home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА XVI

Мопед Брайана подпрыгивал на кочках и ухабах. От каждого толчка у него переворачивалось все нутро. Больше всего Брайан боялся, что у Лой начнется кровотечение именно сейчас, когда они оказались совершенно беспомощными.

На севере и на западе все небо полыхало лиловым светом, и Брайан снова подумал о запретной зоне, из которой было невозможно выйти. Неужели уже слишком поздно?

Наконец Брайан постиг смысл случившегося. Если он был прав, и кто-то поместил созданную им установку в этом районе, то он мог бы проникнуть в зону и сделать попытку вывести свое творение из рабочего состояния, чтобы прекратить весь этот кошмар.

Лой прижалась щекой к его спине.

— Нам нужно здесь повернуть на север, Брайан.

— И поехать в сторону Товэйды? Но разумно ли это?

— Нужно ехать туда, где нас меньше всего ожидают. Мы можем обогнуть город, пересечь Товэйда Роуд и выйти в яблоневый сад с другой стороны холма.

— Но тогда мы окажемся в самом центре зоны, Лой!

— Именно там нас ждут меньше всего.

— Давай остановимся и все обсудим с остальными. — Брайан повернулся, пытаясь разглядеть своих спутников. Они следовали за ним, а чуть дальше в лесу уже стало светло от фар бронетранспортеров.

Лой изо всех сил вцепилась в мужа.

— Они поедут вместе с нами.

Брайан знал, что все беглецы доверяют только Лой. Именно она была лидером.

— Они поедут за тобой.

— Я знаю. А теперь едем.

Брайан повернул мопед, и отблески лилового света засияли впереди. Лес становился все гуще, и ему пришлось замедлить ход.

— Быстрее, Брайан!

— Господи, да мы застрянем в этом болоте!

— Не останавливайся! Езжай через болото! У нас нет времени!

Мопед скользил и буксовал, подпрыгивая на кочках, а ветки больно хлестали по лицу.

— Лой, приподнимись на сидении, так тебя меньше растрясет!

— Вперед!

Неожиданно они увидели перед собой чей-то двор, а потом мопед выехал на лужайку. Брайан узнал дом Хайджексов, темный и безмолвный. Как часто они с Пэтом засиживались допоздна вот под этими деревьями, обсуждая городские новости. А здесь стояли четыре зеленых стула, которые Пэт сам смастерил десять лет назад.

— Быстрее, Брайан! Это самое опасное место!

Он пересек внутренний дворик, а затем прорвался через заросшую виноградом проволочную изгородь, которая скрывала дом от любопытных взглядов прохожих. Вдруг Брайан увидел прямо перед собой группу людей и резко затормозил.

В следующее мгновение его ослепил свет фонарика, а затем последовал окрик: «Полиция штата!»

Лой вынула из-за пояса пистолет. Эллен остановилась рядом, сзади нее виднелась темная фигура отца Палмера. Она дала полный газ и привстала на сидении, держась за руль и готовясь в случае необходимости прорваться через толпу. Уэсты остановились чуть дальше.

В свете фонарика Брайан рассмотрел полицейскую униформу и лица друзей, которых знал с самого детства. Среди полицейских был и Найт Хэррис.

Боб тоже увидел Нэйта, своего лучшего друга среди полицейских и начальника… Правда, рядом с ним стояли вооруженные до зубов солдаты с закрытыми лицами.

Улица была перекрыта.

— Лой, — обратился Брайан к жене, — придется остановиться. — С этими словами он заглушил двигатель.

— Хорошо. Всем слезть с мопедов.

Спутники Лой мгновенно ее послушались, действуя четко и слаженно, как хорошо организованный отряд.

Стоящая перед ними группа людей зашевелилась.

— Полиция штата, — прокричал все тот же голос, — всем пройти вперед и заложить руки за голову!

Отец Палмер свистел и задыхался. Казалось, он вот-вот рухнет на землю.

Эллен подошла к Лой.

— Мы его теряем.

— Он тебе кажется опасным?

— Нет, он вел себя спокойно, только иногда стонал.

Лой оценила сложившуюся ситуацию. Им оставался только путь в Осколу или назад, в лес, где, несмотря на кажущуюся неповоротливость, рыскали бронетранспортеры.

