home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Нужно безжалостно расставаться с пережитками прошлого

Истинный оборотень.10.06.3003 год от Явления Богини. Хутор. Делянка


Сознания Алекс, к счастью, не потерял. Иначе, несмотря на все старания, Григ бы непременно сдох. А так из-за приличной потери крови, хуторянин бессильно лежал на спине и сверлил оборотня ненавидящим взглядом. А вот тому было хреново. Голову мутило и Алекс мало что мог. Сил едва хватило отключить Рэя, уж больно он орал, да еще и душить пытался баран. С его то ножкой. Легкий пинок и мужик забыл обо всем на свете, он даже не возражал, когда Алекс, прижав сонную артерию, устроил ему длительный здоровый сон. Ларг так в себя и не пришел, но похоже чувствовал себя неплохо, если судить по идиотской улыбке на его роже.

Через не могу, Чужак связал Григу ноги, и притянул к ним здоровую правую руку. На левой сменил жгут, примотал ее к палке, конец которой привязал к общей связке. Напоследок привязал туда же веревку и накинул ее петлей на бычью шею хуторянина. Придавил сонную артерию отправляя мужика в страну снов. Когда затягивал жгут, потянул спину. Стегануло огнем, но тока крови из раны на спине Алекс почувствовал. Закончив медобработку, он с наслаждением разлегся на животе слизывая свежую кровь струящуюся из вены. Когда напор спал, перебинтовал рану. Боль в животе нарастала, тело рвали судороги, сознание мутилось и через эту муть всплыла первая охота, тогда в первый миг, когда его окатила кровь оленя, короткая, но сильная судорога ломанула тело, но накат адреналина и лавинная трансформация мгновенно смыли неприятные ощущения. Сегодня кровь Грига он пил уже после драки на холодную голову. Еще бы понять, что есть адреналин — противоядие, нейтрализатор или просто обезболивающее. Не получилось бы как в бородатом анекдоте — когда хозяин из сострадания и жалости купировал хвост любимой собаке ма-а-а-аленькими кусочками. И в этот момент мир Алекса рассыпался…

Ретроспектива Земля

Два с половиной года назад


Фирма “Домашняя фея” потеряла постоянного клиента. Не денежного, но очень нужного — сертифицированное программное обеспечение от красивой голографической печати глючить не перестало, а вот отказаться от него…увы и ах. Нет, за сервисное обслуживание “Домашняя фея” платила исправно, но ее хозяйка, лощеная красивая сорокалетняя баба прекрасно знала, что фраза в стандартном договоре “…устранение и доработка не более, чем в трехдневный срок” в три дня и выливается, а если учесть приписочку мелким шрифтом, что в случае удаленности или повышенной загрузке, сервис-фирма имеет право увеличить срок на три рабочих… но не более раза в месяц… плюс всякие и всяческие выходные. А ей что, лапу сосать?! Так бизнес не делается. О появлении местного филиала она узнала когда молодой красивый парень оставил в бухгалтерии приложение к договору с просьбой изучить, подписать и выслать по указанному адресу в месячный срок. Или не подписывать. А через неделю Машенька, самая красивая из ее девочек вернувшись с “субботника” мышкой шмыгнула к ней в кабинет. Ну да, да, была “Добрая фея” иной раз уж очень доброй. Не ко всем и не всегда и не за “спасибо”, а за дополнительные деньги. Какая сексуальная эксплуатация! Все по взаимному согласию взрослых лиц. И о плате никто не говорит. Имеет же настоящий мужик право преподнести любовнице, пусть и мимолетной небольшой подарок. И нечего полиции нравов совать нос во взрослые отношения взрослых людей, достаточно, что и начальник и рэкет в курсе и не возражают. Заплати налоги и спи спокойно.

Мимо такого Клондайка только идиотка пройдет. Посылать красивых баб клиенту на дом и строить из себя смолянку позапрошлого века? Нет, на витрине все цивильно и вполне кошерно, сие обязательно, правила игры-с. Все равно ведь трахать ее девочек будут. Выходов два, нанять уродливых сорокалетних баб и спать спокойно, или же возглавить процесс, подобрать нужные кадры, решить организационные проблемы и зарабатывать деньги, под куда меньший государственного, налог. А “персонала” нужных “кровей и кондиций” море. Знай где искать. А она знала и набрала спецбукет “любительниц” с вполне профессиональными постельными навыками. Да и уборку умели делать все ее девочки, вне зависимости от узкой, так сказать, специализации. Для этого и существовали “субботники”, когда спецконтингент отправлялся для тривиально-натуральной уборки. А название придумали сами девочки, ну юмор у них такой, извращенный, тем более, что иных “субботников” директор, она же владелица “Доброй феи” не допускала. Она своих лапушек не на помойке нашла, чтоб под патрульных да братков рядовых за спасибо на пьяных групповухах расстилать. Есть такса и плата по таксе, а подобных специалисток могут на любой точке взять. Самое смешное, что подобные “пустые” выезды и случались в основном именно по субботам, ну не справлялся профильный персонал с пиком заказов, самый суматошный день недели, а спецконтингент оказался неплохим резервом.


