home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА IX

Брайан, Боб и Нэнси, как и большинство жителей Осколы, знали друг друга с самого детства. В маленьких городках судьбы людей связаны между собой, и они не чувствуют себя одинокими. Брайан понимал, что случилось несчастье с его лучшими друзьями, без которых он не мыслил своей жизни.

Как он мог оставить Нэнси на всю ночь наедине со своим горем? Брайан был потрясен своим эгоизмом и не находил ему объяснения.

Брайан и Лой подъехали к больнице вслед за Эллен и поставили машину около отделения неотложной помощи. Они быстро прошли через двустворчатую стеклянную дверь, которая вела в приемный покой. Сидевшая в кабинке медсестра вопросительно посмотрела на вошедших.

— Мы к Бобу Уэсту, — сказала Лой.

— Он наверху, в отделении психических и мозговых травм. Я туда позвоню и спрошу, сможет ли он вас принять.

Брайан хорошо знал, что под отделением психических и мозговых травм подразумевалась палата для душевнобольных. Неужели Боб стал нести какую-нибудь чушь?

Эллен уже была в зале ожидания.

— Он физически здоров, но его решили положить в палату для душевнобольных, — сказала она безжизненным голосом.

— И вы напишете об этом в газете?

— Конечно, нет.

Наконец медсестра вызвала их, и Брайан оказался в до боли знакомом коридоре, по которому его несколько лет назад везли в палату для больных с ожогами III–IV степени. Полгода врачи отчаянно боролись за его жизнь.

Боб находился в одной из палат, двери которых всегда были закрыты. Когда они зашли туда, Нэнси с надеждой взглянула на Брайана. Ее взгляд, доверчивый и беззащитный, тронул Келли до глубины души.

— Что случилось, Брайан?

— Я не знаю.

В этот момент Боб что-то пробормотал.

— Голубая труба, — чуть слышно прошептал он. — «E. G.» и «G».

Эти слова перевернули всю жизнь Брайана, изменили его понимание окружающего мира и самого себя. Комната вдруг закачалась, а потолок поплыл перед глазами. Он ухватился за дверной косяк и бессильно повис на нем, с изумлением и ужасом глядя на лежащего перед ним человека.

Боб тупо уставился в потолок.

— Что за голубая труба, милый? — спросила Нэнси.

Кабелепровод в испытательной лаборатории Брайана состоял из проводов, покрытых голубым поливинилхлоридом.

— Где ты видел голубые трубы, Боб?

Боб вдруг зарычал, как дикий зверь, обезумевший от ярости. Это было так неожиданно, что Брайан отпрянул в сторону, а Нэнси закрыла уши руками. Врач бросился к больному, говоря что-то о наркотиках.

— Началось, — удрученно сказала Нэнси. — Он принимал лошадиные дозы наркотиков во время войны, а теперь у него снова начались галлюцинации.

— Но это было так давно.

— Здесь нет ничего необычного, — ответил врач, — в подобных случаях галлюцинации могут начаться в любой момент.

Боб снова зарычал.

Брайан был поражен силой его голоса, он никогда не предполагал, что человеческое существо может издавать подобные звуки. Когда Боб наконец замолчал, Нэнси повернулась к Брайану:

— Что там произошло, Брайан? Скажи мне!

Что он мог ей ответить?

— Я не…

— Расскажи мне все! — Они стояли лицом к лицу. Из глаз Нэнси катились слезы, а по лицу струился пот. Она совсем обезумела от горя. Никогда в жизни Брайан не видел жену друга в таком состоянии.

— Я наблюдал за насекомыми, похожими на ос. Может быть, их привезли из тропиков, я не знаю.

— О каких насекомых вы говорите? — спросил врач.

Брайан покачал головой.

— Может быть, они его ужалили, и теперь мы видим реакцию на какой-то неизвестный яд?

— Это вполне возможно. Они набросились на Боба. — Брайан не стал напоминать о голубых трубах, но его словно жгло изнутри. Наверняка это был его проект, для которого они специально изготовили кабелепровод. Такого больше нигде не было.

Комната казалась совсем крошечной, а от больничного запаха Брайан вдруг стал задыхаться. По всему телу пробежал холодок.

Он снова увидел мертвый глаз женщины, найденной в ущелье Трэпс. Этот мертвый глаз двигался, испепеляя его взглядом и стремясь проникнуть внутрь. Это был безмолвный зов из другого мира и из прошлого Брайана.

Он почувствовал, как по всему телу побежали мурашки, а слюна во рту вдруг стала липкой и противной.

Нэнси снова заговорила.

— Брайан, ты что-то скрываешь.

— Да нет…

— Брайан, ради Бога!

Он обнял Нэнси, совсем как тогда, много лет назад, когда ни у кого из них еще не было семьи. В то время у них с Нэнси был короткий, но бурный роман.

— В своем проекте я использовал большое количество поливинилхлорида, на нем были выбиты логограммы подрядчика из Министерства обороны — «E. G» и «G». Должно быть, Боб где-то видел этот кабелепровод.

— Прошлой ночью?

— Не знаю, когда он еще мог его видеть.

В комнату вошла Эллен.

— Где же он был, Брайан? В какой-нибудь лаборатории? Может быть, его использовали как подопытное животное, потому что он был солдатом?

