home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятая Трудности предвзлётной подготовки

— Итак, — провозгласил Игорь Валерьевич после звонка, — сегодня первый урок мы посвятим вашему домашнему заданию. И первым нам его предъявит, — учитель заглянул в список, — о! Томилин. Ты всё рвался, как я помню, вот тебе шанс.

Игорь Валерьевич щёлкнул по клавише, и на большом экране появилась домашняя работа Игоря Томилина.

— Как вы помните, вам нужно было составить алгоритм решения задачи. Вот как это сделал Томилин.

Учитель развернулся к большому экрану и внимательно просмотрел решение.

— Возражения есть? — спросил он через минуту.

Класс дружно молчал.

— Что, неужели у всех так? — переспросил учитель. В его голосе чувствовалось некоторое недовольство.

— У меня не так, — не совсем уверенно ответил Виталий.

— Так. Зарубин, что не так?

— Ну, здесь есть лишние логические операции, которые можно объединить в одну, и дополнительную проверку вообще можно отменить. На мой взгляд, тут всё ясно и без неё.

— Правильно. Молодец, — сказал Игорь Валерьевич.

Щелчком по клавише учитель вывел на экран работу Виталия.

— Не верю, что Зарубин единственный, кто прибег к такому явному упрощению. Да, Ваня?

— Возможно, — ехидно ответил Смирнов.

— Зарубину ставлю пятёрку, — Игорь Валерьевич повернулся к своему монитору, чтобы поставить отметку, но тут же поднял голову, — хотя, нет, — он сделал секундную паузу, — две пятёрки. А Томилину четвёрка.

— За что? — возмутился Игорь.

— Выполненное кое-как домашнее это вообще-то удовлетворительно. Хочешь? — строго сказал учитель.

— Нет, — потупился Томилин.

— Молодец. Зарубин, текст слепым методом набирал?

— Частично. Я до некоторых символов ещё не дошёл и до раскладки для программирования.

— Ну да ладно. Пока прощаю. И то только потому, что в общеимперском результат у тебя хороший.

На перемене, когда все выходили, Игорь Валерьевич подозвал к себе Виталия.

— Ты молодец, Зарубин, но будь осторожен.

— Почему?

— Ты ещё не особо освоился с местными порядками, поэтому будь начеку. У кое-кого теперь на тебя зуб.

— Из-за оценки?

— Да. Это главная ценность здесь.

— Бить будут? — слегка шутливо сказал Виталий.

— Могут, — серьёзно ответил Игорь Валерьевич, — и мой тебе совет: если что — бей первым. Здесь можно только так.

— И никак иначе?

— Нет. Всё упирается только в то, когда ты это поймёшь. Я понял в начале второй ступени, тебе придётся в начале третьей. Но я тебе скажу: лучше так, чем никак, и лучше прямо сейчас.

— Ясно.

— И, если что, я тебе этого не говорил.

— Хорошо. Спасибо за совет.

— Не за что. Иди на перемену, — Игорь Валерьевич отвернулся к монитору.

Долго сомневаться в правдивости слов учителя Виталию не пришлось. Едва он вышел за дверь класса, как его обступили три человека: Игорь Томилин, Иван Смирнов, и ещё один их одноклассник — Коля Синицын.

— Ты что, баклан, думал у тебя одного так сделано? — сразу сказал Смирнов, — да так больше, чем у полкласса сделано! Что ты лезешь куда не надо?

— А чего ж вы все молчали? — грубо спросил Виталий, понимая, что дело идёт к драке.

— Человека подставлять не хотели. А ты зачем это сделал? — ответил Синицын.

— Ну, уж извините.

— Ещё раз такое будет, ты получишь! — выпалил Игорь.

И тут у Виталия в голове ясно прозвучали слова, услышанные минуту назад: «лучше понять сейчас», и что-то щёлкнуло внутри. Если сейчас поддаться, то он гарантированно попадёт под пресс, и выбраться из-под него будет сложно. Так что, лучше не попадать.

— Да а чего другого раза-то ждать? — сказал он, — давай прямо сейчас всё решать.

— Смелый? — спросил Томилин.

Рассчитывать на помощь было бесполезно, да и Михаил куда-то исчез, когда он так нужен. За секунду в его голове проскочило множество мыслей, и он ударил по лицу Томилина, стоявшего посреди. Удар получился неудачным, и Игорь, сблизившись, попытался повалить Виталия. Продолжая бить его без разбору, он старался выйти из близкого контакта, но потом они всё-таки упали, и Виталий оказался сверху. Он продолжал бить Томилина по лицу кулаком. Вдруг кто-то ударил его сбоку по лицу. Было больно, но Виталий не останавливался.