Машка впервые приехала по этому адресу. С одного взгляда оценила и объем работы, и уровень квартиры, и вычислила, что бабы здесь бывают приходящие, но не вульгарные дешевки с точек, даже не дорогие профессионалки, а те, что с лубовию. Что бы там клиенты не фантазировали, но добрые феи аккуратно, профессионально и предельно точно выполняли все свои обязанности. Шуршала Машенька по полной, тем более хозяин ушел оставив гостевой код для сигнализации и номер для связи, но вдруг тормознулась, на усилителе видеотеатра лежала прозрачная, по нынешней моде, папочка, а в ней бумажки с очень знакомой печатью. Любопытство не порок, а вот его отсутствие иной раз, большая глупость, тем более никто серьезные секреты не оставляет на виду приглашая чужую уборщицу из фирмы.

Машенька оказалась не только красивой, но вопреки светлым с рыжинкой кудряшкам на лобке, умной, хотя циничность псевдошатенки порой зашкаливала. Не зря после двух курсов очного, когда денежный чемодан показал дно, политех не бросила, а перевелась на заочное и пошла не на ближайшую точку или с протянутой рукой по банкам, а покрутив прелестным носиком, переквалифицировалась почти в волшебницу.

Квартирку девочка вылизала по классу люкс, даже выстирала все, что нашла и погладила, благо бытовая техника оказалась вполне на уровне, а в корзине с грязным бельем рабочих спецовок и заблеванных смокингов не оказалось. Позвонила хозяину, прощебетала, о свершении бытовой магии, отбарабанила положенную рекламную завлекалку и понеслась к мамке-кормилице. Свое дело она сделала, а дальше пусть у нее голова болит.

Утюгом Машенька махала не зря, премию директриса выписала не пискнув, еще и по головке погладила. Было за что, в папочке оказались бумаги не только по фее. Выпроводив обласканную умничку, хозяйка внимательно перечитала, принесенную бумажку. Заголовки договоров. Нет, она не ошиблась, мальчик действительно командовал фирмешкой-филиалом, вот только была та фирмешка сродни прейскуранту “все включено”. Полный комплект от пресловутой 1-ЕС, не к ночи будь помянута, до обслуживания последней компьютеризированной железки, включая и те, что государство навяливает со страшной силой и людоедской улыбочкой. Торопиться директриса не стала, тем более оплату Машенька не взяла. Не ошиблась, клиент проклюнулся в воскресенье утром. Бухгалтерия отдыхала и звонок сразу прошел на ее кабинет. Мужской голос поинтересовался номером счета для оплаты услуг фирмы, попросил поощрить девушку за старательность желательно, материально, ведь он даже чаевые, получается, злостно зажал. Остальное было делом техники. Не зря же, организовала фирму и руководит ею имея неплохую прибыль именно директриса, не смотря на среднее образование, а Машенька с дипломом бакалавра усердно раздвигает свои хорошенькие ножки перед клиентами.

Почти два года ни малейшего намека на проблемы у “Доброй феи” не было. Даже когда летом! в воскресенье! вечером! неожиданно сдох кассовый монстр, директриса узнала об этом чисто случайно, увидев в среду вместо привычного, набившего оскомину ящика очень импозантную и весьма дорогую игрушку. В ответ на отвисшую челюсть бухгалтерша, она же кассир достала из ящика папочку с договорами на сервисное обслуживание. Так… в связи с поломкой… договор о сервисном обслуживании… подменный аппарат по возможности… бухгалтерша что-то бурчала, что ее выдернули в разгар выходного и тыкала пальцем в безукоризненно оформленное приложение к протоколу со всеми номерами чеков, аппаратов и тому подобной хрени, за которую таким бумажкам очень не рады налоговики. Они тоже люди и любят на свой кусок батона с маслом намазать чужой шмат икорки. Поставив свою подпись, под бурчание бухгалтерши директриса ушла к себе и заперлась на три часа. Она внимательно перебрала бумажки в папках. Все верно сервисное обслуживание они исправно оплачивали. Сумма приличная, но совершенно без фанатизма. Вот список премий за хорошую работу. Все правильно, уборка выполнялась, но бесплатно и естественно без оформления кроме первого раза. Практика стандартная, главному санитарному врачу города тоже не жена коттедж убирает. А вот клиент оказался непривычно скромен. Обычно раз в две недели и только трижды за все время не в график, похоже сабантуйчики, бывает, и премии стандартные но… точно! Фамилии! Это же спецконтингент. Ах вы сучки недотраханные…

