом уверена? Ты уверена, что нечаянно не забыла, где она у тебя спрятана? Ведь с такими шутками и все последующие немногочисленные дни твоей жизни могут быть очень, очень неблагоприятными, — всё так же ласково спросил Вальдемар.


Привидение — это к счастью

— Не забыла, чёрт возьми! И если это сделал ты, то хватит шуток! — взорвалась Матильда. — С этим не играют! Хочешь расторгнуть сделку, так и скажи.

— Что? — прошипел Вальдемар настолько зловеще, что Стасе даже показалось, как блеснула и завилась кольцами его чёрная кожа. Но и Матильда тоже умела неплохо шипеть.

Странные взрослые некоторое время тихо шипели друг на друга. Иван и Стася не разобрали ни слова. Затем Вальдемар довольно громко выругался и добавил:

— Чтобы завтра утром привидение было у меня. Нет, лучше я сам зайду к тебе. И если ты меня решишь кинуть, я резко забуду, что мы знакомы с детства, и пусть с тобой разбираются ребята.

Матильда сверкнула глазами и сцепила пальцы.

— Мы оба в деле, — Вальдемар встал. — И мне нужен призрак. И ты мне его принесёшь на тарелочке с голубой каёмочкой. Я из-за тебя не буду рисковать.

Он зашептал грозно, но не очень разборчиво для сидящих под скамейкой:

— В этом деле повязано не только твоё вознаграждение, на которое ты купила эту квартиру. Сотни тысяч, миллионы долларов. Сотни, тысячи людей. Тысячи судеб дряхлых старушенций в наших руках. Пока тысячи. А будут миллионы. Ты представить себе не можешь, сколько на свете старушек, у которых есть квартиры. И если в этой квартире поселится призрак, то только я смогу избавить бабулек от этого нежеланного гостя. А миллион спасенных старушек — это миллион завещаний. И если ты мне сорвёшь мои радужные планы, то завтра станешь трупом.

Вальдемар наклонился к самому лицу пришибленной Матильды и прошипел что-то ещё. А затем резко развернулся и скрылся в кустах. Через минуту послышался шум мотора.

Матильда, покачиваясь, поднялась со скамейки и побрела домой. Медленно, словно внезапно заболела.

Иван со Стасей тоже не торопились — после сплющенного пребывания под скамейкой надо было расправиться. Правда, Кошмар всё порывался догнать соседку, но Иван так свирепо сказал ему: «Рядом!», что пёс покорился. Хозяин всё-таки главнее, чем соседка. Хотя Кошмара и соседку связывала такая тайна… уй-уй-уй, какая тайна!

— Я есть хочу, — сказала Стася. — А ещё мама мне не разрешает долго под скамейками валяться, — вспомнила она.

— Надо же, а я забыл маму спросить… — пробормотал Иван. Думал он совсем не об этом.

— И подслушивать тоже нехорошо, — убедительно сказала Стася. — Но бандитов — можно. Мне кажется, что тётя Матильда попала в плохую компанию. Надо ей про это сказать.

— Стоп. — Иван взял Стаську за плечи. — Запомни: никому ничего не говорить. Понятно? Вообще забудь, что ты здесь была.

— Это невозможно забыть, — чистосердечно сказала Стася.

— Что «это»? — решил проверить Иван. — Ты хоть что-нибудь поняла?

— Меня хотят продать, — вздохнула девочка, сочувствуя не столько своей горемычной судьбе, сколько несообразительности Ивана. — Я у тети Матильды сегодня привидением работала. А этот дядька сказал: «Завтра я тебя с твоим призраком навещу». И ещё: «Не вздумай хитрить, привидение ты мне отдашь, иначе сама станешь покойником».

— Кем? — сморщился Иван.

— Куда? — подал голос Кошмар.

— Не куда, а покойником станешь, — Стася уже начала терять терпение.

— Кем работала? — уточнил вопрос Иван.

— Вань, ты в какой класс перешёл? — беспардонно спросила Стаська. — Ты что, никак не поймёшь, что я работала привидением?