Он плохо помнил, как их общими силами растаскивали одноклассники. Он не слышал, как крикнул выскочивший из класса Игорь Валерьевич. Чувства полностью вернулись к нему, только когда он уселся на своё место в кабинете информатики.

— Ну что? К директору вас? — строго спросил Игорь Валерьевич.

— Не надо, — сказал взъерошенный Томилин.

— Не надо, Томилин?! Осмелюсь спросить, не ты ли начал драку?

— Я начал, — ответил Зарубин.

— Мы просто поговорить хотели, — тихо добавил Томилин, вытирая маленький кровоподтёк под носом.

— Да ну? О погоде, наверное? — спросил Игорь Валерьевич.

— Нет.

— Значит так. Лично от меня выговор обоим и Смирнову. Особо строгий.

— А мне-то за что? — возмутился Иван.

— Это ты по желанию можешь у директора спросить. Она не видела, как ты Зарубина по лицу ударил, но я ей расскажу.

Иван потупил взгляд.

— Всем ясно? — строго спросил Игорь Валерьевич, — я не слышу ответа и не вижу бодрых кивков, — добавил он после молчания.

— Да, — закивали Виталий и Игорь.

— Смирнов?

— Ясно, — недовольно ответил тот.

— Отлично. Приступайте к практической работе.

За весь урок никто не проронил ни слова, ни учитель, ни ученики. Только в конце урока Игорь Валерьевич собрал результаты практической работы и выдал задания на будущее.

— Все свободны, кроме Зарубина, — сказал Игорь Валерьевич после звонка.

Виталий не знал, чего ждать. Вряд ли Игорь Валерьевич хотел его похвалить, но и ругать было не за что, как он считал.

— Почему ты на факультатив ко мне не записался? — спросил учитель.

— Так это, — Виталий никак не ожидал подобного вопроса, — сказали, компьютеров мало, и вы никого не записываете.

— Суббота. Семь. Будет время — приходи.

— Хорошо. Спасибо.

— Можешь идти.

— До свидания, — сказал Виталий и вышел.

— До свидания, — тихо сказал Игорь Валерьевич уже самому себе, потому что вышедший Виталий не мог его слышать.

— Ну ты дал! — сразу после выхода на Виталия накинулся Томин.

— Что? — спросил Виталий, делая вид, что не понимает, о чём речь.

— И как я пропустил!

— А где ты, кстати, был?

— Уходил в другую рекреацию, где мы с тобой обычно сидим. Ждал тебя. Прихожу, а тут такое!

— Да. Так вышло.

— Не ожидал от тебя! — восхищённо добавил Михаил.

— Да ладно. Погоди-ка.

Виталий и Михаил зашли в туалет. Посмотревшись в зеркало, на своей правой щеке, ближе к виску Зарубин увидел свежий синяк. Он был не очень сильным, но заметным и немного побаливал.

— Хорошо, что почти не видно, — сказал Михаил.

— Предки один фиг заметят, — ответил Виталий, — и начнутся расспросы, что да как.

— Скажешь, что упал, — предложил Михаил.

— Что-нибудь придумаем, — ответил Виталий, поправляя костюм.

— Само собой. В первый раз, что ли? — улыбнулся Михаил.

— Что у нас там дальше? Астрономия?

— Ага. Исследования пульсаров.

— Отлично! — Виталий подтянул галстук.

— Учил?

— А то! — подмигнул Зарубин.

Михаил улыбнулся, и они направились на урок.

— Что это у тебя? — мама взяла Виталия за подбородок и повернула правой щекой к себе, чтобы лучше разглядеть синяк.

— Упал, — уверенно ответил Виталий.

— Да? Как это случилось?

— Оступился.

— Честно?

— Конечно.

— Что-то я всё равно не верю.

— Да всё хорошо, мам, — улыбнулся Виталий.

— Ну ладно, обедай и за уроки.

— Я помню.

— Молодец, — улыбнулась Елена Николаевна.

Свободного времени у Виталия не было вообще, но оно ему было и не нужно. Он всё чётче видел перед собой свою цель, ну а личная жизнь непременно наладится, когда они с Олей снова будут вместе. Подобные мысли придавали ему сил и помогали трудиться.

Вот только пока с хитболом у него всё обстояло не так, как ему хотелось бы. Он ходил на тренировки, упражнялся, но в учебных играх играл редко, и даже в эти моменты он стоял на контрольной зоне.

