home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четырнадцатая Не оставляя шансов

— Виталик! Алиночка! — Игорь Иванович обнял сына.

— Папа! Мама!

— Вы похудели. Вас тут не кормят? — спросила Елена Николаевна.

— Да кормят вроде.

— Ну, рассказывайте! Как вы тут?

— А то мы по сети не наговорились, — сказал Виталий.

— Всё равно, — возразила Мама.

— Вот. Завтра финал. Пойдёте на игру? — спросил Виталий.

— Конечно! Мы для этого и приехали, — улыбнулся отец, — кстати, вот то, что ты просил привезти. Теперь сам таскай эту тяжесть, — Игорь Иванович протянул сыну большую дорожную сумку.

Виталий и сестра встречали родителей на вокзале. После, сев в автобус, они отправились в гостиницу.

— Вы гостиницу близко от нас нашли? — спросил Виталий отца.

— Нет. Всё забито, — покачал головой Игорь Иванович, — но я думаю, это не помеха.

— Ну да.

— А какие у вас планы на сегодня? — спросила мама.

— Сегодня у нас будет вечеринка. Будет наша команда, команда наших противников и классы.

— А нам туда можно?

— Не знаю, — пожал плечами Виталий, — там всё будет молодёжно. Вряд ли вам там понравится.

— Да я шучу, — улыбнулся отец, — отдыхай, увидимся завтра на игре.

Проводив родителей до места гостиницы, Виталий с сестрой вернулись к себе. В их гостинице всё готовилось к предстоящему веселью, а Виталий уже предвидел хороший отдых перед игрой. Главное было не засиживаться допоздна.

— Так, что нам тут родители подогнали, — придя в комнату, Виталий стал разбирать сумку, данную отцом.

— Мне мои шмоток подогнали, — сказал Томин, — хочешь, тебе что-нибудь дам на вечер.

— Спасибо, но не надо, — Виталий повернулся к Томину с белой рубашкой в руках.

— Нехило.

— Ага, — ответил Виталий и полез обратно в сумку.

— Слушай, сегодня предпоследняя тусовка здесь. Не думаешь по поводу Черкасовой?

— А что надо думать?

— Давай уже мути с ней. Меня уже даже парни спрашивают, что у вас. Побаиваются, что хиттер у нас нерешительный.

— Наверное, я так и сделаю сегодня.

— Красавец!

— Хиттер должен быть решительным.

Тем временем Лена тоже хотела сделать шаг навстречу. Сегодня нужно было расставить всё по своим местам, а для этого нужно было кое-что разузнать.

— Ты посмотри, кто ещё дошёл до финала, — сказала Света, дотронувшись до монитора.

— А я уже думала, они уезжают, — сказала Лена, — хотела ему ссылку на её страницу переслать.

— Нет. У нас тут крутое совпадение. Что будешь делать?

— Да ничего и не надо. Они сегодня и так расстанутся, наверное, даже сталкивать не придётся. Ура! — обрадовалась Лена, — Так! Надо круто одеться. Мне как раз предки что-то привезли.

— Пойдём по-быстрому, а то скоро уже начинаться будет.

То, что никуда не нужно было никуда идти, очень нравилось Виталию. Поэтому он особо не спешил, ведь только и было нужно, что спуститься на лифте в холл.

— Зарубин, я смотрю, ты не особо туда рвёшься, — подгонял Томин стоящего у зеркала Виталия.

— А куда спешить-то? Всё у нас под боком.

— Это всё уже час как началось.

— Ладно, ладно, хорошо, — Виталий спешно поправил волосы и повернулся к Томину, — ну как я?

Белая рубашка с коротким рукавом хорошо на нём сидела и отлично шла к чёрным штанам и ботинкам.

— Вроде бы всё просто, но тебе здорово идёт.

— Я этого и добивался.

— Ну что, идём?

— Ага. Пошли.

В холле было не совсем темно, но и не далеко не светло.

— Ну, что будем делать? — спросил Михаил, потирая руки.

— Даже не знаю. Может, по рюмочке шампанского?

— Очумел?! Завтра финал.

— Я читал, что если по чуть-чуть, то даже полезно.

— Слышал бы это тренер.

— Так его здесь нет. Просто настроение хорошее.

— Ну ладно, уговорил, выпивоха!

— Мы строго по чуть-чуть, — коротко кивнул Виталий.

— Знаю.

В столовой сидели Лена и Света и как раз пили шампанское.

— Парниша, — обратился Томин, — самое время подвалить к Черкасовой.

— Думаешь?

— Да.

— Она со Светкой.

— Мы немножко посидим, а потом я возьму её на себя.

— Тогда точно пошли.

— Ну что, девчонки, скучаете? — спросил Виталий, садясь.

— Ага. Вы где пропадали? — спросила Света.

— Да, Виталик всё собирался.

— Видимо, не зря, — сказала Лена, окинув Зарубина взглядом.

— Да вы тоже времени зря не теряли.

На Лене было короткое платье с большим вырезом на груди.

— Что тут интересного? — спросил Томин.

— Да, пока ничего особенного, — сказала Света.

— Пока? Значит, что-то намечается? — с улыбкой спросил Виталий.

— Да, — улыбнулась Лена.

Виталий сидел лицом к входу и мельком оглядывал всех входящих. Просто так, без всяких мыслей. Но ситуация резко изменилась, когда он увидел её. Оля очень изменилась, но даже при таком условии Виталий мгновенно её узнал. Эти глаза, эти волосы. Это без сомнения была она.

Не дожидаясь, пока она его заметит, Виталий встал и направился ей навстречу. Наконец настал момент, которого он ждал два года, и теперь, казалось бы, ничто не сможет помешать.

— Оля! Оля Лебедева! — Виталий расставил руки, готовясь к объятиям.

— Виталик? Это ты?

— Да! — Виталий быстро подошёл к ней, и, обняв, поднял её на руки, — как я рад тебя видеть!

— Виталик, что ты делаешь? — Оля смутилась из-за того, что к ним были прикованы любопытные взгляды окружающих.

— Оля! Солнышко! — он поставил её на пол и хотел поцеловать, но после лёгкого соприкосновения губ, она аккуратно оттолкнула его в сторону.

— Что тут происходит, Оля? — раздался голос со стороны, после чего к ним подошёл высокий юноша, — кто это?

— А ты кто? — спросил Виталий.

— О, — протянула Лена, предвкушая что-то неприятное.

— Я парень этой девушки, а ты?

— Что? Оля, это твой парень?!