— Наверняка это двойное действие наркотиков и тех насекомых, о которых вы говорили, — с чувством собственной значимости заметил врач.

Боб застонал, и все замолчали. Потом он снова страшно зарычал, и врач многозначительно приподнял брови.

Вдруг Боб с диким криком набросился на Брайана. Под вопли окружающих они упали на пол, увлекая за собой приборы. Брайан увидел перекошенное лицо друга, ставшее вдруг ужасным. Его губы дрожали, а глаза вращались, как у…

Да, как у женщины, найденной в ущелье Трэпс. Один ее глаз вращался даже после смерти.

Потом Боба оттащили в сторону, а Лой и Эллен подбежали к Брайану и помогла ему подняться. Он смотрел, как санитары навалились на его друга, закрыв его своими телами. Была видна только голова Боба, дергавшаяся, как у пойманной в силки птицы. От его истошных воплей гудело в ушах.

* * *

Четыре часа спустя в голове у Брайана все еще звучали крики Боба, разрывая сердце на части.

Они ушли из больницы, чувствуя свою беспомощность и ненужность. Все трое были похожи на деревянных марионеток. Брайан и Лой забрали с собой двух перепуганных сыновей Уэстов: одиннадцатилетного Криса и его восьмилетнего брата Джоя.

Мальчики сидели перед телевизором и молча смотрели на экран ничего не видящими, полными слез глазами.

Брайан метался, как зверь в клетке. Каким образом Боб попал в его старую испытательную лабораторию? Ему чудился огромный подземный комплекс, который, подобно раковой опухоли, вырос из его опытов и пустил страшные метастазы, пока сам Брайан мирно возился со своими яблонями.

— Но что общего имеют насекомые-мутанты с моей работой?

Нет, все казалось бессмысленным. Он метался по трейлеру, пытаясь создать в уме четкую картину происходящего. Запутанные опыты в области субатомной физики не могли привести к такому результату.

Если они утащили Боба под землю, то как он оттуда выбрался? Почему его не закопали, как ту женщину из ущелья Трэпс?

Брайан представил насекомых, которые прятались в норах по всему округу, от Ладлэма до Товэйды, на площади в шестьдесят миль. Должно быть, они живут в пещерах, заброшенных шахтах или вырытых ими самими туннелях, как муравьи или термиты.

Надо поговорить с Нейтом Хэррисом, начальником Боба. Не составит труда убедить его обследовать яму за домом судьи. Может быть, удастся уговорить его послать одного из детективов на сборище в доме у Терброка?

— Послушай, — обратился он к Лой, — я схожу в полицейские казармы в Ладлэме.

— И я с тобой.

Брайан чувствовал, что жена начнет сейчас во всем винить демонов.

— Оставайся здесь, — сказал он и направился к двери.

— Нет, — она закрыла сумочку и повесила ее на плечо. — Мальчики, мы вернемся через пару часов. Не выходите из дома. Ты все понял, Крис?

— Да, тетя Лой.

Долгое время они ехали в полном молчании. Лой возилась с радиоприемником, пытаясь настроиться на нужную станцию и послушать последние известия, которые просто обожала.

— Послушай, Лой. Ничего не говори ему о демонах.

— Брайан, я ведь не дурочка. Но нам нужно быстро упаковать вещи и уехать отсюда.

— Именно так было во Вьетнаме, когда туда пришли демоны?

— Те демоны носили военную форму и поджигали наши дома зажигалками. Но когда они умирали, у них были лица младенцев, которых оторвали от родного дома.

Она уже давно не говорила с Брайаном так долго.

— Я люблю тебя, — сказал он.

Лой с серьезным видом кивнула головой.

Полицейские казармы располагались в новом здании, расположенном на автостраде Нортуэй, чуть севернее от въезда в Ладлэм.

Когда машина подъехала к стоянке, Лой открыла сумочку, взяла зеркальце и припудрила лицо.

Сердце Брайана заныло, когда он увидел стоящий в стороне одинокий «Блейзер» Боба с наклеенном на ветровом стекле объявлением о том, что машина находится в нерабочем состоянии.

— Эй, Брайан, — обратился к нему Нейт, как только они вошли в его маленький кабинет. — Я так и думал, что ты придешь.

— Он совсем плох.

— Я знаю. Боюсь, его собираются отправить в отпуск без содержания из-за психического расстройства.

— Но он был при исполнении служебных обязанностей.

— Понимаешь, у этих буквоедов есть термин «предшествующие обстоятельства». Из-за него многих наших парней отправили в богадельню. — Нейт откинулся на спинку кресла, заложив ногу за ногу. — У тебя есть для нас что-нибудь новое?

— Нейт, я хочу, чтобы ты обследовал погреб около дома судьи Терброка.

— Там, где нашли Боба? Я все осмотрел и ничего не нашел. Обычный старый погреб, построенный над еще более старой шахтой.

— Как он оттуда выбрался? Откуда он вообще появился?

— Послушай, я скажу тебе то же самое, что и этой дамочке из газеты…

— Эллен Маас? — спросила Лой.

— Она самая. Боб не выходил из погреба, он туда провалился.

— Ты это точно знаешь? — спросил Брайан.

