home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



10

Александр быстро захлопал ресницами и произнес:

– А может, здесь газ какой скопился? Тоннели-то сколько лет законопачены! Вот мы нанюхались, и мерещится нам всякая всячина…

– Вряд ли бы нам всем одно и то же мерещилось, – усмехнулся дядя Коля.

Внезапно Глеба посетило озарение: он вспомнил про кошек деда Матвея.

«Ну конечно, – подумал парень, – ведь когда кошки слепливаются в единое целое, их рост превышает средний рост человека. Лапы их я особо не рассматривал, но, скорее всего, они здесь и наследили, к тому же и от места, где дед Матвей ритуалы проводит, не так далеко!»

Он с облегчением вздохнул и сказал:

– Скорее всего, это не один, а два совмещенных отпечатка. Кто-то пальцами стопы вляпался, а кто-то – пяткой – под углом. Вот и получился странный след.

– Это ж кто тут босиком, интересно, ходит? – с ухмылкой поинтересовался таксист. – Неужто дед Матвей?

– Вполне вероятно, что и он, – пожал плечами Глеб. – Мало ли как ему нравится по лабиринтам передвигаться!

– Что ж, было бы хорошо. Но лишняя бдительность все же не помешает.

Саша, казалось, был успокоен словами своего друга, поскольку встал и бодро произнес:

– Тогда пора двигаться дальше. Кстати, никто не засек, сколько было времени, когда мы вниз спустились?

Дядя Коля посветил на свои часы фонариком и сказал:

– Сейчас половина двенадцатого, значит, мы уже больше двух часов под землей находимся.

– Блин, время летит! – сквозь зубы процедил московский журналист, поднимаясь на ноги. – Так и глазом моргнуть не успеешь, как уже нужно будет возвращаться.

– Все, пошли! – скомандовал таксист. – Только я, чур, впереди! Все-таки с ружьем… мало ли что или кто там встретится?

– Пожалуйста, – пожал плечами Александр.

Дядя Коля прошел вперед и двинулся по галерее дальше, освещая путь фонарем.

– Эх, жаль, у нас нет шахтерских касок с фонариками, – произнес он. – Как было бы удобно, если б руки свободны были!

– Кто ж знал, что мы в экспедицию отправимся, – усмехнулся Глеб.

– Нет, надо с этим что-то делать, – продолжил говорить таксист. – Ведь я даже и выстрелить нормально не смогу, фонарь мешает! А если его бросить, то куда стрелять?

Мужчина остановился и начал рыскать в своих карманах. Наконец он извлек небольшой моток веревки и перочинный нож.

– Слышь, Саня, – сказал дядя Коля, – иди-ка сюда. Видишь, у меня на куртке что-то вроде погон? Я сейчас под правый фонарик засуну, а ты примотай его веревкой как следует. Применим на практике «шахтерский вариант».

Александр кивнул и начал помогать таксисту. Они прочно привязали фонарь к амуниции дяди Коли, и тот довольно произнес:

– Ну вот, теперь и руки свободны! Плохо, что у вас одежда неподходящая, а то можно было бы что-нибудь соорудить.

– Будем надеяться, что нам с Саней оружие не понадобится, вы нас прикроете, если что, – пряча улыбку, заметил Глеб.

Внезапно впереди отчетливо послышался какой-то звук. Александр и Глеб, не сговариваясь, направили туда свет фонариков, а таксист вскинул ружье и прошептал:

– Не понадобится, говоришь?

Все трое замерли и несколько минут стояли прислушиваясь. Однако за этим ничего не последовало.

– Да перестаньте! – громко произнес Саша. – Наверняка кусок глины отвалился и упал, а мы тут уже панику сеем.

И он первым двинулся дальше. Дядя Коля сплюнул сквозь зубы, поднял ружье и последовал за парнем. Глеб еще некоторое время стоял и озирался по сторонам, но потом тоже присоединился к своим спутникам.

Они шли по длинному земляному коридору, который стал значительно шире, чем в начале. Кое-где виднелись небольшие завалы. Очевидно, стены в некоторых местах стали оседать, глина падала и образовывала кучи. Воздух стал намного тяжелее, запахло гнилью.

– Интересно, что здесь может так вонять? – спросил Александр. – Кругом ведь только сплошная земля.

– Забыл, что мы под Сухоной? Наверняка илом тянет, – произнес Гл е б.

– Ошибаетесь, молодые люди! – заметил дядя Коля. – Теоретически мы уже должны были пересечь русло реки. Значит, сейчас мы находимся где-то под землей на другом берегу. Погодите-ка!..

