home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XIII

Лой подошла к окну и стала наблюдать за улицей.

— Над Джампер Ридж собираются облака, — она вопросительно посмотрела на Брайана, опасаясь, что ее муж чувствует себя беспомощным, как необстрелянный солдат перед боем.

Она прислушалась к тихому бормотанию находившихся в комнате людей, многие из которых были ей почти незнакомы. Крэме Боба и Нэнси у нее не было друзей в Осколе.

И все же Лой очень хотела, чтобы все эти люди остались в живых. Если они сами не смогут найти выход, она сделает это вместо них. Она задумчиво положила руки на живот и прислушалась. Демон не сможет причинить зло ребенку, невинность которого была мощным оружием, отталкивающим нечисть.

И все же она может потерять своего малыша.

Мэри Ейтс, владелица магазина готового платья, где Лой часто делала покупки, внезапно поднялась с кушетки.

— Так, друзья. Должна вам сказать, что я в панике, поэтому прежде чем тени станут хоть еще на дюйм длиннее, я сяду в машину и поеду по дороге на Товэйду, а потом поверну у Кори Лэйк и направлюсь по старой заброшенной дороге, по которой раньше возили лес. Там я смогу проскочить на автостраду Нордвей. Кто-нибудь поедет со мной?

Джим Рис Дэйл прищурился и спросил:

— Мэри, ты собираешься ехать на своей старой развалюхе? Заброшенная дорога может быть размыта, и ты застрянешь у первого же холма. В тех местах давно уже никто и не охотится.

— Это очень рискованно, Мэри, — сказал Сэм Гидумэл. — Если вы застрянете, то никто не придет к вам на помощь.

— У меня переднеприводная машина. — Мэри снова посмотрела в окно. — Во всяком случае, это лучше, чем сидеть здесь и ждать смерти.

— Мэри, одумайся! — воскликнула Нэнси и крепко прижала к себе сыновей.

— Папа говорит, что мы все покончим с собой, — заявил маленький Джой. Ему не дали договорить, и старший брат закрыл ему рот рукой, как это обычно делают с непослушными детьми на свадьбах или похоронах.

— Послушайте, — сказала Мэри, — у меня нет ни малейшего желания совершать самоубийство и расставаться с жизнью… Но я не хочу, чтобы со мной случилось то же, что с людьми, убитыми на автостраде. Поэтому я возьму с собой винтовку и пистолет и поеду. — Она нервно улыбалась, крепко сцепив руки. — Да, Джимми, еще одно… Это путешествие будет опасным, поэтому нужно, чтобы кто-нибудь поехал со мной на другой машине, тогда мы сможем помочь друг другу в случае опасности.

Лой отдернула занавеску.

— Тучи сгущаются. Еще час, и по старой дороге нельзя будет проехать.

— Именно поэтому нужно ехать немедленно.

— Я поеду с вами, — заявил преподобный Онт. — У меня полноприводной «Чероки», а вашу старую машину мы можем оставить здесь.

Мэри подошла к священнику и обняла его. Других желающих покинуть дом не нашлось, и отец Палмер пожелал уезжающим удачи.

Брайан наблюдал, как Лой подошла к столу и стала аккуратно чистить сваренное вкрутую яйцо. Она не стала стучать им о край тарелки, а разрезала скорлупу ногтем. Все стали прощаться с Мэри и преподобным Онтом. У священника не было оружия, и Мэри пришлось поделиться с ним. Сама она взяла винтовку, а попутчику отдала пистолет. У нее был еще старый одноствольный дробовик, который в данной ситуации был совершенно бесполезен.

Лой тоже разрабатывала план побега, но делала это тщательно и продуманно. Нельзя решать такие вопросы сгоряча. Она от всей души желала успеха Мэри и Онту, но ее переполняли дурные предчувствия.

Лой знала, что для поддержания сил ей необходимо поесть. Она сосредоточенно жевала яйцо, не чувствуя его вкуса.

— Брайан, — заботливо обратилась она к мужу, — я хочу, чтобы ты тоже поел. — Лой протянула ему яйцо, которое Брайан разбил о ручку кресла. Яичная скорлупа разлетелась во все стороны.

Мэри одела холщовую шляпу, а преподобный Онт застегнул пуговицы на охотничьей куртке. Оба они выглядели на редкость беспомощными. Онт был маленьким тщедушным человечком со щенячьими глазами и кротким нравом. Мэри храбрилась изо всех сил, но все знали, что она не способна обидеть даже муху.