— Ну, Виталик, понимаешь, столько времени уже прошло.

— Что? Сколько времени?

— Два года, — жалобно глядя на него, сказала Оля.

— Я эти два года жил мыслями о тебе. Понимаешь это? — Виталий немного повысил тон.

Поняв, что обстановка накаляется, Михаил, Лена и Света встали из-за стола и подошли ближе к месту событий.

— А чего ты тут голос повышаешь? — вмешался парень Оли.

— Вадик, тихо, — осторожно попросила она, — Виталик, я подумала, что ты тоже нашёл себе близкого человека, и…

— Да что ты перед ним тут отчитываешься! — вмешался Вадик.

— Ну и быдло же ты себе нашла, — грустно сказал Виталий.

— Что ты сказал? — Вадик сделал шаг навстречу.

— Подраться хочешь? — Виталий быстро встал к нему в упор.

— Тихо-тихо-тихо-тихо! — Михаил встал рядом и взял Виталия под руку.

— Не надо, Вадик, не стоит. Ты же не хочешь, чтобы тебя наказали, — тихо сказала Оля.

— Да, Вадик, — саркастично сказал Виталий, — Ты же не хочешь, чтобы тебя сняли с игры до игры. Лучше уж я отделаю тебя завтра.

— Это мы посмотрим! — стиснув зубы, сказал парень Оли.

— Ой, ой, ой, ой, напугал.

— Виталик, хватит, — Лена осторожно встала рядом с ним.

— Она права, Виталик, — тихо сказала Оля, — хватит.

— Да, — встряхнул головой Зарубин, — и что это я в самом деле!

Наконец Виталий почувствовал себя свободным и совсем по-другому посмотрел на Лену. Она была тем человеком, с которым он хотел быть всё это время, и жалел о своей излишней верности. Не то, чтобы всё могло быть не так, нет, но, по его мнению, всё могло быть гораздо лучше, завяжи он отношения с Леной.

— Знаешь, — сказал он Оле, — я тоже нашёл дорогого мне человека, — а ты только что потеряла всё.

После этого он поцеловал Лену в губы, и, не дожидаясь ответа, пошёл на своё место и сел к Оле спиной. Вокруг молча сели его друзья.

— Они ушли? — тихо спросил Виталий спустя две минуты.

— Да, — ответил Михаил.

— Добудешь шампанского немного? — попросил друга Зарубин.

— Сейчас.

Михаил отошёл к буфету, и после недолгих разговоров вернулся с бутылкой игристого вина. Открыв, Зарубин налил всем, и не чокаясь, выпил свой стакан, сразу же наливая ещё.

— Тебе плохо не будет? — осторожно спросила Лена.

— Нет. Теперь всё точно будет хорошо.

— Думаю, вам надо поговорить наедине, — предложил Михаил.

— Ты прав.

Света и Михаил вышли из столовой, а Виталий сразу налил Лене шампанского.

— Ты поцеловал меня назло ей?

— Нет. Я давно хотел это сделать. И плохо мне от того, что не сделал, — он осушил ещё один стакан.

— И что теперь?

— Ну, если твоё желание быть со мной не исчезло, то теперь это можно осуществить. За два года я уже порядком отвык от Оли, а теперь не придётся даже вспоминать.

— Она в прошлом?

— Да.

Лена села рядом с ним и положила голову ему на плечо. Теперь, когда её желание осуществилось, она даже не знала, как на это реагировать. Он просто приблизился к ней и поцеловал. Они как будто уже давно были вместе, и сейчас всё получалось легко. Они снова разговорились о чём-то, и недавнего происшествия как будто не было. Всё стало легко, просто и определённо.

— Пойдём наверх? — предложила Лена, и Виталий ощутил давно забытое приятное возбуждение.

— Пойдём, — согласился он.

Отказываться было глупо, тем более, что он ощущал желание Лены. Оставив недопитую бутылку, они пошли к лифту. Едва его двери сомкнулись, парочка соединилась в страстном поцелуе, который продолжался, пока кабинка не остановилась.

— К тебе или ко мне? — спросила Лена.

— Лучше к тебе.

— Пойдём.

Они прошли в комнату Лены. Она шла немного впереди, и вела за собой Виталия, взяв его за руку. Едва Зарубин закрыл за собой дверь, как оказался в крепких объятиях. Лена целовала его, попутно расстёгивая его рубашку.

— Всегда мечтала увидеть твоё красивое тело, — сказала Лена, сбросив с Зарубина рубашку.

— Как будто не видела.

— Это другое, — сладко дыша, сказала Лена.

— А вот я твоё не видел.

— Тебе что-то мешает? — возмущённо спросила она.

Он не говорил ни слова. А просто расстегнул её платье, после чего оно плавно опустилось на пол. Давно забытые ощущения и желания вновь занимали своё место в его сознании. Всё это даже немного казалось новым от того, что он давно не испытывал ничего подобного. Не прошло и минуты, как они оказались на кровати.

После нескольких бурных минут в маленькой комнатке вновь воцарилась тишина. Виталий лежал на спине, а Лена лежала рядом, обняв его и прислонившись головой к его плечу.

— Я, выходит, у тебя первый? — тихо спросил Виталий.

— Да, — коротко ответила Лена.

Он просто поцеловал её вместо слов.

— Ты не против, если я покурю? — спросила Лена через минуту.

— Нет.

Она встала и, отойдя от кровати, стала рыться в тумбочке Светы.

— Вообще, я бросила курить, но сейчас можно. Тут сигареты вообще не найти. Хорошо, что Светка с собой привезла.

— Ещё бы, этот город рассчитан на спортсменов.

— Но здесь же бывают не только они, — Лена наконец достала из тумбочки пачку.

— Давай и мне, — сказал Виталий.

— Тебе же завтра играть.

— Я от одной сигареты форму не потеряю.

— Ну да, это точно.

Виталий встал с кровати и взял сигарету, протянутую Леной.

— Давай откроем окно, — предложил Зарубин.

— Давай, только хотела сказать.

Через открытый проём в комнату проникал тёплый ветер с улицы. Виталий встал к подоконнику, глядя на заходящее солнце. Она взял сигарету губами, а когда Лена поднесла к другому концу зажигалку, сделал первый вдох. Сразу немного закружилась голова, но почему-то стало ещё спокойнее.

— А ты с ней спал? — вкрадчиво спросила Лена.

— Да, — коротко ответил Зарубин, даже не думая лгать.

— А кроме неё?

— Нет.

— Знаешь, ты первый мальчик, которого я захотела.

— Серьёзно?