Таксист подошел к стене тоннеля, что-то там ковырнул и радостно заявил:

– Ну вот, смотрите! Я был прав!

В руках он держал черную корягу.

– Что это, дерево? – поинтересовался Глеб.

– Скорее то, что было когда-то деревом – перегнившие остатки. Отсюда и запах!

– Но это значит, что здесь где-то должен быть выход, – заметил Саша.

– Необязательно. Ведь мы не знаем, как далеко тянется этот подземный ход. Тем не менее, давайте поторопимся – время не ждет!

Дядя Коля пошел дальше, но уже через несколько шагов он остановился и воскликнул:

– Смотрите, здесь развилка!

Парни кинулись к нему и действительно обнаружили в стене коридора, за кучей осыпавшейся земли, большую дыру, явно не естественного происхождения. Саня наклонился и, выставив фонарь как можно дальше, попытался рассмотреть, что же находится внутри таинственного лаза. Через минуту он выпрямился и дрожащим от восторга голосом произнес:

– Похоже, это тот самый проход, который обнаружил мой отец в детстве. Там – длинный коридор, но не такой, как здесь, а выложенный камнем или кирпичами – точно не разглядел! Нужно забраться туда и все осмотреть!

– Погоди, – одернул его таксист. – Сначала этот тоннель досмотрим. Разбрасываться не стоит.

– Хорошо, – кивнул Александр. – К тому же, по рассказам отца, выход к Троице-Гледенскому монастырю должен быть совсем рядом.

– Странно, – пробубнил Глеб. – Получается, мы просто пересекли реку под ее дном и все? Никаких ответвлений, никаких помещений…

– Погоди расстраиваться, – усмехнулся дядя Коля. – Мы ж еще не все проверили.

И мужчины двинулись дальше…

Но менее чем через полчаса они уперлись в тупик. Саша подошел к стене, вставшей на их пути, осветил ее фонариком и радостно объявил:

– Вот и выход!

Глеб и дядя Коля поспешили к нему и начали изучать преграду.

– Точно, – произнес таксист. – Он и есть! Смотрите, как забетонировали, не поленились.

Он несколько раз со всего маху пнул стену, но та даже не шелохнулась.

– Интересно, зачем так усиленно «законопачивать» выход? – удивленно протянул Александр. – Словно от танков оборонялись…

– Может, было от чего… – пробормотал Глеб.

– В любом случае, мы знаем, что находимся сейчас у Троице-Гледенского монастыря, – заметил Саня. – И непохоже, чтобы здесь когда-нибудь проводились хоть какие-нибудь обряды. Элементарно – места не хватит!

– Ты о чем это? – не понял таксист.

– Да мы с Глебом читали, что когда-то в подземных ходах якобы сборища колдунов проходили. Для этого и полезли под землю – проверить! А тут – ничего…

– Что ж, отрицательный результат – это тоже результат! – заметил московский журналист. – Предлагаю вернуться к развилке и осмотреть дополнительный проход.

– Пошли, – кивнул дядя Коля и первым повернул назад.

У развилки таксист сначала вывесил вешку, а затем аккуратно пробрался в неширокий лаз.

– Ну, парни, – громко сказал он, – поздравляю! Этот тоннель совершенно не похож на наш. Вероятно, его строили для каких-то иных целей…

Глеб и Саша забрались в дыру и оказались в загадочном коридоре.

Потолки здесь были намного выше, чем в земляном тоннеле. Кроме того, на стенах сохранились следы каменной облицовки. Дядя Коля подошел к одной из стен, закинул ружье за спину и принялся пальцами очищать камни от грязи.

– Не поверите! – произнес он. – Это настоящий кирпич! Но кому было нужно под рекой устраивать подобный коридор?

– Кто его знает?! – пожал плечами Александр.

А Глеб усмехнулся и заметил:

– Возможно, это было нужно тому, кого люди и постарались законсервировать в подземельях.

– Хорош страшилки рассказывать, – толкнул его локтем Саша. – Дядя Коля и так на взводе.

Действительно, таксист снова снял ружье с плеча и настороженно всматривался в черноту коридора.

– А вы знаете, – тихо сказал он, – я заметил еще одну странную вещь: в первом тоннеле пахло сыростью. Было понятно, что мы находимся под дном реки, а здесь совершенно сухо, и воздух довольно свежий, как будто он откуда-то поступает.

– Дед Матвей рассказывал, что, вероятно, существуют еще входы в подземелье, которые просто не успели «законопатить» или не обнаружили, – произнес Александр.

