home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XIV

Обезумевшие от страха, отчаявшиеся беглецы укрылись в доме Свонсонов, напоминая первобытных людей, прятавшихся в пещерах от безжалостной стихии.

Лой пересчитала оставшихся в живых: двоюродный брат Брайана Дик и его жена Линда, Боб и Нэнси Уэст с сыновьями, отец Палмер, Эллен, Пэт и Дженни Хайджексы. Чета Гидумэлов незаметно исчезла. Присутствие доктора Гидумэла вселяло в Лой уверенность, что с ребенком ничего не случиться.

— А где же Сангхви и Майя? — спросила она шепотом, но так и не получила ответа на свой вопрос.

Лой нужно было многое объяснить своим спутникам, и она обратилась к ним тихим, но уверенным голосом:

— Так как мы не нашли здесь мопедов, придется идти в город и искать их там. С этой минуты все должны почувствовать себя солдатами и посвятить себя борьбе.

— Для поднятия боевого духа нам только не хватало вьетконговской пропаганды, — сказал Боб нарочито кротким голосом. — «Мы должны отдать все силы борьбе». Кажется, это один из самых любимых ваших лозунгов. До конца своих дней не забуду.

— Может быть, ты хочешь выйти на улицу и побеседовать по душам с демонами?

Лицо Боба исказилось от злости, но его голос по-прежнему звучал спокойно:

— Мне кажется, мы можем продержаться и здесь, если проявим организованность и не будем пороть горячку.

— Говори шепотом, — приказала Лой. Ей казалось, что она борется за жизни этих глупцов, которым непременно хочется сорваться в пропасть. — А если что-нибудь проникнет сюда через пол, и все дома будут разрушены? Что тогда?

— Этого может и не случиться.

Лой надоело пререкаться с Бобом. Тем более, что на это не было времени.

— Ты провел с ними несколько часов. Что нужно было с тобой сделать, чтобы превратить тебя в жалкого труса?

Казалось, Боб готов ее ударить, но тут на помощь к Лой пришла Эллен.

— А если она права? Что ждет нас тогда? И что ты можешь предложить взамен?

— Мы хорошо огранизованы и прекрасно стреляем.

Неожиданная поддержка Эллен воодушевила Лой, и она снова набросилась на Боба, хотя это и было нелегко.

— Как ты думаешь, когда здесь появятся спасатели? Через десять минут или через час? — она с трудом сдерживалась, чтобы не закричать.

— Не знаю когда, но они обязательно придут.

Типично американская вера в неизбежное спасение в последнюю минуту. Лой опасалась, что не сможет этому противостоять.

— Если бы кто-нибудь отправился нам на помощь, мы бы уже были давно спасены.

— Не хочу слушать ваши споры, — заявил отец Палмер. — Нам остается только читать молитвы и надеяться на лучшее.

Пэт Хайджекс подошел к окну и выглянул на улицу.

— Но ремонтные службы должны уже знать, что здесь что-то случилось. Ведь в Осколе не работают телефоны и нет электричества. Мы отрезаны от всего мира, вот в чем дело. Почему же они не едут сюда?

— Демон не даст нам выбраться отсюда. Не знаю почему, но он хочет заполучить не только тех, кто сотворил зло, но и невиновных. Если мы будем сидеть сложа руки и оставаться пассивными, то шанса выжить у нас нет.

Боб испытывающе посмотрел на Лой.

— Я-то думал, что пассивность является неотъемлемой частью характера каждой восточной женщины.

Лой никогда не считала Боба расистом, это было бы несправедливо. И все же иногда его типичные для американца предрассудки и необдуманные слова могли ранить очень больно. Однако сейчас было не время сводить старые счеты, и Лой только тихо улыбнулась в ответ:

— Вся моя пассивность осталась в туннелях Чу-Чи, Боб.

— Мы должны обдумать предложение Лой, от этого будет гораздо больше пользы, чем от пустых разговоров.

— А я так не думаю и полностью согласен с Бобом, — решительно заявил Дик, а Линда в знак поддержки крепко прижалась к мужу. — И все же мы должны действовать. Нужно взять простыню, крупно написать на ней «на помощь» и вывесить на крыше дома.

— Думаю, это самое лучшее, что мы можем сделать, — сказала Нэнси, гладя по голове уткнувшегося ей в колени младшего сынишку. У старшего мальчика страшно разболелись ожоги, так как в доме не было никаких лекарств. Он сидел с закрытыми глазами, положив голову на плечо матери.