— Да. Ну, конечно, мне нравились другие, но не так.

— Приятно, — улыбнулся Зарубин.

— Ты думаешь о ней?

— Хочешь правду?

— Да.

— Кроме тебя, я думаю только о завтрашней игре. Она должна стать самой лучшей, и я это сделаю. Что до Оли, последнее время я почти о ней не думал, мне наверно даже стало легче от того, что мы теперь расставили всё по местам.

— А я тебе нравлюсь?

— Конечно. Иначе меня бы здесь сейчас не было. Сегодня я предложил бы тебе встречаться, даже если бы не встретил Олю.

— Правда? — улыбнулась Лена.

— Да.

— Знаешь, если бы ты в первый вечер стал моим, сейчас бы мы не стояли бы вот так.

— Почему?

— Ты бы был обычным мальчиком, но теперь я знаю, что ты не такой, как все. Ты умеешь хранить верность.

— Это самое главное?

— Для меня да.

— Ну, тогда хорошо, что я не стал твоим в первый вечер, — улыбнулся Виталий.

Выкурив чуть больше, чем по половине сигареты, Виталий с Леной снова легли в кровать.

— А мы пойдём вниз? — предложил он.

— Боишься, что все догадаются, чем мы тут занимались?

— Нет, — ухмыльнулся Зарубин, — просто мы как-то так свалили от всех.

— Сходим, только сначала я хочу ещё.

— Какая ты, — улыбнулся Виталий и поцеловал её.

Потом Лена быстро надела халат и направилась в душ. Виталию не очень верилось в то, что произошло. Все события были закономерны, но он ещё не пришёл в себя после таких резких перемен, сконцентрированных в таком коротком промежутке времени.

— Вот и я, — в комнату зашла Лена, — всё лежишь?

— Ага.

— Давай одеваться.

— Давай, — сказал Зарубин, поднимаясь с кровати.

Увидев Виталия, Томин ехидно улыбнулся.

— Что? — спросил Виталий, подойдя.

— Ничего. Оторвался?

— А тебе всё расскажи, — улыбнулся Виталий, — а у вас тут чего нового?

— Да особо ничего. Тебя тёлка какая-то искала.

— Какая?

— Не знаю. Сказала, подружка Оли.

— С чего бы это?

— Да хрен его знает. А где Ленка?

— К девчонкам пошла.

— Понятно.

— А ребята наши где?

— Да все тут где-то.

— Слушай, надо всем собраться.

Виталий не успел окончить фразу, как кто-то дотронулся до его плеча. Обернувшись, он увидел перед собой девушку, по-видимому, ту самую, о которой говорил Михаил.

— Ты Виталик? — спросила она.

— Да. А что?

— Мне надо с тобой поговорить.

— О чём?

— Об Оле.

— Мне нечего о ней сказать. Всё и так ясно, — сказал Зарубин, безучастно отвернувшись.

— Это займёт пять минут. Я прошу.

— Ладно, — согласился Виталий и наклонился к уху Михаила, — собери ребят в столовой через десять минут.

— Угу, — кивнул Томин.

— Пойдём, — сказал Виталий девушке.

— Пошли.

Они вышли из гостиницы и расположились в сквере, располагавшемся напротив неё.

— Я, кстати, Маша, — представилась, наконец, незнакомка.

— Виталик.

— Виталик, ты на Олю не сердись, она не нарочно.

— Да?! — возмутился Зарубин, — а как тогда?

— Просто так сложилось. Она не виновата.

— Ну да, виноват я.

— Перестань, я серьёзно.

— Мы сами решаем, как и с кем нам быть. И она сделала свой выбор.

— Ты надолго пропал из её жизни, а потом появился Вадик. Он хороший.

— Ага. Я видел.

— Ей было тяжело без тебя. Понимаешь?

— Нет, блин, не понимаю. Откуда мне знать, мне-то не было тяжело, и в моём окружении не было достойных девушек, так что мне проявлять силу не приходилось.

— Но…

— Тема закрыта. Оле мой привет.

После этих слов Виталий встал со скамейки и пошёл обратно в гостиницу.

— Чего звал-то? — спросил Мышевский.

— Хотел сказать, что завтра самая важная игра в нашей жизни. И что мы не просто победим, а разгромим противника. Мы сделаем так, что нас запомнят навсегда. Мы докажем, что мы самые лучшие. Я позвал вас, чтобы увидеть ваши лица, потому что завтра, там, на главной асфальтовой площадке планеты, мы будем вместе. Мы команда, и мы победим! — он вытянул вперёд свою руку.

— Да!

Томин первым положил свою руку, а за ним это сделали все остальные. Виталий чувствовал единение с близкими ему людьми, именно это как раз сейчас ему было нужно.

Когда Виталий подошёл к Лене, стоявшей со Светой и другими подружками, глаза её светились, а остальные улыбались, как будто уже знали о том, что произошло.

— Спать ещё не хочешь? — спросил Виталий Лену, когда они отошли.

— Хочу, — широко улыбнулась она, — с тобой, — она дотронулась пальцем до его груди.

— Правда?

— Да. Жаль, не получается. У тебя завтра игра, и тебе надо выспаться.

— Это точно. Я думаю даже, что пора.

— Ты наверх?

— Ага.

— Я тогда тоже. Светка, ты идёшь? — окликнула Лена.

— Ага. Пошли, — согласилась Света.

Они направились к лифту.

— Как настроение, Зарубин, — спросила Света, когда кабинка начала подниматься.

— Боевое.

— Врагам завтра не на что надеяться?

— Без вариантов.

— Они попали, — с улыбкой добавила Лена.

На Виталия как-то разом опустилась усталость. Тело расслабилось, глаза закрывались. Проходя по коридору, Виталий и Лена задержались у двери в его комнату. Света, как ни в чём не бывало пошла дальше, оставив их наедине. Виталий сразу обнял Лену.

— Ты готов к игре?

— Да.

— Только не наделай глупостей. Ладно?

— Не наделаю. Одну глупость я уже сделал, и теперь сожалею.

— Всё хорошо, — Лена поцеловала его в губы.

— Я знаю.

— Ладно, иди спать.

— Ага. Только в душ схожу.

— Удачи на завтрашней игре, мой чемпион.

После поцелуя Виталий и Лена разошлись по комнатам. Без того расслабленный Зарубин, после душа и вовсе обмяк. Как только он лёг в кровать, глаза его моментально закрылись.