– Вот это-то меня и беспокоит, – подчеркнул таксист. – Ведь этими тоннелями могли воспользоваться любые криминальные элементы. Здесь удобно хранить ворованные вещи, прятаться от закона, да и перекантоваться несколько дней можно, скрываясь от преследований… Так что ведите себя тихо. Если здесь кто-нибудь прячется, будет лучше, если мы услышим его первыми.

Парни понимающе кивнули и, стараясь создавать как можно меньше шума, двинулись дальше. Однако не прошли они и двадцати шагов, как коридор закончился небольшой площадкой, от которой вели в совершенно разные стороны три новых тоннеля.

– Вот те раз! – удивился дядя Коля. – И куда теперь идти?

Глеб и Саша тоже растерялись.

– А пошли, как все русские богатыри, прямо! – предложил Александр.

– Чтобы «убитому быть»? – улыбнулся Глеб. – Нет уж, давайте логически рассуждать: ходы все обследовать надо. Начнем, пожалуй, с крайнего правого. Дядя Коля, ты вешки ставить не забывай, а то, не дай бог, заблудимся. Кто его знает, куда эти галереи ведут?

– Согласен, – кивнул таксист. – Только поторапливаться надо. Мы уже под землей четыре часа проторчали. Учтите, что нам еще время на обратный путь понадобится.

– Тогда не будем мешкать, – сказал московский журналист и свернул в правый коридор.

Тем временем дядя Коля достал из кармана тряпки и одну из них приладил над площадкой в основном коридоре. Затем он последовал за Глебом и стал оставлять на стенах вешки через каждые сорок шагов.

– Зачем так часто? – удивился Саша.

– Да тут темнотища такая, что, боюсь, как бы мы ориентиры не потеряли, – ответил таксист.

Коридор все продолжался. Неожиданно в разные стороны от него стали отходить узкие тоннели. Входы в них встречались буквально каждые три-четыре шага. Глеб зашел в один такой ход, но тот, немного попетляв, уперся в непроходимую стену. Ему ничего не оставалось, как вернуться к своим товарищам. Попробовал он сунуться еще в пару подобных коридоров, но ситуация повторилась: тоннели рано или поздно приводили к тупикам.

– Что за чертовщина такая? – со злостью произнес Глеб. – Какому дураку нужно было это все делать?! Для чего рыли эти «аппендиксы»? Причем ведь все разные! Один в одну сторону петляет, другой – в другую!

– Прошу прощения, мои юные друзья, но время поджимает, – напомнил таксист. – Давайте не будем отвлекаться на эти мелкие галереи и ограничимся пока только основным подземным ходом.

– Хорошо, дядя Коля! – согласились парни.

Они отправились дальше по коридору. Неожиданно Александр лучом своего фонаря выхватил из темноты что-то блестящее впереди на стене. Он немедленно кинулся к этому предмету и с изумлением произнес:

– Так ведь это наша вешка!

– Не может быть, – не поверили ему Глеб и дядя Коля.

Они бросились следом за Сашей и внезапно вышли на небольшую площадку. Слева от них обозначились входы в еще два тоннеля.

– Дядя Коля, Саня! – сказал, задумавшись, московский журналист. – Кажется, все понятно. Мы зашли в правый коридор, а вышли из левого. Значит, мы шли по большому кругу. Поэтому и вешку нашу на выходе нашли.

– Что ж, считайте, два тоннеля мы уже проверили, – усмехнулся таксист. – Остался тот, который прямо идет.

– Я же говорил, что все богатыри прямо ходили, – заметил Александр.

Глеб вздохнул и зашел в средний тоннель.

По внешнему виду, он ничем не отличался от других ходов: те же кирпичи, тот же глиняный пол. Но все же что-то в нем было не так. Журналист стал освещать своды фонариком, но неожиданно тот потускнел.

– Батарейкам капут! – произнес Саня. – Нужно поменять.

Он вытащил из кармана новые батарейки и вставил их в фонарь.

– Значит, скоро и вашим крышка будет, – сказал Александр, обращаясь к дяде Коле.

Как бы в ответ на его слова фонарь таксиста стал гаснуть.

– Эй, парни, – обеспокоенно проговорил дядя Коля, – у меня фонарь на шесть часов работы рассчитан. Получается, это время мы под землей уже проторчали. Пора возвращаться! Не хотелось бы застрять где-нибудь под Сухоной без осветительных приборов.

– Не волнуйтесь, у меня же аккумуляторная лампа еще имеется, – напомнил Александр.

Тем временем таксист закинул ружье за спину, отстегнул фляжку и сделал пару глотков воды.

– Странно, – пробормотал он. – Ну-ка, Глеб, дай мне твоей водички попить.