Если оставить прикрытие сзади, то можно бежать в Осколу. Лой пробралась к священнику.

— Отец Палмер, вы можете постоять на часах и выручить нас? Вы себе доверяете? — В ответ раздался нечленораздельный звук. — Постарайтесь, пожалуйста. Вы — наша единственная надежда.

Священник засвистел, а потом невнятно пробормотал:

— Я вас всех люблю.

Его речь стала совсем невнятной. Лой показалось, что он читает молитву.

— Я останусь, — отважно вызвался Крис и взглянул на бесформенную, изуродованную груду, которая была некогда отцом Палмером. — Он с этим не справится. — В руках у мальчика была большая винтовка, почти такая же, как и он сам.

Лой бросила на него нежный взгляд. Она хорошо помнила, как приходится детям на войне.

— Ты нужен нам здесь.

— Пройдите вперед и заложите руки за голову, — прокричал Найт Хэррис.

— Мы держим вас под прицелом, — крикнул другой полицейский.

— Не валяй дурака, Боб. Вам никто не причинит зла.

Боб неуверенно переминался с ноги на ногу.

— Лейтенант, скажите миссис Келли, чтобы она положила пистолет на землю. Я вижу, что к вашему мопеду прикреплена винтовка.

Боб сделал шаг вперед.

— У них много оружия, Лой, — громко сказал он, а потом тихо добавил: — я хочу протянуть время. Приготовьтесь бежать.

Один из полицейских направился к беглецам.

— Всем показать руки, — сказал он, подходя все ближе.

В этот момент раздался щелчок затвора.

— Стой! — закричал Крис. Он направил винтовку прямо на полицейского.

Полицейский остановился, а солдаты спрятались за машинами, щелкая затворами ружей.

— Если вы не бросите оружие на счет «три», мы вас просто пристрелим, — закричал Найт Хэррис. — Один, два…

— Я сдам оружие, — проурчал отец Палмер. В горле у него что-то хлюпало. — Пусть кто-нибудь даст мне дробовик.

Никто не пошевелился, ожидая приказа Лой.

— Дайте ему ружье, — сказала Лой, и Нэнси тут же подала старику дробовик.

Он с трудом вышел на середину дороги.

— Положите ружье на землю, святой отец, — обратился к нему Нэйт.

Не обращая внимания на его слова, священник продолжал двигаться вперед.

— Я вас не слышу.

— Больше ни шага, святой отец!

Священник остановился, тяжело дыша и издавая странные хрипы.

— Бросьте ружье на землю! — закричал Нэйт.

Вместо этого отец Палмер вскинул ружье и выстрелил крупной картечью прямо в Нэйта. Раздался сухой щелчок, и тело Нэйта разлетелось на куски, которые тут же начали извиваться и судорожно дергаться. Оторванные руки сжались в кулаки, а лицо исказилось страшной гримасой. Из искалеченного туловища потекла черная зловонная жидкость.

Боб с удивлением почувствовал, что он сам пошел за отцом Палмером и даже стал поднимать руки, но в это мгновение наваждение исчезло и он с ужасом отпрянул назад.

Отец Палмер продолжал стрелять, а сраженные его пулями солдаты все падали и падали на землю. Из тела священника стали выползать уродливые отростки, которые пытались уцепиться за ствол ружья и вырвать его из рук старика.

— Во имя Господа нашего Иисуса! Сатана, изыди! — закричал священник, и его голос вдруг приобрел прежнюю силу и чистоту.

Он продолжал стрелять без передышки: а черные отростки, на глазах превратившиеся в змееподобные руки, все лезли и лезли из его тела, с треском прорывая кожу. Они все тянулись к ружью и сжимали шею отца Палмера все сильнее и сильнее.

Солдаты стали стрелять в ответ, и в воздухе запахло порохом. Лой и Бобу этот запах напомнил о прошлом, заставляя их сердца биться сильнее.

Отец Палмер снова открыл огонь, расстреливая в упор мнимых солдат, тела которых разлетались на куски. Священник снова захрипел и закашлялся, издавая при этом странные булькающие звуки. Он все стрелял, ведя неравную борьбу с самим собой.

Лой, Брайан и Крис тоже открыли огонь. Маленький Джой спрятался за мать и оглашал улицу истошными воплями.

