home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПРОЛОГ

На миг прервалось дыхание. И сердце, кажется, успело сделать коротенькую, но остановку. Как, впрочем, и всякий раз в момент перехода. Привыкнуть можно...

А уже в следующее мгновение человек вновь наслаждался воздухом, буквально ворвавшимся в его легкие. Воздухом чуждым, но свежим даже слишком. От него у человека закружилась голова, а первые шаги в новом мире получились неровные, неуверенные. Как у пьяного. Или как у младенца.

Портал выпустил человека в поздний осенний вечер. Прямиком в двухэтажное здание с более чем вековой историей... а вернее, в развалины этого здания. Спасенные от сноса статусом памятника архитектуры, они так и не дождались ни реставрации, ни капитального ремонта. А пока ждали крыша старинной постройки успела обвалиться.

И теперь стены служили просто оградой для небольшого пятачка земли, открытого всем дождям и снегам. Да, вдобавок, заваленного кирпичами, щебнем и прочим строительным мусором.

Максимум, на что хватило заботы городских властей это огородить останки старого здания. А коли уж фасадом оно выходило на одну из главных улиц, пришлось этот самый фасад целиком укрыть за ширмой. С изображением его же, но в куда как более благополучные времена. Так что теперь руины хотя бы не портили окружающий вид во время праздничных шествий и прочего официоза. Почти не портили. Если сильно не приглядываться.

Но это так, к слову. А человека, вышедшего из портала, судьба местной архитектуры не волновала. О нет, нисколечко! Там, откуда он прибыл, подобных проблем не существовало вовсе. Правда, не от хорошей жизни, а исключительно в силу полной их чуждости. Как для рыб не является проблемой дождь. А для учительницы с куцым окладом вылет в трубу какогонибудь заморского офшора.

У человека была миссия может, не ахти какая грандиозная... на первый взгляд. Но за ее успех он отвечал головой. И просвещен относительно здешних реалий был ровно настолько, чтобы выполнить миссию без проволочек и попаданий впросак. Да человек и сам был бы рад поскорее убраться восвояси. И потому, не глазея по сторонам и не тратя время на праздные мысли, поспешил покинуть место высадки.

Окружающая темнота человеку не мешала. Вопервых, в этой части города ее изрядно разбавляли уличные фонари. Ну а вовторых, к недостатку света человек был привычен с рождения. Как, впрочем, и большинство обитателей его родного мира.

Накрапывал дождик. Слишком мелкий, чтобы оставлять лужи, он зато изрядно пропитал влагой воздух. Поток машин скользил вдоль улицы, шурша колесами о дорожную грязь. Изрядно поредев в сравнении с часом пик, он еще не иссяк окончательно по крайней мере здесь, почти в центре города.

Человек вышел на автобусную остановку, где и постоял с полчаса, окруженный аборигенами. Стоял молча, стараясь не обращать на себя их внимание. И лишь когда поблизости остались двое, парень и девушка, человек позволил себе обратиться к ним. С однойединственной фразой: "как добраться до улицы Нечайников?"

Не знаю такую. Может, всетаки Нефтяников?" с ехидством осведомился парень, а девушка хихикнула.

Дада, точно! поспешно подтвердил человек, мысленно кляня собственную забывчивость.

К чести его собеседников, те не стали потешаться над незнакомцем, которого приняли за гостя из другого города. Напротив, подсказали номер маршрута, коим добраться до улицы Нефтяников выйдет быстрее всего.

Подоспевший автобус оказался полупустым: основной вал пассажиров на сегодня схлынул уж больше часа назад. С одной стороны такой расклад обернулся для человека толикой комфорта в виде свободного сидения. И в то же время породил хоть мелкую, но проблему.

Насколько успел узнать человек, за проезд в железном чудище надлежало платить. Да, немного по местным меркам. Другой вопрос, что здешними деньгами посланца иного мира так и не обеспечили. Избежать же необходимости оплаты было бы гораздо легче, затерявшись в толпе.

А так... на вошедшего человека сразу обратил внимание сборщик платы. Вернее, сборщица: дородная женщина, восседавшая на кресле в задней части салона. И выдвинулась ему навстречу, грузно переступая между рядами сидений.

Проезд оплачиваем, устало и неприветливо обратилась она к человеку, еще осматривавшемуся в поисках свободного места.

Так я уже оплатил, веско отвечал человек, повторяя предварительно разученную фразу. И глядя сборщице прямо в глаза. А слова свои подкрепляя маленьким мятым клочком бумаги, своевременно извлеченным из кармана.

То был простой фокус, в его родном мире доступный даже гонцу. Простой, и при этом весьма действенный. Враз сникнув под тяжелым взглядом, женщина вернулась на свое место. Забыв о безбилетном пассажире и не докучая ему больше до самого конца пути.

И всетаки совсем без происшествий вылазка в чужой мир не обошлась. Да видно, и не могла обойтись! Неприятность ждала человека после выхода из автобуса. Среди однообразносерых, угловатых панельных домов, окружавших улицу Нефтяников. Света здесь было куда меньше, чем в центральном районе. Зато раздолья для темных личностей наоборот.

Вину за эту... скажем так, небольшую задержку гонцу следовало бы возложить на собственный облик. Что считался, мягко говоря, нехарактерным для этого мира. Длинные волосы, черный кожаный сюртук и такие же штаны; высокие сапоги наконец все это придавало человеку сходство с ролевиками. Или с представителями иных молодежных субкультур. А, как вариант, с приверженцами нетрадиционных взглядов на личную жизнь.