— Прежде чем пускаться в путь, подумайте еще раз, — обратилась к ним Лой. — Нам лучше держаться всем вместе.

— Поехали! — сказала Мэри срывающимся от волнения голосом.

В этот момент из-под дома раздался едва слышный дрожащий звук, всего лишь легкое дуновение, но все сразу поняли, что он означает.

— Вот что нас ждет, — хрипло прошептала Дженни Хайджекс. — Все тот же шум. — Она посмотрела на перепуганные лица товарищей по несчастью. — Он там, внизу, прямо под нами.

Семейство Рис Дэйлов сбилось в кучку и стало торопливо совещаться. Уилли по-прежнему настаивал на открытом сражении, а лицо его матери застыло, как воск. Наконец вперед выступил Джим.

— Мы поедем с тобой, Мэри. — Энни-младшая уткнулась матери в подол платья.

— Спасибо, отец, — сказал Уилли, похлопывая рукой по ружью. — Я тебя не подведу!

Шум, доносившийся из-под пола, становился все сильнее. Задрожали безделушки, стоявшие на полке над телевизором, и зазвенели тарелки на столе.

— У нас мало времени, — обратилась к друзьям Мэри.

Рис Дэйлы вышли из дома вместе с Мэри и преподобным Онтом.

— Я не хочу находиться в доме, когда он обрушится, — оправдывалась Энни. — Я уже раз пережила такое. С меня хватит.

Лой подошла к Брайану и взяла его за руку. Эллен взяла большой кухонный нож и засунула за пояс. Она остановилась перед полкой и стала изучать коротковолновый радиоприемник, смахивая украдкой катившиеся из глаз слезы.

— Боб, он работает?

— Этим «Сони» я могу поймать Китай, но ты ведь знаешь, что рация не работает.

— Да, ты ничего не можешь передать, но ведь это приемник, и мы можем послушать, что делается вокруг нас. — Эллен включила радио и стала настраиваться на местную станцию.

Мэри Ейтс вместе со своими спутниками вышла на веранду. Лой отодвинула занавеску и стала наблюдать, как они садятся в «Чероки» преподобного Онта и пикап Рис Дэйлов.

Когда машина стала отъезжать от дома, земля затряслась сильнее, и любимые безделушки Нэнси, керамические эльфы и статуэтки, имитирующие дрезденский фарфор, запрыгали на полке.

— Если эти твари роют под домом туннель, нам лучше отсюда уйти, — сказал Боб.

— Нет, мы останемся! — Лой отошла от окна. В этот момент одна из статуэток упала с полки и с грохотом ударилась о телевизор. Ее голова отлетела в сторону и покатилась к двери.

Было слышно, как на улице заработали двигатели обеих машин, и они поехали по направлению к дороге.

Из подвала послышался тихий скрежет.

— Думаю, мы совершаем большую ошибку, — заметил Боб.

— Тогда почему ты не уехал вместе с ними? — спросила Лой резким голосом.

Брайана очень беспокоили ее отношения с Бобом. Чем больше сложившаяся обстановка напоминала военную, тем сильнее проявлялась тщательно скрываемая враждебность между двумя бывшими солдатами противоборствующих армий. Им обоим нужно было отвлечься от прошлого и направить свои силы и энергию на борьбу с общим врагом.

— Нам нужно найти мою установку, — обратился к присутствующим Брайан. — Это станет ключом к решению всех наших проблем.

Боб кивнул головой, но ничего не сказал.

— Ты знаешь, как это можно сделать? — спросила мужа Лой.

— Она может находиться где угодно, — вмешалась Эллен.

— Она где-то здесь. Ведь все происходит именно здесь. Мне кажется, что с помощью моих уравнений и каких-то невероятных комбинаций с приборами и оборудованием им удалось установить связь с одним из параллельно существующих миров.

— А ты мог бы сделать то же самое? — спросила Лой.

— С научной точки зрения я как бы работал с черно-белой фотографией. Тот, кто завладел моей установкой, усовершенствовал ее и довел до уровня объемного телевидения.

Все поднялись и вышли на веранду, чтобы посмотреть на отъехавшие машины. Брайан и Лой последовали за ними.

