home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья Введение в хитбол

В ожидании вечера день пролетел незаметно. Отец пополнил личный счёт Виталия на тысячу общеимперских денежных единиц, что было неплохой суммой. Виталий купил себе спортивную куртку, которую хотел, и у него осталось немногим больше половины. В оговоренное время он стоял около входа в метро.

Его тревожило то, что в многоуровневую подземку всегда было несколько спусков. Район, где жил Виталий, располагался ближе к окраине, поэтому уровней здесь было всего три, и то только потому, что здесь располагался завод. В других районах это мог быть один, максимум два уровня, в отличие от пятиуровневых станций центра. А входов, судя по карте, было пять, но всё равно, этого хватало, чтобы ошибиться. Хорошо, что он изучил план заблаговременно, и теперь знал, что именно на этой улице вход всего один. Тем не менее, он уже хотел вызвать Михаила, чтобы точно убедиться, что не ошибся с местом.

Ещё сегодня днём Виталий посмотрел, что такое хитбол. Да, на Лайтаере это была очень культовая игра, и матчи собирали очень много зрителей. Пока что Виталию больше всего хотелось закрепить знакомство со своим новым другом, и сейчас он стоял здесь только поэтому, а не потому что очень любит спорт. Да, он раньше нередко смотрел разные матчи, но не вживую, и нельзя было сказать, что он был ярым фанатом.

Наконец, среди людей, идущих к метро, Виталий заметил Михаила в компании троих друзей. Они не так себе представлял ярых болельщиков — вели они себя относительно спокойно и что-то обсуждали. На вид они были немного старше Михаила, а в остальном такие же простые ребята.

— Привет, — первым протянул руку Томин.

— Привет, — кивнул Виталий.

— Знакомься, это Витёк, Ванёк и Боря. Это Виталик, мой одноклассник, — обратился Томин уже к своим друзьям.

После этого короткого знакомства пятеро ребят направились в подземку. Виталий даже изучив её план, всё ещё плохо здесь ориентировался, и поэтому считал, что ему повезло, что сейчас он не один.

Поезд также не заставил себя долго ждать. Он чем-то напомнил Виталию электричку, на которой тот ехал в первый день своего пребывания здесь, разве что был более компактным, учитывая дефицит свободного пространства под землёй. После закрытия дверей, раздался нарастающий гул, и состав тронулся вперёд. Кровяное тело подземных артерий огромного города ускорялось, и через несколько секунд яркое освещение станции сменилось темнотой тоннеля. Ехали недолго, казалось, что больше было остановок, чем движения. Двухуровневые станции становились трёхуровневыми, и интерактивный план линий, высвеченный на нескольких небольших дисплеях в вагоне, информировал пассажиров о том, куда им надо перейти в зависимости от того, куда они хотят попасть. На одной из станций и Виталий со своими друзьями перешёл на другую ветку. Их целью была четырёхуровневая станция почти в центре, которая так и называлась «Центральный стадион».

— Приехали, — сказал Михаил Виталию, едва изображение с названием станции высветилось на одном из дисплеев, опережая слова диктора, делавшего объявление.

Поезд, до этого полный, мгновенно опустел, и толпа двинулась наверх по широкому эскалатору, занимавшему весь пролёт. Масштабность местного метрополитена позволяла для удобства разделить вход и выход не отдельными эскалаторами, а отдельными туннелями, однако по большей части это было свойственно центральным станциям. На окраинах планировка улиц позволяла в перспективе также создать нечто подобное, в случае, если значение района в будущем возрастёт. Подобное расширение, кстати, предусматривалось и по части добавления нескольких новых уровней к уже существующей станции.

После выхода из метро сложностей в ориентации не было. Стадион мог не заметить, разве что, слепой. А у Виталия усилилось ощущение гигантизма этого мира, когда он увидел это массивное строение и огромную толпу, идущую в его сторону. Возраст у болельщиков был самый разный, но больше, конечно, было молодёжи, среди которой было немало девушек. Это слегка не совпадало с представлениями Виталия о том, кто посещает подобные мероприятия, но, видимо, они были ложными.

— А билеты-то мы сможем купить? — поинтересовался Виталий.

— Я уже купил.

Михаил вынул из кармана личный компьютер и несколько секунд спустя Виталий получил на свой личный профиль уведомление о том, что ему доступен проход на хитбольный матч. Указывались названия команд, дата и время события, а также сектор трибун и конкретное место. Коротко ознакомившись с сообщением, он подтвердил получение.

— Сколько я тебе должен?

— Двести пятьдесят.

Виталий, не мешкая, списал со своего счёта требуемое количество денежных единиц и перевёл их на счёт Михаила. Через несколько секунд он подтвердил получение.

— Порядок, — кивнул Томин и убрал компьютер в карман.

Для подтверждения права на проход внутрь не пришлось даже доставать личный компьютер. Был просто длинный широкий коридор, в конце которого располагались турникеты. За время прохода проверялся билет, а также наличие запрещённых предметов, в частности, оружия и алкоголя. Для дополнительного контроля перед турникетами стояли охранники, которые в случае срабатывания системы должны были либо конфисковать предмет нарушения, либо убедиться, что это срабатывание ложное.

Сразу за турникетами толпа практически мгновенно исчезала, распадаясь на несколько более мелких людских потоков. Причина этого была в том, что на следующем отрезке входного коридора было множество ответвлений, над каждым из которых висела вывеска с указанием секторов, в которые оно ведёт напрямик. Виталий быстро отыскал впереди нужное, и более уверенно следовал за Михаилом, уже зная, где они повернут.

Когда они оказались на трибунах, ощущение гигантизма стадиона усилилось. Виталий окинул взглядом площадку и противоположные сектора, для чего ему пришлось изрядно повертеть головой.

— Ого, — лишь промолвил он.

Михаил в ответ только улыбнулся.

— Идём, наши места выше, — позвал он Виталия.

Они поднялись по лестнице в свой сектор и заняли места. Теперь всё поле было видно как на ладони, разве что казалось, что располагается оно далековато, и игру будет плохо видно. Но даже это не могло испортить ощущения волнующего ожидания, появившегося у Виталия в душе. К тому же, в самом верху было установлено несколько больших экранов, чтобы все важные игровые моменты в любом случае не остались незамеченными.

Наконец, сопровождаемые рёвом трибун, на поле вышли команды. Соперники пожали друг другу руки, после чего часть игроков ушла с поля, очевидно на скамью запасных, остальные же стали занимать свои места на площадке.

— Объяснить тебе? — дружелюбно спросил Михаил.

— Да, давай, — охотно согласился Виталий.

— Тот, что в самом конце площадки — контрольный игрок. Кружок — это контрольная зона, а обведённое пунктиром — зона контрольного игрока. По правилам он не должен её покидать.

— Понятно, — кивнул Виталий.

— Двое впереди него с щитками на руках — защитники. Правый и левый. Они могут ловить мяч только одной рукой и перемещаться только по своей половине поля.

— Угу, — снова кивнул Виталий, подтверждая, что информация принята.

— В центре капитан, он же хиттер. Он самый главный. Свободно перемещается по любым зонам, разыгрывает, определяет тактику. Позади него двое перехватчиков, их чаще называют задними нападающими. Почти что капитанские возможности, разве что не разыгрывают в начале. В основном их задача — отнимать мяч, если он окажется на их половине поля, но это скорее рекомендация.