— Почему Эсэс не пустит меня в поле хотя бы на учебной игре? — спросил Виталий Михаила, когда они шли на тренировку. Ну или хотя бы, чтобы я всегда играл.

— Ты ведь не в команде. Ты даже не в запасе.

— А что вообще нужно, чтобы в неё попасть?

— Нужно хорошо играть.

— Ну а как я буду хорошо играть, если не играю вовсе?

— А на физкультуре?

— Там я всегда контрольный. Ну пропускаю бывает, но в основном-то перехватываю.

— Ну да.

— Что ну да? Может, ты в следующий раз поставишь меня в нападение?

— Думаешь, у тебя получится?

— Думаю.

— Хорошо, — согласился Михаил, — ты прав, пора тебе в самую гущу событий.

— Верно.

Уже на следующий день Михаил выполнил своё обещание. Виталий хоть и нервничал, но понимал, что это как раз то, о чём он мечтал, и теперь глупо было отступать назад.

— Итак, — начал Михаил, — Диман в прорыв, я отдаю Виталику. Виталик, ты прорываешься сквозь Мышевского и Карпа и отдаёшь Диману.

— Ага, — кивнул Виталий.

Диман — Дмитрий Королёв, одноклассник Виталия, находившийся в переднем нападении. При такой схеме его задачей было пройти сквозь защиту без мяча, принять передачу от Виталия и доставить мяч в контрольную зону.

Эта задача Виталию казалась простой в отличие от его собственной. Ему нужно было как-то обойти грозного капитана Юру и вдобавок ещё одного защитника. Сделать это было сложно, потому что игрок, получавший мяч, всегда становился целью номер один для противников. Но, с другой стороны, это был хороший шанс проявить себя, и Виталий не хотел его упускать. Он понимал, что в хитболе очень важен характер, а уж с этим, как он считал, у него проблем быть не должно.

На этот раз свистки тренера добавляли не столько волнения, сколько адреналина. Виталий вцепился глазами в свою цель, и только перед третьим свистком перевёл взгляд на Михаила, который должен был дать ему мяч.

После третьего свистка Михаил ловким движением схватил мяч и тут же передал его Витаилию. Тот, в свою очередь, принял и устремился вперёд. Поняв, что к чему, хиттер и нападающий противника устремляются на Зарубина. Хиттера блокирует Михаил, оттесняя от Виталия, и Зарубин остаётся один на один с нападающим. Он понял, что мяч отдавать никак нельзя, а обойти у него тоже не выйдет, поэтому, поборов свою нерешительность, он устремился вперёд.

Нападающий уже приготовился делать перехват, но Виталий поднырнул под него левым плечом и, оттолкнув, прорвался вперёд. Он даже восхитился от того, с какой неожиданной лёгкостью ему это удалось.

Настало время передачи. Виталий высмотрел глазами Диму, который как раз проходил вперёд и вот-вот должен был обернуться для приёма. Но как только Зарубин замахнулся, чтобы бросить, на него сбоку налетел защитник. Мяч хоть и выпал, но противник не успел схватить его. Действовать нужно было быстро и решительно. Виталий устремился вперёд, ударил защитника плечом, ловко подхватил мяч и сам устремился к контрольной зоне. И теперь между ним и его первым в жизни хитом стоял только один игрок. Ускорившись, Зарубин буквально врезался в него, и, оттолкнув плечом в сторону, сделал команде очко.

Дальше было ликование, которого он очень давно не испытывал. Это его первый серьёзный успех в хитболе, и он был на седьмом небе от счастья. И даже то, что у него не было больше таких ярких моментов во всей игре, не смогло омрачить общего впечатление от первого матча, сыгранного на месте нападающего.

Успех всегда подогревает интерес. Виталию захотелось играть как можно больше, и не на контрольной зоне — теперь он видел себя только в поле, и желательно в нападении.

— Ничего себе ты дал! — восхищался Михаил, когда они шли домой.

— Да я сам не ожидал.

— Тебя даже тренер похвалил, это круто.

— Как думаешь, теперь он возьмёт меня в команду?

— Вряд ли, но ты на шаг ближе, это точно.

— Сам не знаю, что на меня нашло сегодня.

— Характер открылся, — Михаил похлопал Виталия по плечу.

— Ну не знаю.

— Да ладно. Тебя даже Смирнов с его компашкой втихую уважают. Тебя к тому же на факультатив по информатике взяли.

— Из-за этого?

— Наверно. Валерич любит сильных и честных людей.

— Откуда ты знаешь?

— Я его давно знаю. Он в нашей школе учился, потом в армию пошёл, а потом снова сюда позвали. Он ещё в школе в компах не хуже любого учителя разбирался.