– Пожалуйста, – сказал журналист и отвязал от ремня бутылку.

Дядя Коля открутил пластиковую пробку и снова сделал пару глотков.

– Черт! – произнес он тревожным голосом. – Со мною что-то случилось. Я не чувствую воды!

– Что значит «не чувствуете воды»? – не поняли парни.

– А то и значит – не чувствую! Ни вкуса, ни запаха, ни «мокрости»…

Таксист побледнел и оперся рукой о каменную стену тоннеля.

– Словно воздух глотаю… – продолжил говорить он.

– Дайте-ка мне бутылку, – попросил Глеб.

Дядя Коля протянул ему баклажку. Парень взял ее в руки и осветил со всех сторон фонарем. Через прозрачный пластик было видно, как плещется вода. Московский журналист наклонил бутылку и плеснул немного себе в ладонь. Вода заполнила его руку, но он ее не ощутил. Глеб замер в замешательстве: с одной стороны, он четко видел воду, но с другой – совершенно ее не чувствовал, как будто в его ладони не было ничего, кроме воздуха.

– Дядя Коля, успокойтесь, – сиплым голосом произнес парень. – Я тоже воду не чувствую. Вернее, я ее вижу, но не могу ощутить. Очевидно, мы оказались там, где изменились свойства воды.

Он поднес ладонь ко рту и попытался выпить ее содержимое. Однако ничего не получилось. Глеб просто сглотнул воздух.

– А ты знаешь, что это означает? – с кривой усмешкой спросил таксист. – Это значит, что если мы застрянем в лабиринтах, мы попросту умрем от жажды, поскольку наши организмы отказываются впитывать в себя влагу.

Парень кивнул и заметил:

– В таком случае давайте немного пройдем по этому коридору, а затем двинемся домой.

– Согласен, – кивнул Александр. – К тому же ничего интересного мы все равно не нашли. А теперь дайте мне с водой поэкспериментировать!

Он выхватил бутылку из рук Глеба и случайно выплеснул часть содержимого на пол. К общему удивлению, вода не намочила пол, а застыла небольшой лужицей примерно в одном миллиметре от земли. Саша опустил в нее руку, и рука легко легла на пол, совершенно свободно пройдя через воду, как будто той и не было. Но дальше произошло еще более интересное событие…

«Лужица» вокруг руки Александра внезапно стала матовой и постепенно исчезла прямо на глазах удивленных мужчин, не оставив после себя ни следа.

– Прикольно! – сказал Саша. – Однако хорошо, что я пить не хочу.

– А я вот «похачиваю», – произнес дядя Коля, – так что не будем терять времени и двинемся дальше.

Он пошел первым, за ним последовал Александр. Глеб повозился еще некоторое время, чтобы привязать бутылку к ремню. Сначала он хотел ее выкинуть, но потом решил взять с собой и проверить воду на выходе из подземного хода. Его спутники ушли довольно далеко, когда журналист, наконец, двинулся дальше. Внезапно он ощутил чье-то присутствие за своей спиной. Парень резко обернулся и осветил тоннель. Что-то большое и черное метнулось в темноту.

– Эй, кто здесь? – взволнованным голосом крикнул Глеб.

Его нос уловил резкий запах прелой шерсти.

– Дядя Коля, Саня! – снова закричал журналист. – Подождите меня!

Он резко повернулся и бегом бросился за своими спутниками. Те поджидали его у очередной развилки.

– Что случилось? – поинтересовался таксист. – Орешь как резаный…

– Дядя Коля, – задыхаясь от быстрого бега, произнес Глеб, – мы здесь не одни. Там сзади КТО-ТО был! И запах от него такой мерзкий, как в грязном зоопарке после дождя… прелой шерстью воняет…

– А тебе не показалось?

– Да какое там!

В этот миг кто-то бросился на мужчин из темноты. Дядя Коля одним движением перекинул ружье из-за спины в руки и выстрелил.

Раздался жуткий визг и хрипение. Парни кинулись вперед и выхватили светом фонариков валяющуюся на полу тушу огромной черной… собаки. Шерсть на ее теле свалялась клочьями и ужасно воняла. Само животное выглядело крайне изнеможденным, не смотря на внушительные размеры.

– Что это?! – не поверил собственным глазам Александр. – Собака? Откуда!

– Судя по ее нездоровому внешнему виду, – заметил Глеб, – псина провалилась в подземный ход и никак не могла выбраться. Вероятно, она бегала по тоннелям в поисках пищи и выхода, но абсолютная темнота и ужасный голод сделали свое дело – животное сошло с ума! Вот оно и бросилось на нас.