— А кто те, что на половине соперника?

— Передние нападающие, хотя почти всегда их называют просто нападающими. Их задача в основном работа на месте с капитаном. То есть, в теории чаще всего именно они должны доставлять мяч в контрольную зону, обманув, перехитрив, или срубив контрольного.

— Он же здоровый.

— Да. Это жёсткая игра. Вон, смотри, начинают.

Капитаны встали посреди поля друг напротив друга. На середину вышел судья в полосатой футболке и положил на отметку ярко-жёлтый мяч. Капитаны встали в позиции точь-в-точь как Михаил и тренер тогда в пустом зале. Судья поднял руку, и на трибунах стало заметно тише.

Далее последовал продолжительный звук свистка, следом за ним ещё один. Виталий чувствовал напряжение, овладевшее игроками и зрителями. И вот, наконец, третий, короткий свисток, обозначивший начало игры. Весь стадион взревел, как дикий зверь, когда один из капитанов первым успел схватить мяч и тут же передал его назад. Новые знакомые Виталия тоже закричали, а потом и он сам подхватил крик.

События на поле разворачивались стремительно. Маленький упругий мяч постоянно метался с одной стороны поля на другую. Только сейчас почему-то Виталий осознал тот факт, что стадион был покрыт не травой, а специальным асфальтом. Он видел хитбольные площадки и до этого, но как-то не обращал внимания на эту особенность. Твёрдое покрытие нужно было для того, чтобы от него легко пружинил мяч, и оно же принуждало спортсменов носить щитки на всех уязвимых частях тела.

Виталий иногда терял из виду мяч, отчего путался в ходе игры.

— Плохо видишь что ли? — спросил его Томин.

— Да нет. Просто мяч так быстро движется, что я иногда его теряю.

— Не привык ещё просто. Вот.

Михаил ловко открыл маленькую дверцу в спинке кресла, стоявшего впереди, и протянул Виталию небольшие очки из синего стекла.

— Это для чего?

— Надень и увидишь.

Виталий последовал совету Михаила. Очки слегка приглушали освещение, зато мяч в них пульсировал ярким жёлтым огоньком.

— Так лучше? — спросил Михаил.

— Да, намного. Спасибо.

— А то так ничего и не поймёшь, — сказал Михаил и снова повернулся в сторону площадки.

Когда мяч больше не терялся из вида, хитбол действительно становился понятнее. Игроки передавали друг другу жёлтый шарик, умело маневрировали на поле, блокировали друг друга, конечной целью чего был гол, который в хитболе назывался хитом — то ли производное слово от названия игры, то ли наоборот. Чтобы сделать хит, нужно было доставить мяч в контрольную зону противника.

В игре было много жёстких моментов, потому что отнять мяч у противника можно было только силой. Иногда хватало лёгкого удара по руке с мячом, но в основном результатом сильного столкновения было то, что кто-то падал на асфальт. На особенно жестоких моментах Виталий даже немного вздрагивал, представляя насколько больно игрокам.

— А почему у них мяч так легко выпадает? — спросил Виталий Михаила, — его же можно крепко зажать.

— Нет, — покачал головой Томин, — это, конечно, жёсткая игра, но не бои без правил. Чтобы перехват не превратился в драку, игрок держит мяч только большим пальцем.

— Как это?

— Вот, смотри.

Михаил показал кисть с распрямлёнными пальцами, потом согнул большой палец внутрь ладони, оставляя остальные прямыми.

— Так же неудобно, — возразил Виталий.

— Нормально, — пожал плечами Михаил, — мячик-то небольшой.

— Понятно.

Хитбол недаром был культовой игрой. Даже на новичка, ещё до матча почти ничего в нём не смыслившего, он произвёл громадное впечатление. Ближе к концу Виталий выпрыгивал и кричал уже не потому, что хотел поддержать остальных, а потому что проникся всеобщей атмосферой здоровой спортивной борьбы. Даже несмотря на то, что победила не та команда, за которую они болели, игра всё равно не могла не понравиться. Домой Виталий возвращался усталый, довольный и полный впечатлений.

— Понравилось? — спросил Михаил, — когда они сидели в полупустом вагоне метро, летящем в сторону от центра.

— Да, — немного устало кивнул Виталий.

Вечернее метро было не так многолюдно, как дневное. Ближе к центру вагоны были полными в основном за счёт болельщиков, возвращавшихся с матча, но чем ближе к окраине продвигался поезд, тем свободнее становилось. Экраны, на которых отображались поезда, идущие на нижних уровнях, гасли, потому что к вечеру те закрывались за ненадобностью. Оставался лишь поверхностный уровень, которого вполне хватало для перевозки людей.

Возле выхода на поверхность Виталий простился с новыми знакомыми и медленно направился домой. Вечер явно удался. Ему не хватало лишь самого близкого человека — Оли. Наверное, хватило бы даже того, чтобы он знал, где она сейчас, и что они в скором времени увидятся, но даже этого сегодня не было. Оттого-то и стало так тоскливо, едва Виталий погрузился в эти мысли. Но надежда на лучшее ещё оставалась. Единственное, что он мог сделать сейчас, это ждать. Когда она окажется здесь, на Лайтаере, найти её будет проще.

— Понравилась игра? — спросила мама, ставя на стол ужин.

— Да. Очень здорово.

— А мы тут мебель расставляли.

— Не стали меня ждать, — улыбнулся Виталий.

— Твою комнату мы не трогали, сам сделаешь, как хочешь. Алине только помогли, и в спальне всё поставили на место.

— Понятно. Молодцы.

— Как ребята? Подружился с кем-нибудь?

— Ну, так, — пожал плечами Виталий, — скорее, просто познакомился.

— Плохо ведь без друзей, да? — мама села за стол напротив Виталия.

— Будут друзья, а пока и так справлюсь.

— Конечно справишься, — улыбнулась Елена Николаевна.

— А где отец?

— Работает. Ты же его знаешь, для него дом отличается от работы только местом.

Поужинав, Виталий заглянул в большую комнату, где сестра смотрела какой-то развлекательный информационный блок, и направился к отцу в кабинет. Игорь Иванович внимательно изучал информацию на мониторе, изредка проводя небольшие манипуляции на сенсорных панелях. Заглянув ему через плечо, Виталий увидел, чертёж.

— Подожди пять минут, — сказал отец, как будто чувствуя, что сын его сейчас отвлечёт.

Не говоря ни слова, Виталий сел в кресло и расслабился. Ещё несколько минут Игорь Иванович чертил, отрываясь от монитора лишь для того, чтобы что-то набрать на клавиатуре. Потом он отъехал назад в кресле, снял очки и потёр руками усталые глаза.

— Что делаешь? — спросил Виталий.

— Продолжаю разработку одного из проектов. Мой предшественник начал, да не так, наверное, поэтому долго на этой должности не задержался. Начертил тут через пень колоду.

— Значит, чертежи разбираешь.

— Ну да, — сказал Игорь Иванович, вставая, — все разработки на начальном этапе представляют собой чертежи и сопроводительные документы к ним. Вот мне и надо со всем этим разобраться, чтобы суметь это всё продолжить.

— Понятно, — кивнул Виталий.