Все бросились на поиски простыней и того, чем можно было бы сделать надпись. Они яростно спорили по поводу количества простыней и размера букв. Потом все вдруг замолчали и с головой ушли в работу, как будто бы подобная чушь и впрямь могла спасти им жизнь. Тишина иногда нарушалась судорожным кашлем Дженни.

Лой с отчаянием наблюдала, как клонится к закату день, чувствуя свою полную беспомощность. Драгоценное время тратилось впустую, но она ни с кем не спорила, понимая, что это бесполезно. Может быть, с наступлением темноты они поймут всю тщетность своих усилий. Господи, только бы хватило времени!

В три часа дня Уэсты, Дик Келли и Пэт Хайджекс отправились на чердак и протиснулись через окно на крышу, где намеревались водрузить свой призыв о помощи. В доме Свонсонов они нашли американский флаг, который натянули между стопками книг. Простыни прибили гвоздями, но делать дырки в флаге было просто недопустимо, так же как и разложить его на крыше. Дик заявил, что это все равно, что бросить флаг на землю.

Лой попросила у Эллен сигарету и молча затянулась, вспоминая прошлую жизнь. В такой переделке она еще не бывала. Даже бар «Голубая луна» и проклятые туннели были гораздо лучше того, с чем пришлось столкнуться сейчас.

Она присела на кровать рядом с Брайаном и нежно его поцеловала. Лой чувствовала, что они с Брайаном снова близки, и он очень этому рад.

Брайан положил руку ей на живот, где беспокойно шевелился малыш.

— Ты его чувствуешь?

— Да.

Эллен молча подошла к ним и села рядом, поджав ноги. Лой подумала, что этих двоих она сможет убедить и предложила выйти в прихожую.

— Мы должны уйти одни, — тихо заговорила она. — Они все обречены.

— Как же мы можем их бросить? — неуверенно спросил Брайан.

— Она права, Брайан, — вмешалась Эллен. — Нужно уходить, как только стемнеет.

В этот момент в дверях появился Боб.

— Что тут за совещание? — спросил он.

— Действительно, — присоединился к нему Пэт Хайджекс. — Никаких секретов!

Лой отвела Брайана и Эллен в сторону.

— Мне кажется, Боб стал для нас опасным.

— Как ты так можешь говорить!

— Брайан, из ада никто не ушел живым. Его специально подослали.

— Лой, ты не…

— Перестань, Брайан. В ее словах есть смысл. Он не мог сбежать от этих тварей. Наверное, Лой права.

Вместо того, чтобы, как обычно, робко опустить глаза, Лой с вызовом посмотрела на мужа.

— Советы, которые он нам дает, исходят от демонов.

Брайан взял ее за плечи и тихонько встряхнул.

— Сначала я и сам так подумал, но Боб вел себя как преданный друг. Он ни капельки не изменился, поэтому мне трудно поверить в то, что ты говоришь.

— Мы должны тронуться в путь сразу же после захода солнца.

— Да, но… может быть, ночью идти еще опаснее.

— Нам будет легче спрятаться.

— Будем надеяться, что ты права.

День клонился к вечеру, и беспокойство Лой все усиливалось. Эллен была полностью на ее стороне, но Брайан все еще колебался. Все остальные решили остаться в доме Свонсонов на ночь. Лой ни на секунду не сомневалась, что это равносильно самоубийству.

Нужно уходить ради ребенка, даже если придется идти одной. При этой мысли у Лой защемило сердце. Пожалуй, такое решение станет для нее самым трудным в жизни.

Незаметно для остальных Лой тихонько подошла к Эллен и увела ее вниз. Она хотела найти хоть что-нибудь, что может оказаться полезным в пути. Они нашли атлас Адирондака и, усевшись на кровати, стали изучать все тропинки, ведущие на юг, по которым можно было выбраться из округа Три Каунтиз.

— Зачем вы это делаете? — поинтересовался Брайан. — Я и так знаю все горные тропы, даже самые маленькие.

— Зато я их совсем не знаю.

Брайан с любопытством посмотрел на жену.

— Но ведь ты будешь со мной.

Прошел еще час, и Лой вдруг услышала совсем тихие звуки, идущие снаружи. Она знала, что это значит, но никому ничего не сказала. Кроме нее никто не услышал слабого шума и, пожалуй, сейчас это было даже хорошо.