В этот момент к журналистам подошел дядя Коля и тоже принялся внимательно осматривать собаку. Через минуту он сказал:

– Возможно, ты и прав, Глеб, и животное, действительно сошло с ума от темноты и голода, но как тогда объяснить эти жуткие рваные следы от когтей на его спине?

И таксист направил свет своего фонаря на холку псины.

Только сейчас парни увидели страшные кровавые борозды, идущие вдоль всего хребта мертвой собаки.

– Поскольку я – охотник, – продолжил говорить дядя Коля, – могу вас уверить, что это не случайные царапины и не раны от ударов о камни, а именно следы от когтей крупного хищника. Будь мы в лесу, я бы предположил, что их оставил медведь, но тут под землей… Я теряюсь в догадках. Скорее всего, собака действительно случайно провалилась под землю и немного оголодала, но бросилась она на нас не из-за этого. Похоже, животное было так напугано, что предпочло напасть первым, нежели быть съеденным каким-то чудовищем.

– Вы намекаете, что в тоннелях КТО-ТО есть? – дрогнувшим голосом спросил Александр.

– Я говорю лишь то, что я говорю, – мрачно произнес таксист. – Лучше уж, ребятки, нам убраться отсюда поскорее подобру-поздорову.

– Но мы еще не нашли… – ляпнул Саша и осекся.

Дядя Коля внимательно на него посмотрел и поинтересовался:

– Не нашли ЧТО?

Парень замялся и виновато взглянул на Глеба. Тот махнул рукой и сказал:

– Ладно, чего уж там! Сказал «а», говори и «б»…

Александр кивнул и произнес:

– Дело в том, дядя Коля, что мы здесь не просто на экскурсии. Нам найти надо кое-что…

– Кто бы сомневался, – усмехнулся таксист. – Ну так рассказывайте, какие сокровища таят в себе мрачные подземелья Сухоны и Юга.

– Не сокровища это, – заметил Глеб. – Пентаграмма! Обряды здесь колдунами проводились, а мы должны были место отыскать.

– На кой хрен?

– Объяснять долго. А если коротко сказать – не поверите!

– И все же?

– Для того, чтобы закрыть проход в параллельный мир! – выпалил Александр.

Дядя Коля с изумлением и испугом посмотрел сначала на него, потом на Глеба и медленно протянул:

– Вон оно, значится, как!

Затем он сделал шаг назад и сказал:

– Вы, парни, того… подземных газов, похоже, нанюхались… Пошли-ка обратно, пока не поздно! А то фонари сядут, и пропадем мы тут в темноте…

– Сказал же – не поверите! – криво усмехнулся Глеб. – Но уйти мы сейчас не можем – последний тоннель остался. Однако и вас задерживать не станем. Хотите – возвращайтесь! Ружье у вас есть, да и стреляете вы метко…

С этими словами московский журналист пнул тушу мертвой собаки. После этого он обернулся к своему другу и сказал:

– Пойдем, Сань, время дорого.

И направился дальше по темному ходу. Александр кивнул и двинулся следом. Таксист остался на месте…

Тем временем тоннель вдруг резко пошел вниз.

– Что за фигня?! – с возмущением произнес Саша. – Ладно сейчас – под горку, а назад-то вверх идти придется!

– Ничего, надеюсь, недолго осталось, – заметил Глеб.

И действительно, внезапно парни вышли на абсолютно ровную площадку. Они прошли немного вперед и огляделись…

Площадка была идеально круглая и хорошо утоптанная. От нее в разные стороны разбегалось множество подземных галерей, как лучи от солнца. В самом центре в пол была врыта каменная «воронка», обложенная со всех сторон гладкими овальными булыжниками.

– Глеб, что это? – указал на нее Александр.

Журналисты бегом бросились к странному сооружению и принялись рассматривать его со всех сторон.

– Увы, мой друг, на пентаграмму это не похоже! – наконец заявил московский журналист. – Но этим местом точно для чего-то пользовались. Может, жертвы приносили…

– Жертвы? – вздрогнул Саша. – Слушай, Глеб, дядя Коля был прав. Нужно назад возвращаться, хватит на сегодня приключений. Пошли!

Он выпрямился и огляделся по сторонам. Через минуту он с ужасом спросил:

– Глеб, а из какого хода мы с тобой пришли?

Журналисты немедленно стали освещать все вокруг, но все тоннели, выходящие на площадку, были абсолютно одинаковыми.

– Мать твою! – выругался Глеб. – Туристы хреновы! Мы ж с тобой даже вешку не оставили! Что теперь делать будем?!