Игорь Иванович немного потянулся и прошёлся до окна. Постояв около него, он сел в кресло рядом с Виталием.

— Как прошла игра?

— Неплохо.

— Понравилось?

— Да. Очень зрелищная.

— А как тебе стадион?

— Огромный.

— Это хорошо?

— Конечно! Столько людей вмещается, — восторженно ответил Виталий.

— Значит, тебе понравился принцип прогрессивного строительства. Он здесь очень в моде, у нас на Земле гораздо меньше примеров его использования.

— Чего-чего?

— Ну, стадион, метро и многие другие объекты строились и строятся по этому методу.

— Как это?

— Вот стадион сейчас вмещает триста пятьдесят тысяч зрителей, но он не всегда был таким. Он рос с ростом популярности этой игры. Его постоянно надстраивали.

— А зачем так делать?

— Сначала нет нужды в таком масштабе, да и средств на реализацию тоже. А потом, с ростом надобности и денежного оборота можно увеличивать.

— Понял. А метро тоже так же?

— Да, — кивнул Игорь Иванович, — пристройка уровня увеличивает пропускную способность. Но нет смысла её увеличивать, скажем, на окраине. Потому что для расширения метро нужно увеличение подвижного состава и персонала, а если всё это будет без смысла, то город понесёт убытки.

— Ну, по поводу метро это логично, как мне кажется. А насчёт стадиона я не подумал почему-то.

— Вот если выучишься на строителя, я тебя пристрою в строительный отдел, им как раз скоро понадобятся молодые специалисты. Они, вообще, всегда нужны, но через пару-тройку лет особенно.

— Для чего?

— По-моему, это очевидно. Лайтаер ещё строится. И чем дальше движется его история, тем масштабнее эти стройки. Так что инженеры-строители на очень хорошем счету.

— Понимаю. Ты мне, кажется, это уже несколько раз говорил.

— Конечно, я не скрываю, что у меня насчёт тебя большие планы. Тем более, ты успешно поступил в школу с усиленным образованием. Это очень хорошее подспорье на будущее.

— Ещё нужно выдержать хотя бы этап, а потом говорить.

— Сумел поступить, и выдержать сумеешь, — улыбнулся Игорь Иванович.

— Ну-ну.

— Сейчас самое время начинать думать. Будущее творится в настоящем.

— Я постараюсь.

— Постарайся, потому что вылететь из класса первого уровня очень просто.

— Прямо важен первый уровень?

— Да! — неожиданно громко спросил отец, — в классы первого уровня не берут кого попало. У тебя есть способности, и ты это знаешь. Не ленись, и к ним прибавятся реальные результаты.

— Хорошо. Ладно, пойду спать, устал, — сказал Виталий, вставая.

— Спокойной ночи. Завтра займёмся расстановкой мебели в твоей комнате.

— Ага, — ответил Виталий, выходя из отцовского кабинета.

Пожелав доброй ночи сестре и матери, он направился в свою комнату, заставленную коробками. Они вызывали у него приятные мысли предвкушения обустройства личного пространства. Завтра это помещение будет иметь совсем другой вид.

Несмотря на усталость, ему почему-то ему не спалось. Сначала это были мысли об увиденном сегодня, которые потом сменились общими размышлении о планете, где он теперь живёт, а они в свою очередь снова сменились мыслями об Оле. Во всей этой суете, связанной с обустройством на новом месте он стал вспоминать её немного реже, но всё равно не проходило и дня без этих мыслей. Завтра ему будет наконец-то доступен личный компьютер с расширенными возможностями и он начнёт её искать. Возможно, удастся связаться с Землёй, а если нет, то нужно хотя бы освоиться в местной сети, чтобы в дальнейшем это облегчило работу.

За этими мыслями он не заметил, как закрылись его глаза. Спал Виталий крепко, проснулся в хорошем расположении духа, и, позавтракав, стал размышлять над тем, что и как расположить в своей комнате.

— Письменный стол к окну, — посоветовала мама.

— Я так примерно и хотел, — согласился Виталий.

Письменный стол был собран, и его оставалось только поставить на место. Сборка кровати тоже не заняла много времени. Её Виталий с отцом поставили слева от стола, разместив рядом прикроватную тумбочку.

Самую большую сложность представляли шкаф, предназначенный для одежды, книг и прочих вещей, и компьютерный стол. Всё это нуждалось в сборке, и Виталию не терпелось поскорее это сделать, чтобы, наконец, получить доступ к компьютеру. Поэтому когда Алина с матерью отправилась по магазинам, он уговорил отца помочь.

— А у нас уже есть доступ к местной сети? — спросил Виталий, когда стол был готов, и он уже начал примерять к нему компьютер.

— Должен, но вчера ещё не было. Если не появится, вечером буду звонить и узнавать. Мне нужны рабочие данные, а получить их можно только через сеть.

— Понятно. Надеюсь, будет. Мы с твоим компом не будем соединяться?

— Для чего?

— Не знаю. Просто.

— Не нужно.

— Важные тайны? — поинтересовался Виталий.

— А ты думал как? Если фирма способна за пару дней оформить все документы и организовать переезд, представляешь, что она вообще может?

— Понимаю.

— Так что никаких подключений и локальных сетей. Конечно, ты всё равно до важного ничего не доберёшься, но лучше и не надо.

— Как скажешь, — мне главное, чтобы сеть была, а то с личного компьютера не всё доступно.

— Будет сеть, не переживай, найдёшь свою красавицу.

Но до вечера домашний профиль Виталия так активирован и не был. Игорь Иванович связывался с сервисной службой, и они сказали, что их запрос будет обработан только завтра, что очень его огорчило. Виталию, конечно, не требовалась такая срочность, но он был очень раздосадован тем, что сможет начать свои поиски только завтра после школы, однако выбора у него не было.

— Ну как тебе игра? — спросил Михаил Виталия на следующий день, когда они подметали спортплощадку.

— Клёвая. Только я не совсем понимаю.

— Ничего, посмотришь пару матчей и будешь разбираться. Пойдёшь с нами ещё?

— А вы часто ходите?

— Нет. Я в основном по компу смотрю. Не всегда удаётся выбраться. А сейчас ещё начну учиться на первом уровне, вообще времени не будет.

— Понятно. Но если соберёшься, зови меня с собой.

— Лады.

— Слушай, у меня к тебе есть ещё одно дело. Ты ведь разбираешься в местной сети? Не поможешь мне с этим?

— Помогу. Что тебя именно интересует?

— Я не могу с нового профиля связаться с Землёй.

— Ну да, это нормально. Ты ведь только недавно здесь.

— Какое это имеет значение?

— Я сам точно не знаю, я тут родился, но слышал вроде как, что доступ в общую сеть ограничивается. Я в принципе мало кого с Земли знаю, не связываюсь с ней почти. Вообще, это всё очень отслеживается, поэтому точно сказать не могу.

— Понятно, — грустно выдохнул Виталий.

— А ты хотел с кем-то связаться?

— Да. Со своей девушкой. Она тоже переезжает сюда, только неизвестно, когда и в какой город. Вот я и хотел узнать.

— Как по мне, то проще дождаться, пока она прилетит, и найти её уже здесь. Хотя тоже не факт.

— Почему?

— У нас тут куча своих сетей, к тому же очень много пользователей. Это будет сложно. Даже не знаю, что тебе и посоветовать.

