home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Эпилог

Рафела

Редкие огни встречных машин, звезды над головой и летняя ночь, рвущаяся навстречу теплым ветром. Я прячусь за Миховой спиной, прижимаясь щекой к его рубашке, складываю уши, чтобы треск мотоцикла не мешал чувствовать ночь. Полгода назад мы так же неслись по дороге в сторону Клариного садового домика, но тогда воздух пах сыростью, морозным дождем и тревогой, а сейчас — цветущими травами, смолой и медом. И еще: в этот раз вместо натянутых нервов, как в первой поездке, внутри — радостное предвкушение: мы едем в наш домик. Место первого слияния, если оно случилось удачным, навсегда становится «своим местом», гнездом, домом. С нежностью вспоминаю узкую скрипучую кровать и чайную чашку с оббитым краем. На повороте к садовому поселку я, щуря глаза от ветра, всматриваюсь в ночь. Где-то совсем рядом… Однако впереди многовато света и суеты, не должно такого быть.

— Мих, остановись. Что-то не нравится мне эта иллюминация.

«Планета» тормозит прямо посреди дороги, Мих глядит вперед:

— Да, для «фольклорных садоводов» нетипично.

— Может, празднуют чего-нибудь?

— Больше похоже на какой-то «комитет по встрече».

Ну да, позавчера вечером Теодран рассказал на пресс-конференции о проекте медного леса и курорта на островах. А также об участии в нем Миха и Бри. Уже почти в самом конце какая-то журналистка задала вопрос: «И почему коши простили этого негодяя?» Видимо, ей очень уж хотелось, чтобы «не прощали». Лаконичный ответ Теодрана: «В той зимней истории вина не Михаила, а других лиц» не смог успокоить возбужденный зал. И тогда мы все вместе — я, Мих и Бри — вышли на сцену, держась за руки, и я без всякого микрофона крикнула: «Потому что Михаил хороший друг!» Зал взорвался невнятными, но радостными воплями. На сем, собственно, пресс-конференция и закончилась. А Багир так и не показался: скрытничает. Нашу выходку все еще перетирают в сети да и в местной прессе тоже. Так что журналистов вполне можно сейчас обнаружить где угодно и с огромным желанием общаться.

— Вот только никто из людей не должен бы знать о нашей поездке сюда, — произношу вслух. Мих согласен со мной:

— Мне тоже не хочется туда влетать, не присмотревшись. Давай обойдем по соседней улочке.

Останавливает мотоцикл у крайних домиков садового поселка и закатывает его за высокие кусты крапивы и еще каких-то репьев.

— Пусть постоит здесь, а мы шуметь не станем…

«Не шуметь» получалось плохо. Мих громко топал, сопел, хрустел галькой и цеплял ветки кустов. В конце концов я не выдержала и предложила самой быстренько изучить обстановку. Получила в ответ недовольное бурчание, тяжелый вздох и согласие. Крадусь у стены какого-то сарайчика. Да, люди возятся именно около «нашего домика», странная компания: примерно с десяток девчонок-школьниц, и с ними четверо парней того же возраста. Рассмотрев внешность собравшихся, едва сдерживаюсь, чтобы не захохотать. Нет, ободки с торчащими кошачьими ушками выглядят очень трогательно, но вот проволочные хвосты, обмотанные полосками меха и болтающиеся на джинсах!..

Пока я фыркала в ладонь и утирала слезы, ребята вытащили откуда-то и принялись крепить на заранее вкопанные в землю столбики у входа на участок какую-то немалых размеров табличку с буквами. Сделав полукруг для лучшей видимости и присмотревшись, я снова закусываю хвост. Текст гласит:

«Здесь 27 Декабря 2119 Года Родилась Надежда Основы!»

Бесшумно отползаю назад и, добравшись до Михаила, утыкаюсь лицом к нему в грудь. Сдерживаться больше не могу, — смех всхлипами вырывается из меня вместе со слезами. Мих растерян:

— Т-ты плачешь? Что случилось?..

— Не-е-ет! Не чувствуешь разве?

— Хаос какой то. Незнакомое ощущение, никогда еще такого не было. Так что с тобой?

— Смеюсь.

— Так?

— Ой! Не могу! Когда у Березки родится девочка, надо назвать ее Надеждой!..

— Это ты к чему?

Мысленно пересказываю сценку у домика. Показываю картинки: ушастые и хвостатые фанаты возятся вокруг надписи. Теперь уже и Мих пытается сдержать хохот. Так и стоим, обнявшись, вздрагивая и уткнувшись друг в друга.

— Да-а!.. Только с именем дочки не пойдет.

— Почему?

— Дата рождения не та окажется.

Фыркаю и увлекаю Миха в сторону мотоцикла.

— Давай уйдем отсюда.

— Уйдем? Мы же собирались ночевать тут?

— Собирались. Но они там надолго.

— Блин. И куда теперь?

— Куда-нибудь…

Мих вытаскивает мотоцикл из кустов:

— Как тебе чувствовать себя знаменитостью?

— Не нравится! Предпочитаю чувствовать себя любимой, а они перекрыли доступ к постели.

— Прикрутят табличку, уйдут. А пока давай просто покатаемся.

Обнимаю Миха, усаживаясь сзади. А потом мотоцикл снова несется в ночь.

Благодарим Вас за то, что воспользовались проектом nemaloknig.info- приходите ещё!

Ссылка на эту книгу


Глава 17 Березка | Песок под солнцем (СИ) |