home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



«Мирное время»

Первая Государственная дума начала свою деятельность 27 апреля с приема депутатов в Зимнем дворце. После этого работа продолжилась в Таврическом дворце, специально оборудованном для первого российского парламента. Депутаты надеялись сразу же приступить к подготовке самых насущных для страны реформ, но правительство не горело желанием сотрудничать с «революционерами», да и не слишком понимало, каким образом строить отношения с этим невиданным в России учреждением. Словно в насмешку, одним из первых вопросов, вынесенных на обсуждение в Думу, стал проект устройства прачечной в Юрьевском университете. В свою очередь, Дума не была готова разрабатывать новые законы – не было опыта, соответствующего аппарата и времени. Поэтому уже через несколько дней депутаты сделали то, что умели лучше всего, – составили политический манифест с требованиями к императору.

Империя. От Екатерины II до Сталина

П. А. Столыпин


Ничего принципиально нового в нем не содержалось: всеобщие выборы, конституция, гражданские свободы, землю – крестьянам, а исполнительную власть – под контроль Думы. Фактически это была попытка привлечь к себе внимание в надежде превратить Думу в полноценный парламент. Правительство эти требования отвергло. Дума выразила ему недоверие. Одновременно депутаты потребовали провести аграрную реформу, изъяв землю у крупных собственников. Однако правительство сочло, что этот вопрос не входит в компетенцию депутатов, и премьер Горемыкин убедил царя распустить Думу. Поводом для роспуска стали крестьянские бунты, вспыхнувшие во многих местах во время обсуждения в Думе аграрного вопроса. Единственной уступкой либералам стала отставка Горемыкина. Его место занял П. А. Столыпин, прежде занимавший пост министра внутренних дел.

Роспуск Думы стал для оппозиции полной неожиданностью. 182 оскорбленных депутата от оппозиции собрались в Выборге и призвали население не платить налоги и отказываться от воинской повинности вплоть до созыва нового народного представительства. Отклика в народе это не вызвало, а авторы воззвания подверглись судебному преследованию и не смогли участвовать в следующих выборах.

Столыпин сразу же начал действовать. Специальные карательные отряды жестоко подавляли крестьянские волнения. Правительство опасалось худшего: в середине июля прокатилась волна военных мятежей на Балтийском флоте, самым значительным из которых был мятеж в Свеаборгской крепости. 12 августа 1906 года эсеры устроили взрыв на даче Столыпина. Погибли 27 человек, около 100 были ранены, в том числе и двое детей премьера. Столыпин ответил на это военно-полевыми судами, которые за восемь месяцев вынесли более тысячи смертных приговоров. Понимая, что на штыках власть долго не удержится, Столыпин попытался вернуть доверие к ней крестьянства – самой многочисленной части русского народа. Если бы крестьянские выступления пошли на спад, это стабилизировало бы обстановку в городах, поскольку подавляющее число рабочих еще вчера были крестьянами. Новый премьер-министр не обольщался относительно крестьян. Он не сомневался, что, пока они лишены земли, мира в обществе не будет. А значит, надо дать крестьянину землю.

Уже в августе 1906 года часть государственных земель была передана в ведение Крестьянского банка для последующей продажи крестьянам. Указ от 5 октября 1906 года предоставлял крестьянам равные с остальным населением права. Первая его статья гласила, что всем российским подданным, за исключением инородцев, предоставляются в отношении государственной службы равные права. Отныне крестьяне могли поступать на государственную службу или на учебу без согласия общины, свободно выходить из общины, а также получали право свободного передвижения и выбора места жительства. Этот же указ отменил право земских начальников наказывать крестьян.

Через месяц, 9 ноября, появился новый указ, определявший основные принципы аграрной реформы. Он стал основой принятого позднее Думой закона, по которому община могла быть распущена по желанию большинства входящих в нее крестьян.

Принимая эти указы, Столыпин полагал, что появление независимых и грамотных собственников-фермеров будет способствовать развитию внутреннего рынка и росту промышленности. Теоретически это было верно, но проект столыпинской реформы не учитывал того, что в вихре первой русской революции и крестьянских бунтов идея частной собственности на землю и роспуска общины была дискредитирована. За годы революционного подъема община во многих местах стала настоящим органом крестьянского самоуправления. Вторая Государственная дума, начавшая свою работу 20 февраля 1907 года, оказалась еще более радикальной, чем первая, и не в последнюю очередь потому, что авторы «Выборгского воззвания», среди которых было много известных либеральных политиков, были лишены права участвовать в выборах. Впрочем, депутаты хотели работать и старались избегать конфликтов.

На этот раз правительство Думу не игнорировало. 6 марта 1907 года Столыпин представил депутатам целую программу либеральных реформ, при этом конечной целью декларировалось построение правового государства. Депутаты встретили речь холодно. Социалисты в принципе были против либеральных реформ, а либералов не устраивало, что правительство в борьбе с революцией готово выйти за пределы правовых норм. В итоге программу Столыпина поддержали лишь монархисты, но не потому, что стояли за правовое государство, а потому, что это была программа правительства его императорского величества, решительно боровшегося с революцией.