— Приработок нашли мимо кассы?

Маша молча выслушала весь поток критики сверху не поднимая глаз, а потом выложила на столешницу ладошку, которую все время прятала на коленях и с вызовом заявила:

— Меня уже третий год пялят словно корову на случке, суют во все дыры…

— Ты чего-то иного ждала? Оплата не по высшей ставке, но и не бордельный колхоз в саунах. К тому же максимальная безопасность или ты себя Джулией Робертс возомнила, сама решаешь когда, с кем и сколько. Боюсь тебя огорчить, но этот мальчик совсем не Ричард Гир.[27]

— Знаю, — девушка растратив пыл обиженно пробурчала. Но оборзевшую стервочку требовалось добить и вернуть в стойло.

— За это что ли старалась, — Директриса прихватила ладошку и поднесла ее к глазам рассматривая тоненькое изящное колечко, — если за сеанс, то весьма неплохо, и золото не самоварное свадебной пробы, и камешек похоже не фианит, и работа. На магазинную штамповку не похоже. Не авторская конечно, но делали руками.

Такого сорокалетняя старая стерва не ожидала. Молодая стервочка-проститутка запунцевела и пробормотала:

— Правда? Это на день рождения. Подарок. Я еще огорчилась, дура, решила, что мимоходом побрякушку в магазине прикупил и даже до гравера не донес.

— На день рождения? Проститутке? — от удивления хозяйка даже руку выпустила.

— Тогда уж шлюхе, — девушка улыбнулась, — мне с ним очень нравилось, я не за деньги и без малейших, даже материальных надежд. Хотя вот колечко взяла, еще он мне практическую по математике за три часа сделал, я думала рука писать отвалится.

— Колечко-то утром дарил или с вечера подогрел?

— Нет, он нас с Люськой в кафе пригласил. Ей сережки подарил, а мне колечко.

Бам-с. Ловите челюсть, мадам.

— Точно, вы же обе майские. И не передрались?

— Из-за чего? он сразу сказал кому…

— Из-за парня, дурашка.

— Зачем? Нам хорошо с ним было. Обеим. Ничего серьезного, просто хорошо. Мы в ту ночь вообще втроем отрывались.

— Ладно иди уж, — директриса почему то тяжело вздохнула и Маше послышалась какая-то то ли обида, то ли зависть. Она уже взялась за ручку двери, когда ее окликнули.

— Дай-ка сюда, — директриса взяла тоненькое колечко и аккуратно его развернула ловя солнечный лучик.

— Смотри, дерёвня, понаехали тут, — директриса неожиданно ехидно высунула кончик языка. А кольцо блеснуло бриллиантиком и мягко засверкало орнаментом из малюсеньких “м” по внешнему ободу.


“Идиотка, старая вешалка, удавила бы своими руками.”

Эпитетов было много, цветистые, колоритные, разнообразные. Нужно же было куда-то сбросить ту злость, что клокотала в груди. Тем более никуда и никогда она ее не выгонит. Такими профи не разбрасываются. Их холят и лелеют. Эта потрепанная кошелка несмотря на свои давно за пятьдесят держит и ведет обе ее бухгалтерии просто в голове и компьютер со всеми его прибамбасами ей нужен только отчеты в налоговую готовить и сей процесс бесит старую грымзу неимоверно, она чуть ли ядом не плюется. Какая же техника выдержит? Тут нужен настоящий домашний доктор. Есть такой, но он уже почти полгода кроме электронного “спасиба” за своевременную оплату общения не поддерживает.

Директриса тяжело вздохнула и набрала номер филиала.

— Алло! Региональный филиал “1-ЕС для вас”. Мы будем рады Вам помочь.