Внезапно стрельба прекратилась. Когда затихло эхо выстрелов, все услышали все тот же жуткий звук, казавшийся в темноте еще более зловещим. Разорванные в клочья тела солдат, полицейских и горожан судорожно корчились, мерзко шлепая по земле. Оторванные руки тряслись, ноги беспорядочно дергались, а из широко открытых ртов вырывались дикие и непонятные звуки. Вся улица была залита кровью и черной жижей.

Отец Палмер прекратил стрельбу и стал вытанцовывать какую-то дикую и жуткую джигу, хлопая руками по толстым кольцам, вылезавшим из его живота.

— Застрелите его! — закричала Эллен. — Нельзя оставлять его в таком виде! — Она выстрелила, но промахнулась, так как никогда не была метким стрелком, а тут еще мешала темнота.

Боб поднял пистолет, но стрелять со ста футов по вращающейся груде отростков, в которую на глазах превращался отец Палмер, было бесполезно. Он завел мопед, подъехал ближе и вскинул оружие.

— Бобби, вернись! — закричала Нэнси.

— Папочка! — завопил Джой.

Крис бежал за мопедом.

— У меня осталось несколько патронов, — крикнул он отцу.

Они очутились всего в тридцати футах от священника, которые превратился в гору извивающейся и дергающейся плоти.

Боб выстрелил и, как обычно, попал в цель. Священник пошатнулся и стал медленно оседать на землю. Его туго натянутая, переполненная жидкостью кожа лопнула. Из коленных суставов забила фонтаном жидкость, как из прохудившегося водопровода. Голова священника, казалось, обрела вторую жизнь. Его глаза широко открылись и стали вылезать из орбит, а на лице застыло изумленное выражение.

Крис трижды выстрелил с лицо священника, издававшему жуткие булькающие звуки. Его тело полностью превратилось в груду червеобразных щупальцев, на редкость подвижных и хищных. Они упрямо тянулись к своей цели — лежавшему на земле ружью. Боб и сам не мог вспомнить, когда он его уронил.

— Нет, отец, — закричал Крис. — Подбери ружье!

Боб посмотрел на ружье, а потом на сына, который с решительным видом выстрелил в то, что осталось от отца Палмера.

— Прощай, святой отец, — тихо сказал Боб и прочел про себя молитву. Затем он поднял ружье и выстрелил в священника, грудная клетка которого лопнула, а уродливая голова затряслась еще сильнее.

— Поехали, отец! — закричал Крис, дергая отца за рубашку.

Со своего места Лой тоже трижды выстрелила по останкам отца Палмера, надеясь в душе, что этого будет вполне достаточно. Содрогаясь от злости и отвращения, она смахнула навернувшиеся на глаза слезы. Лой села на мопед сзади Брайана, и они на полной скорости пронеслись мимо бесформенной груды изуродованных тел, оставшихся на земле после стрельбы отца Палмера.

За спиной у них раздался странный рев, в котором слышалось такая злость, что Лой теснее прижалась к мужу.

Когда они почти добрались до опушки леса, со стороны Осколы внезапно появился «Вайпер». С выключенными фарами он несся на сумасшедшей скорости прямо на них. Однако Лой была очень метким стрелком. Она привстала на сидении и выстрелила через голову Брайана.

От капота несущейся на полной скорости машины отлетела голубая искра. У Лой оставалось в запасе не более трех секунд.

Следующим выстрелом она разбила ветровое стекло, при этом двигатель машины резко взвыл и ее занесло сторону.

Лой выстрелила еще раз, но промахнулась. Выругавшись, она снова прицелилась. И на сей раз пуля попала в правое колесо.

«Вайпер» занесло вправо, он промчался в нескольких дюймах от них, а затем скатился в кювет.

Через мгновение из кювета, где он перевернулся, раздался взрыв и вылетел сноп лиловых искр. В воздухе закружились тысячи оторванных лапок насекомых, щелкающих челюстей и светящихся хитиновых надкрыльев.

Это был вовсе не автомобиль, а… что это было? Колония каких-то неизвестных насекомых?

Прежде чем кто-либо успел прийти в себя, на оторванных челюстях засветились лиловые глаза и устремились к беглецам.