— Но это же ясно. Откуда он мог появиться? Из шахты, которая была заброшена более двухсот лет назад? Маловероятно.

— Теперь, когда мы знаем о шахте под погребом, можно объяснить крики, доносившиеся из холма. Это достаточно веская причина, чтобы немедленно обследовать местность. Может быть, кто-то туда провалился и попал в западню.

Нейт вздохнул.

— Именно это мы и сделали два дня назад. Как ты думаешь, что мы там нашли? Ботинок на кнопках, с большим разрезом справа. Эта зараза пролежала там лет сто.

— Может быть, где-то поблизости был и труп.

Нейт прищурился.

— Ну, разумеется, Брайан. Разве тупицы, вроде нас, могли его отыскать!

— Я совсем не это имел в виду и только хотел сказать, что в такой шахте может быть множество ходов и выходов.

— Так вот, мы обследовали каждый дюйм. Наверное, ваши жуки сожрали труп. — Брайан онемел от удивления, а Нейт продолжал: — Дама из газеты все мне о них рассказала. Как они залезли к ней в рот, потом между ног… извини, Лой. О Господи, Брайан! Я думаю, тебе лучше выкинуть из головы этих жуков. Когда лето такое жаркое и влажное, как в этом году, осы просто звереют.

— Эллен Маас — умная женщина, — вмешалась Лой. — Все, что она рассказала, — это правда. Она не станет лгать.

Брайан с удивлением посмотрел на жену. Ее отношение к Эллен менялось на глазах.

— Я и не говорю, что она солгала, — ответил Нейт. — Но насколько мне известно, положение у местной газеты просто никудышное. Если бы эта история произвела сенсацию, она смогла бы продать ее другим газетам и заработать хорошие деньги.

— Это совсем не похоже на Эллен Маас, — сказал Брайан. — Она очень прямой человек.

Лой пристально посмотрела на мужа, а затем взяла его за руку.

— Послушай, мне не жалко, если она напечатает все это в газете. Но мне кажется, что все это чушь собачья. Я не знаю, какие у вас отношения… вы с ней друзья или как…

— Она очень уравновешенная и разумная женщина, — ответила вместо Брайана Лой. — Все, что она говорит, — это чистая правда, и вы должны ей верить.

— Вы должны представить нам доказательства.

Немного помолчав, Брайан сказал:

— Там что-то происходит, Нейт. Без сомнения, это можно объяснить с научной точки зрения, но что бы там ни было, эти твари изуродовали и убили одного человека, а другой тоже сильно пострадал. Могут последовать и другие жертвы.

— И все равно мне нужны доказательства. На холме ничего нет, а дыра, из которой, как вы говорите, вылетают эти твари, абсолютно пустая. Так что прикажете мне делать? Окуривать ее или стать рядом и греметь бусами, как индейцы?

Брайан знал, что Нейт не свободен в своих действиях, а поэтому спорить было бесполезно. Он поднялся и стал прощаться.

Уже сидя в грузовике, он принял решение. Нужно снова взглянуть в лицо своему прошлому. По крайней мере, нужно пойти на факультет физики и посмотреть, что делается в его испытательной лаборатории.

— Как ты себя чувствуешь? Все хорошо? — спросила Лой, когда они подъехали к университетским воротам.

— Не очень. Но это необходимо сделать.

Грузовик проехал через ворота и устремился вверх по извилистой улочке, которая проходила мимо главного корпуса и вела к зданию, где находился факультет физики.

Старинный готический замок выглядел мрачным, как всегда.

Когда они направились к зданию, Лой не проронила ни слова, но ее глаза расширились от волнения и старались не пропустить ни одной мелочи.

— Красиво, правда?

— Какое огромное здание.

— Не слишком. Еще три года назад нам не хватало места, а сейчас этот замок просто трещит по швам.

Брайан повел Лой по знакомой, выложенной кирпичом дорожке, по обе стороны которой росли цветы.

Билл Мерримэн сидел за прокторским столом в центральном зале. Он удивленно посмотрел на Брайана, а потом его лицо расплылось в улыбке. Он встал, и его большие очки сверкнули в лучах солнечного света, проникавшего через дверь.

— Глазам своим не верю! Доктор Келли! — его голос рокотал подобно иерихонской трубе.

— Привет, Билл. Познакомься, это миссис Келли.

Произошла легкая заминка, во время которой Билл осмыслил перемены, происшедшие в жизни друга. Его лицо вновь озарила улыбка.

— Рад познакомиться, миссис Келли. Вы и представить не можете, до чего мне приятно. — Он стал трясти руку Лой, пока у той не закружилась голова, а потом хитро посмотрел на Брайана. — Ну что? Я, как всегда, все узнаю последним?

— Ты о чем?

— Вы к нам возвращаетесь, доктор?

— Билл, я просто хочу взглянуть на свою испытательную лабораторию и на приборы.

— Думаю, ты можешь это сделать. Мне нет нужды сопровождать тебя с револьвером. С тех пор, как ты ушел, секретные работы там не ведутся.

— Совсем не ведутся?

Билл отрицательно покачал головой.

— Значит, я могу туда пройти?

— Конечно. Там теперь лаборатория доктора Робинсона.

— Она действующая?

— Там ведутся строительные работы до начала осеннего семестра. Но там почти ничего твоего не осталось. Когда стали проводить инвентаризацию…

— Понимаю, вместе с ней закончилось и мое бессмертие.