Было тепло, и воздух благоухал ароматом любимых роз Нэнси. Весело пели птицы, и бабочки перелетали с цветка на цветок. Казалось, трудно представить себе более мирную картину, если бы не оборванный телефонный кабель, валявшийся на дороге, и лежавшие рядом провода высоковольтной линии, по которым время от времени пробегала искра. Машина преподобного Онта медленно продвигалась вперед, а за ней следовал пикап Рис Дэйлов. Уилли стоял в кузове, опираясь о кабину и крепко сжимая в руках свой «ремингтон».

Отец Палмер стал читать молитву, которую хриплыми голосами подхватили все присутствующие, включая и Брайана. Ему страстно хотелось, чтобы всевышний услышал их мольбы, но он не мог заставить себя в это поверить.

Обе машины повернули за угол и исчезли из вида, но никто не двинулся с места, продолжая молиться.

Не прошло и двадцати секунд, как до их слуха долетел звук винтовочного выстрела, и все стали молиться еще неистовее. Раздалось еще три выстрела из винтовки, а потом послышалась стрельбы из карабина. Молитва оборвалась. Теперь каждый молился про себя, за спасение собственной души.

Раздался одинокий выстрел старенького дробовика Мэри и эхом отозвался в горах. Наступившую вслед за этим зловещую тишину вдруг нарушил истошный человеческий вопль. Линда Келли зарыдала, а Нэнси поспешно увела детей в дом, крепко прижимая их к себе.

Крик повторился, отчаянный и безнадежный, как завывание ветра в ненастную зимнюю ночь.

— Да поможет им Господь, — прошептал отец Палмер.

Раздался треск, как при электрическом разряде, и над деревьями засветились лиловые огоньки, которые были хорошо видны, несмотря на яркий солнечный свет. Леденящие кровь крики не умолкали, и вдруг до Брайана дошло, что кричит и он сам, и все собравшиеся вокруг него люди, за исключением Лой и Боба, которые с ружьями в руках ходили бок о бок по дорожке, ведущей к дому.

Брайан взял себя в руки и направился к жене и другу. Проходя мимо отца Палмера, он увидел, что тот стоит на коленях, подняв сжатые кулаки к небу, не то с мольбой, не то с гневом.

Раздался глухой удар, и из-за деревьев поднялся столб пламени, устремившийся прямо в небо. По дороге катилась одинокая автомобильная шина, от которой шел дым с едким запахом горелой резины. Вскоре она остановилась и упала на бок.

Доктор Гидумэл прижал руки к вискам. Его глаза были широко открыты, а зубы стиснуты.

Когда крики прекратились, Брайан с удивлением обнаружил, что где-то рядом играет музыка. Сначала он не сообразил, в чем дело, но потом понял, что это было радио. Эллен настроилась на местную станцию в Глен Фоллз. Звучала старая песня Нэта Кин-Кола «Мона Лиза». Всего в семидесяти милях отсюда шла обычная жизнь, и люди даже не представляли, какая угроза нависла над ними.

Потом Брайан увидел, как из пелены дыма появилось тонкое кольцо и, извиваясь, высоко взлетело над вершинами сосен, закрывая Мэйн-стрит.

— Господи, вы только посмотрите! — Кольцо развернулось и превратилось в змею, извивающуюся в воздухе, как виноградная лоза, к концу которой был прикреплен какой-то предмет.

Лой и Боб вскинули ружья, хладнокровно прицелились и выстрелили. Змея подняла голову и отпрянула назад. Непонятный предмет черной точкой пролетел по небу и, описав дугу, направился прямо на них. Боб снова выстрелил, и предмет отскочил в сторону и упал на улице, в двадцати футах от них.

Потом наступила тишина, и змея исчезла.

— Принесите одеяло и закройте ее, — приказала Лой.

Брайан увидел, что непонятный предмет был человеческой головой. Он узнал юное лицо Уилли Рис Дэйла, на котором застыл жуткий оскал.

— Сейчас принесу, — тихо отозвался он.

— Брайан! — взвизгнула Нэнси, когда он проходил через парадную дверь. — Брайан, там внизу что-то есть! — расширенными от ужаса глазами она смотрела на вход в подвал.

— Уходите отсюда.

— Господи, Брайан, куда нам идти?

— Поторопитесь, — резко скомандовала Лой. Брайан схватил со стола скатерть и направился к двери.