Ого! Такой голос можно вместо меда на хлеб наливать. Если эта девочка на Алекса поводок накинула…

— Вас беспокоит…

Разговор не обрадовал. Вместо привычного “скоро буду”, “…наш оператор обязательно справится с Вашими проблемами”. Она и сама прекрасно владела подобным словоблудием. Конечно справится. Не пройдет и года. А штраф от налоговой это же такая мелочь. Третий! уже. Старая курица ломает машинку удивительно во-время, даром, что та наворочена и совсем-совсем свежая.

Любимый ликер настроения не спас. Кофе не лезло в горло, но пить пришлось. Надо же чем-то забивать горечь таблеток. Колокольчик у входной двери прозвучал слишком рано, похоже клиент или очередная соискательница. Не обремененных излишней моралью цыпочек оказалось до ужаса много и на пятый год своего бизнесвуменства ей удалось собрать натуральный цветник из послушных и работящих. Красивых само собой. Специфика фирмы быстро вытесняла шибко капризных. Некоторые девочки уходили сами. Директриса предпочитала именно студенток-заочниц. Хлебнув веселой и бедной общаги, они очень ценили уют и возможность аккуратного секса за реальные деньги, дающие возможность учиться и жить, а не за горячее “спасибо” и бутылку дешевого пойла на двоих. А главное, легальность работы.

Ликер, наконец, сделал свое дело, позволил расслабиться. Никто не появился, значит не клиент. Если цыпочка, то пусть с девочками пообщается, легче разговаривать будет. Минут сорок, настоящий стакан настоящего цейлонского чая с ма-а-а-аленьким пирожным окончательно вернули жизни краски и на раздавшийся аккуратный стук она благосклонно бросила:

— Прошу.

Мда… это явно не цыпочка. Шитый на заказ деловой костюм, все очень строго, вот только ножка в разрезе до середины бедра идеальных пропорций и макияж сделанный рукой профессионала… Прежде чем опуститься в кресло, девушка положила на стол очень знакомую карточку.

— Я посмотрела Вашего инвалида…

Разговор озадачил. Если бы не карточка, она бы уже давно вызванивала знакомого сисадмина и вовсю торговалась. Рынок однако. Но Алекс не торгаш. Он мог иметь с ее феи в три-четыре раза больше, вон подруга, хозяйка дорого элитного салона красоты жаловалась, что эти патлатые-вонючие совсем ее девочек в бухгалтерии замучили, пришлось нажаловаться в головной офис, зато теперь мальчики оттуда каждый месяц у нее и ежели что, как миленькие, сутками работают, это не местное безграмотное быдло, понятно за что им платишь.

Она тогда едва не заржала как призовая лошадь услышав размер ежемесячной дани и сделала выводы… Поэтому решила рискнуть.

— Леночка, я ничего не понимаю в этих железках, вон даже дочери не могу выбрать ничего путного, но Ваш директор сумел создать самое хорошее впечатление. Вы постарайтесь разжевать мне помельче…

Ого! такого она уж точно не ожидала… Общались почти час. Сумма конечно приличная, но ничего шокирующего, да одно обещание, что ее дражайшая грымза больше никогда и ничего не сможет загубить безвозвратно, стоит куда дороже… Кто тут фея в конце концов:

— Вы конечно знаете, что такое карт-бланш…

Утро добрым не бывает… Не всегда господа, не всегда… Офис встретил ее запахом свежего кофе и, о мучители! булочек. Леночка свежая и веселая сидела в бухгалтерии и… мило трепалась с бухгалтершей. Они обе! весело! поприветствовали хозяйку.

— Добрый, добрый! Итак, мы можем начинать?

— Что начинать?

Бамс! Ловите челюсть, мадам. Бизнесвумен оторопело моргнула длинными, искусно накрашенными ресницами.

— Номер нашего счета у Вас есть. Дубль-сервер смонтирован у Вас в офисе, хотя этот малыш столь серьезного наименования и не заслуживает, но вашей фирме хватит на сто лет вперед. Софт я уже поставила. Обучение провела. Это, — изящная ножка легко коснулась знакомого монстра из бухгалтерии, — сдача. Если на нем заменить вот это… на нечто более приличное, то Ваша девочка будет абсолютно довольна, машинка-то весьма могучая.