Все снова принялись за еду. После того как Лой спустилась вниз, остальные тоже осмелели и отправились обследовать дом. В кладовой они нашли пакет с жареным картофелем и три банки консервированной фасоли. В это время Лой и Эллен изучали карту. Вскоре все услышали громкий треск и стали озабоченно переглядываться.

— Подойдите тихонько к окнам, если хотите посмотреть, что там творится.

Дом Коббов, где Эллен оставила включенную газонокосилку, с грохотом содрогался, и из него вылетали облака пыли, казавшиеся золотыми в лучах заходящего солнца.

— Боже правый, — прошептал Брайан.

— И после этого вы хотите здесь остаться?

Земля вокруг дома бурлила и плавилась на глазах, превращаясь в жидкость. Булыжники задрожали и стали проваливаться, а из образовавшейся воронки вырвался столб лилового света, такого яркого, что Лой даже на расстоянии почувствовала, как у нее все внутри содрогнулось. Крис Уэст прижался лицом к оконному стеклу, а Дженни Хайджекс судорожно заломила руки.

— Нам нужно идти на юг, — сказал Брайан.

— Да, подальше от Товэйды, — Лой взяла атлас, открыла карту Киямора Каунти и указала на Куинз Роуд. — Мы перейдем на другую сторону улицы и поднимемся на горный хребет, а потом направимся в сторону Лост Понд, затем спустимся вниз, в центр города, пройдя через ущелье Елинг Гордж. Если наш план удастся, мы выйдем прямо на автостраду.

Боб тоже взглянул на карту.

— Но все эти твари живут в лесу.

— Они добрались и сюда, — возразила ему Лой.

— А как же с нашим сигналом бедствия на крыше?

— Провались ты вместе с ним, Боб! — не выдержала Эллен.

— Ну-ну, мисс Маас, я только хотел сказать, что нужно кого-нибудь оставить здесь.

Лой понимала всю глупость этого предложения. Тщательно подбирая слова, она тихо сказала:

— Тогда за ними придется возвращаться, а это опасно.

— Тащиться через лес тоже опасно!

— Если мы останемся, то все погибнем.

— Михелсоны тоже хотели идти лесом. Нет уж, увольте!

Лой чувствовала, что теряет самообладание.

— Нам нужно выйти немедленно. Когда эти твари поймут, что в доме Коббов никого не было, они примутся за этот дом, и тогда мы все пропали. — Она взяла мужа за руку. — Я должна защитить свое дитя. Прошу тебя, Брайан, пойдем со мной. — Лой решительно встала, не отпуская его руки.

— Послушай, Лой…

— Заткнись, Боб! — Лой метнула на него гневный взгляд. В эту минуту она с радостью вонзила бы Бобу нож в сердце, если бы он оказался у нее под рукой.

Остальные тоже замолчали. Когда грохот от разрушаемого дома затих, послышался настойчивый рокот мощного двигателя. Всем находившимся в комнате уже приходилось сталкиваться с несущим смерть «Вайпером». Охваченные паникой, они отпрянули от окна. Лишь несколько смельчаков рискнули остаться и посмотреть, что будет дальше.

Посреди улицы появилась шикарная, сверкающая машина, выглядевшая неестественно среди низеньких сельских домиков.

— Какое отношение имеет эта машина ко всему происходящему? — поинтересовался Боб. — Не возьму в толк, зачем им понадобился такой красавец? Что бы это могло значить?

Лой понимала, что означает «Вайпер». На Западе красный цвет символизировал кровь и насилие. Контуры машины были хищными и отталкивающими, но, несмотря на это, она казалась удивительно прекрасной. Надо всем доминировала скорость.

— Могущество и смерть, — тихо прошептала Лой, — вот что означает этот «Вайпер».

Эллен согласно кивнула.

— Послание адресовано нам. Машина служит им средством связи. Это предупреждение и угроза.

— А где же водитель? — спросил дрожащим голосом Боб, забившийся в дальний угол комнаты.

Брайан подошел к другу.

— Эй, в чем дело, старик?

— Где этот чертов водитель, которого я видел, когда мы ехали вместе с тобой? Тогда я решил, что схожу с ума!

— Ради Бога, тише. Внизу кто-то есть, — зашептала Лой, едва шевеля губами.

Снизу что-то послышалось, но это не было звуком шагов или тихим дыханием, которое выдавало чье-то присутствие. Скорее, это напоминало скрип половиц, когда по ним тихо передвигается что-то тяжелое. Лой прислушалась, но ничего не расслышала из-за ударов собственного сердца.