Когда он вышел на веранду, то обнаружил, что голова все еще подает признаки жизни, а лицо передергивается.

Лой и Боб снова открыли по ней огонь. При каждом выстреле голова бедняги Уилли подпрыгивала на мостовой.

Брайан шел к ним, размахивая скатертью.

— Осторожнее, Лой! У этого ружья сильная отдача.

— Я знаю, как с ним обращаться, — Лой показала глазами на голову. — Закрой ее. Лучше, если этого никто не увидит.

Голова была по-прежнему жива, левый глаз судорожно мигал, а язык шлепал во рту, как бьющаяся в оконное стекло ночная бабочка. Одна пуля пробила левый висок, а другая снесла лоб, обнажив складчатую зеленоватую массу, бывшую когда-то серым веществом.

Брайан вдруг заметил, что глаз уставился прямо на него. Он чувствовал, что это уже не лицо Уилли Рис Дэйла, а он сам, но уже в другом измерении.

Глаз быстро замигал, а потом мышцы вдруг застыли. Он жадно следил за каждым движением Брайана.

Лой снова выстрелила, а Брайан быстро набросил на голову скатерть. Ему совсем не хотелось к ней приближаться.

Раздалось еще несколько выстрелов, и Брайан понял, что Лой и Боб стреляют уже не в голову, а во что-то совсем другое, находившееся в дальнем конце улицы.

По перекрестку скользнуло толстое, влажное кольцо, сияющее на солнце. Казалось, оно было только что вымыто или только сейчас появилось на свет. Когда в лесу затихло эхо выстрелов, Брайан услышал странную смесь звуков: ленивое стрекотание кузнечиков, знакомую мелодию, льющуюся из радиоприемника, и быстрый шелест, который издавал язык Уилли.

Нэнси быстро выбежала из дома вместе с детьми.

— Оно там, на лестнице! — взвизгнул Джой.

— Что-то лезет из подвала, — чуть слышно выдохнула Нэнси, падая в объятия мужа.

— Возьми себя в руки! — крикнула Лой. — Что там такое?

— Нитки, — ответила Нэнси. — Длинные черные нитки.

— Они липкие, — добавил Крис.

— Они становятся все толще, — прошептал Джой, — как черви, когда до них дотронешься рукой.

— Боб, — спросила Лой, — у тебя есть в гараже бензин?

— Да, я его храню для газонокосилки.

— Нужно сжечь дом.

Нэнси открыла от удивления рот.

— Черта с два я дам тебе поджечь мой дом, косоглазая! — подбоченившись, она стала перед дверью.

Изнутри раздался зловещий шорох.

— Поджигай сейчас же! — закричала Лой. — Не медли, Боб!

Боб побежал в гараж и вернулся с канистрой бензина.

— Ты не сделаешь этого, Бобби Уэст. — Нэнси выхватила у него из рук канистру и поставила на землю. — Ты не посмеешь!

— Возьми канистру, Брайан, и вылей бензин в подвальное окно. Только будь осторожен. Если что-то будет двигаться в твою сторону, сразу же убегай!

Брайан чувствовал, как в канистре плещется бензин. Он посмотрел в обезумевшие от страха и гнева глаза Нэнси. Она плюнула Брайану в лицо. Нэнси Уэст, с которой он дружил с самого детства, плюнула ему в лицо. Плевок огнем жег ему щеку, стекая тонкой струйкой вниз. Молча утерев лицо, Брайан направился к подвальному окну.

— Прикрой его, — обратилась Лой к Бобу. Затем она выбила стекло прикладом ружья, приложила его к плечу и несколько раз выстрелила в черноту подвала. В ответ раздался шлепок, как будто разорвался огромный пузырь, заполненный овсяной мукой.

— Дик, Линда, идите в дом и возьмите оружие, — приказал Боб. — Только будьте осторожны.

Все трое вбежали в дом и через минуту появились с винтовками и пистолетами в руках.

— Эти твари… Они заполонили весь дом, — простонала Линда, — они все измазали слизью.

— Один из них дотронулся до меня, — сказал Дик, раздавая всем оружие.

Брайан шагнул вперед и стал обливать дом бензином. Через открытую дверь ему были видны извивающиеся кольца, толстые и влажные. В окне промелькнуло черное, змееобразное туловище, и Брайан увидел, что в тех местах, где на него попал бензин, на коже появились пузыри.