Билл рассмеялся.

— Пожалуй, вы правы, доктор.

Лой, как завороженная, смотрела на несколько поблекшее великолепие замка. Перед ними была широкая лестница, ведущая к стене из витражного стекла, на которой изображались все достижения в области физики с прошлого века, когда было завершено строительство здания. Доменная печь извергала пламя, огни электрических лампочек точками разлетелись по городскому пейзажу, а из туннеля с ревом выезжал локомотив.

— Боюсь, мы спустились в саму преисподнюю, — сказал Брайан, спускаясь вместе с Лой по железным ступенькам, которые вели в находившиеся в подвалах лаборатории. — В прежние времена здесь никого не было, кроме нас, подземных троллей.

Он хотел отогнать мысли о Мэри, но привычный запах подвала снова оживил воспоминания. Знакомый запах влажного цемента, о котором Брайан почти забыл. Тысячи раз они вдыхали его вместе с Мэри, когда работали в подземной лаборатории.

Лой следовала за мужем, осторожно переступая со ступеньки на ступеньку. Подвал был глубоким, с высокими потолками. Когда-то здесь находилось студенческое общежитие. Но это место оказалось слишком уж мрачным для него.

На стальной двери в бывшую лабораторию Брайана теперь висела табличка с именем Робинсона, написанным черными буквами, под которыми еще можно было различить надпись «Келли и Келли». Эту медную табличку они с Мэри купили в магазине у Олбэни.

Брайан открыл дверь, протянул руку к выключателю и зажег свет. Затем он взглянул вверх и замер: красная мишура, которую они ради шутки развесили когда-то на вечеринке в канун Рождества, все еще была на месте.

— Прекрасно, — сказал Брайан, осматривая комнату, — давай посмотрим, что здесь делается.

— Это твоя лаборатория?

— Это была наша лаборатория, — он показал на стену, к которой сейчас были прикреплены полки. — Здесь находился наш пульт управления. — Стальной люк на полу казался таким же, как и прежде. — А волновод был внизу.

— А что это такое?

— Генератор эзотерических частиц… или, скорее, детектор. Хотя, как это ни парадоксально, в этом случае детектирование и генерирование являются одним и тем же.

— Мне это непонятно.

— Это было самое важное для меня устройство. Как ствол для винтовки.

— Ствол — вовсе не самая главная часть винтовки. Основное — это патронник.

— Хорошо. Так значит, он и был моим патронником.

Работы, которые велись здесь сейчас, ничего общего не имели с физикой элементарных частиц. Когда Брайан открыл люк, он рассчитывал увидеть только разобранный волновод и голубой кабелепровод.

— Средства обслуживания находятся на этом этаже, а сама установка на восемьдесят футов глубже под землей.

Брайан подошел к люку, на котором валялась отломанная ножка стула.

— Мы называли это место «запретной зоной».

— Потому что она была секретной?

— Потому что запретная зона — это область, близкая к очень мощным источником энергии. И если ты туда вошел, то уйти уже нельзя. В запретной зоне нарушены все законы физики, а окружающий мир перевернут с ног на голову. В этой зоне есть такая точка, достигнув которой, время поворачивается вспять, и человек уходит навеки в небытие, с воспоминаниями о том, что он был уничтожен, но фактически он никогда не умрет. В этом и заключается парадокс запретной зоны.

Лой взяла мужа под руку.

— Отойди назад, — обратился к ней Брайан, — я открою люк.

— Это опасно?

— Кажется, там все разрушено.

Он поднял кольцо и потянул за него. Крышка люка, сделанная из листовой стали, была не слишком тяжелой. Раздался скрип, и она легко подалась вперед. Запах плесени, пыли и нечистот ударил Брайану в нос.

В комнате, где были установлены средства обслуживания, стояла темнота. Брайану только удалось рассмотреть пару ступенек ведущей вниз лестницы. Именно здесь они с Мэри настраивали полярность волновода. Он должен был быть абсолютно прямым, чтобы не произошло аварии при включении.

— Осторожно, Брайан!

— Все в порядке. Я все здесь знаю, как свои пять пальцев. — Он спустился по лестнице, нащупал рукой выключатель и щелкнул им. Помещение залилось мерцающим светом и стало похоже на Долину Смерти в солнечный день. Для прежней работы Брайана требовалось множество тонких проводов, которые вечно где-то терялись. Провода приходилось брать миниатюрными пинцетами с подушечками на концах.

Брайан не ожидал увидеть здесь одни голые стены. Из оборудования ничего не осталось, даже кабелепровода, подключенного к волноводу.

Самым странным было то, что исчезла даже подставка от устройства. На ее месте был колодец, как до создания волновода, в нем теперь не было знакомой голубой трубы, в которой находился сам волновод и ведущие к нему кабели.

Брайан заглянул в колодец. На глубине десяти футов он рассмотрел цементную площадку, на которой виднелись десять головок замурованных в цемент болтов.

— Волновод замурован!

— Брайан, что с тобой?

Брайан отпрянул от колодца.

— Со мной все в порядке. Но вот волновод. Все утащили, а вход замуровали. — Он снова подошел к лестнице, поднялся и закрыл люк. — Все это похоже на противоаварийную оболочку атомного реактора.