На стол лег металлический прямоугольник и от стука мозги все же врубились на полную. В принципе все просто. Дополнительный комп работающий автоматически и имеющий страшное имя сервер отслеживает работу новой бухгалтерской машинки и всегда может откатить все назад на час, на день, на неделю. Правда новинки не умели раскладывать пасьянсы, а на слово “косынка” начинали ругаться неприятным писком. Даже музыку не умели играть… глупые. Действительно, просто. Вот только сделано все было за одну ночь и в счете суммы за железки и прочее были какие-то невразумительные, а вместо стоимости выполненных работ стояло: “регламентные работы и плановая модернизация”. И вновь весьма невразумительные цифры. Будь фирма со стороны, самое время задуматься…

— То есть, это можно списывать? — директриса коснулась пальчиком знакомого ящика, — а менять…

— Вы ведь не учите меня программированию…

Слегка грубовато, но сама виновата, видимо вместе с челюстью еще и мозги мало-мало упали, нашла с кем свои бухгалтерские хитрюшки обсуждать, правильно ее эта Леночка тормознула, совсем расслабилась. Мухи отдельно, котлеты отдельно. Вот станет машинка домашней, тогда и спросим, возможно и у Леночки. Мысленно похлопав себя по щекам, женщина предложила:

— Пока приготовят счета, прошу на чашку хорошего чая.

Женщины угнездились за удобным столиком и бизнесвумен включила чайник. К ее удивлению на столик легли две бумаги.

— Вот два варианта оплаты, — Лена улыбнулась, — первый самый обычный, а вот второй… он не так удобен и хотя предполагает частично оплату без документов, сэкономить никак не получится, но зачем кому-то, кроме Вашей железной леди, знать, о наличии неприлично-осведомленного сервера.

Директриса быстро подписала короткий счет, его собрат мгновенно превратился в кучку мелких бумажек в пепельнице, дошла до сейфа и вернувшись выложила на стол два конверта.

— Это со…

— Это совершенно обязательно. Не сомневаюсь, Алекс ценит таких работников, но в наше меркантильное время доброго отношения бывает маловато.

— А вот тут Вы не правы. По-настоящему доброе отношение много дороже денег.

— Именно! А это так, на мелкие радости.

И почему она совсем не удивилась, что любопытная старая грымза не задав ни единого вопроса, молча сгребла странно похудевший счет.


— Алекс? — в три часа ночи даже знакомый голос приятеля обычно не доставляет удовольствия, одна надежда, что не для очередной пьянки разбудили, — это Олег, мы у Борисыча пару раз мячиками кидались.

Узнал его Алекс сразу, большой спокойный парень. Не спортсмен, но по умному спортивный. Такой на татами больших призов не возьмет и цветом пояса ему не хвастать, зато в драке спину своему прикроет надежно и по яйцам ворогу врежет не задумываясь о неспортивности приема. Естественно мент. Залом Борисыч командует в спортшколе “Динамо”. Вместе они не тренировались, но пару миниматчей в баскетбол во время пересменки сгоняли, а еще Олег ценил и умел париться. Он и оттачивал мастерство Алекса в сем важнейшем вопросе.

— Узнал конечно. Разве такого мастера веника и шайки можно не узнать.

— Подлизывайся, подлизывайся, секрет эликсира для запарки веников все равно не скажу, а другим поделюсь. Ты никого не терял?

Алекс окончательно проснулся. Сел на кровати и прижимая трубку к уху принялся обуваться.

— По доносящимся звукам делаю вывод, что ты одеваешься, а значит потеря вполне вероятна.

— Да ты, однако, совсем Мегрэ Пинкертонов. Колись, противный.

— Ты меня совсем обаял, противный. Короче, притащили наши полчаса назад двух пьяных в дым поганок из парка, что возле старой кафешки. Девки там, похоже, банкет продолжали, а наш наряд решил поучаствовать, я тех ментов знаю плохо, они только после армии и, по слухам, еще от недоспермотоксикоза не отошли. Никто не копал, но трех студенток с их маршрута приняли с изнасилованием, причем от них только одна и шуганная какая-то. Остальных вообще скорая подобрала. Еще и сутенерчики тамошние на них жаловались, девок мол притесняют. Нашим-то все ясно, но с Дона выдачи нет, сам знаешь. А тут закавыка. Когда на вызов прибежал второй наряд, то старший сразу по яйцам словил, а второй целый бой выдержал пока один из новичков очухался и помог девок скрутить, — в телефоне послышался звук глотка, похоже Олег оттягивался пивом.

— И ты веришь, что две девки напали на ментов и попытались их изнасиловать?

— Ха-ха. Насмешил. Но кто же таких девок из рук выпустит. И припугнуть, и удовольствие получить. Эти ублюдки все же свои. Кому лишний треск нужен. Поставят на хор, да выкинут утречком. Их даже не регистрировали.

— Сколько у меня времени?

— Ну за час ручаюсь, только одних денег не достаточно будет.

