home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Итен бегло просмотрел письмо, которое пришло в этот день от Тибби. Это не был её обычный аккуратный почерк. Должно быть, она писала в спешке. И под дождём, поскольку бумага сморщилась от пятен и некоторые слова были покрыты кляксами там, где чернила расплылись.


Мой дорогой мистер Делани,

Должна признаться, я несколько обеспокоена тоном вашего последнего письма, особенно когда вы говорили об этой женщине, за которой ухаживаете. Хотя я далека от мысли, чтобы критиковать женщину, которую я никогда не встречала...


Итен нахмурился. Никогда не встречала? Какого чёрта, за кем, по её мнению, он ухаживает?


...но мне кажется, что она не ценит вас, как должно. Вы замечательный, порядочный, благородный и умный человек, мистер Делани, и ровня любому на этой земле.


Итен перечитал эту часть снова, наслаждаясь звучанием слов: замечательный, порядочный, благородный и умный. Он не знал ни одной живой души, кто описал бы его подобным образом. Кто–то мог бы назвать его «замечательным». Или «порядочным». И, возможно, «благородным». Но никогда всеми тремя определениями сразу и никогда вместе со словом «умный».


Никогда не принимайте плохого к себе отношения и не смотрите пренебрежительно на своё происхождение – его невозможно изменить, а вас нельзя за него винить. Важно то, что вы сделали в своей жизни, и навыки, которые вы приобрели, и более всего – ваше сердце. Если эта женщина не ценит этого в вас, мой дорогой мистер Делани, она вас не достойна.


Тут письмо стало действительно очень неразборчивым. Должно быть, начался дождь, подумал Итен. Это бы объяснило то, что она закончила письмо таким странным образом:


Я говорю это как ваша бывшая учительница, для которой важны ваше благополучие и счастье.

Искренне ваша, мисс Джейн Тибторп.


Итен усмехнулся, аккуратно сворачивая письмо и кладя в коробку вместе со всеми её письмами. Так, значит, Тибби не понравилось услышать об этой женщине, за которой он ухаживает, а? Может, это намек на ревность?

– Надеюсь, что так, дорогуша. Очень надеюсь на это, – сказал он, закрывая коробку. – Может мисс Тибби всё–таки питает ко мне какие–то чувства, как думаешь, Пятнашка?

Собака забила хвостом по полу.

– Ага, а ещё она считает, что я умный. Неплохо для бывшего неграмотного ирландского олуха, а? – и он бодрым шагом направился в сторону дома викария.



– Итак, преподобный, что вы можете мне рассказать о неком парне по имени Лохинвар? – Итен передвинул своего единственного оставшегося коня. – Шах и мат, – объявил он и откинулся назад.

Викарий нахмурился, склонившись над доской, затем покачал головой.

– Ей–богу, я даже и намека на это не заметил. Превосходно, мой мальчик, превосходно.

Итен подавил усмешку. Он был близок к тому, чтобы разменять пятый десяток, но старик всё же звал его «мой мальчик».

– Вы знаете того, о ком я спросил?

– Лохинвар? Да, я слышал о нём, – сказал викарий. – Это связано с вашей возлюбленной, полагаю.

– Да. Я никогда не слышал о нём, но она, кажется, знает о нём всё.

– Тогда ваша Тибби имеет слабость к романтическим героям.

– О. – Итен нахмурился. Его явно нельзя назвать романтичным и, определенно, – героем. Романтические натуры были красивыми и франтоватыми. А он походил на потрёпанного старого кота, стремящегося остепениться с женщиной, любить которую ему не следовало. Итен рассчитывал на приверженность Тибби подбирать бродяг.

Викарий процитировал:


Ты в любви благороден, в сраженье – герой.

 Кто сравнится с тобой, Лохинвар молодой?


Итен подался вперёд.

– Он был воином? Тибби мне как–то говорила, что когда мы впервые встретились, она подумала, что я воплощение молодого Лохинвара.

Брови викария поднялись.

– О, Боже. Что вы сделали?

– Её держали заложницей негодяи, которые гнались за принцессой и её сыном.

– Принцессой?