В выходные дни не было отбоев и подъёмов. Для того, чтобы игроки могли выспаться перед матчем. Когда Виталий открыл глаза, уже светило солнце, да стояло очень высоко, из чего он заключил, что уже далеко не утро.

Стрелки показывали двенадцатый час. Поругав себя за то, что столько проспал, Виталий встал с кровати.

Зарядка, душ, завтрак: хорошее начало для важного игрового дня. Виталий чувствовал небывалый прилив сил и хорошего настроения, что должно было сослужить ему хорошую службу на сегодняшней игре.

Турнирное дерево теперь состояло всего из трёх прямоугольников, под которыми сразу были написаны стартовые составы команд и вся информация о них. По баллам команда Виталия опережала противника аж на тридцать два пункта, что не могло не вызвать улыбку на лице Зарубина.

Михаила не было. Вчера он говорил о том, что пойдёт гулять с родителями. И таких, как он, видимо было много, потому что гостиничные коридоры пустовали. По дороге до своей комнаты Виталий вспомнил, что ему ещё нужно собрать снаряжение в сумку.

— Собираешься? — раздался из-за спины голос Лены.

— Ага, привет, — Виталий улыбнулся, повернувшись.

— Как спалось? — Лена села рядом на кровать.

— Отлично. А тебе?

— Тоже хорошо. Мы утром заходили, хотели тебя на завтрак позвать, но ты ещё спал.

— Да. Что-то я сегодня долго. Зато выспался хорошо.

— Это самое главное. Когда выезжаете на стадион?

— Через два часа.

— Понятно.

— А вы?

— Чуть позже, чем вы. Не помню точно.

— Будешь болеть за меня?

— Конечно. Я только ради тебя туда и иду.

— Вот как, — улыбнулся Виталий, — я рад.

— Что собираешься делать до игры?

— Отдыхать. Потому что перед игрой лучше не напрягаться. Силы надо беречь.

— Понятно. Не против, если я побуду у тебя?

— Я строго за, — улыбнулся Зарубин, закрыв готовую сумку.

Они легли на кровать и разговорились о чём-то. Время прошло незаметно.

— Привет, ребята, — сказал Томин, войдя.

— Привет.

— Хорошо, что ты встал, а я уж думал, тебя будить придётся, — Михаил достал из-под кровати сумку со снаряжением.

— Когда мы едем?

— Скоро. Автобус уже стоит.

— Ясно.

— Ладно, пойду я, — сказала Лена, вставая, — увидимся на игре и после неё. Удачи, — она поцеловала Виталия в губы и вышла.

— Спасибо.

— У меня к тебе просьба, — сказал Томин, когда Лена вышла.

— Давай.

— Я понимаю, что ты на него зол и все дела, но не устраивай на поле расправу над ним.

— Я расправлюсь с ним нашей победой.

— Вот это уже дело. А теперь скажи, у тебя есть свежие идеи, как это сделать?

— Парочка.

— Расскажешь?

— На площадке, — подмигнул Зарубин, — после пары пробных разыгровок.

— Ну тогда пошли садиться в автобус.

— Ага, — пойдём.

Масштабы этого матча поражали. Казалось, что весь Хит собрался сегодня в районе стадиона. Зрителей было столько же, сколько на профессиональных матчах. Этот размах заводил Виталия, настраивая на правильный лад.

— Добрый вечер, дорогие зрители, — начал свою речь комментатор, — я веду свой репортаж с главного стадиона столицы хитбола. Сегодня здесь состоится финальный матч юношеской лиги, в котором команда из Новой Москвы сразится с командой Лесовсого округа. Стоит отметить, что первая команда имеет значительный перевес в хит-баллах, а именно тридцать два пункта, но всё же победитель будет определён здесь и сейчас. До начала матча остаётся всего несколько минут, а это значит, что сейчас на поле выйдут игроки. А вот и команда Лесовского округа и их капитан Вадим Плотников.

— Дрейфишь? — спросил Виталия Мышевский.

— Нет, — коротко ответил Зарубин, глядя из коридора, как их противники бегут по площадке.

— Пора, — сказал тренер, — давайте, парни, задайте им.

Зарубин молча побежал на площадку, а за ним и его команда.

— Посмотрите, что творится со зрителями, — продолжал комментатор, — они взрываются, ведь на поле выходит их любимец, капитан команды из Новой Москвы — Виталий Зарубин. Он вскидывает руку и зрители вскидывают её вместе с ним. Он завоевал любовь многих людей, и сегодня они ждут от его команды величайшей победы. За ним идут задние нападающие Михаил Томин и Юрий Мышевский, следом передние нападающие Сергей Горелов и Дмитрий Королёв. Игроки встают кругом на своей половине. Думаю, большинство зрителей хотели бы узнать, что говорит Виталий Зарубин своим друзьям.

— Значит так, ребята, надо сделать то, чего они не ждут. Они хотят присмотреться к нам и примеряться. И пока они будут это делать, мы влепим блиц.

— Ты чего, Виталик? — удивился Томин.

— Я ничего. Блокируйте и прикрывайте. Покажем им настоящий хитбол.

— И вот капитаны встают на свои отметки, — продолжал комментатор, — судья поднимает руку, и всё вокруг замирает в ожидании трёх свистков.

Вадим не говорил ни слова, но, тем не менее, ему не удалось скрыть волнение, овладевшее им. Его сбитое дыхание, его бегающие глаза, смотрящие, но не видящие мяч. Виталий и сам был взволнован, но держал себя под контролем.

Первый свисток… Выдох…

Второй свисток… Вдох…

Третий свисток… Выдох и рывок!

Вадим не видел той капитанской игры, в которой Виталий заслужил своё право вести команду, поэтому искренне верил, что если ему удалось схватить мяч, то это только благодаря быстрой реакции. Но торжество продлилось недолго.

Вадим даже не сразу сообразил, что произошло, когда мяч оказался в руке Зарубина, а он, получив мощный толчок, упал на асфальт.

— Невероятно! — вскрикнул комментатор, — он делает блестящий перехват в самом начале и, сбив мощным рывком Плотникова, устремляется вперёд. И посмотрите, что делает команда! Игроки просто блокируют противников, расчищая Зарубину путь, а оправившийся Плотников пытается его догнать…

— Тупой баран, — сказал Виталий, устремившись на контрольного.

Встав между ними Зарубин, решил столкнуть их, осталось как можно точнее рассчитать момент. Контрольный уже подумал, что ему удастся поймать прорвавшегося Хиттера. Сначала Виталий перебросил мяч, а после и сам ушёл за ним, обогнув контрольного, а два противника хоть и не столкнулись, но потерялись, оказавшись друг перед другом. Мяч тем временем оказался в контрольной зоне.