Наконец канистра опустела, и Брайан вопросительно взглянул на Лой.

— Как нам лучше…

Брайан не успел закончить фразу, потому что Лой молниеносным движение выхватила из кармана коробку со спичками, зажгла одну из них и бросила ее в подвал, быстро отскочив в сторону.

Из окна вырвался ревущий столб пламени, а Лой упала на землю, стараясь откатиться подальше и прикрывая руками живот.

Брайан бросился к жене и оттащил ее от объятого пламенем окна.

— Я мог бы это сделать сам.

— Сейчас не время для споров. Нам нужно действовать.

Сквозь стену огня было видно, как в подвале извивается что-то огромное, сплетенное в клубок.

— Нам нужно перейти в другой дом, — с этими словами Лой взяла винтовку, перешла на другую сторону улицы и направилась к дому Джильберта Свонсона. Джил и Эрика исчезли, как и большинство жителей Осколы.

Эллен взяла у Лой ружье и выстрелом сбила висевший на двери замок. Все вошли в дом.

Нзнси секунду помедлила на пороге, с болью глядя на языки пламени, вырывавшиеся из подвального окна ее дома.

— Вы бы все погибли, — сказала Лой, пытаясь утешить подругу.

В этот момент в клубах дыма, валившего из окон гостиной, появился огромный черный предмет, объятый ярким пламенем. От горящего черного тела шел зловонный желтый дым. Огромные извивающиеся кольца выползали из подвала, кожа на них стала лопаться, и наружу вывалилась серая масса, похожая на кипящую слизь. Горящий дом разваливался на части, через проломы в стенах была видна мебель, книги и домашняя утварь. Казалось, что на какое-то мгновение крыша повисла в воздухе, а затем со страшным грохотом рухнула вниз.

Вдруг из пламени вылетел холодильник, на котором сохранились картинки, наклеенные Крисом, и упал прямо перед сбившимся в кучку семейством Уэстов. Дверца холодильника открылась и оттуда вывалились замороженные бифштексы, овощи и банки с кока-колой.

— Смотрите, я поймал мороженное! — закричал Джой.

Залитая молоком и апельсиновым соком, Нэнси отпрянула назад, а затем, не сказав ни слова, вошла в дом Свонсонов, бросив неприязненный взгляд на Лой и Эллен.

— Теперь это существо знает, что мы будем сражаться, — сказала Лой. — Оно это поняло.

— Не оно, а он. Я же видел его.

— Хорошо, Боб. Пусть будет он.

Брайан понимал, что его жена только что спасла всем жизнь. Они с Бобом отважно сражались бок о бок, и Брайан надеялся, что их союз будет долговечным и пойдет всем на пользу.

Теперь в доме было меньше народа. Вместо семнадцати осталось только тринадцать человек. Лой стала внимательно присматриваться к оставшимся в живых. Нэнси обливалась слезами, прижимая к себе сыновей. Вряд ли она сможет оказаться полезной в предстоящем сражении. Сангхви и Майя Гидумэл никогда не держали в руках оружие. За всю свою жизнь они не обидели и мухи. Пожалуй, можно было рассчитывать только на Хайджексов, правда, оставался еще священник, но Лой не могла себе представить его с кем-либо сражающимся. Нет, об этом нечего и думать.

Ее очень волновало, пойдут ли эти люди за ней и признают ли ее своим лидером. Она видела, что нужна всем. Пока Лой не отдала приказ, все бездействовали. Даже Боб не справился с ролью командира.

Что ж, придется попробовать.

— Мы дождемся захода солнца, выберемся из города на мопедах. Мы узнали по радио, что в Глен Фоллз все спокойно. Если мы будем быстро передвигаться, то, возможно, нам удастся скрыться под покровом темноты. — Лой знала, что это хороший план, если только удастся его осуществить. — Нам нужно найти несколько мопедов.

— Я думаю, нам нужно создавать как можно меньше шума, — добавил Брайан.

— Почему? — поинтересовался отец Палмер.

— То, что находится под землей, возможно, обнаруживает нас по звуку. Чем тише мы будем себя вести, тем лучше.

— Мы можем сделать отвлекающий маневр, — предложила Эллен. — Нужно перейти на другую сторону улицы и включить радио в доме напротив.

— В доме Кобба?