— Это не… это не шаги, — испуганно пробормотал отец Палмер.

Лой закрыла ему рот рукой. Что-то медленно ползло по полу гостиной, находившейся под ними. Послышался шум передвигаемой мебели, а потом тихо скрипнула дверь.

Маленький Джой крепче прижался к Лой. По его лицу градом катились слезы. Когда она вытерла ребенку глаза, он улыбнулся уголками губ, и Лой захотелось, чтобы ее собственный сын вырос таким же отважным.

Она лихорадочно думала о том, как выбраться из дома. Вниз вела только одна лестница. Можно попытаться выпрыгнуть в окно, но тогда кто-нибудь обязательно покалечится… В первую очередь пострадает она сама и неродившийся ребенок.

Они ждали слишком долго и потеряли драгоценное время. Непонятный звук, напоминавший бульканье густого кипящего супа, доносился уже с нижних ступенек лестницы.

Отец Палмер тихо шевелил губами. Какой прок от молитвы в мире, породившем таких чудовищ? Куда же смотрит его Бог?

В этот момент раздался громкий шлепок, как будто кто-то бросил на разделочную доску тяжелую говяжью печень.

Дженни тихо кашлянула.

— Тише, — прошипела Лой.

Дженни душил кашель, с которым она никак не могла справиться. Ее горло сжимал спазм, из носа текла слизь, а из глаз градом катились слезы.

— Не смей, — прошептала Лой.

Дженни энергично закивала головой, а потом снова зашлась приступом кашля и уткнулась в подушку, чтобы заглушить звук.

На верхних ступеньках лестницы показалась пара огромных черных когтей, а несчастная Дженни продолжала отчаянно бороться с приступом кашля. Как завороженные, все уставились на когти. Казалось, они тут были всегда и уже никогда не исчезнут. Каждый коготь состоял из двух толстых, черных ногтей, перекрещивающихся на конце. Они были не менее двух футов в длину и напоминали когти плотоядного доисторического ящера. Ими можно было легко разорвать человека пополам. Если эти когти и были когда-то человеческими ногтями, то они претерпели страшные изменения.

Дженни с отчаянием зажала рот руками.

Лой уже знала, что произойдет в следующий момент. На войне всегда так: слабые и невезучие погибают первыми.

Только бы они не вздумали палить из ружей, только бы сидели тихо и затаились, тогда хоть для кого-нибудь остался бы шанс уцелеть.

Отец Палмер читал молитву, Пэт Хайджекс обнял жену, а Уэсты крепко прижали к себе обоих сыновей. Дженни наблюдала за происходящим широко раскрытыми глазами. Брайан, взяв в руки пистолет, подошел к Эллен. Господи, только бы у него хватило ума не открывать стрельбу!

Вдруг рот Дженни широко открылся, она оттолкнула мужа и бросилась вперед, зажмурив глаза и сотрясаясь от лающего кашля. Ее лицо побагровело от напряжения, а руки болтались словно плети. Казалось, приступ кашля никогда не прекратится.

Точным и плавным движением огромные когти захватили голову Дженни и оторвали ее от тела. Раздался противный щелчок, как будто захлопнулась дверца холодильника, и обезглавленное тело Дженни упало на пол. Было слышно, как из разорванных артерий со свистом хлещет кровь.

Потом истошно закричали оба мальчика, а Пэт Хайджекс открыл стрельбу из пистолета. Пули пролетали по маленькой комнате, застревая в стенах и мебели.

— Брайан, Эллен, скорее! — старалась перекричать шум Лой.

Брайан с ужасом наблюдал, как со стороны лестницы появилась еще пара когтей, прикрепленных к длинным и гибким рукам, которые двигались с удивительным изяществом.

Видя, что Брайан не реагирует на окрик жены, Эллен быстро подошла к нему и изо всей силы ударила по лицу. Он беспомощно замигал и, казалось, стал приходить в себя. Обе женщины бросились к лестнице, ведущей на чердак, и Брайан последовал за ними. Чердачное окно все еще было открыто. Эллен протиснулась в него и выпрыгнула, а затем обернулась, чтобы поддержать Лой.

Брайан последовал за ними, а потом подоспели и Уэсты. В доме послышались страшные, душераздирающие крики, а затем засиял лиловый свет.