— Потрясающе! — восторгался комментатор, — блестящее начало игры. Это без сомнения блиц. Секунду, мне вот тут подсказывают, что хит был сделан за четырнадцать целых и пятьдесят одну сотую секунды. Думаю, что их противники в ещё большем шоке, чем зрители.

— Спасибо, ребята, — поблагодарил Виталий команду, — если бы не вы, то не получилось бы.

— Мы команда, дружище, — Юра похлопал Виталия по плечу.

— Что теперь? — спросил Томин.

— Теперь они напряглись. Расслабим их более или менее стандартной игрой. Пусть думают, что всё вышло случайно. Защита — главное не пропустить, и если придётся блокировать, и перехватывать — делайте это как можно жёстче. То же и ко всем. Задние и передние — следите за мной, я покажу, по какому флангу лучше идти. Поехали!

Да, второй такой же заход не получился бы, хотя противники и пребывали в напряжённом ожидании чего-то подобного. Но команда из Новой Москвы просто нашла свой ритм и играла, иногда очень уверенно организовывая нападения, и это при том, что защита их была непроходимо вязкой.

— И вот после первой половины игры команды уходят на перерыв. Счёт четыре — ноль. Да, что и говорить, Виталий Зарубин и его команда устроили своим противникам настоящий бой. Бой, в котором они не собираются проигрывать!

— Молодцы, ребята! — восторгался тренер, — отличная игра!

— Семён Степанович, — тихо сказал Зарубин, — мы ещё не победили.

— Но начало хорошее.

— Мы ещё и не начали, — добавил Зарубин.

— Есть идеи на вторую половину? — спросил Томин.

— Да, — кивнул Зарубин, — я его задержу, задние выйдут вперёд, отдаю передним, они задним, потом передним или мне, смотреть по ситуации.

— Ясно. А может ещё один рывок?

— Слушай до конца. При этой разыгровке мы, может, и не сделаем хит, игра немного вялая, пусть думают, что мы устали. Главное, не пустить их на нашу половину.

— Понятно, — кивнул Томин.

— А дальше делаем рывок. Диагональный. Левые нападающие идут назад, а правые вперёд. Один идёт, другой на блокировке, а отдаю Михе, он по ситуации или мне, или Юре, или Серёге.

— Лады.

— …Получив мяч, Зарубин устремляется вперёд. И вот он увидел освободившегося Мышевского. Передача…

Ровно в момент броска сзади выскочил Вадим и попытался сделать перехват. Виталий потерял равновесие и рухнул на асфальт. Не замечая боли, он подскочил, и, нагнав Вадима, который хотел остановить Юру, со всей силы врезался ему в бок. Поддавшись инерции, Виталий упал сам, сильно ударившись об асфальт рёбрами. Протектор, конечно, помог, но боль всё равно пронзала его тело. Это стоило того, ведь Юра провёл хит. Встав, Виталий поймал на себе взгляд Вадима — ошеломлённый и злобный. Уж кому точно нельзя показывать свою боль, так это хиттер противников. Поэтому Виталий ехидно улыбнулся, глядя в глаза врага, а отвернувшись, поморщился от боли.

— Я видел удар. Как ты? — спросил Томин.

— Болит, но нужно доиграть любой ценой.

— Осталось десять минут. Держись, — сказал Мышевский.

Виталий взглянул на свои руки. Они были испачканы полузасохшей кровью. От первого падения прошлой разыгровки на них остались ссадины. Небрежно обтерев их о белую форму, он сконцентрировался на игре.

— Что думаешь? — спросил Томин.

— Сейчас мы им зададим.

— …Не смотря на свою утомлённость игроки из Новой Москвы не дают противникам сделать хотя бы один хит. Виталий Зарубин и вовсе не даёт никому продохнуть. Он везде, блокирует, перехватывает, прорывается, вводит всех в заблуждение своими трюками. Да, у этого юноши большое будущее в профессиональной лиге!

Держаться становилось тем сложнее, чем меньше минут оставалось до конца. Но Виталий и не думал сдаваться.

— Итак, дорогие друзья, к концу игрового времени команда из Новой Москвы побеждает с разгромным счётом: шесть — ноль. Как положено, в таком случае, назначается капитанская игра. Но решается в ней отнюдь не победа или поражение, а то, отстоит ли проигравшая команда свою честь. Но иногда эта капитанская игра становится добиванием и без того низвергнутого противника. Вадим Плотников решает рискнуть. Это очень мужественно с его стороны, хотя, признаться, шансы на победу у него крайне малы.

Виталий встал на отметку без тени сомнения в том, что победит. Даже расцарапанные руки и ноющие рёбра не отнимали у него этой уверенности, усиленной измотанным взглядом противника, стоявшего напротив.

Судья положил между ними мяч, и, встав в стороне, вскинул руку. Он просвистел первый раз, и вместе с ним огромная толпа на стадионе громко произнесла «Один!». Тоже самое был и при втором свистке, а после третьего трибуны просто взорвались.

Виталий резко развернулся и оттолкнул спиной противника, после чего резко схватил мяч и бросился бежать.

— Да! — продолжал комментатор, — Зарубину нужен был последний рывок и он его сделал, дорогие зрители. Это разгромная победа в финальном чемпионате юношеской лиги. Семь — ноль, дорогие друзья!

Виталий был счастлив. Он стоял на контрольной зоне, вскинув вверх мяч, и упивался рёвом стадиона. Сейчас ему казалось, что это лучшее, что он слышал в своей жизни.

Всё внимание было обращено на Зарубина и его команду, в отличие от проигравших. Никто не видел, как они уходили с поля, склонив головы.

Никто не заметил Олю, которая не спешила подниматься со своего места, и тихо наблюдала, как Виталий, пожинал плоды победы. Оля знала, что это был не тот же Виталик Зарубин, которого она запомнила, но вынуждена была признать, что перемены были только к лучшему, кроме одной: он больше не был с ней.

— Олька, что с тобой? — к ней подошла Маша.

— Нет, ничего. Пойдём, — она встала со стула.

— А твой бывший хорош. Победить, да такую команду, да ещё так.

— Он изменился, но не во всём.

— И в чём не изменился?

— Он остался самым лучшим, — с неподдельной грустью сказала Оля.

Сам Виталий не до конца верил в то, что они одержали эту победу. Но это было так, и с каждой секундой радость переполняла его всё больше.

— Виталик! Сынок! — радостно закричал Игорь Иванович, когда победители вышли из раздевалки.