– Принцесса раньше была ученицей Тибби и тайно направлялась к ней, или они думали, что тайно. Но негодяи пронюхали об этом и приехали сюда за принцессой. Я постучал в дверь, чтобы спросить дорогу, а там была Тибби, белая, как привидение, напуганная до смерти, и в ярости. – Он усмехнулся, вспоминая. – Она – храбрая маленькая малышка. Сунула мне записку, в которой говорилось о мужчинах, держащих её в заключении, но я даже не взглянул на неё. Она кинула на меня такой взгляд, будто говоря, что я просто идиот: Тибби не знала тогда, что я не умел читать.

– И что же вы сделали? – спросил нетерпеливо, как какой–то мальчишка, викарий.

– Я вырвал её у мерзавцев, закинул на лошадь и умчал прочь галопом в безопасное место.

– Чудесно, чудесно! Какое приключение, – воскликнул старик. – Не удивительно, что она зовёт вас юным Лохинваром. Это из «Мармиона» сэра Вальтера Скотта, на котором все были помешаны двадцать лет назад. Длинная поэма, – объяснил викарий, видя выражение непонимания на лице Итена. Он снова процитировал:


Вдоль границы скакал Лохинвар молодой.

Всех коней был быстрей его конь боевой.


Итен просветлел.

– Это похоже на меня. Я считаю, что у меня лучшие лошади в графстве.


Рыцарь ехал без лат, рыцарь ехал без слуг,

Был при нём только меч, его преданный друг.


Итен откинулся назад.

– Не–а, этот человек – глупец. Если едешь один, то необходимо быть лучше вооружённым, чем он. Хотя бы ещё нож в ботинке.

Викарий улыбнулся. Он выбрал переплетённый том с книжной полки, нашёл страницу и передал книгу Итену.

– Прочитайте это.

Итен медленно прочитал, спотыкаясь на незнакомых словах, а затем откинулся в кресле в задумчивости.

– Так, значит, он выкрал прекрасную Элен с её свадьбы...

Викарий вздохнул.

– Да. Я никогда не понимал пристрастия прекрасного пола к молодому Лохинвару. Я бы сказал, что это вызвало бы ужасный скандал, не говоря уже о ещё более сложной проблеме: аннулировать первый брак почти невозможно, к тому же все родственники жениха и невесты отправились убивать молодого Лохинвара. Шотландцы, как вы знаете, относятся к кровной мести очень серьёзно. Вся идея была совершенно неблагоразумной. Но женским прихотям нет объяснения.

Итен согласился.

– Если бы это был я, то схватил бы женщину сразу после того, как её папаша сказал мне «нет», вместо того чтобы ждать последней минуты, а потом въехать туда на лошади и расстроить свадьбу. Женщины терпеть такого не могут. Это их великий день. Готов поспорить, что прекрасная Элен пилила его из–за этого каждый день всю оставшуюся жизнь, бедный малый.


* * *

Где–то около полуночи прозвонил колокольчик на двери Нелл. Гарри, спотыкаясь, вскочил с кровати в нижнем белье и поспешил за ней по коридору.

Она почти бежала, бормоча полным тоски голосом:

– Где она? Где? Я должна найти её, найти её, найти её. 

Как всегда, видя Нелл спящую и в таком расстройстве, он был глубоко тронут. Гарри нагнал её у лестницы и развернул, обхватив руками.

– Тише, милая, – пробормотал он, – Тори здесь. Она в безопасности.

На этот раз Нелл сопротивлялась ему.

– Нет, нет, не она. Не Тори. Не моя Тори, – невнятно, с надрывом бормотала женщина, отчаянно отталкивая его руки, пытаясь проскользнуть мимо него. Нелл была на удивление сильной.

– Пойдёмте в постель.

Когда она продолжила бороться с ним, Гарри поднял её, так что холодные босые ноги Нелл оторвались от пола, и прижал к своей груди. Она смотрела сквозь него пустым душераздирающим взглядом.

– Она умерла, ведь так? Моя Тори? – Слёзы текли по её щекам.

Безысходное горе Нелл рвало Гарри душу. Он отнёс Нелл назад в кровать. Прижал к себе, положив лицом себе на грудь, мокрую от слёз. Он поцелуями стёр её слёзы, пробуя их солёный вкус и желая избавить от боли.

Он сказал себе, что утром Нелл не будет помнить ничего из этого.

Это не помогло. Гарри держал её в объятиях, укачивал, бормоча утешительную ложь, успокаивая словами и теплом своего тела, пока буря полуночного горя не прошла. Наконец, Нелл обмякла в его руках, её дыхание замедлилось, и она провалилась в сон. Уставший за день Гарри тоже заснул.