— Господи, они все остались там, — глухо простонал Брайан. — Там же Дик и Линда! В этот момент в окне показалась голова отца Палмера, и Боб с Брайаном бросились вытаскивать его наружу. Они захлопнули окно, но запереть его снаружи было невозможно.

— Мы должны идти, — сказала Эллен.

На улице лежало шесть или семь длинных, черных труб, из которых сочилась густая и липкая жижа, и вылезали все новые и новые отростки с когтями на концах. Они проникали во все дома, в окнах были видны трубки меньших размеров, внутри которых кипела и бурлила жидкость. В доме Свонсонов крики перешли в исступленные вопли безумного наслаждения, смешанного с предсмертным ужасом. Дом начало трясти, и беглецы услышали звук, похожий на шипение жира, брошенного на раскаленную сковородку. А потом до них донесся запах горелого мяса. Во всех окнах то и дело вспыхивали лиловые огоньки, заставляя наблюдавших вздрагивать от странного и удивительного наслаждения.

Отец Палмер воздел руки к жемчужно-голубому небу.

— Боже правый, если ты существуешь, ты услышишь наши молитвы и придешь к нам на помощь!

— Святой отец!

— Брайан, он придет к нам на огненной колеснице? Либо он придет в сиянии своей славы прямо сейчас, либо все это ложь! Все это слишком ужасно, даже самый страшный грешник не заслужил таких мучений, даже Торкемада, даже Гитлер!

— Ах, святой отец, — чуть слышно прошептал Крис.

Священник замолчал, а потом невнятно пробормотал:

— Кажется, уже прокукарекал петух.

Вопли в доме становились все более дикими и безумными. Лой представила себе корчившихся в отблеске лилового света людей с выпученными глазами и вывалившимися языками. Их глотки, из которых неслись нечеловеческие вопли, были перекручены. Да, этот процесс был медленный и продуманный до мелочей. Несмотря на дикое, нечеловеческое наслаждение, он несомненно причинял страшную боль.

Лой посмотрела на рыдавшего священника.

— Хватит, святой отец, — сказала она, стараясь придать своему голосу решимость, — нам нужно идти в город.

Нэнси оторопело уставилась на нее.

— В город? Ты же видишь, что творится! Какого черта мы забыли в городе?

— У нас нет выбора, Нэнси, — она взяла из рук Брайана пистолет. — Боб, я должна тебя видеть перед собой и все время держать тебя на мушке. И не вздумай куда-нибудь свернуть, а не то я выстрелю тебе в спину.

Нэнси схватилась руками за голову, а Боб криво усмехнулся и покачал головой.

— Не надо вести себя так, как будто я предатель в твоем отряде, Лой. Мы не на войне.

Они сделали веревку из простыней, на которых был написан их сигнал бедствия, и привязали ее под чердачным окном на фасаде дома.

Чтобы испытать веревку на прочность, Боб стал спускаться первым. Веревка выдержала, и все остальные последовали за ним. Сначала спустилась Нэнси с двумя сыновьями, а потом Эллен и Лой, которая мягко опустилась в надежные и бережные руки Боба. Вслед за ними спустился и Брайан.

Отец Палмер посмотрел вниз.

— Мне не обойтись без помощи, — виновато сказал он. Как бы в ответ на его слова из окна высунулась длинная серая рука, на конце которой были три наполовину сформировавшихся когтя. Когти располагались вокруг какого-то предмета, похожего на лиловый драгоценный камень или стеклянный глаз.

Потом все увидели возвышавшуюся за рукой изуродованную фигуру Дика Келли, вернее, того, что от него осталось. Его губы были выворочены, а язык был зажат между огромными, похожими на желтые узловатые кулаки зубами. Левый глаз быстро вращался, как у ящерицы. Над зубами виднелась сеть из толстых вен, а его кожа напоминала блестящую хитиновую мозаику.

— О господи! — выдохнул Брайан.

Боб издал нечленораздельный звук, а потом неожиданно ударил себя по лицу.

Лиловый предмет вспыхнул и загорелся ярким светом, который ударил прямо в лицо отцу Палмеру, находившемуся всего в дюйме от него. Его голова затряслась так, что казалось, она сейчас оторвется от тела. Но самое ужасное было то, что он при этом дико смеялся.

Преобразившийся до неузнаваемости Дик Келли зарычал, и было видно, что внутри его идет отчаянная борьба. Та часть, которая уцелела от прежнего Дика, отчаянно пыталась отвести свет от священника. Серая рука дрожала, когти щелкали, а на изуродованном лице застыла напряженная гримаса.