— Главное, что есть шансы. А там уже разберёмся.

— Есть в принципе ещё один путь.

— Какой?

— Хитбол.

— Хитбол? Как игра может мне помочь в поисках?

— Ежегодно устраиваются соревнования в юношеской лиге. Участвуют все школы. Отборочный тур, потом главный турнир.

— И как именно мне это поможет?

— На этой планете невозможно не следить за хитболом. Так или иначе она узнает о тебе с большей вероятностью. Ну а если уж ты станешь чемпионом, то точно не пропустит.

— Мне не стать чемпионом, ты что? — усмехнулся Виталий.

— Почему?

— Да я никогда не играл в эту игру. Ничего о ней не знаю.

— Это несложно. Ты быстро разберёшься.

— Ну фиг знает, — неуверенно ответил Виталий.

— Ты что, думаешь, те ребята, которых ты видел в субботу, взяли мяч и сразу смогли играть?

— Нет.

— Вот именно. Ну значит, ты согласен? — Михаил уверенно посмотрел в глаза сомневающемуся товарищу, — так или иначе, ты всё равно будешь играть на физкультуре, так что соглашайся.

— Ладно, — кивнул Виталий.

— Значит, договорились? — Томин протянул руку.

— Договорились, — ещё раз кивнул Виталий и пожал протянутую руку.

— Мне как раз нужен напарник для тренировок, сам я играю не очень, и ты мне подходишь. Сегодня вечером свободен?

— Думаю, да.

— В семь около метро сможешь?

— Смогу.

— Значит, договорились. Буду ждать тебя на месте.

— С собой что-нибудь надо брать?

— Нет, не надо ничего.

— Хорошо.

— Будем регулярно тренироваться. Как начнёт что-то получаться, будем уже разбирать игры, — с небольшим оттенком радости начал рассказывать Михаил, — хитбол штука очень непростая.

— Ты же только говорил, что я быстро разберусь.

— Разберёшься ты быстро, это так и есть. Но тебе нужно подтянуть форму, освоить приёмы. Всё будет зависеть от того, как и сколько мы будем тренироваться. Вот увидишь, оно того стоит. Как один раз выйдешь на поле по-настоящему и поймёшь, что у тебя что-то получается, вообще будешь только об этом и думать.

— А начиналось всё с того, что я хотел найти свою девушку, — улыбнулся Виталий.

— И прямо не заметишь, как пройдёт время до того, как ты её найдёшь. Вот увидишь. К тому же, она же тоже будет тебя искать. Если ты будешь играть, это ей сделать будет проще.

— Почему?

— Потому что в одной из сетей от твоих успехов в Хитболе зависит твой рейтинг. Я тебе потом помогу там оформиться. Чем выше рейтинг — тем выше ты будешь в строке поиска.

— Хорошо. Мне бы вообще в здешней сети разобраться.

— Эй, ребят, — раздался сзади голос тренера, — завязывайте и свободны.

Больше заданий на сегодня не было. Побыв немного в классе, Михаил и Виталий направились по домам.

— В общем, до вечера, — сказал Томин, когда они прощались.

— Хорошо.

— Если вдруг не сможешь, отпиши заранее.

— Само собой, — кивнул Виталий.

Он уже с нетерпением ждал вечера. Неожиданно ему очень захотелось научиться играть в хитбол. Возможно, он заразился здешней всеобщей любовью к этому виду спорта. Всё переменилось внутри него. Пожалуй, ещё на матче он начал подумывать о том, не начать ли ему самому играть, но не знал, как это сделать. Так что, неожиданное предложение Михаила пришлось очень кстати.

Чтобы беспрепятственно уйти вечером, придя домой, Виталий принялся помогать родным наводить дома порядок.

— Я пойду погулять? — спросил Виталий у мамы ближе к вечеру, когда все дела были сделаны.

— Один?

— Нет, с другом.

— Надолго?

— Не знаю. Часов до десяти.

— Ну ладно. Не забудь, что тебе завтра в школу.

— Хорошо. Если что, позвоню.

Виталий быстро оделся и выскочил из дома. В его мыслях было только желание поскорее добраться до места встречи. Однако, Махаила ещё не было. Видимо, Виталий рано пришёл. Но это в любом случае было лучше, чем опоздание.

— Давно стоишь? — спросил вдруг Михаил из-за спины.

— Минут пять, — ответил Виталий, обернувшись.

— Рано пришёл, ну да ладно пойдём, напарник, — улыбнулся Томин.

— Рано не поздно.

— Это да.

Они направились вперёд по дороге, в сторону парка.

— Самое главное в хитболе это умение работать с мячом.

После этих слов Михаил вынул из кармана жёлтый шарик и бросил его Виталию. Тот не ожидал этого, но всё же поймал мяч, при этом неуклюже извернувшись.

— Он маленький и противный, поэтому ловкость тут очень важна, — с улыбкой прокомментировал Михаил.

— Заметно, — кивнул Виталий.

— Он тебе что-нибудь напоминает?

— В теннисе примерно такие же вроде, — ответил Виталий, оглядев мяч с извивающейся чёрной полоской.

— Верно. Только этот сделан целиком из упругой резины, чтобы лучше пружинил.

— Понятно.

— И площадки с асфальтом нужны для этого, а не для того, чтобы больше игроков убилось.

— А бывает такое?

— Редко. Чаще по вине самих игроков. Ладно, сейчас не об этом. На втором месте в хитболе сила и выносливость. Даже не на втором, а на втором пункте первого места. Если ты не сможешь хорошо бегать и не в силах выбить мяч, твоя ловкость ничего не значит.

— Понятно. А куда мы сейчас идём?

— В парк. Мяч будем кидать.

— Там же люди везде.

— Ты стесняешься?

— Мало ли кого заденем.

— А мы осторожно, — улыбнулся Томин.

— Ну ладно, тебе виднее.

— И ещё одно. Не жди, что тебя сразу примут в какую-нибудь команду.

— Да я и не жду. Я же ничего не умею.

Они уходили в глубину парка. Со стороны он казался значительно меньше, чем оказалось на самом деле. Потом они свернули в сторону с большой аллеи и направились дальше. Людей здесь почти не было. Наконец они дошли до небольшой асфальтовой площадки, расположенной, очевидно, около какой-то служебной постройки.

— Вот и наша с тобой тренировочная площадка. Наши раньше любили здесь зависать, но сейчас что-то всё больше либо на стадионах, либо во дворе.

— Да, я заметил. У нас во дворе тоже мелкие играют.

— Это так везде. Значит, смотри: мячик пружинит от площадки, это разрешается правилами. Можно даже вести, как в баскетболе.

Михаил слегка пробежался, ударяя мяч о площадку и снова хватая его рукой.

— Что-то я не видел, чтобы игроки так делали.

— Это применяется редко. Один плюс, но много минусов.

— Расскажешь?

— Всё просто. Плюс в том, что при такой манере передвижения разрешено держать мяч всей рукой. Ну а из минусов прежде всего — скорость, ну и, не смотря на плюс, мяч легко потерять. Поэтому все предпочитают держать его так, — Михаил показал ладонь с мячом, который держал одним большим пальцем.

— Но так его легко выронить.

— Да. Есть такое. Но зато можно бежать со всех ног. К тому же, роняют его редко, а тренированные игроки вообще никогда.