Утром он повёз Нелл на верховую прогулку в парк, чтобы проветриться. Езда верхом помогает, если ты напряжён. А Нелл была так напряжена, что могла сломаться.

Поиски слишком затянулись.


Когда Нелл вышла из своей спальни, искупавшись и переодевшись после прогулки в парке, она услышала внизу в холле мужские голоса. Прогулка пошла ей на пользу.

Испытывая желание увидеть друзей Гарри, она тихо спустилась до середины лестницы и остановилась.

Что они подумают о том, что их друг женится на падшей женщине? Для неё это не будет иметь значение, если они найдут Тори. Но это может быть важным для Гарри.

Один из мужчин Рейф Рэмси, другой – Люк Риптон, но кто из них кто?

Более высокий из джентльменов был чрезвычайно элегантен, в великолепно скроенном тёмно–голубом сюртуке с накрахмаленным воротничком рубашки и замысловато повязанным шейным платком, в бриджах из буйволовой кожи и блестящих ботинках. Его наряд нёс на себе все приметы денди. По мнению Нелл от других денди его отличали широкие плечи, которые не были результатом уловки портного, и весьма мускулистые бёдра наездника.

Это, должно быть, Рейф. Со слов Гарри у неё сложилось впечатление, что Рейф был хладнокровным и обманчиво праздным. Гарри использовал слово «бесстрастный», и этот мужчина, определённо, создавал такое впечатление.

Гарри называл Люка их «падшим ангелом», и когда Нелл увидела его лицо, то поняла, почему. Он был красив какой–то мрачной и трагической красотой, с тёмными глазами и скулами, о которых могла бы мечтать любая женщина. Его густые тёмные волосы были взъерошены, а шейный платок завязан небрежным узлом. Он казался полным беспокойной энергии, потому что всё время двигался, ударяя хлыстом по ботинкам, прохаживаясь туда–сюда, пока они разговаривали, и перемежая свои фразы оживлёнными жестами.

Часы в холле пробили без четверти восемь. Нелл задержала дыхание и продолжила спуск по лестнице.

Она точно знала, когда Гарри заметил её. Их глаза встретились, и Нелл ощутила тепло от его взгляда. Она осознавала, что его друзья разглядывают её, но ей было всё равно. Нелл чувствовала себя красивой, когда Гарри вот так смотрел на неё. Купер снова заплела её волосы в косы, но на этот раз она вплела в них бледно–желтую ленту. Гарри шагнул вперёд и взял её за руку, когда она спустилась с последних ступенек.

– Это мои друзья, Нелл: Рейф Рэмси и Люк Риптон. Джентльмены, моя невеста, леди Элен Фреймор.

– Как поживаете, мистер Рэмси, мистер Риптон. – Нелл присела в реверансе, довольная, что правильно угадала.

– Рад встретиться с вами, леди Элен, – сказал Рейф Рэмси. Из–под необычно тяжёлых век на неё смотрели проницательные светло–голубые глаза. Они холодно впились в неё. Глаза, под взглядом которых чувствуешь себя неуютно, подумала она, когда он поднёс её руку к губам. Нелл не была уверена, что ей понравился мистер Рэмси.

– Гарри рассказал нам о вашем несчастье, – произнёс Люк, склоняясь над её рукой. Он смотрел на неё пристальным взглядом тёмных глаз. – Мы сделаем всё возможное, чтобы отыскать вашего ребёнка, обещаю.

Неожиданно Нелл обнаружила, что готова разразиться слезами. Она улыбнулась ему дрожащей улыбкой, кивнула и сжала его руку.

Гарри вышел вперёд и обнял её за талию.

– Давайте пройдём в комнату для завтраков, – предложил Рейф. – Гарри обещал нам, леди Элен, что, если мы приедем сюда в этот безбожно ранний час, он покормит нас.

Они двинулись к комнате для завтраков. Друзья Гарри, кажется, хорошо знают особняк тётушки Мод, подумала Нелл, наблюдая за тем, как они направились прямиком к ряду накрытых блюд на буфете. Они чувствовали себя совсем как дома.

– Мы знаем Гарри и Гэйба со школы, – объяснил Рейф. Он, должно быть, заметил её удивление. – Мы бегали наперегонки в различных домах леди Госфорт ещё тогда, когда были необузданными подростками.