Лой инстинктивно прижала руки к животу.

— Там радиация?

— Нет, что ты! Наша работа не связана с радиацией. В волноводе использованы плазмы высоких энергий, но они не радиоактивны.

Брайан в замешательстве уставился на закрытый люк, и на мгновение ему стало страшно — через щели в крышке люка проникал мерцающий свет. Он снова открыл люк, спустился вниз и выключил свет.

— Ты не останешься там, внизу?

— Нет, — Брайан поспешно поднялся наверх.

Лой поморщилась.

— Здесь отвратительно пахнет, Брайан.

— Наверное, это из-за плесени на стенах или в самом колодце.

— Здесь пахнет демонами.

* * *

Брайан поднялся наверх.

— Билл, где мой волновод?

— Его забрали около года назад.

— Кто его забрал?

Билл только покачал головой.

— Только не говори, что там ведутся секретные работы.

Билл покраснел; было ясно, что он знает гораздо больше, чем может сказать, и от этого испытывает неловкость. В это время зазвенел телефон, и Билл с явным облегчением взял трубку.

— Извините меня, — обратился он к Брайану, а затем заговорил в трубку: — Билл Мерримэн, факультет физики. Чем могу служить?

Брайану больше не хотелось ставить друга в неловкое положение, а заставить его говорить он не мог. Мерримэн никогда не выдавал секретов.

— Спасибо за помощь, Билл.

— Жаль, что не смог оказать более существенную помощь, — сказал Билл, прикрывая рукой трубку. — Здесь и дня не проходит, чтобы кто-нибудь не вспомнил о тебе… — он не закончил фразу.

— Ты хочешь сказать, что о моей работе все еще говорят?

Билл кивнул головой и снова вернулся к телефонному разговору. Брайан понял, что больше он от него ничего не добьется.

Когда они с Лой снова сидели в грузовике, она вздохнула с явным облегчением.

— Я устала носить тебя, — обратилась Лой к своему животу. — Ты должен родиться совсем скоро, маленький Брайан Келли.

Брайан ехал, не видя дороги. Его испытательная лаборатория вместе с приборами и оборудованием не была заброшена. Кто-то там занимался. А эти болты? Боже правый, что все это значит? С какой стати устанавливать противоаварийную оболочку стоимостью в миллион долларов на пустой колодец? Зачем его замуровывать?

— Мы разве не едем домой? — обратилась к мужу Лой, когда они проехали свой поворот.

— Нет еще.

— Брайан, мне нужно помыться в ванной.

Брайану не терпелось вернуться на то место, где исчез Боб. Полиция штата обыскала здесь каждый клочок земли. Но они, разумеется, не обращали внимания на оторванные лапки и крылышки насекомых. А ведь для ученого это были бы неоспоримые доказательства.

Он нашел это место без труда, потому что оно было хорошо известно всей округе. Именно здесь дорога спускалась с горной гряды Джамперс в долину Киямора. С того места, где остановился грузовик Боба, в ясный день была прекрасная видимость на расстоянии двадцати миль.

Брайан повернул к склону.

— Вот здесь это и произошло, — тихо сказал он.

— Я не хочу тут оставаться, — сказала Лой высоким от напряжения голосом.

— Мне просто нужно осмотреть окрестности.

Она молитвенно сложила руки на груди.

— Тогда поторопись. Это несчастливое место, оно совсем не подходит для еще не рожденного ребенка.

Брайан никогда раньше не встречал человека, для которого предрассудки играли столь важную роль в жизни, и просто не знал, как вести себя с женой.

Он молча вылез из грузовика и осмотрелся. При дневном свете это место ничем особенным не отличалось.

— Брайан, мне нужно в туалет.

— Ты можешь пройти туда, — он махнул рукой в сторону кустов. Лой посмотрела на мужа с бессильной злостью и направилась к кустам, что росли у склона. Через мгновение лес проглотил ее маленькую фигурку.

Брайан ходил взад-вперед в поисках останков насекомых, с которыми они с Бобом сражались так отчаянно. Наверняка им удалось убить хотя бы несколько штук.

Вскоре он подошел к месту, где прошлой ночью они видели дыру, и обнаружил, что гравий там был более хрупким. С виду он напоминал камешки, но сразу же рассыпался в руках. Похоже, это была глина. Но что же тут особенного? Нельзя же притащить сюда представителей власти и показать им глину на обочине, где раньше был гравий.

Солнце пригревало ему шею, а по утреннему небу лениво скользили облака. Откуда-то издалека раздался рокот — это в горах грохотал гром. В здешних местах после ясного дня к ночи снова собиралась буря и спускалась с гор, напоминая взбунтовавшуюся армию.

Брайан уже видел грозовые тучи, устремлявшиеся к стратосфере, зоне загадочных пещер и туннелей.

Потом он стал внимательно рассматривать землю. Встав на четвереньки, он медленно пополз, обследуя каждую пядь. Кусочки гудрона, камешки и глина… одуванчики, ворсянка и другие сорняки. Ничего необычного обнаружить не удалось.

Брайан сошел с гравия, прислушиваясь к стрекотанию кузнечиков и скрипу осин, что у края леса.