— С моторчиком? — уничтожающим взглядом Иван пронзил Стасю насквозь. Впрочем, она была несколько прозрачная по своей комплекции, и пронзить её большого труда не составляло.

— Сам ты с моторчиком. Это Карлсон был с моторчиком. Я же тебе русским языком говорю: я работала привидением. Или Сигизмундом, или Удавом… Я плохо запомнила. Ну кто же дух Карлсона вызывает, сам подумай! Ещё бы про Колобка вспомнил. Тётя Матильда сказала: «Великий призрак, появись!», я и появилась.

Иван покрутил пальцем у виска и потянул Кошмара за ошейник. Пёс молча встал. Всё ещё слегка сплющенная, взволнованная процессия двинулась домой.

— Придумает тоже, «Карлсон, появись!» — не переставала издеваться Стаська. — Ещё бы сказал: «Хрюша и Степашка! Я вызываю вас из потустороннего мира…»

Иван молчал. Он не торопился дальше расспрашивать своего нечаянного партнёра по приключению. Информации к размышлению было более чем достаточно.

«Матильда обманывает клиентов. Вместо настоящих духов подсовывает им Стаську, — выстраивал версию юный сыщик. — Этот Вальдемар, наверное, просто Володя. Скорее всего, больной. Требует с неё привидение. Или он охотник за привидениями? Или обманутый клиент? Нет, не клеится… А если, например, они так называют глупых девочек, которых Матильда уговаривает поиграть в привидения. Уже теплее… Она крадёт детей, перепродаёт их Вальдемару… А зачем вообще крадут детей?»

— Стаська, а зачем ты им нужна? — поинтересовался Иван.

Штатное привидение вздохнуло:

— Я знаешь какая талантливая! Я всем нужна. Без меня никак.

Такое заявление Ивану мало чем помогло, и он продолжил размышлять: «Например, ребёнок талантливый… Нет, не могу придумать, зачем он нужен, такой талантливый ребёнок. Какому-нибудь мафиози на тромбоне играть? Представляю Стаську с тромбоном. Если ребёнок худой, а Стася чрезвычайно тощая, то, пожалуй, он может пролезть в форточку. Ага, для краж… Если у ребёнка богатые родители, то могут потребовать выкуп… Какой с Сергеевых выкуп, была у них одна дорогая рыба, так я её того… — вспомнил Иван. — Если ребёнок…»

— Стаська, а ты здоровая? — опять поинтересовался Иван.

— Я??? — чрезвычайно удивилась девочка. — Ну вообще-то да… Но у меня ангина была. И ветрянка. И грипп два раза. И даже синяк. Такой синий, аж жёлтенький.

— Сотрясение мозга у тебя не было? — ехидно спросил Иван.

— Было! — вспомнила Стася. — И вывих шейных позвонков. Меня папа из кроватки неудачно достал. Но теперь я здоровая.

— Значит, можешь быть спокойна. Твои напрочь больные внутренние органы Вальдемару ни к чему, — покачал головой Иван. Более-менее подходящей оказалась только версия с проникновением в форточку.

— Хоть оглядеться, что ли, куда это нас занесло в пылу погони. — И Иван завертел головой, озирая незнакомые окрестности. — С чего это Кошмар припустил за Матильдой, ума не приложу.

— Надо было крикнуть ему «тпру», — посоветовала Стася. — Или «эскейп», если он по-компьютерному лучше понимает, чем по-лошадиному. Ваня, по-моему, это чужая школа.

— Да, — согласился Иван. — Школьный двор. Наверное, в июне ремонт начали, как всегда в каникулы. Вот батареи старые выкинули.

Действительно, по всему двору валялись голубые батареи центрального отопления. И одна — розовая.

— Это батареи подняли восстание и сбежали из школы, — объяснила Стася. — А свирепые учителя их победили. И теперь неубранные голубые трупы батарей разбросаны на поле битвы…

— Ну ты даёшь… А почему все батареи голубые, а одна розовая? — спросил Иван.