– Я думала, что вы были вместе в армии, – сказала Нелл.

– Мы и были, – ответил ей Люк. – Мы все вместе присоединились к армии.

– Не могли избавиться от них, – проворчал Гарри, придерживая стул для Нелл, пока она усаживалась. – Мы с Гэйбом пытались, но они последовали за нами.

– Последовали? Интересное слово, – проговорил Рейф, растягивая слова. – Мой отец купил мне армейский чин, а потом ты и Гэйб уговорили двоюродную бабушку Герту купить вам, а потом, если я правильно помню, Люк решил, что с таким же успехом может пойти в армию и он.

– М–м–м, да. Ну, кто–то же должен был пойти, чтобы удерживать вас всех от неприятностей, – сказал Люк, наполняя тарелку ломтиками ветчины, сосисками и яйцами. Рейф и Гарри рассмеялись.

– Скорее уж втягивать нас в них, – сказал Гарри. – Выглядит, как ангел, но он прямо дьявол, когда дело касается попадания в неприятности, моя дорогая, предупреждаю вас. – Он поставил тарелку перед Нелл. – Фриттеры[17]. Кухарка подумала, что они должны вам понравиться, но если вы предпочитаете более привычный завтрак...

– Нет, спасибо, они выглядят восхитительно. – И так оно и было: с хрустящими, похожими на кружево краями, сочащиеся яблоками и посыпанные сахаром и корицей. В кои–то веки она почувствовала себя голодной.

Удовлетворённый, Гарри наполнил доверху свою тарелку и сел.

– Итак, леди Элен, – сказал Рейф, – мои поздравления в связи с вашей приближающейся свадьбой. Хотя, возможно, слово «поздравления» здесь неуместно. Сочувствие, скорее. Самое время, чтобы кто–то пришёл и взялся за воспитание этого дикаря.

Нелл бросила на него острый взгляд, неуверенная в том, нет ли в его словах скрытого смысла.

– Я не считаю, что Гарри нуждается в том, чтобы его воспитывали, – сказала она и взяла кусочек яблочного фриттера. – Я вполне довольна им таким, каков он есть.

Люк откинулся назад с выражением притворного потрясения.

– Боже мой, женщина, которая не собирается перевоспитывать мужчину, – воскликнул он. – Знаете ли вы, какая это редкость?

Рейф Рэмси посмотрел на неё долгим взглядом.

– Леди Элен, вы просто не можете выйти замуж за Гарри.

Она осторожно посмотрела на него, но ничего не сказала.

– Вместо этого вы должны выйти замуж за меня, – продолжил он.

Нелл моргнула, не до конца понимая, куда это он ведёт. Светло–голубые глаза вежливо смотрели на неё, но ей показалось, что она заметила ленивое подмигивание.

– Уж не пытаешься ли ты увести мою невесту? – спросил Гарри и налил Нелл ещё немного горячего шоколада, явно совсем не обеспокоенный.

– Естественно, – ответил Рейф. – А кто бы не попытался? Очаровательная леди, у которой нет намерения перевоспитывать мужа после свадьбы? Какой мужчина не захотел бы сцапать её?

– Ах, но если бы я вышла замуж за вас, – серьёзно сказала ему Нелл, – я уверена, что изменила бы свое мнение на этот счет.

Наступила внезапная тишина, а затем раздался взрыв мужского смеха. Рейф попытался выглядеть оскорблённым, но вскоре не выдержал и тоже рассмеялся. Он подмигнул Нелл, и она застенчиво улыбнулась в ответ. Кажется, друг Гарри принял её.

– Я бы узнала эти голоса где угодно, – объявила леди Госфорт, впархивая в комнату. – Рейф, Люк, мои дорогие мальчики, – так много времени прошло.

Они вскочили со своих мест и отвесили леди Госфорт красивые элегантные поклоны, которые она проигнорировала, нежно целуя каждого в щёку. Она махнула им, чтобы садились обратно, и засыпала вопросами об их различных родственниках, одновременно отдавая указания Спроттону.