Вдруг он уловил еще один тихий звук и прекратил поиски, устремив взгляд в сторону осин, за которыми начинался густой сосновый лес.

Прислушавшись, Брайан вдруг понял, что слышит чье-то дыхание.

— Лой?

Ответа не последовало.

Он напряженно всматривался в лес, но не видел ничего, кроме сосен, тесно сомкнувших свои ряды.

— Лой?

Где-то вдали послышался шум двигателя, который стал постепенно приближаться.

Брайан пошел по направлению к лесу. Сколько времени прошло с тех пор, как ушла Лой? Далеко ли она зашла в лес?

— Лой!

Мимо на бешеной скорости промчалась машина, марку которой Брайан не смог определить.

Какое-то время стояла полная тишина, а затем дыхание стало более громким, и Брайан вдруг понял, что это не могла быть Лой. Такой звук бывает при работе какого-нибудь станка.

Затем раздался треск, как при искровом разряде.

Не теряя ни минуты, Брайан устремился в лес. Он кричал что есть силы и звал Лой, и его голос эхом разносился по безмолвному лесу.

— Лой! Лой!

— Брайан, я здесь! — она вышла из-за дерева, подтягивая широкие брюки.

Он схватил жену, крепко обнял ее и поцеловал.

— Боже мой! А я-то думал… — он замолчал, пытаясь прийти в себя, — я и сам не знаю, что мне пришло в голову.

— Ты напугал меня своими криками.

— Тебя не было так долго, и я вдруг услышал… тише!

Ритмичное дыхание стало быстрее и громче, а треск теперь не прекращался.

Они оба сорвались с места и со всех ног побежали к грузовику. Сев в машину, Брайан быстро закрыл окна и запер дверцы, а затем включил зажигание. Грузовик рванулся с места, оставляя за собой столб пыли и гравия.

Когда Брайан оглянулся, то ему показалось, что он видит что-то похожее на толстый, черный кабель, который выползал из травы на покрытый гравием склон. Он не был уверен, что это действительно так, а задерживаться и рассматривать дальше у него уже не было никакого желания.

— Как ты думаешь, что это было, Брайан?

Брайан только покачал головой.

— Это было ужасно!

Брайан чувствовал себя, как перепуганный и отчаявшийся ребенок, из-за невинной забавы которого сгорел целый дом.

Он подумал, что материальный мир был совсем не похож на то, чем он казался. Он не обладал и частицей той стабильности, которая виделась людям.

Существует множество вселенных, и реальность зависит от того, как мы на нее смотрим. Связь с прошлым и будущим существует постоянно, и мы знаем об этом, но не можем выразить словами, так как у нас для этого нет нужных временных форм. Река времени течет меж берегов хаоса. Господи, что же ты сотворил? Или это дело твоих рук, Брайан Келли?

— Что я наделал!

— Ты?

— Может быть, и я.

— Я тебя не понимаю.

Мы повсюду видим сигналы. Сигналы из других миров. Безупречно синхронное дыхание, там, в лесу — раз, два, раз, два… Насекомые, выстроившиеся в линию вдоль окна, как будто они заранее знали, что Брайан его откроет.

Мозг — это квантовый механизм, отфильтровывающий реальность от хаоса. Ракеты, взлетающие в небо, бомбы, сбрасываемые с самолетов, дети, играющие на песке, кошки, орущие по ночам…

За окнами грузовика мелькали дома игрушечного городка Оскола, они напоминали пряничные домики из детских сказок. Сводчатые окна Эксельсиор Тауэр, ухоженные цветочные клумбы: кукольный городок, полный неразгаданных тайн… Разве можно разгадать тайну, спрятанную в стеклянных, голубых глазах куклы?

Теперь Брайан понимал, куда исчез Боб. Он провалился в пропасть безумия. Брайан тоже может туда отправиться, открыть там магазинчик и построить пряничный домик с леденцовыми окнами.

Он может заманивать к себе детей со всего света и печь из них пряники причудливой и жуткой формы.

— Я хочу домой, — сказала Лой, прерывая ход его мыслей.

Брайан только сейчас заметил, что колесит по улицам Осколы. Он свернул на Мэйн-стрит и проехал по центральной площади, где стоял памятник, воздвигнутый в честь жителей Осколы, погибших во время разных войн.

— Я думал, — сказал Брайан, — и пытался понять.

Лой только хмыкнула в ответ, и Брайан так и не понял, была ли это насмешка или просто нетерпение.

Они наконец выехали на дорогу, ведущую к ферме.

— Когда ты собираешься восстанавливать наш дом? — спросила Лой.

Брайан почувствовал, как в нем закипает гнев, который сразу же перешел в нечто иное.

— Скоро, Лой. Как только я смогу.

* * *

Они подъехали к своему трейлеру и зашли внутрь. Мальчики Боба спали в маленькой спальне, которая скоро будет принадлежать Брайану Кай Келли.

Лой нашла в себе силы и сварила кофе. На сей раз Брайан получил кофе с молоком, как обычно. Лой села напротив и стала отхлебывать из своей чашки.

— Меня зовут не Лой Кай, — неожиданно сказала она.

Брайан с удивлением посмотрел на жену.

— Я взяла это имя, когда работала проституткой.

— Проституткой?

— Чтобы белоглазым было легче его произносить.