Правительство начало беспощадную войну с террористами. Власти предложили Думе осудить террор, но депутаты отказались и вместо этого приняли резолюцию о незаконных действиях полиции. Тогда Столыпин потребовал от Думы исключить 55 депутатов социал-демократической фракции, обвинив их в заговоре против царской семьи. Николай II не стал дожидаться, пока II Дума вынесет решение, и 3 июня ее распустил. В тот же день было опубликовано новое положение о выборах в Думу, не имеющее ничего общего с гарантиями, которые давал российским подданным манифест от 17 октября. Теперь голос одного помещика приравнивался к голосам 7 горожан, 30 крестьян и 60 рабочих.

Несомненно, что подлинной причиной роспуска Думы стал ее отказ сотрудничать с правительством. Фактически Столыпин, при молчаливом согласии императора и членов правительства, изменил государственный строй России. Новый избирательный закон, на первый взгляд означавший возвращение к самодержавию, по сути был направлен на то, чтобы сделать основой конституционного строя России земство. Это соответствовало идеям, господствовавшим в 1860—1870-е годы и всё еще популярным в российской провинции. Закон должен был обеспечить ведущую роль в Думе представителям земского самоуправления. К началу XX века былой демократический дух покинул земских деятелей, поэтому Столыпин не сомневался, что они станут сотрудничать с правительством.

Состав III Государственной думы, проработавшей весь отведенный ей срок, показал, что премьер был прав – Дума приняла либеральную программу, и правительство приступило к последовательному воплощению ее в жизнь. Через Крестьянский банк крестьяне приобретали в кредит земли, прежде принадлежавшие помещикам или государству. Но, несмотря на желание многих крестьян выйти из общины (в год поступало около полумиллиона запросов), дело двигалось медленно. Далеко не всем, получившим участок земли, удавалось расплатиться по кредитам. Бедняки – а их было немало в черноземных и центральных губерниях – вообще не могли воспользоваться кредитами. Они или нанимались батраками к зажиточным соседям, или уходили в города. В итоге к 1917 году полноценными собственниками стали лишь около 8 процентов крестьян.

Правительство предложило программу переселения в Сибирь и на Дальний Восток. Но перебраться туда решался не всякий. Еще сложнее было обустроиться на новом месте. С 1907 по 1914 год в Сибирь выехали 3,5 миллиона человек, и около 1 миллиона вернулись обратно. Большинство из них предпочитали селиться в уже обжитых местах – не в последнюю очередь потому, что в неосвоенных собрать хороший урожай без специальных знаний было просто невозможно. В результате в Сибири оставались лишь самые самостоятельные, самые работящие и самые грамотные из числа добровольных переселенцев. И хотя к 1917 году в Сибири было уже 14,5 млн жителей (в 1897 году – 8,2 млн), значительную их часть по-прежнему составляли солдаты, ссыльные и каторжники.

Медленно продвигалась и школьная реформа, объявленная 3 мая 1908 года и предполагавшая бесплатное обязательное начальное обучение. За шесть лет в стране было открыто 50 тысяч новых школ, а общее их число составило около 150 тысяч – вдвое меньше, чем требовалось.

К счастью для России, реформы совпали с подъемом мировой экономики. Россия вышла на первое место в мире по экспорту зерна. Прибыль от внешней торговли поддерживала государственный бюджет и даже позволяла платить по внешним долгам. Иностранцы охотно вкладывали капиталы в самые передовые отрасли – судостроение, электротехнику, железные дороги, нефтяную и металлургическую промышленность.

Темпы промышленного развития были колоссальны. Крупных предприятий, где работали тысячи человек, в России было больше, чем в США. Быстро развивалось производство сельскохозяйственных машин, строились электростанции, появились новейшие отрасли – производство автомобилей и самолетов.

Стремительно шла вперед русская наука. В 1908 году И. И. Мечников был удостоен Нобелевской премии по медицине, химик С. В. Лебедев исследовал полимеризацию непредельных углеводородов, создавал свои первые самолеты будущий великий авиаконструктор И. И. Сикорский.

Экономический подъем позволял частному капиталу выделять значительные средства на благотворительность и социальные нужды. За счет этих средств строились многие больницы, учебные заведения и целые рабочие поселки.

Промышленный рост привел к бурному развитию больших городов. С 1895 по 1917 год население Москвы выросло более чем вдвое и превысило 2 млн человек. Менялся и городской быт. Повсюду возводились многоэтажные здания. Горожане уже не мыслили себя без электрического освещения, водопровода и канализации (в Москве канализация появилась в 1899 году). Телефон, автомобиль и трамвай тоже понемногу начинали свое победное шествие.

В эти годы появляются первые спортивные общества и устраиваются соревнования, входит в моду кинематограф (первый русский фильм «Стенька Разин» был снят в 1908 году). Издается множество журналов самых различных направлений. Чеховский «Вишневый сад» и «На дне» Максима Горького в Московском художественном театре проходят при аншлаге. На оперной сцене гремит бас Федора Шаляпина, а на балетной блещет Анна Павлова. Концерты Сергея Рахманинова собирают полные залы. Выставки «передвижников» и «мирискусников» привлекают всеобщее внимание. Тиражи книг возрастают, и стоят книги очень дешево… Не удивительно, что на фоне бурных потрясений последующих лет эта недолгая относительно зажиточная эпоха запомнилась многим как «мирное время».


Первый шквал | Империя. От Екатерины II до Сталина | Перед революцией