— Когда мы найдем мопеды, то поднимемся наверх и будем тихонько сидеть до наступления темноты, а затем отправимся в путь, — вмешалась Лой.

Брайан не знал, сработает ли этот план. Сейчас он был уверен только в одном: хладнокровие и мужество Лой и Боба сплотили всех собравшихся в доме. Из беспомощной толпы насмерть перепуганных горожан они превратились в организованный отряд.

— Труднее всего будет найти мопеды, — заметил Дик. — Что, если они не найдутся в одном из ближайших домов?

— Иди включи радио, — обратилась Лой к Эллен. — Включи сразу два радиоприемника, телевизор и сушилку, которую поставь на самый длинный цикл работы.

— Сушилку?

— Положи в нее что-нибудь. Нужно, чтобы было как можно больше разговоров и шума, как будто мы все находимся в доме.

Видя горящие глаза Лой, Эллен не посмела отказаться.

— Ну, иди, — поторопила ее Лой.

Эллен вышла во двор и снова стала рассматривать страшные разрушения на улице. Дом Уэстов было невозможно узнать. Его развороченное чрево кишело горящими червями. В воздухе стоял жирный смрадный дым. Эллен закашлялась, чувствуя, что ее сейчас вырвет.

— Торопись, — раздался сзади резкий голос.

— Сейчас, Лой. — В то время как Эллен шла к дому Коббов, все остальные рассыпались по соседним дворам в поисках мопедов.

Эллен уже почти дошла до места, как вдруг ее осенила страшная мысль. Они не учли нечто важное, даже предусмотрительная Лой упустила это из виду. Как глупо. Она не сможет включить радио и электроприборы, потому что в городе нет электричества. В доме Уэстов они слушали приемник на батарейках.

Нужно найти какой-то выход. Что может создать шум в доме с отключенным электричеством? Может быть, включить воду? Это можно было сделать где угодно, но только не в Осколе. В каждом доме был свой колодец, из которого воду качали электронасосом.

К счастью, дом был не заперт, и Эллен беспрепятственно прошла внутрь, оказавшись в чужом мире незнакомой семьи. Она видела Коббов только мельком. Хозяйка дома была невысокой полной женщиной, а тощий мистер Кобб носил огромные очки в тяжелой оправе. Кажется, у них были дети. Да, на полу, рядом с телевизором, лежала игрушечная машинка. На журнальном столике стояла полная окурков пепельница, а рядом лежал вчерашний номер «Пост-Стар», газеты, выходившей в Глен Фоллз. Разумеется, газету Эллен здесь не читали.

Она прошла в кухню и открыла кран, из которого потекла тонкая струйка воды, так как бак с водой был почти пустым. Что же делать?

Эллен вдруг вспомнила о газонокосилке, пошла в гараж и нашла там то, что хотела.

Дотащив газонокосилку до дома, она поставила ее на бок и стала пропихивать в дверь. Наконец Эллен удалось установить ее посреди гостиной. Сняв завязку с портьеры, привязала ручку косилки с кнопкой управления к дивану.

У Коббов была красивая и уютная гостиная, стены которой украшали обои с крупным цветочным рисунком. На столике, вокруг которого стояло несколько кресел-качалок, лежала игра «Скотланд Ярд», а рядом стояли стаканы с кока-колой. Вся семья играла за столом, когда случилась беда.

Эллен дернула тугой шнур стартера, и со второй попытки мотор начал чихать. В комнате стало пахнуть бензином. Эллен заглянула в бензобак и обнаружила, что он почти пуст.

Интересно, сколько ей осталось жить? При этой мысли к горлу подкатил комок. «Я даже не успела родить ребенка», — с горечью подумала Эллен и яростно дернула за шнур. Газонокосилка заработала, а потом снова закашляла. В ножи попала диванная подушка, и мотор начал глохнуть. Эллен оттащила косилку на середину комнаты и выключила вращение колес.

Укрощенная газонокосилка наконец заработала, изрыгая выхлопные газы. Эллен снова пошла в гараж и взяла канистру с бензином, стоящую в дальнем углу. Вернувшись в дом, она заполнила бензобак под самую пробку.

Убедившись еще раз, что все шло как надо, она вышла на веранду, спустилась с крыльца и направилась к дому Свонсонов. Вдруг она с ужасом увидела, что голова несчастного Уилли Рис Дэйла выкатилась из-под скатерти. Самое страшное было то, что она превратилась в множество черных шнуров с крючьями на концах. Когда Эллен приблизилась, шнуры вытянулись, направляя хищные крючья в ее сторону, а уцелевший глаз жадно уставился на нее.