— Спасибо, с меня…


“Олег не крохобор, тем более не стукач. Достала его местная грязь, но дерьмо-то свое, не сдашь. Вот и красится, сам для себя спектакли играет. Тем более, прав, просто денег будет мало.”

За время разговора Алекс успел одеться. Положив трубку, метнулся на кухню. Сгреб деньги на хозяйство, маловато, но этим стервятникам хватит. Да еще по дороге водки в ларьке надо прихватить, к приличной шакалов приучать не стоит. Уже выходя из квартиры набрал номер “Доброй феи”:

— Машенька, привет лапа. Мне нужно специальную уборку провести в одном не очень хорошем месте. Человек пять сможешь? Лучше качеством пониже, попроще но повыносливее, уж больно клиенты грубоваты.

— Все сделаю. Машина будет готова минут через двадцать, — девушка помедлила, — мне ехать?

— Думаю не стоит, девочка, меня там не будет, а больше твою красоту оценить некому.

— Фу на тебя, прот-и-и-и-вный

— Оплата…

— В обед хозяйка придет, разберетесь с ней сами, она Вас уважает…


— О-о-о больно. Какого черта мы вчера надрались? Подумаешь день рождения у Ирки, какого вообще лешего, эта припадочная к нам лезет… — сжимая гудящую голову Ольга попыталась сесть на неожиданно твердой и слишком широкой лежанке и все же открыть глаза. Вместо кровати, она лежала на полу в прихожей, около входной двери, можно считать, прямо на пороге. Оля повернула голову, скорее попробовала повернуть, боль стрельнула такая, что девушка бессильно повалилась на пол и прижала лоб к каменным плиткам пола в надежде на вожделенную прохладу.

— О-о-ой, это какая же сволочь включила подогрев!


“Тихо сам с собою зимнюю порою. Неужели привет шизофрения. Но голова болит так, что мозги буксуют, сама себя не понимаю. Вчера была последняя лекция по… неважно, это можно будет в компе посмотреть. Точно! Ирка прикопалась к их старенькому чемоданчику, они немножко погавкались, а потом эта недоделанная принялась хвастать колечком, что из Димочки своего вынула. И потащила всех в кафе — отмечать, еще смеялась, что деньги на курсовой сэкономила, мол с преподом договорилась он и поставил “хорошо”, а треть цены сразу тютю. Вот сука! А меня Алекс за ее долбанный курсовик чуть наизнанку не вывернул. Вот ведь жадная шалава! Родоки деньги лопатой гребут, а она ото всюду сосет, даже Димочку своего, нищеброда и то по мелочам обдирает.”

На этом Ольга утратила способность рассуждать, зато услышала стон и собрав все силы, обернулась. В двух метрах от нее с другого края двери громоздилась куча грязного тряпья и пахла. Точнее воняла. Оля пыталась догадаться зачем и откуда приволок Алекс это дерьмо, когда вновь услышала стон. Стонала куча и Оля с ужасом узнала голос, а присмотревшись и тряпье.

— Ленка, что с тобой?

— А-а-а, где мы?

— Дома…

Договорить Оля не смогла, ей наконец-то удалось сфокусировать зрение и рассмотреть чей силуэт перекрывает свет бьющий из открытой двери.

— Очухались?

Холодный голос заставил вздрогнуть и от ужаса она все вспомнила. Вчера они с Ленкой взбунтовались! Им захотелось вернуть свою свободу. Тем более в кои веки, оказались при бабках, Ленка чаевые зажала. Жадная Ирка устроила праздник в стекляшке у входа в парк. Грязное здание с облупленными стенами и мытыми еще в прошлом веке окнами. Обшарпанные, засаленные столы и стулья. Желтые от времени скатерти со следами былых пиршеств. Обычная рыгаловка для студентов-бюджетников. Какого черта их то туда понесло… старались нарушить как можно больше запретов, нигилистки хреновы. Обычная пьянка, обычный тупой базар в голос, когда никто никого не слышит. Но тут ее качнуло и ощутив на груди чьи-то руки, не глядя врезала их владельцу куда-то вниз и тут же намертво сцепились с Иркой. А дальше сплошные фрагменты. Батарея бутылок на столе. Ленка, призвавшая официанта каким-то жлобским щелчком и впихивающая купюру за пояс штанов охреневшего парня. Потом свои пальцы небрежно комкающие бледно-голубую бумажку и затыкающие ею раззявленный в крике рот неопрятной администраторши.