Их свет был направлен прямо на Лой. Как завороженная, она смотрела на маленького прелестного ребенка, плавающего в жидкости. Пуповиной он все еще был связан с матерью. Ребёнок дергался всем тельцем, как бы пробуждаясь ото сна.

Брайан схватил жену за голову и с силой отвернул ее лицо от страшных огней.

Она снова оказалась в реальном мире и со страхом дотронулась до своего лица.

— Свет попал на меня! Я… Неужели я… — закричала Лой, чувствуя, как в животе сильно забился ребенок. — Он попал на меня и я…

— Нет, все в порядке.

— Слава Богу!

Когда мопед снова рванул в темноту, у Лой все похолодело внутри при мысли, что демону нужна именно она, вернее, ее ребенок.

Эллен ехала за ними, Вдруг она увидела, как из-за деревьев появилось что-то совершенно незнакомое и неожиданное. Гигантская, конусообразная челюсть, казавшаяся в темноте тенью, преследовала мопед, на котором сидели Брайан и Лой. Казалось, что из глубины веков прилетел самый страшный и огромный из всех драконов.

На мгновение челюсть приостановилась, как бы ориентируюсь в пространстве, а затем устремилась прямо к Лой.

— Лой, — крикнула Эллен, — оглянись!

Когда Лой оглянулась, то увидела протянутую руку с пальцами в десять футов длиной.

Лой схватила Брайана за талию и прижалась к нему изо всех сил и стала молить всех святых, чтобы только добраться до спасительного леса. Она чувствовала леденящее дыхание на щеке, которое было гораздо холоднее встречного ветра. Лой показалось, что кто-то нежно ласкает ее шею, все настойчивее и настойчивее… потом вдруг все прекратилось.

Она была свободной.

Но вдруг змееобразная рука мелькнула в воздухе, изящно шевеля длиннющими пальцами прямо перед лицом у Лой. Она пронзительно вскрикнула и крепче прижалась к спине Брайана. Ребенок отчаянно кувыркался в животе. Вдруг Лой почувствовала тугую опоясывающую боль.

— Нет, только не сейчас, — она пыталась расслабить мышцы, но они были словно каменные. Ребенок снова зашевелился. — Нет, пожалуйста, не надо.

Змееобразная рука поднялась ввысь и описала в воздухе огромную дугу, а потом исчезла в облаках. Лой не могла понять, была ли рука прикреплена к чему-то на земле или она принадлежала какому-то гигантскому существу. Такая ручища могла легко прихлопнуть все четыре мопеда сразу.

— Брайан, она нас уничтожит!

До опушки оставалось всего пятьдесят футов.

Лой ощущала присутствие гигантской руки так же, как когда-то чувствовала каждый поворот туннеля или жирного клиента, придавившего ее своей тяжестью в баре «Голубая луна». Вдруг земля задрожала, двигатель мопеда взревел, и огромная рука ударилась о дорогу прямо за спиной у Брайана и Лой.

Внезапно возникло гигантское видение, огромная, мерцающая змея, вытянувшаяся во всю длину и раскачивающаяся из стороны в сторону. Змея устремилась в лес, сбивая огромные сосны, словно спички. Стволы деревьев раскачивались и падали на землю с шумом, напоминающим рев горного водопада.

Змея вернулась и устремилась на полной скорости к беглецам. Огромные пальцы защелкали у колес мопеда.

До леса оставалось всего двадцать футов.

Вдруг на дороге, прямо перед беглецами, вырвался огромный гейзер из камней, грязи, земли и цемента. Он взлетел высоко в воздух, как будто из-под земли лезло что-то огромное и ужасное.

Брайан резко свернул в сторону, и Лой едва не упала с сидения, почти коснувшись плечом земли. Она почувствовала, как низ живота пронзила острая боль, и не удержалась от крика.

— Что с тобой, Лой? — испуганно спросил Брайан.

Лой одной рукой ухватилась за мужа, а другой — за край сидения и, сделав усилие, выпрямилась.

— Все в порядке!