– Точно, – приуныл Александр. – Этим же дядя Коля занимался.

– О! Молодец! – воскликнул московский журналист. – Ну-ка, давай по-быстрому, забегаем в каждый проход и зовем таксиста. Может он еще недалеко ушел, услышит нас и на помощь придет.

И парни принялись носиться по площадке, забегая в каждую галерею и вопя изо всех сил: «Дядя Коля! Мы заблудились!»

Они промчались по кругу и снова вышли к воронкообразному сооружению.

– Подождем немного, – сказал Глеб. – Если дядя Коля услышал, то ему нужно время, чтобы сюда добраться.

Парни уселись в центре площадки прямо на землю и принялись ждать.

– Сколько ходов насчитал? – неожиданно спросил Саша.

– Тринадцать…

– Прямо как мест силы из рассказа деда Матвея, – усмехнулся парень.

Они подождали немного, но таксист так и не появился.

– Все правильно, – медленно произнес Глеб, – он не придет.

– Почему?

– Да потому, что мы сюда спускались, значит, назад – горка звуку путь перекрывает. Зря мы кричали… Он нас просто не услышал!

В этот миг фонарик московского журналиста стал медленно гаснуть.

– Сколько пар батареек у тебя еще осталось? – спросил Глеб Александра.

– Одна, но я ее сейчас в твой фонарик поставлю. Давай сюда!

Саша заменил батарейки и сказал:

– Ну все, Глеб, пора отсюда выбираться! Вставай, будем выход искать.

Он отдал фонарь своему другу, и они поднялись на ноги.

– Знаешь, Сань, придется нам немного поднапрячься, – произнес московский журналист. Постарайся вспомнить все детали: где и что ты видел, когда мы из нашего хода вышли? Любые, малейшие зацепки могут помочь нам выбраться отсюда.

Александр думал несколько минут и наконец сказал:

– Да ничего особенного, если не считать того, что в нашем тоннеле туша убитой собаки валяется.

– Умница! – обрадовался Глеб. – Как же я про нее-то забыл! Сделаем так: будем по очереди каждый проход исследовать и отмечать его булыжником. А как только псину найдем, так сразу и домой двинем.

– Но мы же не знаем, на каком расстоянии находится это место от площадки.

– Будем двигаться примерно полчаса по тоннелю. Этого времени «за глаза» хватит, чтобы до собаки дойти. Если же туши не будет, то поворачиваемся и идем в другой проход.

– Ты не учитываешь, что мой фонарь скоро погаснет, ведь я батарейки уже давно поменял, а лампы хватит только на шесть часов, если верить китайцам. Здесь же тринадцать коридоров, мы просто физически не успеем обследовать их всех при свете. А как мы вернемся назад в абсолютной темноте?

– Надеюсь, дядя Коля тоже это осознает, – усмехнулся Глеб, – и пришлет нам на подмогу спасателей. Кроме того, будем экономить свет.

И он выключил свой фонарь. Сразу стало заметно темнее. Московский журналист взял один из булыжников, лежащих вокруг воронки, и направился к первому тоннелю. Саша поспешил за ним. Парни положили камень у входа и зашли в галерею. Она ничем не отличалась от того коридора, по которому они пришли, и сначала друзья даже воспряли духом, надеясь, что «на удачу» выбрали нужное направление. Но время шло, а туша собаки так и не появлялась. Журналисты поняли, что ошиблись ходом. Они немедленно повернули назад и вернулись на площадку. Глеб снова взял булыжник, и парни двинулись к следующему тоннелю. Со вторым получилось то же самое: никаких следов убитой псины обнаружено не было. Когда наши герои возвращались на площадку, внезапно стал меркнуть фонарик Александра.

– Гори, сволочь! – злобно воскликнул журналист и начал бить рукояткой фонаря по своей руке.

Тот ненадолго разгорелся. Парни успели вернуться на площадку и начать осмотр третьего хода. Однако здесь фонарик погас уже окончательно. Пришлось Глебу зажигать свой.

– Какие же мы ослы с тобой, Саня! – сквозь зубы произнес московский журналист. – Нужно было с самого начала экономить батарейки.

Александр промолчал и лишь быстрее зашагал по галерее. Собаки найдено не было…

Когда парни возвращались назад, за их спинами внезапно раздался какой-то громкий шорох. Глеб быстро повернулся и выхватил светом фонарика какое-то крупное существо, которое тут же метнулось в темноту.

– Что это? – дрогнувшим голосом спросил Саша. – Похоже на медведя.