— Круто.

— Да. Ещё я слышал, что это у него вторая работа.

— А первая какая?

— Где-то там же, где твой отец твой работает. Что-то с инженерным делом связано.

— Вот как. Может, они даже сталкивались?

— Вряд ли. Там народу уйма.

— Ну да, я просто предположил.

— Слушай, не хочешь сегодня на стадион сходить? Наши между собой соревнуются. Играют просто так.

— Не знаю. Посмотрим.

— Ладно, давай, до вечера, — попрощался Михаил.

Говоря «не знаю» Виталий лукавил. Едва услышав это предложение, он уже знал, что примет его. Такой ответ он дал лишь потому что не хотел ничего обещать, ведь не от него одного зависело, пойдёт он сегодня гулять, или нет.

Придя домой, Виталий тут же взялся за уроки. К счастью, других дел не было, и он, отпросившись у мамы, ушёл на улицу. В его голове появилась мысль, что сегодня он должен во что бы то ни стало попасть в дворовую команду. Он знал правила, по которым осуществляется приём. Делалось это на усмотрение хиттера с согласия команды, — обычно капитан придумывал какое-нибудь испытание, чтобы проверить игрока на пригодность. И исходя из результатов этого «экзамена» выносил вердикт. Попасть в хорошую команду было трудно, но Виталий хотел рискнуть, именно поэтому он вообще сегодня и хотел направиться на стадион. Михаил уже был там — Виталий получил от него сообщение, когда вышел из дома.

Народ здесь был каждый вечер. Когда-то больше, когда-то меньше. Сегодня было немноголюдно. Виталий прошёл по дорожке вдоль стадиона, здороваясь со всеми, кого знал, и встал у края площадки.

Игры как таковой не было. Ребята просто перекидывались мячом. Михаил тоже был на поле, стоял в заднем нападении. Неплохое место, но в школе он всё-таки бывал хиттером.

Виталий дождался пока Вася, капитан команды, ушёл с поля и сел на скамейку, чтобы отдохнуть. Виталий подошёл к нему и поздоровался. Капитан, вероятно, считал, что на этом их общение на сегодня закончится, но у Виталия были другие планы.

— Возьми меня в команду! — прямо сказал Зарубин.

— Тебя? — капитан окинул Зарубина слегка пренебрежительным взглядом.

— Да.

— На поле бывал когда-нибудь?

— Да. В школе.

— Значит, просто бывал? Играть-то умеешь? — усмехнулся капитан.

— Учусь.

— У нас нужно играть. Приходи, когда научишься.

— Я уже кое-что умею. Можешь проверить меня.

— Я? Тебя? — удивился Вася.

— Да. А что такого?

— Да нет, ничего. Эй, ребята, — окликнул он остальных, присвистнув, — идите все сюда.

Остальные игроки, включая Михаила, подошли к краю поля.

— Вот моя команда, — окинул он глазами собравшихся.

— Я знаю.

— Вот, человек к нам в команду просится. Что вы об этом думаете? — обратился капитан к команде.

Виталий осторожно посмотрел на команду и встретил удивлённый взгляд Михаила, явно не ожидавшего такого поворота событий.

— Давно играешь? — спросил один из игроков.

— Не очень.

— А точнее?

— Месяцев пять.

— Всего-то?

— Да… — замявшись, ответил Виталий.

— Да ну, он играть не умеет, зачем он нам, — заговорила команда.

— Вы забыли дать ему шанс, — вступил Михаил.

— Я тебя понимаю, Мих, — ответил Вася, — он твой друг и все дела, но и ты меня пойми. Ты и сам его уровень знаешь.

— Например, сегодня от него никто ничего не ждал, а он почти в одиночку сделал неплохой прорыв.

— Здесь не школа. Тут всё жёстче.

— Просто проверь его, — коротко сказал Томин, — и всё.

— Ладно. Хорошо, — согласился капитан, — пошли на поле, новичок.

Вася встал с лавки и направился к центру площадки. Виталий неуверенно последовал за ним.

— Дайте мяч, — попросил он, дойдя до центральных отметок, — капитанскую, — сказал он Виталию, ловко поймав брошенный резиновый шарик.

Виталий никогда не разыгрывал капитанскую партию, поэтому с горечью осознал, что с таким поворотом событий его шансы на приём в команду пропали. Он даже не знал, как надо вставать, поэтому пытался с максимальной точностью скопировать действия своего соперника. Хиттер положил мяч на отметку и встал в стойку.

— Посчитайте кто-нибудь, — попросил Виталий.