— Это тоже надо тренировать.

— Ладно, пока хватит теории. Лови, — Михаил кинул мяч Виталию, и тот поймал, — игрок должен чувствовать мяч, это самое главное. И самое первое упражнение это броски об асфальт.

— Так что ли? — Виталий бросил мяч о площадку и не совсем идеально поймал.

— Не так просто, как кажется, да?

— Я и правда думал, что проще.

— Я же говорю — мячик противный, — улыбнулся Томин, — побросай немного, и старайся ловить на том же уровне ладонью вниз. Не давай ему подскочить, так не считается.

С новыми условиями ловить стало тяжелее — не всегда удавалось поймать мяч на том же уровне, да ещё он норовил отскочить куда-то в сторону и остаться вообще непойманным.

— Голой рукой играть проще, — прокомментировал Михаил, — но в форме обязательно должны быть специальные перчатки с защитой. В них играть не так удобно, но зато меньше шансов сломать запястье.

— Значит, мне ещё нужны будут перчатки?

— Пока учись без них. Так проще, потом нужно будет просто привыкнуть.

— Хорошо, — кивнул Виталий, в очередной раз кинув и поймав мяч.

— Так, ладно, это ты запомнил. Теперь кидаешь мяч об пол, даёшь ему подпрыгнуть, и в падении ловишь ладонью вверх.

— Это будет проще.

— Возможно. Но ты сделай несколько раз и проверь.

— Ладно.

Но простота оказалась кажущейся. Приступив к упражнению, Виталий понял, что оно легче первого, но не намного.

— А теперь представь, что он летит не просто вверх, но ещё и в сторону, — улыбнулся Михаил, — я же говорил, что мячик противный.

— Ага, — согласился Виталий, продолжая упражнение.

Так продолжалось около пяти минут, пока Виталий немного не освоился.

— Ну-ка теперь, просто подкидывай мяч на несколько сантиметров.

— Это уж точно проще.

— Ну да, тут ты прав, но всё равно помогает лучше чувствовать мяч.

— А вообще сколько надо тренироваться, пока не начнёшь чувствовать?

— Сколько потребуется. У всех по-разному.

— А примерно?

— Не знаю. Может у тебя через неделю начнёт отлично получаться, а может через месяц. Но в любом случае — чем больше тренировок, тем лучше, особенно в начале, когда надо осваивать все аспекты.

— Само собой.

— Ладно, пока достаточно, — остановил Виталия Михаил, — сейчас главное, чтобы ты запомнил упражнения. Теперь давай так: я кидаю, ты ловишь.

— Хорошо.

Они встали на расстоянии нескольких шагов друг от друга и стали перебрасываться мячом. Через раз Михаил подавал то напрямую, то с отскока.

— Ты должен уметь ловить мяч в любой ситуации и уметь его удержать, если сразу не надо передать.

— Ну, это понятно.

— До этого играл во что-нибудь?

— Да так, во всё понемногу.

— Футбол?

— Да. Волейбол ещё. Но это только в школе. Сам ничем толком не занимался.

— А сколько раз отожмёшься?

— Раз тридцать пять точно. Больше не пробовал.

— А что ж так? Свои возможности надо знать.

— Да я всегда норматив сдавал на пять, и хватало.

— А с бегом как?

— Ну, так, — пожал плечами Виталий, — с четвёрки на пятёрку.

— Значит, над формой ещё работать и работать.

— Я в принципе не против, — согласился Виталий.

— Хорошо. Сейчас ещё покидаем, и пойдём.

— Куда?

— Увидишь.

Они упражнялись ещё около получаса, после чего направились обратно, по пути обсуждая хитбол. Виталий спрашивал, а Михаил рассказывал.

— Так значит, ты никогда не качался? — спросил Томин, когда они вышли из парка.

— Нет.

— Значит, самое время начинать.

— Ну я думаю, это же только на пользу.

— Конечно. И для хитбола и вообще для жизни, так что тут можно даже не думать.

— Хорошо. Только я не знаю, что там и как.

— Узнаешь. Я покажу.

— Ты будешь моим тренером? — улыбнулся Виталий.

— Тренер из меня не очень. Правильнее будет говорить, что мы будем напарниками по спортзалу. Так и безопаснее, и не скучно.

— Хорошо.

Вскоре они свернули с улицы и пошли дворами. В одном из них между больших домов спряталась девятиэтажка, выглядевшая невзрачно на общем фоне. Михаил уверенно открыл дверь одного из подъездов и вошёл внутрь.

— Зачем мы сюда пришли? — неуверенно спросил Виталий.

— Сейчас увидишь.

Вместо того, чтобы направиться вверх, они свернули в сторону лестницы, которая вела в подвал. Сразу за его дверью было темно, но дальше был виден свет.

Помещение, в которое они вошли, оказалось тренажёрным залом. Снаряжение здесь было заметно хуже, чем то, что Виталий видел в школе, но на любительском уровне вполне сносно. В зале было двое парней, одного из них Виталий знал — это был Боря, который тогда ходил с ними на хитбол. Второму Зарубин тоже протяну руку и представился, желая познакомиться.

— Виталий.

— Вася, — кивнул он, — новенького привёл? — обратился он уже к Томину.

— Ага, — ответил Михаил.

— Ладно, — закроете тут, — сказал новый знакомый Виталия, вставая, — мы как раз уходили.

— Ага, — ответил Михаил, снимая кофту.

Василий и Борис собрались и вышли из спортзала.

— Ну вот, — заключил Михаил, — можно начинать.

— Давай.

— Раз уж ты никогда-никогда не занимался, то сразу браться за большой вес нельзя. Ну-ка…

Михаил принялся снимать со штанги блины, и сказал Виталию сделать то же самое с другой стороны.

— Теперь гляди, — Михаил лёг под штангу, — руки шире плеч, снимаешь, медленно осторожно опускаешь, так же поднимаешь. Это один повтор. Ясно?

— Да.

— Теперь ты, — Михаил поднялся со скамьи.

Виталий стал осторожно ложиться под штангу, стараясь в точности повторять движения своего друга. Гриф показался ему очень лёгким, но всё же медленно стал опускать его вниз.

— Так. Руки от туловища отодвинь!

Михаил легонько отодвинул локоть Виталия в сторону от туловища. Зарубин старался запомнить всё точно, но тонкостей оказалось больше, чем он предполагал.

— И не на горло опускай, а на грудь.

Михаил сдвинул штангу ниже, указав Виталию, куда надо опускать. Запомнив, Виталий старался в точности повторять это движение.

— Ну вот, уже лучше, — похвалил Михаил.

— Гриф лёгкий, — сказал Виталий.

— Не разговаривай, когда штанга в руках! — одёрнул его Михаил.

Виталий тут же замолчал и продолжил выполнять упражнение.

— Ладно, хватит пока. Осторожно клади на место.

Виталий аккуратно положил гриф на стойки и встал со скамьи.

— Запомнил?

— Вроде да. Это оказалось не так просто, как я подумал.

— Ничего. Немного освоишься и будешь выполнять всё на автомате. А то, что вес маленький, это не беда, поднять не долго. Но сначала нужно отточить технику.

— Ну это само собой. Я, значит, пока буду делать одно упражнение?