Подобная внешность привлекала к человеку столь ненужное ему сейчас внимание. Причем рассчитывать на симпатию местных жителей не приходилось. Особенно если иной абориген в принципе не был настроен во чтото вникать и вдумываться. Не говоря о том, чтоб входить в чьето положение. Как, например, те четверо, что встретились человеку, когда он свернул в проход между домами.

Слышь, ты! Огоньку не найдется? звонким голосом окликнул один из них. Тощий парень в короткой черной куртке и серых штанах с нелепо отвисшей мотней.

Не найдется, небрежно и вполголоса бросил человек, попытавшись обойти досадную четверку. Но те и не думали отставать.

Не куришь? насмешливо проговорил еще одни абориген, заступая дорогу, здоровье бережешь? А если проверим?

О вредных пристрастиях обитателей этого мира человеку было известно. Рассказали еще перед отправкой. Но разумеется, сам он не курил. Так что удовлетворить просьбу четверки встречных не мог бы при всем желании.

Да ладно вам, успокойтесь, одернул товарищей третий из местных жителей, видно же, человек не курит... вон ведь какой здоровый. Бережется... Спортсмен, небось?

Последняя фраза адресовалась гонцу, но тот отрицательно покачал головой. Чем вызвал у всей четверки неожиданный прилив энтузиазма.

Значит, правильный просто, заключил третий, вроде бы ни к кому не обращаясь, слышь, правильный, а телефона не будет? На пять сек: я позвоню и отдам.

Голос его звучал миролюбиво. Вежливо даже... но както деланно. Тогда как остальные попрежнему преграждали человеку путь. И отставать, похоже, не собирались.

Послушайте, проговорил гонец, понемногу теряя терпение, ни телефона, ни... курения у меня нет, так что помочь я вам не могу. Это первое. Второе: вы препятствуете выполнению моего задания. А мне, знаете ли, не хочется проливать кровь.

Те, кто направил человека в этот мир, строго предостерегали его от столкновений с местными жителями. И в то же время препятствия надлежало преодолевать. Не останавливаясь ни перед чем. Как бы то ни было, гонец надеялся решить дело миром. Но, как оказалось, напрасно.

Так... я не понял, пробормотал вмиг помрачневший абориген, забыв давешнюю вежливость, вы слышали? Все слышали? Он че нам угрожает?

Ктото гоготнул. А мгновение спустя исчез и благодушный настрой его спутников. Сжимая кулаки, вся четверка угрожающе надвинулась на гонца. Не доставая тому даже до плеча, местные тем не менее были уверены: уж с одиночкой они сладят точно.

Поняв, что переговоры окончены, человек извлек из каждого сапога по длинному ножу. Крутанул ими в руке. Стальные клинки сверкнули в свете одинокого фонаря. И один только вид их сразу же остудил боевой пыл аборигенов. Хоть и ненамного.

Ээй! Ты не оченьто борзей, слышь! вновь снизошел до разговоров самый вежливый из четверки, железками тут не маши. Меня на районе все знают. Рискнешь... и пацаны тебя изпод земли достанут. И в этой же земле зароют.

Голос его звучал громко, резко. Как видно, храбрился парень изо всех сил. Стараясь не выказать ни намека на страх ни перед дружками, ни перед возможной жертвой. Получалось плохо.

Изпод земли, значит, ощерился гонец: так позабавила его именно эта угроза, да ради Всекорня! Пусть попробуют...

И метнул один из ножей, угодив аборигену прямиком в глаз. Не успел тот коснуться земли, как два его спутника, не сговариваясь, дали деру. Расставаться с жизнью столь же рано им не хотелось.

Четвертый оказался похрабрее. А может, выпитое в этот вечер пиво начисто вымыло из него инстинкт самосохранения. Или...

Сука! Да я за брата!.. вскричал он, подбирая какуюто палку и кидаясь с ней на гонца. Тот успел увернуться правда, лишь в последний миг. К немалой своей досаде.

А затем подсечкой опрокинул парня на землю.

Лежи и больше не мешайся, тихо проговорил человек, обращаясь к поверженному противнику. Оставлять после себя в этом мире еще один труп ему не хотелось. И не в жалости дело просто таков уж был девиз этого гонца: "работать нужно чисто".

Но на сей раз девизу пришлось изменить. Человек едва успел повернуться к аборигену спиной и сделать несколько шагов. А тот, поднявшись, кинулся ему вслед. Когда же настиг, атаковал убийцу брата без всякого оружия просто пинком.

Приправленный злобой, пинок оказался сильным: гонец почувствовал, как у него подкашиваются ноги. Следующий удар пришелся кулаком по уху. И отозвался звоном в голове человека.

А третьего удара не получилось: перехватив правой рукой запястье противника, левой гонец вонзил один из ножей ему в живот. После чего отбросил свежий труп, дабы не испачкаться кровью.

Обтерев оба ножа, человек вновь осмотрелся. Противников поблизости больше не было. Зато внимательный взгляд вычленил из скопища панельных уродин именно тот дом, что был ему нужен. Нужный дом и нужный подъезд.

Не задерживаясь более, гонец достиг его торопливым и уверенным шагом. Внутрь, за массивную дверь он проник благодаря старушке, вышедшей в этот час выгулять свою любимицу. Таксу, крохотную и суетливую; тявкавшую, кажется, чуть ли не ежесекундно.

В подъезде человек пробыл меньше минуты. Ровно столько времени ему потребовалось, чтобы выбрать почтовый ящик с нужным номером. И еще секунда на то чтобы осторожно просунуть в него конверт.


АННОТАЦИЯ | Этажи мироздания. Дилогия | ГЛАВА ПЕРВАЯ