На мгновение поток лилового света отвернул в другую сторону, и отец Палмер заскользил вниз по сплетенной из простыней веревке.

— Держи его за ноги, Брайан! — Эллен видела, как во всех окнах дома бурлит и клокочет черная зловонная плоть. Как только Брайан сделал шаг вперед, из окна первого этажа к нему протянулись липкие нити, на конце каждой из них был острый загнутый крючок.

— Осторожно, Брайан! — закричала Лой. В этот момент рядом с трансформированным Диком появился Пэт Хайджекс. Он весь светился, а под его кожей бурлило что-то непонятное. Присмотревшись, Эллен увидела под ней тысячи золотисто-желтых точек, кружившихся в дикой пляске.

— Нет, — воскликнула Эллен отпрянув назад, — только не это!

Отец Палмер соскользнул вниз и с глухим стуком упал на землю. Удивительно, но он мог идти.

— Думаю, со мной все в порядке, — сказал он, глядя себе под ноги. — Черт возьми, вот это встряска!

Но когда он поднял лицо, на которое упал лунный свет, Нэнси отпрянула, как от удара, а ее сыновья с криками отскочили в сторону. Даже Боб не удержался и издал вопль, но сразу же прикрыл рот рукой. Священник поднес руки к лицу, его глаза сделались безумными. Он провел ладонью по бугристой щеке, ощупывая каждый узелок и отдергивая руку, когда она натыкалась на острый выступ.

— Что… Что со мной…

— Это свет. Вы были от него слишком близко, — спокойно сказала Эллен.

Свет изуродовал лицо священника, не повредил ли он его рассудок? Лой взялась за пистолет.

— Как вы себя чувствуете, святой отец?

— Я… Я прекрасно себя чувствую. — Он снова стал ощупывать свое лицо. — Что, я выгляжу…

— Ужасно, — простонала Нэнси.

— Это было… О Господи, это было прекрасно и удивительно… — он оглянулся и посмотрел на пляшущие в окнах тени.

Не докончив фразы, старый священник что есть духу припустился бежать к лесу. Это был хороший знак, и Лой облегченно вздохнула. Могло случиться так, что ей пришлось бы застрелить одного из своих спутников. Однако она не была рождена для того, чтобы стрелять в людей, и всегда делала это с чувством омерзения.

Все беглецы последовали примеру священника и остановились только в лесу, когда дома уже не было видно. В живых остались Брайан, Лой, Уэсты, Эллен и старый священник — число беглецов уменьшалось на глазах.

В этот момент послышался звук, как будто кто-то наступил на огромный тюбик с зубной пастой, а затем раздалось злобное жужжание. Это треснула кожа Пэта.

— Бегите! — закричала Эллен. Тысячи кровожадных шершней с ревом устремилось к беглецам. Эти создания пришли из эры гигантов, их красные глаза злобно горели, а тела светились в темноте. Жужжание их крыльев было похоже на стон, в котором все узнали голос Пэта. Когда шершни вылетели из тела Пэта, его кожа съежилась и превратилась в горстку праха. Не долго думая, все пустились наутек. Горная гряда, возвышавшаяся за домом, была страшно крутой, поэтому подъем был медленным и трудным. Тропинки не было, и беглецам приходилось продираться сквозь густые заросли кустов и сплетенные ветви деревьев. Ни у кого не хватило духу оглянуться. Лой подтолкнула Боба вперед.

— Ты пойдешь впереди всех и будешь у меня на мушке.

— Наверное, ты мастерски палишь по живым мишеням.

— Вот именно, а поэтому поторопись!

— Да отвяжись ты от меня!

— И не подумаю, Боб.

Тот только покачал головой и прошел вперед.

— Детка, как ты себя чувствуешь? — спросил идущий сзади Брайан.

Сердце Лой бешенно колотилось, а ноги ныли от страшной боли.

— Я полна сил, — бодро сказала она.

— Можно подумать, — мрачно буркнул через плечо Боб.

— На меня сел жук! — завопил Крис.

Боб подбежал к сыну, а Нэнси крепко прижала ребенка к себе. К ним подошла Лой.

— Это обычная оса, — успокоила она всех, когда Нэнси открыла кулак и показала раздавленное насекомое. — Но в следующий раз уже прилетит не оса, а поэтому нужно торопиться.

— Я устал, — захныкал Джой. — Гора слишком крутая.