— Нет, приятель. Целых три!

— А какие остальные два?

— Пойдём.

— Томин подвёл Виталия к высокой стойке, на которой было много полочек для грифа, но сама штанга лежала на самой верхней.

— Снимай блины, — сказал Михаил.

— Ага.

— С приседаниями, ты, я думаю, знаком по урокам физкультуры.

— Конечно.

— Значит, приседания со штангой усвоишь легко.

— Они не отличаются?

— Отличаются. Сейчас я тебе всё покажу.

Томин слегка присел под штангой, чтобы взять её на плечи, потом отошёл от стойки, и медленно присел.

— Тут самое главное сохранить спину прямой, а то как будет большой вес, сразу сломаешь. Понятно? — сказал Михаил, встав.

— Да.

— Вот и отлично. Повтори.

Михаил положил штангу на место, и к стойке подошёл Виталий. Он был немного выше своего приятеля, поэтому ему пришлось присесть пониже, чтобы взять гриф. Затем он медленно выполнил упражнение. Томин корректировал его движения, чтобы Виталий делал всё правильно.

— Ну вот, вроде неплохо, — заключил Михаил, — клади обратно.

— Хорошо.

— И последнее в программе, но не по значимости — становая тяга.

— Вроде, что-то такое слышал.

— Тут техника очень важна. Смотри.

Михаил снял штангу сверху и положил на пол. Потом присел, взял гриф руками и медленно встал с ним.

— Запомнил?

— Да вроде несложно.

— Тогда начинай.

Виталий встал перед штангой, и было склонился, чтобы её поднять, как Михаил остановил его.

— Нет. Не так.

— Почему?

— А если тут два центнера лежать будет, ты их тоже будешь так поднимать?

— Не знаю, — немного ошарашено ответил Виталий.

— Даже если полсотни, сразу спину сорвёшь.

— А как надо?

— Ты же видел. Спину нельзя сгибать, нужно присесть, взять и подняться. Спина всегда прямая.

— Хорошо.

Виталий встал к штанге и выполнил упражнение как надо.

— Молодец, — похвалил его михаил, — ладно, ставь.

— Что теперь?

— Теперь за работу. Все упражнения выполняются сериями по несколько повторов в каждой.

— Понятно, — кивнул Виталий.

— Берёшь штангу и делаешь.

— А сколько?

— Ну, — задумался Томин, — делай четыре серии по двенадцать. Для начала сойдёт.

— Хорошо.

— Да, и ещё, — добавил Михаил, — перерыв минута, максимум две.

— Понятно, — согласился Виталий, — с чего лучше начать?

— Выбери любой порядок, но учти, что его нужно время от времени менять.

— Ясно. Тогда я сначала грудь.

— Давай. Я тогда приседания, — Михаил принялся навешивать на гриф блины.

— А мне сколько? — Виталий тоже потянулся за блинами.

— Нет. Ты, парень, пожми одним грифом пока что.

— Но он же лёгкий, — возмутился зарубин.

— А ты не торопись. Медленно делай. Технику совершенствуй.

— Ну ладно, тебе виднее, — с лёгкой досадой ответил Виталий.

— Как научишься, сам офигеешь, как веса попрут, а сейчас давай за дело.

В физическом плане сегодняшняя тренировка была не очень тяжёлой. Гораздо сложнее было освоить новые упражнения и правильно их выполнять. Это требовало терпения и концентрации. Виталию очень хотелось поднять веса, но он понимал, что в этом плане лучше слушаться Михаила.

— А никто не будет против, что я хожу? — спросил Виталий, когда они вышли и направились в сторону дома, — а то мне показалось, что ребятам не понравилось, что ты меня привёл.

— Всё будет зависеть от тебя. Ты пока ещё не свой, поэтому такое прохладное отношение. Покажешь себя с хорошей стороны, и всё будет в порядке.

— Покажу, — твёрдо заявил Виталий.

— Вот и славно. Может, тебя потом и в команду возьмут.

— А у вас с этим очень строго?

— Играть никто тебе не запретит, но первого встречного в команду не берут, сам понимаешь.

— А что для этого надо сделать?

— Научиться играть. Так что команда тебе пока не светит.

— Ну это неудивительно, — усмехнулся Виталий.

— Главное, тренируйся, а всё остальное будет, — подбодрил товарища Михаил, — на вот, возьми.

Томин достал из кармана свой мяч и кинул Виталию.

— А как же ты? — спросил Виталий, поймав.

— Потом вернёшь, у меня ещё есть.

— Ну, тогда ладно. Спасибо.

— Учись. Через пару дней покажешь, что можешь.

— Хорошо. На самом деле, я очень рад, что мы партнёры.

— Ещё бы, — улыбнулся Михаил, — ладно, бывай, партнёр, мне сюда.

— До завтра, — Виталий пожал протянутую руку.

Темнело. Виталий спешил домой, зная, что его родные будут волноваться. Он совсем забыл о времени, но оно того стоило. В его душе появилось большое воодушевление и желание заниматься хитболом. Он с нетерпением ждал следующей их с Михаилом совместной тренировки, да и сам собирался поработать над своими навыками при помощи тех упражнений, которые ему стали известны теперь.

Дома было всё как всегда: мама и сестра смотрели телевизор, а отец работал. Виталий думал, что его будут ругать за опоздание, но всё было в порядке. Он поужинал и заглянул в кабинет к отцу. У того сегодня было много работы, и он не мог отвлечься. Посидев немного, Виталий пошёл в свою комнату, пожелав всем спокойной ночи.

Он выключил свет, но спать не собирался. Раздевшись, он сел на кровать, а потом достал из кармана своей куртки мячик, который ему дал Михаил. Света фонарей, проникавшего с улицы, было достаточно, чтобы разглядеть незамысловатый спортивный снаряд.

Сперва он прижал его большим пальцем к ладони, как того требовали правила, и покачал кистью, чтобы почувствовать, как мяч лежит в ней. Стукать об пол было нельзя, поэтому Виталию пришлось довольствоваться упражнением с подкидыванием и ловлей. Потом он побросал мяч из одной руки в другую и лёг спать. Утром нужно было пораньше встать и отправиться в школу.

— Сегодня Игорь Валерьевич записывает на факультатив по информационным технологиям, — объявил Роман Павлович, когда класс стих, — он просил меня составить список на бумаге. У меня есть прошлогодний вариант, никто не желает исключить себя?

На этот вопрос класс молчал.

— Хорошо. А новенькие не хотят записаться?

— Слушай, — шепнул Виталий Михаилу, — может, запишемся?

— Сдурел? — ошалело посмотрел на него Томин.

— А чего? — обиженно спросил Виталий.

— Да нет, ничего, можешь попробовать, — пожал плечами Михаил.

После такого ответа у Виталия отпало желание поднимать руку. Но вскоре он успокоился, услышав ответ одноклассников.

— Так Игорь Валерьевич сказал никого не записывать, если никто не выпишется, — сказал юноша с первой парты.

— Разве? Почему? — удивился историк.

— Компьютеров мало.

— Но вы ведь на уроках как-то занимаетесь.

— Мы по группам.

— Ну, тогда ладно. Отнеси ему список. Он просил твёрдую копию.

Юноша встал и вышел из класса.

— Я знал, что он выпендрёжник, — шепнул Михаил, — но не думал, что настолько.