— А какое твое настоящее имя?

Лой внимательно посмотрела на мужа.

— Я уже привыкла к Лой Кай.

— Скажи мне, пожалуйста.

Лой загадочно улыбнулась.

— Когда-нибудь я тебе скажу. Когда все опять будет хорошо. — Она поцеловала Брайана в лоб.

Весь день Брайан просидел на веранде, погруженный в свои мысли, пытаясь найти какое-нибудь решение. В руках у него был желтый блокнот, в котором он записывал уравнения, но пока ничего не сходилось. Переход от привычной работы к теперешней неразберихе был слишком резким.

Тени становились длиннее, и Брайан поймал себя на мысли, что он не думает о грядущей ночи.

Когда солнце стало золотистым, а высоко в небе затихли голоса жаворонков, он отложил работу. Его теории были здесь бесполезны, все выглядело гораздо сложнее, и Брайан ничего не мог понять.

Наступил вечер, в небе засветились зарницы, а из рощи вокруг полуразрушенного дома подул ветерок. Но гроза так и не разразилась. Брайан подумал, что, возможно, в горах и не было грозы в привычном понимании этого явления. Может быть, молния представляла собой совсем другой вид катаклизма, слишком огромного для того, чтобы просто вспыхнуть вечером и угаснуть с рассветом.

Сыновья Боба резвились в спустившихся сумерках, их звонкие голоса нарушали обычный безмолвный полумрак.

Лой включила телевизор, и Брайан услышал знакомые позывные, звучавшие перед началом бейсбольного матча. Мальчики тоже их услышали и бросились в трейлер.

С гор подул сильный ветер, он пронесся по сосновому лесу, откликнувшемуся шелестом иголок, устремился к амбару и застонал под карнизами, а затем в полную силу обрушился на трейлер и сидящего на веранде Брайана, который быстро встал и последовал за мальчиками.

Лой что-то сосредоточенно читала. Когда вошел Брайан, она оторвала взгляд от книги.

— Послушай, Брайан, — она снова взялась за книгу и стала читать вслух: — «Зачем ты дрожишь у моего порога? Человек с множеством сердец не нуждается во мне».

— Откуда это? — Брайан попытался придать своему голосу мягкость.

Лой подняла книгу.

— Анна Секстон, — она тихо рассмеялась.

— Этот человек в тебе нуждается.

Лой улыбнулась, но Брайан знал, что она еще не залечила раны, нанесенные ей небрежностью мужа. Она молча протянула книгу Брайану. Стихотворение, которое она читала, называлось «Вопросы к человеку со множеством сердец». Во взгляде жены Брайан вдруг заметил нечто совершенно новое и незнакомое.

— Ты дрожишь, Брайан.

С экрана телевизора раздался рев.

— Мэттингли сегодня неподражаем! — вопил комментатор.

Брайан прилег на кушетку, а Крис прильнул к его плечу. Он крепче прижал к себе ребенка и попытался сосредоточиться на игре.

Однако вскоре Брайан снова погрузился в мысли о своей теории, которая, возможно, завела его совсем не туда, куда он рассчитывал попасть.

Он подумал, что, должно быть, совершенно случайно открыл какой-то яд, обладающий страшной силой, о котором до сих пор никто не знал. Он еще не понял до конца, к чему это могло привести, но тот, кто унес все оборудование, а потом замуровал изобретенное им устройство армированным цементом, все прекрасно понимал.

Брайан был погружен в глубокое раздумье, когда Лой встала и подошла к двери. Он не слышал стука.

— Пришла твоя подруга, — сказала Лой, отступая в сторону и пропуская Эллен.

От неожиданности Брайан вскочил с места. Эллен быстро прошла в комнату и сразу же приступила к делу.

— Я зашла в тупик, — сказала она, — я испробовала все средства, но судья прогнал меня прочь и угрожал оружием, — она посмотрела Брайану в глаза. — Сегодня в полночь нужно проникнуть в его погреб.

Она стояла в центре комнаты, свет падал на красивое лицо с нежной кожей, на полные решимости глаза и плотно сжатый рот.

Глаза Лой расширились.

— Мы были в доме у этого человека как гости и не войдем туда, словно преступники.

Эллен знала, что сейчас нужно проявить максимум осторожности. Она уселась в большое кресло, положила ногу на ногу и достала сигарету.

— Вы позволите? — Лой пошла на кухню и принесла пепельницу. — Послушайте, Лой, я прекрасно понимаю, что вы не хотите отпускать мужа, и не виню вас. Я тоже не хочу туда идти! Но я должна узнать правду о том, что там делается, и рассказать людям. У Брайана тоже есть обязательства, ведь он ученый.

— А разве Нейт Хэррис не сказал вам, что он уже все осмотрел? Незачем заставлять Брайана делать то, что полиция уже сделала.

— Насекомые вылетали из дыры, в которой, по словам Нейта, ничего не было. Но это совсем не так.

Беспокоясь о том, что дети услышат раздраженный разговор взрослых, Лой отослала их в другую комнату и плотно закрыла за ними дверь.

— Я знаю, что происходит какое-то безумие, — тихо сказала она. — Но я не могу понять, зачем моему мужу надо лезть в чужой погреб и вести себя как разбойнику с большой дороги. Какой от этого толк? Должна вам сказать, что чем чаще вы попадаетесь демонам на пути, тем больше их искушаете, и в конце концов они нанесут смертельный удар.