Отец Палмер задыхался. Густая кровь струилась по его щекам, кожа на которых стала похожа на шкуру аллигатора. Вокруг него кружил рой мух. Лой положила руку Бобу на плечо.

— Иди вперед.

— Хорошо!

Они снова отправились в путь.

— Никому не останавливаться, — скомандовала Лой.

— Но я устал!

— Я тоже, Джой, но если ты хочешь остаться живым, то не останавливайся.

Эти слова заставили замолчать даже измученных детей. С этими людьми нужно обращаться строго. Они сильны и здоровы, но не привыкли даже к малейшему проявлению враждебности. Еще ребенком Лой видела людей, способных на сверхчеловеческие усилия, когда они копали туннели или спасали свою жизнь. Люди способны на многое такое, о чем даже и не подозревают, только нужно заставить их это понять.

Мысли Лой сосредоточились на гараже Фиска, где она надеялась найти мопеды или велосипеды. Они дождутся ночи и поедут на юг, где находятся крупные населенные пункты. Хорошо, если эти твари были только в Осколе и Товэйде. Тогда всю область придется подвергнуть атомной бомбардировке и сровнять с землей.

Дверь в незнакомый и жуткий мир будет навсегда закрыта, и женщины смогут спокойно растить своих детей.

Вверху, над кронами деревьев, раздалось жужжание. Лой сразу поняла, что это значит. Тучи насекомых кружили над лесом в поисках добычи, которой являлись несчастные беглецы. Интересно, на какое расстояние они могут удалиться от дома?

Ноги Лой были словно каменные, а мышцы внизу живота болезненно сжались. И все же она сделала над собой усилие и улыбнулась.

— Мы почти у цели, — бодро сказала она. — Вот видите, не так уж это было и трудно. — Она подняла голову и ускорила шаг.

Жужжание становилось все громче, но потом вдруг удалилось в сторону. Почему же проклятые твари не спустились ниже? Может быть, просто не смогли? Или произошло нечто ужасно, чего никто не смог предвидеть?

Жужжание прекратилось. Лой подняла голову и посмотрела вверх, но не увидела ничего, кроме густой листвы, на которой играли яркие блики. В просветах между листьями виднелось голубое небо, на котором уже можно было различить звезды.

Вдруг откуда-то снизу раздался автомобильный гудок. Он гудел и гудел, не умолкая ни на секунду. Лой нужно было узнать, что там происходит. Сама она забраться на дерево не может, значит, нужно, чтобы это сделал кто-то другой. Ее выбор остановился на Эллен.

— Ты можешь забраться на дерево и посмотреть, что там случилось?

— Никогда в жизни не приходилось лазить по деревьям, — неуверенно ответила Эллен.

— Давайте я залезу, — вызвался Крис.

— Нет! — Нэнси крепко прижала к себе сына. — Эллен, попробуй ты.

Брайан подсадил Эллен на нижнюю ветку клена, а затем она с поразительным проворством стала взбираться наверх. Стоявшим внизу она казалась совсем маленькой. Наконец Эллен забралась так высоко, что смогла рассмотреть проходившую внизу дорогу.

Через пару секунд, подгоняемая страхом, она стала стремительно спускаться вниз.

— Это Гидумэлы, — задыхаясь, прошептала она. — Они сидят в машине, а над ними кружат проклятые жуки. Их там не счесть!

Издалека послышались истошные вопли. С Майей и Сангхви происходило страшное превращение. Лой не могла представить, что этот замечательный человек, воплощавший в себе гуманизм, превращается сейчас в мерзкую тварь. Как можно разрушить его человечность? Нет, Сангхви слишком добр и порядочен, чтобы превратиться в груду слизи, заполненную вонючими жуками. Что же это такое? Почему демоны нападают на хороших людей? Где же справедливость?

— Нам нужно идти, — обратилась Лой к своим спутникам.

Они продолжили нелегкий подъем. Сердце Лой было готово вырваться из груди, ей не хватало воздуха, а в животе беспокойно шевелился ребенок. На память пришли слова доктора Гидумэла: «Твоя матка словно сделана из стекла…» Ах, Сангхви! Как же ей справиться без него?

Лой шла не останавливаясь, а в ушах у нее звучали предсмертные крики Гидумэлов. Беглецы поднимались все выше и выше. Дети совсем выбились из сил, и родители напрасно пытались их приободрить. Нэнси пришлось взять Джоя на руки, а Крис стал отставать.