— Да, мы сделали это!

— Ты чемпион! Как я тобой горжусь!

— Спасибо, пап!

— Тебе спасибо за эту игру.

Едва Виталий принял поздравления родителей, ему на руки прыгнула Лена. Она была счастлива, её глаза блестели, и Виталию начало казаться, что из-за одного этого блеска стоило одержать такую победу.

Теперь можно было по-настоящему расслабиться и отдохнуть. Они это заслужили. Крепко обняв Лену, Виталий направился в сторону гостиницы. Начать стоило с того, чтобы привести в порядок тело.

— Вот тут? — спросила Лена.

— Ага. Вот здесь.

— Да тут большой синяк.

— Случается и такое.

Виталий лежал на животе, а Лена сидела сверху и растирала его мазью. Её нежные руки на глазах усмиряли боль прошедшей игры. Глаза его приятно закрывались, но спать не хотелось.

— А здесь след от протектора.

— Неудачно упал, — прокомментировал Виталий.

— Главное, смог подняться и показать класс.

— Это да.

— Мы все верили, что вы победите, но даже не представляли, что так.

— А я знал. Я очень хотел этого.

— Чтобы отомстить ему?

— Нет. Глупо побеждать из мести, тем более, что без неё всё проще. Я не держу зла ни на кого из них. Сейчас я думаю, что её и не было в моей жизни эти два года. Просто, я надеялся, что она появится в ней, но она не появилась, и теперь я понимаю, что ничего плохого не произошло.

— Да?

— Да. Точно. К тому же, у меня есть ты.

— И я этому рада.

— А я-то уж как рад! — улыбнулся Виталий.

— Но она же, наверно, сейчас думает о тебе.

— Почему ты так считаешь?

— Ну, мне кажется, что я бы на её месте думала.

— Ну и пусть думает, не могу же я ей это запретить. Мне всё равно.

— И мне кажется, что завтра на выпускном она захочет с тобой поговорить.

— Ну и пусть.

— Ты не против?

— Если этот разговор и состоится, то он будет коротким.

— Уверен?

— Черкасова, — Виталий повернулся к ней и улыбнулся, — мне кажется, или ты ревнуешь?

— Да, — с улыбкой сказала Лена.

— Не нужно.

— Ладно. Сегодня Светка у родителей ночевать будет. Останешься у меня?

— Ты меня приглашаешь? — улыбнулся Виталий.

— Да, — протянула Лена.

— Ну, тогда я пойду Михе скажу, что буду у тебя.

— Давай…

На следующий день все готовились к закрытию турнира, который совмещался с выпускным. Это было очень торжественное событие, и уже с самого утра Виталий ощущал большой душевный подъём.

— Сынок, сегодня очень важный день в твоей жизни, — торжественно говорил Игорь Иванович, — сегодня ты выходишь в жизнь.

— Пап, — сказал Виталий, поправляя галстук перед зеркалом, — нам сегодня и не такого ещё скажут. Не начинай ты, ладно? — Зарубин добродушно улыбнулся.

— Я тобой очень горжусь.

— Я рад. Ну что? Пойдём?

— Готов?

— Да.

— Тогда пошли.

Из номера родителей Виталий с отцом направились к школе. Мама и сестра пошли раньше, а Виталий не хотел торопиться.

— Нервничаешь? — спросил Игорь Иванович.

— Нет. А должен?

— Ну, я на своём выпускном жалел, что отучился.

— Ещё можно поступить на следующую ступень.

— Ты, кстати, уже определился с этим?

— Ещё нет.

— Уже пора. Чего бы тебе хотелось?

— Посмотреть нашу Империю, о которой столько рассказывают.

— Это можно сделать многими способами.

— Ну или, говорят, что меня могут позвать в профессиональный хитбол.

— А вот тут я бы выразил протест, — серьёзно сказал Игорь Иванович.

— Почему?

— Потому что ты сильный и смелый, но и голова у тебя работает хорошо. Хитбол не то, что поможет реализовать свои интеллектуальные возможности.

— Возможно. Но я ведь сам могу решить. Верно?

— Надеюсь, ты сделаешь правильный выбор.

Когда они дошли до школы, Виталий увидел своих одноклассников.

— Пап, я пойду к своим, а?

— Конечно, иди.

— Линейка будет на хитбольной площадке за школой.

— Хорошо. Я пойду пока маму с Алиной поищу.

— Давай.

— Привет, чемпион! — улыбнулась Лена.

— Привет, привет, — Виталий поцеловал её в губы.

— Как самочувствие? — спросил Томин, протягивая руку.

— Вроде нормально.

— Ну тогда ладно, — добавил Мышевский, поздоровавшись.

— Что тут так чужих-то много? — спросил Зарубин, озираясь.

— Так, типа же у двух школ выпускной, — ответил Томин.

— И как они себе это представляют?

— Как-то, видать, представляют. Не первый же год такая хрень.

— Выпускные отдельно, а дискач один, — сказал Дима.

— Да, — добавила Лена, — у них с этой стороны школы будет, а у нас с той.

— Ну, это ещё куда ни шло, — ответил Виталий.

— Ребята, пора, — позвал их проходящий мимо Игорь Валерьевич.

— Ну что, двинем? — спросил Томин.

— Ага, — согласился Виталий.

— Кстати, классно выглядишь, — сказала Лена.

— Ты тоже, — подмигнул Виталий, аккуратно обняв Лену за талию, — меня только повязки портят, — он показал забинтованную руку и пальцы с пластырем.

— А мне кажется, наоборот, — улыбнулась Лена.

— Вот и отец мне так сказал. А я хотел надеть рубашку с длинным рукавом.

— Хорошо что ты отца послушал, с длинным жарко. Да и не очень красиво.

— Я рад, что тебе нравится, — улыбнулся Зарубин.

— Как у тебя вообще настроение?

— Строго положительное. Скорее бы торжественная часть прошла.

— А что потом?

— Как что? Танцы и веселье. Мы это заслужили.

— А потом?

— А потом что-нибудь придумаем.

— Жду не дождусь.

Торжественная часть была особенной из-за места проведения и формата. И ещё, она обещала быть заметно длиннее из-а того, что состояла из двух частей, и после награждения в школе отдельно должны были вручаться награды за чемпионат.

— Аттестат об окончании одиннадцати классов вручается Зарубину Виталию Игоревичу, — сказала Директор в микрофон.

После этих слов по традиции все присутствующие начинали аплодировать. Виталий вышел из линейки и подошёл к столику.