Остальные мопеды стремительно двигались к заветной цели. Брайан тоже дал полный газ, и его мопед рванул. В следующее мгновение Лой оказалась лежащей на дороге. Несмотря на то, что при падении она больно ушибла спину, в ее мозгу отчетливо запечатлелись самые незначительные детали: тяжелый запах выхлопных газов, теплый пар, поднимавшийся над дорогой и плывущие по небу барашковые облака.

Из-под земли донесся пульсирующий звук, который становился все громче и громче. Лой вдруг почувствовала, что вся дрожит. Она увидела Брайана, все еще сидевшего на мопеде с исказившимся от ужаса лицом. Внезапно земля под Лой забурлила, и она поняла, что проваливается вниз.

В последний раз перед ней мелькнуло растерянное лицо Брайана и узкая полоска неба, превратившаяся в расплывчатое пятно. А затем наступила полная темнота. Лой стремительно падала вниз и от растерянности не могла даже закричать.

Откуда-то сверху Брайан громко звал ее по имени.

Потом она ударилась обо что-то плотное и теплое, погрузилась в его мякоть и, задыхаясь от нестерпимой жары и вони, продолжала опускаться все глубже и глубже.

* * *

Обезумевший от горя Брайан бросился на землю, царапая ногтями дорогу, которая все еще была рыхлой в том месте, где провалилась Лой. Но уже в следующее мгновение камни плотно сдвинулись и заняли прежнее положение, упрямо выскальзывая из-под непослушных пальцев Брайана.

Через несколько секунд от огромной воронки, поглотившей Лой, не осталось и следа. О случившемся напоминала только появившаяся на дороге светлая, сухая глина, похожая на ту, что была на вершине холма и в том месте, где провалился под землю Боб Уэст.

Кругом стояла мертвая тишина, которую через некоторое время нарушило возобновившееся кваканье лягушек на лесных болотах. Брайан скорчился рядом с мопедом и зарыдал, не замечая окруживших его друзей, которые сразу же повернули назад, как только поняли, что произошло что-то ужасное и непоправимое.

Боб Уэст наклонился над другом.

— Брайан?

— Я ее потерял!

Слова Брайана повергли всех в отчаяние, так как мужество Лой и ее непоколебимая вера в победу поддерживали их слабеющие силы. Только благодаря Лой все они были до сих пор живы.

Эллен тоже подошла к Брайану и погладила его по спине, обтянутой пропитанной потом рубашкой.

— Боже мой, какое горе, — тихо сказала она.

Брайану казалось, что у него вырвали из груди сердце, а боль была такой жестокой, что он не мог ни кричать, ни плакать. Как же так, он стоит здесь, на дороге, а Лой больше нет рядом?

— Нам нужно ехать, — раздался из темноты голос Нэнси. — Нам нельзя здесь оставаться. Лой сказала бы то же самое. Она хотела, чтобы мы все остались в живых. — Последние слова Нэнси заглушили рыдания.

Никто не двинулся с места, лихорадочно обдумывая, как поступить дальше.

— Возможно, это ловушка, — сказал Крис. Мальчик-подросток за считанные часы превратился в выносливого и стойкого мужчину.

Брайан взглянул на него. Он так мечтал о сыне, надеясь, что второго ребенка ему непременно удастся уберечь и вырастить. А еще он хотел, чтобы рядом была Лой.

— Вы езжайте дальше, — обратился он к друзьям.

В этот момент глубоко из-под земли раздался долгий пронзительный крик. Услышав его, Брайан словно обезумел. Долго сдерживаемая в душе боль, словно лава, выплеснулась наружу. Подняв глаза к небу он упал на колени и дико завыл. Потом Брайан резко вскочил на ноги, выхватил из-за пояса пистолет и выпустил всю обойму в дорогу; пули, ударяясь об асфальт, высекали снопы искр.

Брайан охватило неведомое ему ранее чувство, граничившее с физической болью. Казалось, чья-то злобная рука швырнула его сердце в адское пламя. Несмотря на это, к нему вернулось чувство уверенности, потому что он принял единственно верное решение.

— Я пойду за ней, — сказал он друзьям. — Я как-нибудь проникну туда, найду Лой и верну ее.

— Поехали, милый, — обратилась Нэнси к Бобу. В ее голосе звучало беспокойство, так как в темноте уже был слышен шум бронетранспортеров.

— Мы должны ехать, Брайан, — сказала Эллен и села на мопед, а другие последовали ее примеру.