А дальше парк, скамейка, на ней открытая бутылка с дурной, вонючей, явно паленой, водкой. Откуда-то нарисовались два тупых мента. Один схватил Ленку, пришлось врезать с ноги. Удар получился плохо, мента согнуло от боли, но и Ольга не устояла на ногах, да вдобавок ее еще и вырвало. Она почувствовала, как второй запустил ей руки под юбку, но тут же заорал от боли. И еще два мента вылезли из соседних кустов, одного она достала по яйцам, а дальше сплошной калейдоскоп угомонившийся в маленькой грязной и вонючей комнатке-пенале с широкой дверью из желтого заплеванного стекла забранного решеткой. Куча ублюдков в ментовской форме.

В себя она пришла резко. Внезапно все перестали орать и бегать. А в проеме двери она увидела Алекса. Последнее воспоминание — дверь открылась и они с Ленкой, вцепившись друг в друга, спотыкаясь на сломанных каблуках, бредут к дверям рая. В ласковом тепле знакомой, да просто родной, машины их приняла спасительная тьма то ли пьяного сна, то ли беспамятства.

— Да, господин, — и так сухое горло совсем сжалось от страха. Где-то рядом сипанула Лена.

— Рад за вас.

Хозяин внезапно оказался рядом, и Оля получив толчок, повалилась на живот. Что-то свистнуло и на спину обрушилась боль… Сознания во время экзекуции не потеряла, но полностью воспринимать окружающее смогла только когда хозяин убрал ногу с ее шеи. Встать не получилось, сил хватило лишь повернуть голову налево, оттуда раздался уже знакомый свист воздуха рассекаемого широкой и толстой кожаной полосой, вслед за ним тяжелую тишину рванул истошный, почти сразу же оборвавшийся, женский визг.


13.06.3003 год от Явления Богини. Хутор


В голове все еще звенел Ленкин визг, когда Алекс с трудом отвалился на спину и открыл глаза. Аренг. Комната отдыха в бане. Морок сна-воспоминания отпустил и память в аварийном порядке пыталась восстановить недавнее. Первой всплыла довольная морда Рьянги, вслед за ней озабоченные и одновременно обрадованные лица Зиты, Гретты и… Ринки. Вот хитрые бабы, побоялись входить в хозяйский дом без разрешения, а здесь и запрета нет, и обиходить раненого можно вполне сносно, и устроить любимого и ужасного хозяина со всеми возможными удобствами. На широкой лежанке, мягкой перине и, Алекс шевельнул правой рукой, придавленной к простыни непонятной, слегка колючей тяжестью, грелкой во весь рост в лысом исполнении. Удобно устроившись у него на руке вместо подушки рядом посапывала Рина. В дверь поскреблись, она приоткрылась и в комнату просочилась Рьянга. Точнее, она просунула за дверь передние лапы и удобно уложила на них голову. Алекс в какой раз удивился разумности своей альфы, он был уверен, что обследовав эту комнату и те, что за ней, псина приняла правила поведения и так как снять шкуру не могла, ограничилась столь усеченным визитом.

Нужно было срочно приласкать псину и Алекс попытался встать, но мгновенно встрепенувшаяся Рина, обхватила шею хозяина и осторожно, но непреклонно повлекла его обратно на подушку. Алекс еще успел увидеть ехидный взгляд Рьянги, прежде чем голова утонула в подушке.

— Тихо, тихо, милый, — шепчущая обычную, в этом случае ерунду, Рина осторожно высвободила руки и прижала пациента к простыне.

— Ам, — хлопнул губами словно пытаясь откусить мелкой лекарше нос.

— Ой, — Рина испуганно отшатнулась. Неожиданно она отвернулась и скатилась с лежанки. Алекс подождал, но девчонка так и не появилась, а вместо этого послышались всхлипывания. Алекс соскочил с лежанки, удивился, как легко себя чувствует, подхватил свернувшуюся клубочком на полу девушку и прижал к себе. Рина несильно потрепыхалась, но руки подломились и она уронив голову куда-то в район его бычьей шеи горько расплакалась.