– Или на крупную гориллу, – побледнев, произнес Глеб. – В любом случае, это точно не собака! Вряд ли собака на двух лапах бегать сможет.

Он передал фонарик в руки своему другу, а сам, сняв с плеча ружье, осторожно двинулся в темноту – туда, где исчез жуткий пришелец.

– Ты что, сдурел? – зашипел ему вслед Александр. – Хочешь, чтобы он тебя на куски разорвал?!

– Нельзя за спиной оставлять врага, он может напасть в самый неподходящий момент.

Глеб приблизился к тому месту, где они заметили существо, и посмотрел на пол:

– Саня, – тихо сказал он, – подойди ближе! Плохо видно…

Александр тоже подошел к страшному месту и осветил его фонариком. К ужасу парней, они увидели на полу точно такие же закругленные следы, какие обнаружили в самом начале своего путешествия – у выхода из подземного хода.

– Ок-казывается, это не Д-дед Матвей шастает, – заикаясь, произнес Саша. – Это КТО-ТО другой!

И он вытащил из ножен дедовскую саблю. В туже секунду в тоннеле раздался то ли визг, то ли крик, и что-то большое и мохнатое метнулось к парням. Глеб нажал на курок, но ружье не выстрелило – парень забыл снять его с предохранителя. Зато бледный Александр с диким воплем взмахнул саблей и полоснул по чему-то огромному…

Нападающий взревел так, что парни оглохли, затем он размахнулся и выбил саблю из рук Саши, после этого со всего маху ударил Глеба, стоящего прямо перед ним. На счастье журналиста, удар пришелся как раз по двухлитровой баклажке с водой. Огромные когти существа распороли пластик, как какую-то тонкую материю, и из всех дыр брызнула вода. Сам Глеб отлетел и упал на пол подземного хода. Он тут же снял ружье с предохранители и выстрелил. Очевидно, пуля лишь зацепила монстра, поскольку тот взревел еще громче и вновь двинулся на московского журналиста. Шел он на двух задних лапах, но при тусклом свете фонаря, который постоянно мелькал (очевидно, Александр суетно передвигался), Глеб никак не мог его разглядеть. Он снова вскинул ружье и выстрелил. Чудовище вновь заорало на весь тоннель. Оно зашаталось, но затем продолжило идти к парню. «Нужно перезарядить ружье!» – мелькнула мысль в голове Глеба. Он принялся судорожно хлопать себя по карманам, но впопыхах никак не мог нащупать патроны. Монстр задрал лапы вверх и издал душераздирающий вопль, собираясь броситься на парня. Но в тот миг, когда Глеб уже зажмурил глаза, готовясь к неизбежному, неожиданно раздались сразу два выстрела. Существо охнуло, осело, а потом как-то неловко упало на пол тоннеля.

Московский журналист открыл глаза и не поверил сам себе. Перед ним стоял… дядя Коля, собственной персоной!

– Дядя Коля, – пересохшими от страха губами прошептал Глеб, – спасибо!

– Дядя Коля! – закричал из тоннеля Саша.

Через минуту парень перепрыгнул через труп чудовища и повис на шее у таксиста.

– Саня, ты это брось! – пряча улыбку, заметил мужчина. – Ты – не барышня, а я – не твой кавалер, чтобы терпеть телячьи нежности!

– Дядя Коля, – всхлипывая, произнес Александр, – я ж от радости! Думал, забьет нас здесь эта зверюга!

– А как вы тут оказались? – спросил, поднимаясь, Глеб. – Вы ж домой пошли?!

– Да разве мог я вас, двух дураков, одних оставить? – усмехнулся таксист. – Вы ж, паразиты, даже вешки не оставляли! Еле нашел… Ну-ка пойдемте, нашего гостя рассмотрим!

И мужчина первым отправился к монстру…

Тот лежал ничком, и его морда была спрятана под длинными черными клочьями шерсти. Дядя Коля с усилием перевернул его на спину и с ужасом произнес:

– Парни, кажись, я человека убил!

Глеб и Александр немедленно бросились к своему спутнику. То, что они увидели, потрясло их до глубины души! Перед ними лежал, пусть заросший шерстью, но все же… человек! У него был высокий рост – около двух метров. Руки были довольно длинными, а ноги имели закругленные ступни – очевидно, с такими ногами было удобнее перемещаться по лабиринтам. На лице шерсти почти не было. Сильно выделялись надбровные дуги, а также нижняя челюсть. Нос был плоским и широким, а губы – тонкими, почти незаметными.

– Может, это обезьяна? – с надеждой произнес Саша.