Нелл тихо слушала, получая удовольствие от их обмена новостями. Она поняла, что для них это являлось привычной вещью. Леди Госфорт обращалась с друзьями Гарри так, будто они приходились ей родными, и они, совершенно очевидно, тоже с нежностью относились к ней. Нелл, которая столько лет провела без семьи или компании людей её возраста, это зрелище согревало сердце. Но поскольку смех и обмен новостями о людях, которых она не знала, продолжался, мысли Нелл приняли иное направление. С Рейфом и Люком, прочёсывающими различные приходские работные дома, у них появлялось больше шансов найти Тори. Нелл украдкой бросила взгляд на часы, стоящие на украшенной резьбой полке над камином. Становилось поздно.

Она заметила движение за дверью. Это была Купер, несущая вниз ротонду Нелл и шляпку, как её и просили, к отъезду в восемь часов.

Гарри, должно быть, тоже увидел её. Он сложил вместе свои столовые приборы, допил кофе, отложил в сторону салфетку и сказал:

– Нам пора ехать.

Его друзья немедленно сделали то же самое. Стало совершенно очевидным, что они были солдатами. Мгновенная сосредоточенность на решаемой проблеме.

Леди Госфорт в смятении посмотрела на Нелл, которая тоже поднялась.

– Ты же не забираешь девочку снова на весь день? – спросила она Гарри. – Ей надо подготовить приданое.

– Покупки подождут, – сказал Гарри. – Сначала нам надо решить юридические и деловые вопросы. Связанные с поместьем, – добавил он, когда увидел, что тётя собирается расспрашивать его дальше.

Она издала презрительный звук.

– Как будто Нелл это интересно. Ради Бога, девочке нужна одежда. Уверена, вы двое, мальчики, согласитесь со мной, – она перевела взгляд на Люка и Рейфа, ища поддержки.

Рейф аккуратно снимал невидимую пылинку со своего безупречного сюртука, хмурясь с крайней сосредоточенностью. Люк достал маленькую книжицу из своего кармана и весьма убедительно изучал её. Казалось, ни один из них не услышал её вопроса.

Леди Госфорт фыркнула.

– Вы, мальчишки, как всегда поддерживаете друг друга. Ну что ж, дорогая, решать нам, женщинам...

Нелл тут же сказала:

– Прошу прощения, леди Госфорт, но мне действительно нужно поехать.

– Очень лояльно с вашей стороны, моя милая, – сказала леди Госфорт, закатывая глаза. Она снова повернулась к Гарри с таким видом, что стало ясно, кого она винит за крушение своих планов, и это была не Нелл. – Каким же образом я смогу подготовить приданное и подвенечное платье для этой девочки вовремя, если ты целыми днями таскаешь её за собой? Свадьба меньше, чем через три недели! – Она кинула на племянника воинственный взгляд. – Меня не волнует, что ты собираешься сказать, Гарри, я назначила встречу для Нелл с моей модисткой, нам нужно заказать для неё манто и заглянуть к сапожнику...

Нелл бросила на Гарри взгляд, полный отчаянной мольбы. Он видел, что она на грани того, чтобы рассказать правду. Нелл хотела признаться его тёте в том, чем они занимаются. Она сказала, что это было бы правильно, если они собираются привезти Тори в дом леди Госфорт. Ведь она может возражать.

И в самом деле может, подумал Гарри, помня собственный опыт с тётушкой. Немногие люди закрывают глаза на незаконнорожденных. Тётя Мод сделала тогда исключение для кровных родственников, но он прекрасно знал, что это Гэйб вынудил её. Ребёнок Нелл не приходился ей родственником.

Гарри слегка покачал Нелл головой и обратился к тёте:

– Очень хорошо, Нелл будет в вашем распоряжении на два часа, начиная с часу дня.

– Два часа? – тётя издала неодобрительное «фи». – Ты ожидаешь, что я могу подготовить приданое за два часа?

– Нет, но вы можете вызвать сюда вашу мастерицу по пошиву манто к часу дня, когда мы вернёмся на обед, и она сможет снять мерки с Нелл. Это даст вам что–то, с чего можно начать.

– Но Нелл захочет выбрать, ты, глупый мальчик. Весь смысл в покупке новой одежды – это удовольствие выбора, не так ли, моя дорогая?

Нелл уставилась на неё, испытывая желание закричать от раздражения. Леди Госфорт была очень добра, однако Нелл просто хотела отправиться на поиски дочери. Сейчас же! Её не волновала одежда.