— Наверное, все мальчики, а одна — девочка, — сразу вникла Стася. — Женщины редко участвуют в восстаниях. Обычно этим развлекаются мужчины.

— Потому что мужчины храбрые, — сказал Иван.

— Нет, потому что у женщин и так дел много. Некогда им восстания устраивать. Надо суп варить и всякую уборку делать.

Иван озадаченно оглядел «повстанцев».

— А одна розовая почему суп не варит? — спросил он, чувствуя, как ум за разум заходит. Это со многими бывало при разговоре со Стасей.


Привидение — это к счастью

— Может, она одинокая, — вздохнула Стася. — Незамужняя, бездетная. Суп не варит, одним мороженым питается.

— Да ну тебя, Стаська, совсем запутала. Идём побыстрее.

— Я не могу побыстрее. У меня ноги маленькие, — объяснила Стася. — Давай посидим на скамеечке. Смотри, Матильда тоже замедлилась.

Действительно, Матильда остановилась перед огромной лужей, перекрывшей дорогу. Когда она шла на встречу с Вальдемаром, лужи тут не было. А теперь… Она же не знала, что Стася храбро зарезала шланг, из которого вытекло целое море. Газетный киоск возвышался над лужей, как скалы Норвегии. Но Матильда была в туфлях на высоченной платформе. И она перешла лужу почти без проблем. А Иван и Стася были в сандаликах.

— Подожди, сейчас я налажу переправу, — сказал Иван и поставил Стаську на поребрик, ограничивающий газон. — Стой тут, а то вода прибывает. Ничего. Я видел за газетным киоском доски…

Иван зашёл за киоск. Действительно, к нему были прислонены ящик из-под фруктов и гнилая доска. Если сначала встать на ящик, положить в лужу доску, потом перейти на эту доску, передвинуть ящик…

Отчаянный рёв прервал Ивановы размышления. Он уронил доску и бросился назад.

Стася стояла посреди лужи и ревела. Грязная вода стекала с неё множеством ручейков. Мордочка была абсолютно негритянская от налипшей грязи. Косички из блондинистых стали брюнетистыми, и с каждой стекало по дополнительному ручейку.


Привидение — это к счастью

— Ты чего? — задал Иван глупый вопрос.

— Я упала-а-а-а!

— Ой, ну иди скорее сюда, на сушу!

— Я прилипла-а-а-а!

Иван плюнул и пошёл вброд. Он выволок Стаську на сухое место и отжал косички.

— И ничего не прилипла, — сказал он. — Просто у тебя шок с перепугу. Слушай, тут же низко. Как же ты так умудрилась упасть, что намокла и спереди, и сзади, и с боков, и даже голова у тебя мокрая?

— А я, пока летела с поребрика, в воздухе перекувыркивала-а-а-а-ась! — объяснила Стася. — Ой, как мокро! Давай я всю эту гадость сниму и пойду домой голая-а-а-а!

Иван представил, как он идёт по городу с голой Стаськой, и побледнел.

— Нет, — сказал он. — Терпи. Сейчас я тебя чем-нибудь промакну.

Он опять пошёл к киоску и спросил:

— У вас нет каких-нибудь совсем неинтересных газет? Которые никто не покупает.

— У нас все интересные, — удивилась продавщица. — А зачем тебе неинтересные газеты?

— Потому что у меня с собой нет денег, а мне нужно срочно высушить одного утонувшего ребёнка, — объяснил Иван. — Его можно и неинтересными газетами промакивать.

Продавщица высунула голову из окошечка, увидела Стаську, ойкнула и выдала Ивану пачку вчерашних газет. Иван обтёр девочку и размазал по ней грязь.

— Ещё в майке и трусах много грязи накопилось, — сообщила Стася.

— Можно подумать, ты её туда специально запихивала, — хмыкнул Иван. — Нет уж, эту грязь ты сама дома отмоешь. Вот навязалась на мою голову! Сидела бы в песочнице, лепила куличики…

Кошмар, смирно сидевший поодаль, подошёл и гавкнул.