Брайан отступил в сторону.

— Я не могу оставить ее, — он боялся признаться друзьям в том, что будет ждать, пока земля снова разверзнется и поглотит его тоже.

Эллен молча слезла с мопеда.

— Езжайте вперед, — тихо обратилась она к Бобу и его семье, сама не веря своим словам.

— Брайан, — сказал Боб, — я должен ехать и позаботиться о своей семье.

— Поехали все вместе, Брайан, — сказала Эллен, — здесь опасно.

— Не могу.

Эллен взяла Брайана за руку и была рада, что он ее не вырывает.

— Послушай меня, Брайан Келли! Если ты останешься здесь, то никогда не сможешь ей помочь.

— Открытую дверь можно закрыть, — упрямо сказал Брайан. — Если мне удастся проникнуть внутрь, возможно, я смогу принести пользу всем.

Сильный порыв ветра пронесся над деревьями, и из леса повеяло холодом.

— Я вижу свет, — прошептал Джой.

В лесу показался яркий белый свет, и все сразу поняли, что это такое. Он лениво полз среди деревьев, как бы подмигивая обезумевшим от страха людям.

Эллен вдруг с ужасом подумала, что, может быть, в эту минуту они видят перед собой частицу Лой. Она придвинулась к Брайану, понимая, что не сможет сесть на мопед и оставить его здесь совсем одного.

Уэсты были готовы к отъезду.

— Если нам удастся найти помощь, — обратился к Брайану Боб, — мы вернемся за вами. — Он виновато посмотрел на Эллен. — Мы должны ехать.

— Я вас догоню, — пообещала Эллен, хорошо зная, что этому не бывать. За последние часы она так привязалась к Брайану и Лой, что не могла бросить их.

Брайан пристально посмотрел ей в глаза. Его лицо казалось застывшей маской.

— Эллен, не будь идиоткой, — в его голосе звучали незнакомые, жестокие нотки.

— Вот еще один, — сказал Крис, показывая на летящего над дорогой жука-светляка. В этот момент земля под ними задрожала. — Уэсты вскочили на мопеды и исчезли в темноте.

Брайан кивнул Эллен, как бы приглашая ее разделить с ним боль.

— Я думал, он заберет меня тоже.

— Кто он?

— Это я должен выяснить, — сказал Брайан и посмотрел на землю.

* * *

Лой проваливалась в плотное, похожее на грязь вещество, которое забило ей рот и глаза. Она хотела вздохнуть и не могла, задыхаясь в агонии. На ее тело что-то давило со всех сторон, и с каждым мгновением это давление становилось все сильнее. Лой чувствовала, как низ живота стал твердым, словно камень. Казалось, еще секунда, и внутри у нее что-то лопнет.

Лой чудилось, что она снова оказалась в зловонном борделе, и на нее всей тяжестью навалился огромный клиент. Но нет, вонючие потоки нечистот были реальными. Она инстинктивно открыла рот, пытаясь вдохнуть хотя бы глоток воздуха, но в него тут же набилась отвратительная грязь. Вдруг она почувствовала, что наконец может дышать, но только беспомощно трясла головой, пытаясь выплюнуть изо рта камешки и землю. Все ее тело судорожно сотрясалось, кругом сыпались обломки, которые падали на мягкий и влажный пол. Кругом стояла кромешная темнота.

Наконец она жадно вдохнула воздух, но ее тут же вырвало. Раньше она не раз видела, как такое происходит с заключенными, которые с ужасом ожидали страшных пыток. Затем она машинально потрогала руками живот: острая боль не проходила. Охваченная недобрым предчувствием, Лой присела и проверила пальцем, не началось ли снова кровотечение. На сей раз опасения оказались ложными.

Она встала и почувствовала, что уперлась головой во что-то плотное и упругое, в центре чего находилась сморщенная, как пересохшая резина, область. Это напоминало на закрытое связками отверстие. Лой сильно ткнула в него кулаком, и почувствовала, как по руке потекла зловонная жижа.

Затем отверстие вдруг ожило, его мышцы стали сокращаться и выталкивать руку Лой.