— Представьте хотя бы на мгновение, что демоны здесь не причем, — сказала Эллен. — Вам никогда не приходило в голову, что это нечто совсем неизвестное и мы с трудом можем представить его значение?

— Я знаю демонов много лет.

С экрана телевизора снова раздался рев толпы. Первый игрок команды Дон Мэттингли сделал на редкость удачный удар.

— Можно нам посмотреть, тетя Лой? — робко спросил один из мальчиков, заглядывая в комнату.

— Конечно, ребята, — ответила Лой. — Мы уже закончили разговор. — Она выразительно посмотрела на Эллен.

— Брайан, мы можем достать доказательства. Я точно знаю! Они в погребе у судьи. Там находится гнездо этих тварей!

Лой обняла мужа. Эллен хотелось накричать на нее, но она знала, что все ее аргументы бессильны. Она сделала глубокую затяжку и обратилась к Брайану:

— Послушайте, Брайан…

— Я знаю, что это за погреб, и не хочу снова там оказаться.

— Так вы там были?

— Я туда упал.

— И что?

— Не имею ни малейшего желания снова там побывать.

— Да вы просто трус!

— Нам нужно собрать больше информации. Ваш прямой подход очень опасен.

— Но мы не можем иначе!

— Один человек уже погиб!

Маленький Джой захныкал.

— Прекратите споры, — решительно сказала Лой, — замолчите оба!

Эллен встала и молча вышла.

— Она просто ненормальная, — заявил Брайан.

Лой встретилась взглядом с мужем. Они оба почувствовали приглушенную вибрацию. Это мог быть проезжающий по дороге грузовик или двигатель старенькой машины Эллен Маас… Но они оба понимали, что это могло быть и что-то совсем другое.

Эллен на секунду задержалась на веранде, злясь на себя саму, на Брайана и его жену. Здесь вибрация была незаметна. Она устремила взгляд в темноту, ощущая на лице порывы пропитанного влагой ветра. В последние дни Эллен возненавидела несколько часов между наступлением сумерек и рассветом.

Эллен обыскала весь лес, пытаясь найти какое-нибудь необычное гнездо. Она даже обыскала свой дом, чтобы выяснить, куда делось насекомое из банки. Наконец ей удалось обнаружить аккуратно выжженное отверстие в окне ванной, которое она тщательно заклеила липкой лентой.

Эллен шла по выложенной кирпичом дорожке, прислушиваясь к сонному стрекотанию кузнечиков и размеренному кваканью лягушек. Ее машина призрачно темнела на ведущей к трейлеру дорожке. Эллен оглянулась, и огни, горящие в окнах трейлера, засветились каким-то особенным, золотистым блеском.

В лесу виднелись мерцающие точки жуков-светляков. Эллен застыла на месте, но это были обычные светляки, а не хищные твари, набросившиеся на нее несколько дней назад.

Эллен направилась к машине. То, что она собиралась сделать, было полным безумием. Нужно немедленно идти домой, запереть все двери и окна и обратить свои молитвы к Богу. Теперь Эллен засыпала после пяти утра, когда наступал рассвет, и вставала только после десяти. Чтобы не заснуть ночью, она пила крепкий кофе, делавший ее крайне раздражительной, и непрестанно курила, как это было в первые дни журналистской карьеры. Тогда ей казалось, что это очень помогает в работе.

Она села в машину, рядом на сиденье лежал большой фонарь, купленный сегодня в магазине Риттера.

Эллен погладила холодный стальной корпус фотоаппарата и проверила, хорошо ли работает фонарь.

Она должна довести задуманное до конца. Эллен никогда не отступала от своих принципов, самым главным из которых было стремление во что бы то ни стало докопаться до сути.

Рядом с машиной мелькнул и исчез жук-светляк, и Эллен дрожащими руками плотно закрыла окно.

— Как сильно можно запугать человека! Может быть, страх похож на предсмертный холод или испепеляющий жар, превращающий в угли все живое?

Таинственный холм, погреб у дома судьи… Сейчас не время думать об этом.

Эллен завела машину и выехала на Келли Роуд. В темноте, словно маленькие факелы, злобно сверкнули глаза опоссума, а затем Эллен увидела метнувшегося в сторону оленя, испуганного светом фар. Путешествие до дома судьи прошло без приключений.

Она доехала до Маунд Роуд и выключила фары, надеясь, что колеса не увязнут в сырой земле. Потом Эллен открыла окно, в которое подул свежий ночной воздух. Прямо перед ней стоял дом судьи, темный и безмолвный, словно склеп. Сегодня здесь не было ни одной машины, а в доме никто не танцевал под дикие отсветы лилового пламени, идущего из самой преисподней.

Где-то вдали с ревом включился мощный двигатель машины, вскоре этот звук перешел в равномерное гудение и отозвался эхом в темноте, перекликаясь с раскатами грома.

Ответ на мучившие Эллен вопросы был несомненно здесь, она могла поклясться, что чувствует его смрадный запах. Крепко стиснув руль, она застыла в ожидании.


ГЛАВА VIII | Запретная зона | ГЛАВА X