Боб резко остановился.

— Все, хватит!

Все остальные поравнялись с ним и тоже остановились.

— Это говоришь не ты, Боб, — сурово сказала Лой.

— Мои дети измучены и не могут идти дальше.

— Они должны идти, и ты хорошо это знаешь.

— Прости, ты права, — виновато сказал Боб и забрал Джоя у жены. — Ну, пошли дальше. Ты ведь у меня настоящий мужчина.

— Итак, вперед, — Лой махнула рукой в сторону вершины и обняла Криса за плечи. — Пойдем вместе. У меня хватит сил на двоих.

Они поднимались выше и выше. Огромный живот тянул Лой вниз, растянутые мышцы страшно болели, а во рту появился неприятный горький привкус. Ей приходилось делать над собой усилие, чтобы не отпустить руку Криса.

— Ты хочешь пить?

— Очень.

— И я тоже.

Постепенно лес становился все реже и светлее. Наконец они добрались до самой вершины горного хребта, где росли только сосны с покрытыми смолой стволами и низкий кустарник, да еще то тут, то там виднелись огромные, отполированные ветром каменные глыбы.

Отсюда была видна оставшаяся на севере Оскола и находившийся на юге Ладлэм.

Над головами у беглецов беззаботно распевали жаворонки, их крылышки сверкали в лучах заходящего солнца. Лой вдруг споткнулась, и Брайан едва успел удержать ее, обхватив за талию. Боб хотел было взять у нее ружье.

— Я буду стрелять! Отойди!

— Хорошо, только уймись! Господи, Брайан, да она просто ненавидит меня!

— Я ненавижу то, что поселилось внутри тебя.

— Ничего нет, кроме меня самого!

— И правда, Лой, что ты нашла у моего мужа? — возмутилась Нэнси. — Откуда такая ненависть?

— Думаю, ты прекрасно знаешь, что внутри тебя сидят демоны, которые пытаются тебя использовать, — объяснила Лой, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более убедительно.

Боб криво усмехнулся и выглядел в этот момент довольно жалко.

Через несколько минут они добрались до самой вершины. Отец Палмер первый оглянулся и увидел оставшуюся на севере Товэйду. Пораженный увиденным, он упал на колени, содрогаясь всем телом.

Все небо над Товэйдой было залито мерцающим лиловым светом, который, несмотря на расстояние, подействовал на всех, подобно наркотику. Мальчики застонали и задрожали всем телом, а Лой почувствовала, как ребенок забился сильнее.

— Брайан, он так брыкается.

Наконец это свершилось. Ад вырвался из земных недр на поверхность. Лой сделала глубокий вздох, а потом задержала дыхание. Она всегда поступала так, когда хотела восстановить силы и хоть какое-то подобие душевного равновесия.

— Муж мой, нам нельзя здесь оставаться ни минуты.

— Мы не можем отправиться в путь прямо сейчас, — заявил Боб.

— В нашей армии капитулянтов расстреливали.

— О Господи! Ты не могла придумать ничего более нелепого! Брайан, скажи, чтобы она наконец заткнулась!

— Лой…

— Это он уговаривал нас остаться и ждать, пока кто-нибудь явится на помощь. Но никакая помощь так и не пришла. А теперь он заявляет, что все безнадежно, но это тоже ложь, — она хлопнула себя по животу, выступавшему из-под пропитанной потом рубашки. — А я буду жить!

Брайан обнял жену, чувствуя, как ему передается сила и уверенность Лой.

— А сейчас в путь, — обратилась она к остальным. — Ступай вперед, Боб.

— Нет уж, я больше не хочу идти впереди.

— Ты пойдешь. Если демоны вдруг вздумают напасть, пусть первой жертвой станет их марионетка.

Боб посмотрел на нее сверху вниз. На его лице отражались противоречивые чувства: смешанная с болью печаль и что-то похожее на ненависть… а может быть, это чувство было более глубоким и совершенно не свойственным добродушной натуре Боба.

Лой была непоколебима.

Маленькая группа беглецов устремилась вперед, в надвигающуюся темноту, туда, где раскинулся город их последней надежды.

Над ними все еще кружили жаворонки, а на западе кровавое солнце клонилось к закату. На севере же, в суровых горах, в муках нарождался новый мир. Дикий и безжалостный, он представал во всем своем безобразии, озаряемый жуткими вспышками лилового света.


ГЛАВА XIII | Запретная зона | ГЛАВА XV