Раздался выстрел, и трансформированная голова подскочила вверх, заливаясь кровью. Это Лой прикрывала Эллен с веранды. Второй выстрел отбросил чудовище еще дальше. В конце улицы Эллен заметила два огромных черных предмета, напоминающих лежащие бок о бок противоестественно гибкие стволы деревьев. Они выходили из леса по одну сторону дороги и, перекрыв ее, снова исчезали в зарослях. Их толщина была не менее двадцати футов, а о длине можно было только догадываться.

Голова Уилли наконец перестала подавать признаки жизни, превратившись в бесформенное сплетение уродливых шнуров и хищных крючьев. Из леса выползли еще два скользких, черных предмета, похожих на гигантские трубы.

К этому времени все вернулись в дом Свонсонов. Пэт Хайджекс ехал на новеньком «Судзуки», а все остальные несли в руках канистры с бензином. Отец Палмер где-то добыл минеральной воды, а Дик и Линда Келли принесли хлеб, кукурузные хлопья и другую снедь.

Для Лой это было полной катастрофой. С одним мопедом далеко не уедешь.

— А теперь пойдем наверх и будем ждать, — обратилась она ко всем присутствующим. — Никто не должен ходить по комнатам и болтать, — она строго взглянула на Джоя и Криса. — Это прежде всего относится к вам.

— Да, мэм, — покорно ответили дети.

Все поднялись наверх и расположились в просторном кабинете хозяина дома. Мальчики уселись на кровати и стали с аппетитом поедать шоколадные конфеты, обнаруженные ими на кухне. Через некоторое время отец Палмер тихонько направился к двери.

— Вернитесь, святой отец, — остановила его Лой.

— Лой, я…

— Ему нужно в туалет, — вмешалась Эллен. — Так, святой отец?

Священник смущенно кивнул. Лой опасалась, что старик наделает в туалете шуму.

— Возьмите ведро, положите на дно полотенце и помочитесь прямо здесь. А если ведро вас не устроит, то терпите или идите в другую комнату и выберите любой угол. Вы же не станете подвергать риску всех нас, да и себя тоже.

Священник тихонько вышел из комнаты.

Лой решила обсудить сложившуюся ситуацию.

— Самое неприятное, что у нас всего один мопед.

— В гараже стоит «Джип», — заметила Дженни Хайджекс.

— Нам нет никакой пользы от «Джипа», ведь придется пробираться через лес, а он там не пройдет.

— Тогда нужно ехать в город, — заявил Дик. — Генри Фиск торгует мопедами.

Отец Палмер вернулся в комнату, и Боб обратился ко всем присутствующим:

— Я думаю так. Чем дольше мы здесь пробудем, тем больше надежды дождаться помощи.

Лой пристально посмотрела на него, и у Брайана снова возникли опасения, что между этими людьми произойдет стычка.

— Ждать опасно, — сказала Лой. Она все меньше и меньше доверяла Бобу. Ведь он побывал у демонов, там, глубоко под землей, в их пещерах и туннелях. Демоны были кровожадными и безжалостными. Так почему же они его отпустили? Они завладели его разумом и сделали своим шпионом, а теперь Боб нарочно дает дурные советы. Может быть, и так. Но когда им вместе пришлось защищать близких, она видела, что Боб прекрасный боевой товарищ.

Лой снова подошла к окну. Солнце клонилось к закату, и тени стали совсем длинными. Из дома Коббов доносился шум работавшей газонокосилки. Лой чувствовала, что рядом с ней друзья, которые, так же как и она, непременно хотят выжить.

Да, все хотели жить, но это дано только удачливым и сильным.

В животе у Лой беспокойно зашевелился ребенок. Она страшно устала и хотела есть. Растянувшаяся кожа под пупком страшно болела. Во время ходьбы она чувствовала, как внутри матки плещется вода.

Ее малыш… Лой нежно погладила живот, закрыла глаза и представила, что читает мысли своего ребенка, которые когда-нибудь станут частицей будущего всей Вселенной.

Если, конечно, у нее есть будущее.


ГЛАВА XII | Запретная зона | ГЛАВА XIV