— Почему? Вроде ж ничего такого.

— Места есть, просто не хочет, чтобы кто-то новенький был.

— А почему ты тогда не записался?

— Мне и школьной программы на первом уровне будет хватать. Да и эти задолбают.

— Понятно. Тогда хорошо, что я не записался.

— Хах, — усмехнулся Томин.

— Что?

— Да нет, ничего. Тебя бы Ваня Смирнов всему научил.

— В смысле?

Виталий осёкся и затих, потому что на него посмотрел классный руководитель. Спустя минуту в класс вернулся Смирнов.

— Игорь Валерьевич просил прислать трёх человек, — обратился он к историку.

— Да? А для чего, не сказал? Обычно, он мне пишет.

— Он уборку делает в первой информатике.

— Понятно. Ну, тогда пойдут Томин, Зарубин и Бродина. Что-нибудь надо им? — обратился он уже к Ване.

— Нет, сказал, у него всё есть.

Для Виталия это стало косвенным подтверждением того, что новичков здесь ущемляют.

— Ну вот, — сказал Михаил, когда они вышли из класса, — как что-то с компьютерами, так Ваня, а как уборка, так кто-то другой. Нужны ещё доказательства?

— Да и так понятно. Не любят они новеньких, — заключил Виталий.

— Ты погоди, ещё учебный год не начался.

Они спустились на второй этаж и направились к кабинету информатики один, но он был закрыт.

— А сказал в первой, — злобно выпалил Михаил, — ладно, идёмте.

— Куда?

— Искать, где он.

Они прошли коридором, и направились в противоположную сторону от лестницы. Там была такая же рекреация, в которой было два кабинета информатики — второй и третий. Дверь третьего была закрыта, а второго открыта настежь.

Внутри стояли компьютеры, которые были на пару поколений слабее, чем те, которые Виталий видел во время сдачи вступительного теста. Виталий словно очутился в своей старой школе — не было большого терминала — его заменял обычный компьютер, управлявший всем классом, разве что доска была интерактивной. Игорь Валерьевич стоял у стола и копался в разобранном системном блоке, ничуть не отвлекшись от него и в момент, когда вошли Виталий, Михаил и Аня.

— Игорь Валерьевич, — позвал Михаил, сначала осторожно постучав по дверному косяку.

— Входите, — ответил тот, не поднимая головы.

— Через минуту он что-то вынул из системного блока и повернулся к ним с какой-то платой в руках.

— Значит, — начал он, — окинув их взглядом, — у нас тут капитальная уборка, Аня, возьми на кафедре салфетки. Сначала протри аккуратно доску, а потом экраны мониторов, а вы, ребята, откючайте системники, берите тряпки, и протрите с них пыль.

— Хорошо, — ответил Михаил, — откуда начинать?

— Откуда хочешь, — ответил Игорь Валерьевич, отвернувшись к разобранному блоку.

Аня молча отправилась к большому экрану, а Виталий и Михаил взяли тряпки, и пошли в другой конец класса.

— Как дела с мячиком? — спросил Томин, когда они приступили к работе.

— Нормально. Вчера позанимался перед сном, сегодня ещё позанимаюсь.

— Мышцы не болят после вчерашнего?

— Немного. Бывало и хуже.

— Серьёзно?

— Конечно. Думаешь, нас на физкультуре не гоняли?

— Не знаю. У меня просто от обычной физкультуры никогда ничто не болело.

— А я помню, как первый раз приседания на одной ноге сдавал. Норматив выполнил на пять, но на следующий день по ступенькам спускаться не мог.

— А я нормально. У меня с детства с этим не было проблем. Ну, именно с приседаниями на одной ноге без отягощений.

— Повезло.

— Наверное, — пожал плечами Томин.

— Когда теперь пойдём в зал?

— Послезавтра.

— Хорошо. А сегодня будем что-нибудь делать?

— Нет. Я не могу. Сегодня у нас игра.

— А можно мне прийти? — воодушевился Виталий.

— Нет, — коротко кинул Томин.

— Почему?

— Потому что не надо. Когда будет можно — придёшь. Успеешь ещё насмотреться.

— Ну ладно, — слегка раздосадовано ответил Зарубин.

К счастью, скучать Виталию не пришлось. У него ещё оставались дела по дому, который нужно было приводить к желаемому состоянию. Освободившись, Виталий взял мячик и отправился на улицу. Он повторял упражнения, которые показал ему Михаил, и у него уже получалось заметно лучше. Иногда ему даже казалось, что рука сама находит мяч. Это было свидетельством появления первых навыков, необходимых для игры.

Остальную часть вечера он потратил на поиски Оли, но сегодня его ждала неудача. Он так и не смог выйти в общую сеть, а в местной искать ещё было рано.

В остальном его жизнь вошла в относительно стабильный ритм. Они с Михаилом регулярно ходили на тренировки, Томин показывал ему всё новые приёмы игры, а Виталий потом старался их отработать. Больше всего, конечно, ему хотелось хоть раз сыграть по-настоящему, но такой возможности до начала занятий в школе, скорее всего, не представится.

Через две недели Михаил, наконец, положительно ответил на желание Виталия пойти с ним на уличную игру, но о том, что Зарубин будет участвовать и речи быть не могло.

— Не удивляйся, что в дворовых играх немного другие правила, — предупредил Михаил.

— В смысле?

— Жёстче, чем обычно. За некоторые виды перехватов из дворовых игр в лиге удалили бы с поля.

— А почему так?

— На улице нет судей, а плакаться не принято.

— Ясно.

— В принципе, раньше весь хитбол был примерно таким, но со временем самые жёсткие элементы стали запрещать. Но даже несмотря на это, на поле нужно следить за собой.

— Ещё бы. А почему мне раньше нельзя было туда ходить?

— Потому что дворовые игры пытались запретить. Сам понимаешь, это дело невозможное, и теперь их пытаются поставить под надзор, поэтому мы шифруемся. Я-то тебе верю, но за остальных говорить не могу.

— А зачем запрещать-то?

— Некоторые иногда жалуются, вот и хотят это дело поставить под надзор.

Михаил и Виталий свернули в мрачный сквер, деревья которого были неухожены.

— Тут раньше был стадион. Сейчас разрабатывается план реконструкции района, и он временно пустует.

— А когда район перестроят, то где будете играть?

— Придумаем что-то. Ну, если будет совсем плохо, подадимся в какую-нибудь секцию.

Район, в котором они сейчас находились, действительно нарушал стройную картину всеобщего порядка, царившего на Лайтаере. Но всё равно чувствовалось, что когда-то этот стадион был культовым местом.

— А ты сегодня играешь? — спросил Виталий, когда они подошли ко входу.

— Сегодня я запасной, но если что, то выйду.

На самом стадионе было неожиданно много людей. Ему представлялось, что у уличных игр почти нет зрителей, но сейчас он убедился в обратном.

— У вас тут всё как на настоящем стадионе, — заметил он вслух, — столько зрителей.

— А ты как думал? — Тут только форма одежды игроков свободная.

— Вообще не нужна форма?

— И форма не нужна, и щитки обычно не надевают.

— Без них же опасно.

В ответ Михаил рассмеялся.

— Чего такого-то?

— Ничего, всё в порядке.