— Поздравляю, — улыбнувшись сказала директор и протянула руку.

— Спасибо, — тихо сказал Зарубин.

Документ был простой данью традиции, куда важнее была особая отметка в личном профиле, но, тем не менее, вручение проводили по старинке. После аттестаты дали всем, кто их ещё не получил, а потом слово было передано классным руководителям, которые должны были вручить медали своим ученикам. И первым был Роман Павлович.

— Мне очень приятно говорить, что в нашем классе в этом году аж двадцать медалистов. Двенадцать золотых и восемь серебряных.

Все дружно захлопали, и медалисты по очереди получили свои награды. Классный руководитель торжественно повесил на шею Виталия медаль на ленточке в виде бело-сине-красного триколора, и Зарубин ощутил гордость, ведь это был символ его достижений.

После вручения медалей перешли к почётным грамотам. Если бы их вручали всем отличникам, то у Виталия набралась бы целая пачка. Но было правило: по одному предмету вручали грамоту только одному ученику, показавшему лучшие результаты. После этого вручения слово дали тренеру.

— За выдающиеся успехи в спорте, за активное участие в соревнованиях, и за большой вклад в спортивную жизнь школы почётной грамотой награждается Зарубин Виталий Игоревич. Лучший хиттер юношеской лиги и лучший хитболист города, а теперь уже и планеты.

Вот этой наградой Виталий действительно гордился. Остальных участников, конечно же, тоже не обидели, всем вручили грамоты за успехи, участие и вклад, и после награждения на одежде всех красовался серебряный значок в форме мячика. Но всё же словосочетание «лучший хитболист» звучало лучше, чем «лучший правый передний нападающий» или «лучший левый защитник».

— Ты прям весь в наградах, — восхищённо сказала Лена, глядя на Зарубина.

— Да ладно. У тебя тоже медаль и грамота по космографии.

— Серебряная. А у тебя золотая.

— Ну и что, — улыбнулся Виталий, — медаль есть медаль.

— Ну да, — улыбнулась Лена.

— Тем более, что её ты на полочку положишь, а отметка в профиле всегда будет при тебе.

Вручение наград по хитболу обещало быть торжественнее вручения грамот и аттестатов. Хотя бы потому, что проходило в большом развлекательном комплексе, где после церемонии и должна была состояться вечеринка.

Все гости рассаживались в просторном зрительном зале с высоким потолком. В этой толпе людей Зарубин увидел Олю и её родителей. Он было хотел подойти и хотя бы поздороваться с ними, но потом передумал. Они теперь чужие люди. Единственное, о чём он вскользь подумал, так это о том, будет ли Оля им гордиться, хотя, с чего бы? Он отбросил эту мысль и спокойно сел на своё место.

Когда все собрались, на трибуну вышел президент федерации хитбола. Виталий сразу его узнал, потому что до этого много раз видел в спортивных блоках новостей. Тогда он даже представить не мог, что когда-нибудь увидит этого человека вживую.

— Дорогие друзья, вот и подошёл к концу пятьдесят шестой открытый юношеский чемпионат по хитболу. Мы все собрались здесь, чтобы наградить победителей, и отпраздновать их победы. Итак, приз за третье место получает команда…

Виталий узнал их. Они играли в полуфинале. Видимо, они набрали больше баллов, чем другая команда, не прошедшая на следующий круг, чем и заслужили третье место. Призом были бронзовые медали и неполный набор хитбольного снаряжения, в который входил мяч, перчатки и протекторы для локтей и коленей.

— За второе место получает награду команда Лесовского округа.

Этих Виталий запомнил лучше. Особенно их хиттера. Но, наверное, тот всё запомнил ещё лучше.

За второе место наградой была серебряная медаль и полный комплект снаряжения с пометкой об участии в чемпионате.

— И, наконец, главные герои нашего чемпионата и в частности сегодняшнего вечера — наши чемпионы. Команда Северо-Западного округа Новой Москвы, занявшая первое место. Прошу сюда.

Улыбнувшись Лене, Виталий встал с места и важным шагом устремился вперёд, чувствуя на себе взгляды множества глаз, в том числе Олиных. А она и вправду смотрела на него.

— Какой парень, — мечтательно сказала одна из её одноклассниц, глядя на Виталия.

— Да, — тихо сказала Оля.

За первое место вручалось много наград. Самой главной из них был большой кубок. После кубка, симпатичные девушки в белых платьях надели всем участникам на шею золотые медали и вручили так называемую «Руку чемпиона», представляющую собой статуэтку из бронзы в форме руки, держащей мяч. И в дополнение ко всему этому шёл полный комплект снаряжения с пометками об участии в чемпионате и о первом месте.

— Я искренне надеюсь, — продолжал президент федерации, — что всех наших призёров мы скоро увидим в профессиональной лиге. Особенно чемпионов, — он повернулся к команде Виталия, — и особенно их капитана, которому мне хотелось бы предоставить слово.

Виталий ожидал чего-то подобного, поэтому на всякий случай заготовил небольшую фразу. Отставив в сторону награды, он подошёл к микрофону. Но сразу говорить было невозможно из-за бурных аплодисментов.

— Сперва я хотел бы сказать огромное спасибо своей команде. Всем, даже тем, кто болел за нас со скамьи запасных. Без вас не было бы этой победы, — Виталий повернулся к команде, — ещё хочу поблагодарить нашего тренера и всех, кто нас поддерживал. Ну а вообще, слова победителей в хитболе неважны, их победы говорят сами за себя!

Виталий взял в руки кубок и поднял его вверх. После этого жеста зал начал аплодировать.

— Спасибо, — тихо сказал Виталий и отошёл от микрофона.

— Благодарю Виталия за хорошие слова. Что ж, наша церемония подходит к концу, и я приглашаю всех на банкет, — объявил президент.

— Хорошо сказал, — подмигнул Виталию Михаил, — сам придумал?

— Сам.

— Да ну? Серьёзно?

— Ага, — кивнул Виталий.

— Неплохо.

Все выходили из зала, а команды ждали, пока у них появится возможность сойти со сцены.

— Виталий, — окликнул сзади чей-то голос.

— Да, — оглянувшись, Зарубин увидел Вадима.

— Можно тебя на пару слов?

— Давай, — недоверчиво бросил Виталий.

— Не злись на меня из-за Оли.

— С чего мне на тебя злиться? Мы же вас победили, сейчас это главное.

— Я хотел нормально поговорить.