К ним подошёл один из игроков, а на себе Виталий ощутил взгляды остальных участников команды, и не только их. Ему показалось, что внимание всех, кто сейчас присутствовал на поле, обращено на двоих игроков в центре.

— Раз, — громко произнёс игрок, — два…

Виталий впился глазами в мяч. Его рука была готова в любой момент сделать рывок, чтобы схватить небольшой снаряд.

— Три!

Виталий сделал рывок и ощутил в своей руке мяч, но тут же получил сокрушительный удар по лицу, отчего упал на асфальт. В глазах потемнело, мозг был готов отключиться, но Зарубин держался, чтобы не терять сознание.

— Ну как? Понравилось? — злорадно спросил Вася.

— Сойдёт, — с трудом ответил Зарубин.

Виталий сел на асфальт и открыл глаза. Тёмная пелена спадала, остались только искорки по краям. И сознание возвращалось.

— Ну тогда, надеюсь, ты всё понял?

— Погоди-погоди, давай-ка ещё разок, — сказал Виталий, вставая на ноги.

— Ну давай, — ехидно ответил капитан.

Виталий решил, что сейчас ударит первым, и хотя рассудок его не до конца прояснился, он снова встал в стойку.

— Раз, два…

Теперь Виталий смотрел не на мяч. В свете последних событий этот маленький предмет лишился положенного ему внимания.

— Три!

Едва Виталий размахнулся, как капитан ловко схватил его за отворот одежды и дёрнул, отодвинувшись в сторону. Виталий упал лицом на асфальт, расцарапав щёку, но всё же немедленно поднялся на ноги.

— Хватит с тебя, — сказал капитан.

Виталий молчал. В душе он был согласен. Всё прошло гораздо хуже, чем он ожидал. Он был готов к испытанию, но не думал, что оно будет настолько жестким, и теперь сожалел о том, что сделал. Но если бы у него была возможность вернуться назад, он всё равно поступил бы точно так же.

— Если ребята не против, — сказал Вася, — то ты можешь с ними тренироваться, но о команде и не думай, пока я не скажу.

Виталий ничего не ответил. Он молча встал, развернулся и пошёл домой. Ему было стыдно, как было бы стыдно всякому, потерпевшему такое разгромное поражение. Возвращаясь домой с синяком на одной щеке и ссадиной на другой, он твёрдо решил усилить тренировки, но на стадионе больше не появляться, пока не почувствует, что готов реально себя показать.

Виталию было сложно объяснить маме, как он получил синяк и ссадину. Пришлось сказать часть правды: он играл в хитбол. Ну а лишние подробности он решил опустить а после, поужинав и предприняв очередную попытку найти Олю, просто лёг спать.

— Ты чего? — Михаил непонимающе уставился на Виталия, когда он на следующий день объявил о своём решении.

— Не хочу с ними играть.

— С чего вдруг?

— Просто.

— Из-за вчерашнего что ли?

— Да. А что, там не было ничего такого?

— Да брось! Всё нормально.

— Нет, не нормально. Я думал, это честная игра, и над новеньким не будут так стебаться.

— Да кто над тобой стебался?

— А ты не видел? Хиттер ваш.

— Это не стёб. Над тобой никто не смеялся. Все через что-то такое прошли.

— Да хорош заливать!

— Да не хочешь — не верь. Но Вася потом сказал, что ты неплох, просто быстро сдаёшься, а хитболе так нельзя. Одно поражение совсем ничего не значит. И потом, он же разрешил тебе играть с нами.

— Уверен, команда была бы против.

— Да?

— Да, — обиженно ответил Виталий.

— А ты приди и узнай!

Михаил повернулся и ушёл, оставив Виталия одного в школьном коридоре. Зарубин задумался над тем, что его отказ был спонтанным и неправильным, поскольку он не знал, как всё обстояло на самом деле. Он вынужден был признать, что действительно слишком быстро сдался.

Весь оставшийся день Михаил и Виталий почти не разговаривали, даже домой шли молча.

— Надумаешь — приходи, — единственное, что сказал Михаил на прощание.

Придя домой, виталий уединился в своей комнате и листал учебники с уроками на завтра. Однако, мысли его были заняты хитболом. Михаил был прав — глупо из-за одного поражения упускать шанс, ради которого боролся, поэтому он принялся за уроки, чтобы скорее их сделать.

Не зная, что сказать игрокам, он решил не говорить ничего, а прости прийти на стадион, как будто события вчерашнего дня и вовсе не происходили. Как оказалось, это было правильным решением.