Молодой, полный сил мужчина ходил по большой чистой комнате слабо освещенной мутным светом из затянутого оленьими пузырями окна. Ходил и по-идиотски улыбался, баюкая на руках маленькую взрослую девочку, слушал как она смешно шмыгая носом жаловалась на свою разнесчастную жизнь:

— Мамки бешеные бегают, Шадди заикнулась на обеде, что не солено, мама Лиза так зыркнула, мы чуть с лавки не слетели, а мама Гретта ложку бросила и бегом к конюшне… мама Зита за ней, а мама Лиза и про обед забыла. Рьянгу! за ошейник цапнула и туда же! Я думала, псина ее там же на ломтики распластает. Вдруг Рьянга разгавкалась, маму Гретту за подол схватила и к воротам… а Гера уже к ним бежит… Гера потом взвизгнула и за ворота. Вот… а потом они ушли, только мама Лиза осталась, а Гера с кобелями вокруг хутора носятся, никого не выпускают… Долго так, до самого вечера. А потом тебя и мужиков привезли… Мама Зита тебя помыла осторожно и здесь велела положить. Меня оставила присмотреть… А Рьянга никого не слушается больше, здесь сидит, не жрет ничего и меня не выпускает… маму Зиту тоже не пускает. Вот и сижу они все приносят-выносят… я все сидела… плакала чуть-чуть, а ты лежишь… спишь, а то глаза откроешь и не шевелишься… страшно… вчера на кровать присела, тебя обтереть, а ты сгреб, прижал к себе и не пускаешь… Я испугалась, плакала даже… а потом заснула.

Входную дверь поскребли. Алекс осторожно уложил притихшую Рину на кровать, прикрыл легким одеялом. Сам накинул простыню на манер тоги и устроился в ногах откинувшись на стену.

— Можно.

За дверью шумнуло и она слегка приоткрылась. В образовавшуюся щель втекла Зита, опускаясь на колени у самого порога. Босая, в легком платье, руки мнут платок, сдернутый с покрытой ершиком неотросших волос головы. Глазки долу и послушная до приторности рожа. Алекс вздохнул:

— Все-все, вижу, ты послушная и хорошая. Рассказывай, что там и как. Начни с Грига.

“Мне этот козел еще нужен. Хутор-то царь-батюшка-король-королевич, ампиратор наш нев… непобедимый жаловал этой семейке три ероя однако. Ну, а коль одной семьей живут, то все три пая в лапах этой тупой сволочи Грига. Вот ведь положение, он у меня в подвале, а толку… Где те бандитские девяностые.”

— Живой. Рукой пока не шевелит и сам слабее зайца, а так все хорошо. Гретта говорит, жар спал и рана чистая. Остальные совсем оклемались. Жрать только просят.

— Не сдохнут, — он внимательно посмотрел на Зиту и решил говорить прямо, — кто железяки мужикам подогнал, я знаю. Твой крысеныш жив, пока мужики живы и пока он на моих глазах. Я его на кол сажать не буду если что, в одной с ними могилке живьем закопаю.

Зита побелела, лицо превратилось в маску. Алекс помолчал и продолжил отрывисто и сухо:

— Цена ему грош, зато твоя повыше будет… Срок, до весенней ярмарки, край следующей осенней. Потом в наемники.

Зита вскинулась, но сказать ничего не успела.

— Цыц! Свободным уйдет и не голым. Им молодое мясо тоже нужно, но и на убой не пошлю, хотя стоило бы… Ты ему подробно все объясни. Даром хлеб жрать не дам, о себе пусть сам позаботится, такая сопля долго не живет и никому не нужна. Так… щит на ножках. Мне его жизнь… кроме тебя, кому он еще нужен. Мешать не буду, но своя башка не для красоты дана.

Разом постаревшая женщина подняла заплаканные глаза. Алекс встал и отошел к мутному окну. Он просто сбежал от этого взгляда.

— Сегодня и завтра обрить и вымыть до скрипа всех кроме старших мужиков. Отдрайте дома и устраивайтесь в боковых. Хватит амбарной жизни. Со мной в доме остаются Едек и Рина. С остальным разберетесь, но за грязь и ту живность, что в тюфяках или волосах живет пороть буду нещадно. Тебя первую. У Гретты с Лизой своих дел… а с тебя общий спрос.

Подошел, по привычке попытался запустить пальцы в шевелюру, но лишь скользнул по мягкому ежику. Зита внезапно обхватила его ноги, прижалась лицом, вжалась всем телом и лишь через десяток секунд уронив руки, подняла совершенно сухое серьезное лицо с красными глазами:

— Спасибо, хозяин.

Отвернулся.

— Ты там розги не экономь, но и имущество смотри не попорть, вдруг шкурки на ремни пускать придется. По мелочам меня не теребите, но и спрашивать, ежели что, не стесняйтесь.


Глава 2 Нет предела совершенству | Лишний (СИ) | Глава 4 Дела давно минувших дней, Предания старины глубокой…