— О! — обрадовался Иван. — Как я сразу не сообразил! Вытрись о Кошмара!

Стася обтёрла о мягкую и тёплую, как банное полотенце, собачью спину руки и мордашку и почувствовала, что ей полегчало.

— Только холодно, — сказала она.

— Я бы тебе отдал свой пиджак, да у меня его нету, — пожал плечами Иван. — Шорты да футболка. Лучше я тебя оставшимися газетами оберну.

Он замотал девочку бумагой, использовав для крепежа Стасины приколки и свой рыболовный крючок, невесть как завалявшийся в кармане шорт.


Привидение — это к счастью

— Нормально, — одобрила Стася. — Такая широкая шуршащая юбка, как у принцессы. Кринолин называется. И боа из соболей…

И она изысканным жестом поправила «Уральский рабочий», сползающий с плеч.

— Всё-таки пресса — великая вещь! — сказал Иван. — Ладно, теперь домой. Только я тебя прошу, Стася, когда пойдём по тому двору, мимо белья, не вздумай в него вляпаться. Пододеяльник и так пострадал.

И они пошли, прячась за кустики от редких прохожих. Про Матильду за всеми этими событиями ребята забыли, и даже удивились, догнав её почти перед самым домом. Вконец обессиленная, она сидела на скамейке в соседнем дворе и тихо бормотала что-то себе под нос. Кошмар оживился. Иван тоже.

— Сидеть! — шёпотом приказал Иван псу. Пёс сел. Стася тоже.

— Да не ты, — поморщился Иван. — Наказание с этими девчонками. Давай подкрадёмся и подслушаем, что она говорит. Здесь какая-то тайна.

— Она тихо говорит, не расслышим, — возразила Стася, которая замёрзла в мокром и хотела домой.

— А мы опять залезем под скамейку, нам не привыкать, — сказал Иван, почему-то не подумав о том, что теперь мог бы с чистой совестью отправить Стаську домой одну. — Она не в себе, ничего не услышит. Или за спинкой скамейки устроимся… только не шурши газетой.

Ребята проползли по траве и примостились за скамейкой. Матильда действительно ничего не замечала. Её поза выражала полнейшее отчаяние.

— Вот и всё, — повторяла она безнадёжно. — Вот и всё. Вот и всё. Вот и всё.

— Не очень-то интересная информация, — зашептала Стася. — Не стоило и подслушивать. По-моему, я лежу на лягушке.

— Да хоть на бегемоте, только заткнись, — зашипел Иван.

Стася замолчала, пытаясь представить себя лежащей на бегемоте. Иван прислушался снова.

— Вот и всё, — повторила соседка.

— Она зависла, — сказала Стася. — Надо перезагрузить.

— Я тебя всё-таки убью, — вздохнул Иван. — Помолчать пять минут не можешь?

— Нет! — честно сказала Стася.

Матильда очнулась и завертела головой.

— Нет? — удивлённо повторила она. — Я слышала какой-то потусторонний голос, он вещал прямо из-под земли. Нет! Не всё ещё потеряно! Я буду бороться! Я найду …

Не договорив, она вскочила со скамейки и быстро пошла домой.

— Опять я — потусторонний голос, — сказала довольная Стася. — Может, повыть ей вдогонку?

— Я тебе повою! — заорал окончательно выведенный из себя Иван.

— Ты мне повоешь, я тебе повою, — мечтательно сказала Стася. — Называется диалог. Саша говорила что-то умное про «роскошь человеческого общения». Начинаем общаться.

И Стася завыла: «У-у-у-у-у!» Кошмар с воодушевлением подтянул. «Плохая примета, — подумал Иван. — Вой собаки — к смерти. А к чему, интересно, вой Стаськи?»


Глава 5. Погоня-1 | Привидение — это к счастью | Глава 7. Дневник Саши Сергеевой. О приметах