Пока Виталий приближался, на него смотрели несколько пар глаз. Наверное, никто не думал, что он вернётся. Молча пройдя по площадке, он увидел, что у Михаила в команде не хватает игрока.

— Куда мне можно встать, — спросил Зарубин, подойдя.

— Сейчас только на контрольную.

— Хорошо, — Виталий легко улыбнулся и отправился на позицию.

Уличный хитбол серьёзно отличался от хитбола обычного — такого, в который они играли в школе. Чувствовалась разница в простом знании правил и присутствии навыка игры. Здесь все играли гораздо лучше, по крайней мере, Виталию так казалось. К тому же чувствовалась некоторая ожесточённость в игровом поведении: здесь борьба была серьёзной, и Виталию приходилось не перехватывать мяч, а скорее блокировать игроков.

Внимательнее разглядев игру, Виталий хорошо усвоил, что блокировка важна не только в контрольной зоне. Серьёзное место ей отведено и в общей игровой схеме, поскольку это самый лучший способ навязать противнику свою игру и поломать его.

В силу того, что хиттеры первыми получают мяч, они несколько реже остальных выходят один на один с контрольным игроком. Во многом их задача заключается в том, чтобы организовать игру так, чтобы это сделали их нападающие. Это было одной из причин, по которым несколько дней Виталий не встречался лицом к лицу с Васей, игравшим на другой стороне поля. Он не всегда присутствовал на тренировках команды, и, надо сказать, без него Виталий чувствовал себя свободнее. Впрочем, он и тренировался с ними не всегда — только когда не хватало людей. Но однажды все эти факторы совпали.

Он сумел обойти защиту и устремился прямо на Виталия. Зарубин понимял, что просто заслонить контрольную зону до подхода помощи не удастся. И он решил, что нужно применить «встречу плечом». Повернувшись боком, он направился навстречу своему противнику, однако его неопытность его подвела. Он рано сманеврировал, и у Васи была возможность продумать ход. Он перебросил мяч в левую руку и сделал мощный рывок навстречу.

Столкновение было сильным, и Виталий еле устоял на ногах. К его счастью, задержки на две секунды хватило, чтобы защитник выполнил перехват и отвёл мяч дальше.

— Повезло тебе, — сказал Вася и побежал назад, за мячом.

А Виталий всё не мог отдышаться. Шок от удара прошёл не сразу. Да, Вася не зря был хиттером, и, сложись игра немного по-другому, Виталий вряд ли бы его остановил.

— Ну что, не слышно, когда меня возьмут в команду? — спросил Виталий Михаила, когда они шли домой.

— Нет, — покачал головой Томин.

— Но я же уже частенько с вами играю.

— Ты просто с нами тренируешься, но это же не значит, что за это должны принять.

— А что тогда для этого нужно?

— Испытания пройти, ну или ещё как-нибудь себя проявить, — Михаил положил руку Виталию на плечо.

— Ясно.

— Ну ты же ведь играешь с нами. Даже больше, чем в школе. Тренируйся. Научишься — и у тебя всё получится.

— Я снова всё время контрольный.

— А это так плохо?

— Я так не научусь играть.

— В команде не бывает вторых ролей. Хороший контрольный тоже важен.

— Но всем в основном нравится играть в нападении. Просто, контрольному больше всех достаётся.

— Да? Уверен? Вот ты сегодня столкнулся с капитаном. Понравилось?

— Не очень.

— Я, находясь на переднем краю, постоянно с ним сталкиваюсь. И поверь, мне достаётся прилично.

— На место хиттера я и не претендую.

— Естественно, — усмехнулся Томин.

— Ну ладно, пока, — попрощался Виталий, повернув в сторону дома.

Родители не очень одобрительно относились к занятиям Виталия хитболом, но, к счастью, и не запрещали.

— Ты снова играл? — немного негодуя спросила Виталия за ужином мама.

— Да, — спокойно ответил он.

— Тебе мало синяков?

— Это всё не страшно. Не волнуйся.

— А если с тобой что-то случится?

— Что например?

— Сломаешь что-нибудь.

— Не сломаю.

— Ну смотри мне, Виталик.

— Не волнуйся. Вылечат.

— Да уж конечно. Нашёл что ответить.

Поужинав, Виталий тихо ушёл в свою комнату и, немного полазив по сети, лёг спать.

— Ну что, Зарубин, смотрю, тебе нравится хитбол, — с улыбкой спросил Смирнов, когда Виталий на перемене ждал Михаила.

— Нравится, — с серьёзным выражением лица кивнув головой, ответил он.

Несмотря на то, что диалог начинался вполне мирно, Зарубин знал, что нужно ожидать от одноклассника очередную язву.