– Где ты видел у обезьян такое лицо? – прошептал таксист. – Тут же четко видно, что это лицо, а не морда!

– Это йети! – медленно проговорил Глеб. – Снежный человек, по-нашему!

– Похож… – задумчиво сказал дядя Коля. – Только что он здесь делает? Мы же не в горах где-нибудь!

– Дед Матвей рассказывал, что в лабиринтах могла сохраниться деградировавшая человеческая ветвь, – заметил московский журналист. – Это потомки тех, кто скрывался под землей от сильного космического излучения.

– Так чего ж ты молчал! Друг называется! – обиженно воскликнул Александр.

– Да не поверил я ему! Сам подумай, как могли люди выжить под землей? К тому же прошло столько тысячелетий!

– А они не только выжили, но и прекрасно приспособились, – усмехнулся таксист. – Но почему в этих местах? Раньше их здесь не встречали…

– Кто его знает? – пожал плечами Саша. – Может, и встречали… Не зря же выходы таким толстым слоем бетона законопатили.

В этот момент фонарик дяди Коли начал гаснуть.

– Вот черт! – выругался мужчина. – Батарейки некачественные подсунули! Он должен был работать шесть часов.

Однако ругань не помогла, и свет постепенно угасал.

– Парни, нам пора возвращаться! – очень серьезно сказал таксист. – В этих лабиринтах, в темноте мы почти бессильны. Так что не будем задерживаться, пока не примчались соплеменники этого «снежного человека».

Он немного помолчал и добавил:

– Надеюсь, вы рассказали все, или я еще чего-то не знаю?

Глеб кивнул и медленно произнес:

– Кое-что вы еще не знаете, дядя Коля. Это касается меня! Вы вообще атеист или в Бога верите?

– Какое это имеет отношение к делу? – удивленно спросил таксист.

– Идемте к площадке, по пути расскажу…

И мужчины двинулись по тоннелю, периодически останавливаясь и прислушиваясь: не преследуют ли их страшные обитатели подземелий.

– Дядя Коля, я жду ответа на мой вопрос, – повторил Глеб. – Вы верующий?

– Да я бы так не сказал, – пожал плечами таксист. – Молиться в церковь я не хожу, церковные праздники не отмечаю.

– Значит, атеист?

– Тоже промах. Наверное, есть все-таки что-то Высшее, что создало всех нас.

– Так вот, дядя Коля, вынужден вас разочаровать. Это не что-то Высшее создало всех нас, а мы сами и есть то Высшее, что создало все вокруг, включая и Землю.

– Ты о чем это, парень?

– Пытаюсь коротко посвятить вас в истоки мироздания.

– Чушь ты какую-то несешь, Глеб!

– Вовсе нет, только объяснять все у меня нет времени. Посмотрите на меня, что вы видите?

– Вижу бестолкового молокососа, который болтает всякую ерунду.

– Я не об этом. Посмотрите на меня внимательно! Ваш фонарик сел, мы идем только при свете одного фонаря, однако в тоннеле почти светло. Почему?

Только теперь таксист обратил внимание на то, что от Глеба исходит довольно яркое оранжевое свечение.

– Ты… ты светишься! – испуганно проговорил он.

– Именно! – кивнул московский журналист.

– Глеб, что с тобой? – закричал Саша. – Ты плохо себя чувствуешь?

– Очевидно, я перенервничал с тем йети. А дед Матвей предупреждал, что этого делать нельзя, поскольку я могу привлечь сущностей из параллельного мира.

– Что? – закричал Александр. – И что мы сможем с ними сделать?! Их ведь пулей не возьмешь!

– Знаю, Саня, поэтому и спешу. Пока я себя контролирую. Но не беспокойся, как только я почувствую, что становлюсь для вас опасным спутником, я вас предупрежу.

– Парни, о чем это вы? – удивленно спросил дядя Коля.

– О Высшем, – усмехнулся Глеб.

– Дядя Коля, мы потом вам все объясним, а теперь очень быстро возвращаться нужно, – затараторил Саша. – В Глебе монстр древний живет, и если он вырвется, нам с вами не сдобровать, да и Глебу тоже. Но самое ужасное, что мы сейчас являемся хорошей приманкой для энергетических сущностей параллельного мира.

– Чего-чего? – вытаращил глаза таксист. – Да вы, парни, вижу, совсем от страха рехнулись! Несете всякую ахинею.

– Думайте, что хотите, только давайте поторопимся!

Мужчины вышли на знакомую площадку, и тут из соседнего тоннеля раздался какой-то шипящий звук и вырвался огромный столп пламени…


предыдущая глава | Клуб речников | cледующая глава