— Как, ты говоришь, её зовут? Оля? Почему бы тебе не пойти к ней? Пусть она с тобой поговорит, — резко бросил Виталий и отвернулся.

— Ну ладно, — тихо сказал Вадим.

В конце торжественной части было общее фотографирование в разных вариациях, довольно однообразное, что немного утомило Виталия.

— Мы сейчас домой, — сказал отец, когда всё закончилось, — взять твои награды?

— Да, если не трудно.

— Зайдёшь к нам завтра? — спросила мама, — не забудь, что вечером поезд.

— Помню.

— Вот и отлично, — сказал Игорь Иванович, — удачного тебе отдыха.

— Спасибо.

Виталий проводил родителей до выхода и вернулся к своим друзьям. Они сели за общий большой стол. Теперь, когда соревнования закончились, шампанское на столе стояло открыто.

— Выпьем? — предложил Михаил.

— Обязательно, — подмигнул Виталий.

Томин открыл первую бутылку игристого вина и разлил всем, кто был рядом.

— Ну? — Лена подняла бокал, — за что выпьем?

— За окончание школы! — сказал Михаил.

— Да, — поддержала Света.

Они звонко чокнулись и выпили.

— А теперь я хочу есть. Почти ничего не ел сегодня, — сказал Виталий.

— Та же хрень, — поддержал Томин, — всё некогда и некогда.

Угощение и вино были вкусными, поэтому Виталий долго не выходил из-за стола.

— Блин, — возмущалась Соня, сидевшая за соседним столом, — он за сегодня на меня даже ни разу не посмотрел.

— Он не в настроении, — ответила Алина.

— Ещё он всё время с этой Леной. Ты говорила, они не встречаются.

— Теперь уже да. Оля же его бросила.

— Вот же дура.

— Ну почему? У неё тоже мальчик ничего.

— Не будь Виталик твоим братом, ты бы так не говорила.

— Возможно.

— Блин. Танцевать пошёл с ней, — Соня надула губы.

— Иди, пригласи кого-нибудь другого, пусть он завидует.

— А пойду и приглашу! — Соня встала с места.

Она пригласила на танец своего одноклассника и нарочно стала танцевать рядом с Виталием.

— Блин, никакой реакции! — огорчённо сказала она после танца.

— А ты думала, он сразу к тебе в ноги упадёт?

— Нет. Но посмотреть мог.

— А вот не посмотрел, — усмехнулась Алина.

Прошло некоторое время. Виталий был сыт и слегка пьян. Лена куда-то ушла со Светой, а он просто сидел на своём месте и размышлял над тем, что будет делать дальше, когда этот отдых закончится, и они вернутся домой. Ему хотелось чего-то особенного, потому что с его данными ему открывалось множество путей, вопрос был лишь в том, чтобы выбрать один единственно верный.

— Привет, — голос Оли Виталия не вынудило забыть ничто.

— Ну привет, — он перевёл взгляд на неё.

— Можно с тобой поговорить? — осторожно спросила она.

— Валяй.

— Только не здесь. Мы можем выйти?

— Хорошо, — сказал Виталий, вставая и направляясь к выходу — поговорим не здесь.

Неподалёку располагался парк, который и был выбран местом для разговора. Виталий сел на скамейку и строго посмотрел на Олю.

— Я тебя слушаю.

— Мне жаль, что так вышло.

— Как именно?

— Так, как вышло.

— Ещё скажи, что ты не виновата, не хотела, или что вы там обычно говорите?

— Не скажу.

— На этом всё?

— Ты можешь поговорить нормально?

— Могу. Я тебя слушаю.

— Ты зол.

— Нет, Оля, я не зол. Я просто в бешенстве.

— Я не думала, что будет так сложно.

— А как ты хотела? Это время я жил лишь мыслями о тебе, и тут я получаю такую развязку.

— Понимаю.

— Сомневаюсь.

— Вадик мне напоминал тебя.

— Значит, мне надо было найти девушку, похожую на тебя и успокоиться, забыв о том, что между нами было?

— Не знаю.

— А я знал. И не сделал этого, как видишь.

— Теперь я поняла, что вы отличаетесь.

— Неужели? Как я рад, что ты это заметила.

— Это правда. А ты мне говорил, что правду нужно признавать. Помнишь?

— Я скучала по тебе.

— Неужели?

— Да. И ты тоже, я знаю.

— Уже нет. Теперь у меня есть человек, по которому скучать.

— Это хорошо. Я искренне за тебя рада.

— А я за тебя. Особенно из-за того, что ты эти два года интересно проводила время.

— Опять ты начинаешь.

— Ничего я не начинаю.

— Не держи на меня зла. Я только лишь об этом прошу.

— Считай, что всё хорошо. За тобой уже идут.

Виталий указал на подходящих со стороны здания Вадика и Машу.

— И за тобой.

Чуть дальше шли Алина и Михаил.

— Разговор окончен.

— Вот ты где, а мы обыскались, — сказал Вадик, подойдя.

— Мне пора, — тихо сказал Виталий, вставая, — пока, Оля.

— Пока, — тихо ответила она.

— Ну, где ты ходишь? Мы тебя потеряли, — сходу спросил Михаил, — Ленка тебя искала.

— Да мне тут нужно было одно дело закончить. Пойдёмте.

Увидев Виталия, Лена стала его обнимать, как будто не видела несколько дней.

— Где ты был?

— Разговаривал.

— И всё?

— И всё.

— Ты вовремя. Сейчас обещали медляк поставить.

— Это хорошо.

— Пойдём танцевать?

— Конечно.

— Вот! — сказала Лена, услышав знакомую музыку.

— Холодный асфальт, — улыбнулся Зарубин.

— Да, специально для тебя, — застеснялась Лена.

— Спасибо.

— Как поговорили? — спросила Лена, когда они начали танцевать.

— Ни о чём.

— Совсем?

— Совсем.

— Ты какой-то грустный.

— Устал, наверное.

— Ну тогда, может, после танца пойдём ко мне?

— А Светка не будет против?

— Нет, — улыбнулась Лена.

— Тогда идём.

После танца Виталий направился к выходу, попрощавшись со всеми, а Лена пошла к Свете и недолго с ней говорила. Та улыбнулась, а после кивнула в ответ на несколько фраз.

— Комната в нашем распоряжении, — сказала Лена.

— Отлично.

Они не стали тянуть время. Едва закрыв дверь, Виталий стал целовать Лену. Эта ночь должна была стать лучшей из всех, которые Виталий провёл на Лайтаере.


Глава тринадцатая Расширение горизонтов | Хиттер | Эпилог