— Вот только ты ему не очень.

— Оборжаться, — всё так же серьёзно сказал Виталий.

— Да всё наоборот, — вступил в разговор Томилин, стоявший неподалёку, — хитбол его очень любит, и постоянно целует асфальтом.

— Точняк! — рассмеялся Иван.

— Рассуждает человек, который кроме как на физкультуре, никогда не играл, — усмехнувшись, сказал подошедший Михаил.

— Лучше вообще не играть, чем так, как вы.

— Ну-ну, — с оттенком злобы кивнул Виталий, и они направились прочь.

Подобные насмешки со стороны тех, кто уже учился в классе первого уровня, постепенно убывали по мере того, как он либо игнорировал их, либо удачно парировал. К тому же его оценки подтверждали то, что он не случайно попал в этот класс.

После уроков Виталий частенько оставался в библиотеке, чтобы сделать некоторые уроки, не принося их домой. Такой подход улучшал его работу, потому что дома ему было сложнее сосредоточиться. Обычно Михаил составлял Виталию компанию, но сегодня он куда-то спешил, поэтому Зарубин отправился в библиотеку один.

В школе был большой читальный зал, в котором была тихая уютная атмосфера. Здесь обычно находились школьники, которые, так же, как и Виталий, делали уроки. В отличие от обычных читальных залов, здесь было разрешено разговаривать. За каждым столиком могли сесть четыре человека, и сегодня они все были заняты. Войдя, Виталий огляделся в поисках свободного места, и к радости своей, через минуту обнаружил почти свободный стол.

За ним сидела Аня Бродина, одноклассница Виталия. У Виталия сложилось впечатление, что она сидела одна не из-за того, что другим было куда сесть, а потому что никто не хотел сидеть с ней. Это вполне подтверждало его наблюдение о том, что все испытывают к ней не то чтобы неприязнь, но не горят особым желанием общаться. Это было для него непонятно, потому что ему она казалась симпатичной.

— Можно я тут присяду? — осторожно спросил Виталий, подойдя.

— Конечно, — Аня на секунду оторвала глаза от книги, и подняла их на Виталия.

Виталий аккуратно расположился за столом напротив неё. Бросив осторожный взгляд, он увидел, что Аня читает старый бумажный учебник по химии. Это был его любимый предмет, поэтому он тоже достал учебник, только электронный, и тетрадь.

Первым делом Виталий внимательно прочитал параграф и перешёл к заданиям после него. На Земле обычно задавали несколько, но здесь, в этой школе, обязательно нужно было решить всё, и контролировали это очень строго. Ознакомившись с заданиями, Виталий открыл тетрадь и стал писать в неё ответы и решения.

— Прости, — осторожно обратилась к Виталию Аня.

— Да, — Он поднял на неё глаза.

— Ты в этом разбираешься?

— Ну, да, — кивнул он.

— Поможешь мне? А то я плоховато понимаю. Даже посоветовали старый учебник, сказали, что там понятнее написано, но я всё равно не очень.

— Хорошо. С чего начнём?

Они долго просидели в читальном зале. Виталий очень увлёкся объяснениями и совсем забыл о времени, но потом случайно бросил взгляд на часы и вспомнил, что у него тренировка.

— Ой, прости, — сказал он Ане, — мне нужно бежать.

— Хитбол?

— Ага. Тренер не любит опозданий, а мне ещё домой надо заскочить.

— Конечно, — кивнула Аня и улыбнулась, — спасибо тебе за помощь.

— Пожалуйста, — сказал Виталий, вставая, — рад был пообщаться.

— Взаимно, — ответила девушка.

— Если что — обращайся.

— Конечно.

Направившись к выходу, Виталий не видел, как Аня проводила его грустным взглядом.

— Значит так, ребята, — объявил Семён Степанович после начала тренировки, — скоро начнутся отборочные игры на чемпионат, поэтому нам нужно окончательно определиться с составом команды, который выйдет на поле. Хиттером у нас будет Коля Железняков, а он уж выберет основных и запасных. Да, Коля?

— Хорошо, — ответил Железняков.

Это был крепкий и уверенный в себе юноша — типичный капитан хитбольной команды. В переднее нападение основного состава он назначил Томина и Мышевского, да и все остальные тоже были лучшими в секции. О том, чтобы оказаться на площадке, Виталий не мог даже мечтать. До соревновательного уровня его техника явно не дотягивала.