Нет, это совсем не похоже на туннель или пещеру. Слишком уж тут тесно, да и воздух ужасно спертый, как будто чья-то гигантская рука сдавила ей грудь. Лой еще раз ткнула кулаком в странное отверстие.

Нет, она не провалилась в пещеру, а была кем-то проглочена. Когда Лой провела рукой по мягкому полу и покрытым слизью стенам, они задрожали и стали сокращаться. Несомненно, это было живое существо, а сама она оказалась внутри какого-то гигантского организма.

Это открытие наполнило сердце Лой отчаянием. Она стала колотить кулаками по стенам и бить ногами в пружинящий, словно губка, пол.

В это мгновение Лой охватило страшное подозрение, и она стала судорожно щупать руками лицо. Нужно убедиться, что она не превратилась в монстра, как отец Палмер. Нет, кожа осталась гладкой и нежной.

Затем раздался какой-то свист и скрежет, который с каждым мгновением все приближался. Лой попыталась отойти в сторону, но неведомая сила плотно прижала ее к противоположной стене этой странной живой камеры. Расстояние между стенами стало быстро сужаться, и Лой с ужасом подумала, что через секунду ее раздавит.

Дикий ужас парализовал ее волю и, охваченная отчаянием и предсмертной тоской, она испустила протяжный вопль. Так кричат несчастные, затерявшиеся в бескрайней пустыне.

Вскоре вопли Лой перешли в свистящие хрипы. Она беспомощно ловила ртом воздух, который стал еще более спертым, и вдруг поняла, что кто-то невидимый хочет ее задушить.

Потом она почувствовала, как что-то прижалось к ее животу. Природный инстинкт сработал мгновенно, и Лой отпрянула назад, крепко прижавшись к стене, покрытой густой, зловонной жидкостью, которая залила ей спину и потекла по плечам и груди.

Вдруг чьи-то твердые и шершавые руки обхватили бедра Лой, а потом медленно заскользили вверх, приближаясь к животу. Словно чувствуя опасность, ребенок отчаянно забился.

Отступать было некуда. Омерзительные руки ощупывали бока, грудь, плечи и шею Лой. Почти у самого лица она услышала стрекочущий звук и инстинктивно попыталась закрыть голову руками.

Вдруг руки Лой наткнулись на тонкие, твердые и холодные, словно металлическая труба, запястья, покрытые длинными и жесткими волосками. Чьи-то ледяные руки схватили ладони Лой и сильно их сжали. Собрав все силы, она вырвалась и ударила наотмашь стоявшее перед ней неизвестное существо.

Удар пришелся по лицу. Да, несомненно это было ничто иное, как лицо, с твердыми, словно камень, щеками и необычным ртом, губы которого стали причмокивать и щекотать ладонь Лой. В следующее мгновение она нащупала сухие и выпяченные глаза с сетчатой, как у мухи, поверхностью.

Ребенок отчаянно кувыркался в животе, как будто разделяя мучения матери.

Лицо медленно повернулось, и Лой, нащупав жесткие, пружинообразные волоски вокруг глаз, ухватилась за них и рванула изо всей силы.

Прямо над ухом Лой раздалось омерзительное карканье, и железные пальцы монстра сомкнулись на ее запястьях, а потом отшвырнули женщину в сторону. Глядя на контуры огромной, надвигающейся на нее фигуры, Лой отчаянно закричала, осознавая свою полную беспомощность.

От непонятного создания веяло страшным, все сметающим на своем пути злом. Оно являлось воплощением порока, распространявшего вокруг себя смрадный и убийственный запах.

Лой была уверена, что монстр прекрасно видит в темноте и следит за каждым ее движением.

— Убей нас, — чуть слышно прошептала она, думая об ужасных превращениях Михелсонов, Уилли Рис Дэйла и несчастного отца Палмера. Но это не должно случиться с ее ребенком!

Вдруг она услышала резкий и грубый звук, похожий на скрежет старой автопилы. Обычные голосовые связки не могли произвести ничего подобного. И все же, несмотря на это, Лой сразу поняла, что монстр разразился победоносным хохотом, в полной мере ощущая свою власть и безнаказанность.

Он охотился за Лой и притащил ее сюда только из-за ребенка, которого она носила под сердцем.


ГЛАВА XV | Запретная зона | ГЛАВА XVII