Несмотря на приличный возраст стадиона, качество асфальтового покрытия было на высоком уровне. Только в паре мест по краям были небольшие трещины. Но они вряд ли кого-то здесь интересовали — даже Виталию было понятно, что есть вещи, влияющие на ход игры куда серьёзнее.

— Как много девушек здесь, — скромно заметил Виталий.

— Да. Ещё неизвестно, кто больше любит эту игру, — ехидно заметил Михаил.

— Они разве играют? — удивился Виталий.

— Ну да. С игроками, — рассмеялся Томин.

— Понятно.

— Это ж романтика! — сказал Михаил, — привет, девчонки, — он поприветствовал трёх девушек, мимо которых они проходили.

— Привет, — дружно ответили они.

— Это Виталик, — он неожиданно развернул к ним Зарубина, — Виталик, это Лена, Лиза и Аня.

— Очень приятно, — сказала Лиза.

— Взаимно, — едва выдавил из себя Виталий, не ожидавший такого поворота событий.

Виталий очень смутился, и даже ощутил, что краснеет. Это было несвойственно для него, и он списал всё на то, что находится впервые в новой обстановке. К его радости, Михаил не стал долго разговаривать со своими знакомыми, и они с Виталием пошли дальше.

— Хоть бы предупредил, — обиженно сказал Зарубин.

— Да ладно! Ты девчонок боишься? — усмехнулся Михаил.

— Не боюсь. Просто неожиданно.

— А по-моему, тебе нужно развеяться, оглядись вокруг: тут много хороших девчонок.

— У тебя есть девушка?

— Нет.

— Вот ты и развейся. А у меня есть.

— Ты уверен?

— Да.

— Она всё ещё не вышла с тобой на связь. Как ты можешь быть уверенным, что ваши отношения в силе?

— Я так хочу, поэтому могу.

— Ну, как знаешь, — пожал плечами Томин.

Уже спустя полчаса Виталий более или менее освоился на стадионе. К тому же, здесь всё было проще, чем на настоящей игре, не было какой-то натянутости, обязательности. Все события, происходившие здесь, легко шли своим чередом. А иногда вообще могло показаться, что какой-либо порядок и вовсе отсутствует. Не было большого количества зрителей, огромных трибун, но самое важное — ощущение азарта от игры — от этого не зависело, и здесь с ним не было проблем.

— Пойдём вон там присядем, — Михаил указал на лавочку.

— Легко, — кивнул Виталий.

Они дошли до края поля, где находилась контрольная зона одной из команд. Как раз в этот момент игроки начали вставать на свои места на поле. Виталий отметил, что щитки всё же были, но не у всех. В основном защищали колени и локти, а вот шлемов не было ни у кого. Неудивительно, что травм здесь было больше, чем в обычных играх.

Задумавшись об этом, Виталий даже не заметил, как началась игра. Просто игроки начали бегать и перебрасываться мячом, за которым он в начале даже не мог уследить и жалел, что здесь нет очков, которые его подсвечивают.

Нормально поймать мяч в поле зрения удавалось только тогда, когда он выходил за граничную разметку поля, и разыгровка начиналась сначала. Но так происходило не всегда, в зависимости от того, около какой отметки это произошло.

— А судить вообще никто не будет? — поинтересовался Виталий.

— Нет. Всё сами.

— Ну а если вдруг правила кто-то нарушит?

— Не нарушит. Здесь все стараются играть честно.

— А почему так?

— Никто не любит грязных игроков и грязные команды. И поэтому все стараются играть чисто.

— Понятно. А как вообще команды создаются?

— Просто живут в одном дворе или на одной улице, собираются вместе и разделяют должности.

— А хиттер?

— Ну, его выбирают, обычно самого сильного игрока.

— Ну а если двое хотят быть хиттером, и за них поровну голосов?

— Они разыгрывают капитанскую партию, кто победил, тот основной, а второй — запасной.

— Запасной хиттер?

— Ну, что-то вроде. Он будет играть за основного в случае, если тот получит травму.

— Ясно. А как попасть в команду?

— Ну, у тебя должны быть знакомые, чтобы предложить твою кандидатуру, а дальше решает капитан и игроки. Чем больше людей из команды тебя знают, тем больше у тебя шансов в неё попасть.

— То есть меня не взяли бы.

— Сейчас — нет, но потом можешь попытать счастье. Сразу говорю, это будет нелегко.

Прямо в этот момент игрок дошёл до контрольной зоны и, проскочив контрольного, провёл гол. Контрольным был Боря, которого Виталий видел пару раз до этого.

— Серёга хорош, — сказал Михаил, — его бы без вопросов взяли в команду.

— Это тот, который забил?

— Ага. Шустрый, Один за полкоманды играет, поэтому хиттером его и выбрали.

— А в вашей команде кто капитан?

— Вон. Вася.

Михаил указал на крепкого юношу, который в это время как раз выходил к отметке.

— Тоже ничего, вроде, — сказал Виталий.

— Ну да. Этот больше силой берёт, но главное ведь не методы, а результат.

— Не всегда.

— Если не брать в расчёт чистоту игры, то всегда. Победитель есть победитель.

В этот момент капитан Вася жёстко перехватил игрока с мячом, от чего тот упал на асфальт, тут же снова вскочил и продолжил игру как ни в чём не бывало.

— Жёстко, — покачал головой Виталий.

— Это хитбол, приятель, ты же понимаешь, — равнодушно сказал Томин, — не можешь играть — иди домой.

— Я думал, правила везде одни.

— Здесь они свои. Бей оправдано, не плачь, как девчонка, и главное: есть претензии — один на один после игры.

— Даже так? — удивился Виталий.

— Именно так, — заключил Михаил.

— И часто у вас драки после игры?

— Почти каждый раз, — всё так же спокойно сказал Михаил.

— Жесть, — выдохнув, ответил Виталий.

— Подожди. До первого сентября немного осталось. Вот там будет настоящая жесть.

— В школе?

— Угу, — кивнул Томин.

— Она страшнее этой игры?

— Может и не страшнее, но уж точно не проще.

Первая половина игры подошла к концу, и игроки отдыхали.

— Привет, Миха, — к ним подошёл хиттер.

— Привет. Знакомься. Это Виталик. Виталик, это Вася.

— Не хочешь побегать? — предложил он Томину, после того, как пожал Виталию руку.

— Хорошо.

— Как всегда, справа будешь, — он обернулся на поле.

— Вроде как, они играть научились.

— Ага. Вот поэтому и нужна твоя подача. Витёк бегает-то нормально, но почему-то всегда не в том месте, когда надо.

— Ладно. Сделаем.

— Пошли. Перерыв короткий, а то скоро темнеть начнёт.

— Ага.

Вася убежал, а Михаил скинул кофту и принялся разминаться.

— Ну ладно, пойду. Будь здесь, — бросил он Виталию и побежал на поле.

— Хорошо.

По мнению Виталия, Михаил играл просто отлично. Уже одно то, что хиттер позвал его на поле, было ярким тому доказательством. Ему самому захотелось на площадку, но он знал, что ещё слишком слаб для этой игры. Он не смог бы сейчас находиться на месте Михаила: тот выполнял множество разных приёмов, о которых ещё не рассказывал своему новому напарнику.


Глава вторая Новые порядки | Хиттер | Глава четвёртая Мир занятий