После того, как школьная команда начала готовиться к чемпионату, Виталий и вовсе перестал бывать на площадке. От тренировки к тренировке он бегал кругами, подтягивался, отжимался, работал с мячом, но в командной игре участия не принимал. Чтобы его допустили, нужно было хотя бы сидеть на скамье запасных, и однажды после тренировки он решил попросить хиттера об этом.

— Слушай, Коль, а можно мне в запас?

— Ты играть-то умеешь?

— Немного.

— В отборочном туре мы ещё что-то сделаем, а вот на чемпионате не факт. Ты бывал на чемпионате?

— Нет.

— Чемпионат сложно выиграть и мы давно не были чемпионами, а чемпионами быть престижно.

— Понимаю.

— Поэтому я даже в запас не могу взять неопытного игрока. В жёсткой игре всегда требуются запасные и они иногда играют больше, чем те, кто стоит в стартовом составе. Понимаешь?

— Да, — потупил взгляд Виталий.

Виталий вынужден был признать, что этот отказ был хорошо аргументирован. Поэтому он просто смирился с тем, что даже на скамью запасных ему рассчитывать рано. Нужно было продолжать упорно тренироваться и возможно, однажды он начнёт играть по-настоящему.

Через несколько дней Виталий и Михаил, как обычно, после уроков направились в школьную библиотеку делать домашнее задание. Посидев немного, Михаил ушёл, сославшись на то, что у него дела, а Виталий остался и погрузился в текст на мониторе учебного компьютера.

— Привет, — услышал он знакомый голос.

Подняв голову, Виталий увидел Аню.

— Привет, — улыбнулся он, — хотя, здоровались уже.

— Можно, я к тебе сяду? — скромно спросила девушка.

— Конечно, садись.

— Я вчера благодаря тебе пять по самостоятельной получила.

— Почему благодаря мне? Ты же ведь сама её писала.

— Ну, ты мне помог подготовиться.

— Да это ерунда.

— Всё равно, спасибо.

— Пожалуйста, — улыбнулся Виталий.

— Что читаешь?

— Физику.

— Я хотела спросить. А ты же ведь в алгоритмах разбираешься?

— Немного. А что?

— Просто, завтра урок, а я не совсем поняла.

За соседним столом сидели две одноклассницы Виталия и Ани — Света и Лена. Они были симпатичными, и если бы Виталий был свободным, то, возможно, обратил бы на них своё внимание. Но это совсем не мешало им поглядывать в его сторону.

— По-моему наша чокнутая нашла своё счастье, — Сказала Света Лене.

— Думаешь?

— Да по ней видно.

— Ну, он тоже, вроде как, не особо против.

— А я думаю, ему всё равно.

— Ну это пока. Смотри, не успеешь, уведёт.

— Это мы ещё посмотрим.

Лена встала со своего места и подошла к столу, где сидели Виталий и Аня.

— Слушай, Виталик, — обратилась она, — ты мне не поможешь с алгоритмом к моей задаче?

— Ну, давай, — согласился Виталий.

— Вот. Вроде всё составила, а при проверке не сходится.

— Подождёшь минуту? — попросил Виталий Аню.

С ней ещё предстояло много работы, а вот выполнение просьбы Лены заняло бы пару минут, поэтому он расставил приоритеты именно так. Виталий сосредоточился на задании, а Лена в это время как бы ненароком положила руку ему на плечо.

— Слушай, Виталик, я пойду, ладно? — сказала вдруг Аня.

— Что-то случилось? — спросил Зарубин.

— Нет. В другой раз.

— Дела? — спросила Лена.

— Да. Пока.

— Ну ладно, — пожал плечами Виталий.

Аня поднялась и ушла, а Лена села рядом с Виталием.

— Слушай, — сказал он, поднимая глаза, — а вот у меня при проверке сходится. Ты, наверно, где-то не туда поглядела, когда проверяла.

— Да. Может быть, — добродушно улыбнулась Лена, — спасибо.

— Да ладно, я ведь ничем не помог.

— У нас через неделю будет огонёк. Не хочешь поучаствовать? — вдруг предложила она.

— Прости, не могу обещать. Может не быть времени.

— Ну, хотя бы постараешься?

— Постараюсь.

— Ладно, спасибо, — она улыбнулась и пошла обратно.

Сев за стол, Лена подмигнула Свете, и они обе улыбнулись.

Виталий понимал, что то, что произошло, было не просто так. Хотя, ему всегда думалось, что Лена и её подруги считают его ботаником. Может быть, они просто решили поиздеваться? Сам Виталий себя ботаником не считал, потому что в его жизни была не только школа. А что до уроков, то в классе первого уровня их старались учить все.


Глава четвёртая Мир занятий | Хиттер | Глава шестая Взлётные огоньки