Но щедрость редко встречалась в жизни Нелл в последнее время, и она не могла отвергнуть доброту леди Госфорт, особенно учитывая, что та отложила все свои дела ради Нелл. Разрываясь, она посмотрела на Гарри, не зная, что сказать или сделать. Он вышел вперёд.

– Её горничная может это сделать, – сказал он. – Она может делать покупки для Нелл.

Купер, тихо стоящая в дверях, задохнулась от неожиданности. Её рука взлетела ко рту. Нелл тоже ошарашило это предложение, но это было блестящее решение. Интерес Нелл к одежде был умеренным и в лучшие времена, а в данный момент – вообще отсутствовал, но Купер... Купер будет в восторге от этого.

– Её горничная? – воскликнула леди Госфорт, потрясённая. – Гарри, не будь смешным!

Нелл приподняла брови, глядя на Купер.

– Почему нет? – продолжил Гарри. – Вы сами сказали, что она талантлива. Она знает, что нужно Нелл.

Купер недоверчиво, но с готовностью нервно кивнула Нелл в ответ.

– Но вы не можете. Как горничная – она очень хороша, – объявила леди Госфорт, – но она просто не может...

– Это идеальное решение, – прервала Нелл. – У меня на самом деле нет времени в настоящий момент ходить за покупками, а Купер действительно знает, что мне нужно, и у неё прекрасный вкус. Уверена, ей также помогут ваши советы и советы мисс Брэгг, – тактично добавила она. – Ты ведь не возражаешь, Купер? – спросила она, взмахом руки приглашая её войти в комнату.

Глаза Купер сияли от волнения.

– О, нет, миледи. Вы не пожалеете, доверяя мне в этом, обещаю вам.

– Отлично, – сказал Гарри поспешно, как если бы нетерпение побыстрее отправиться исходило только от него. – А теперь, прошу извинить, но нам действительно нужно ехать.

– Но я надеялась походить с Нелл по магазинам, – проворчала леди Госфорт недовольно.

Нелл выдернула руку из ладони Гарри, побежала назад и обняла пожилую леди.

– Мне бы тоже очень хотелось пойти вместе с вами по магазинам, дорогая леди Госфорт, – сказала она ей, – но это, правда, очень срочное дело. Простите, у нас будет целая жизнь, чтобы пройтись по магазинам, не так ли?

– Да, моя дорогая, полагаю, что так. Просто это ваше приданое...

– Будет прекрасным сюрпризом.

Леди Госфорт обдумала эту мысль, и выражение её лица немного прояснилось.

– Увидимся в час, тётя Мод, – сказал Гарри и проводил Нелл к ожидающему экипажу.

Как заметила Нелл, у каждого из друзей Гарри была коляска с парой лошадей. Грумы прогуливали упряжки туда–сюда, чтобы не дать животным замёрзнуть.

– Какие роскошные лошади, – сказала она, когда Гарри поднял её в экипаж. Нелл повертелась на сиденье и со знанием дела осмотрела обе пары, пока он взбирался вслед за ней.

Рейф и Люк, которые ждали, пока подадут их экипажи, уставились на неё.

– Боже мой, – воскликнул Люк, – не говори мне, что она ещё и лошадей любит? Она – идеальная женщина.

– Я знаю, – проворчал Гарри, обвивая Нелл рукой и подтягивая на сиденье поближе к себе. – Но она – моя. Увидимся в час.

Нелл искоса бросила на него взгляд и застенчиво улыбнулась. Идеальная женщина? Она знала, что это было просто частью добродушного подтрунивания с друзьями, но его грубоватое чувство собственности согрело Нелл. Как и мускулистая рука, прижимающая её к его боку. Она оставалась на её талии ещё долго после того, как исчезли из вида друзья Гарри.

Когда они вновь отправились на поиски Тори, Нелл вознесла молитву, чтобы в следующий раз, проснувшись и обнаружив Гарри в своей постели, она не была такой трусихой.


* * *

– Так кто отец Тори? – совершенно неожиданно спросил Гарри. Этот вопрос мучил его с тех пор, как он понял, что с ней случилось.

Нелл напряглась. Они только покинули один из коттеджей, куда была отправлена к кормилице брошенная девочка–младенец. Ещё один ребёнок, который оказался не её дочерью.

– Вам не нужно рассказывать мне никаких подробностей, – быстро добавил он, – только лишь, кто он.

– Никто, – ответила она.

– Нелл.

– Вам ни к чему знать. Нет смысла.

Нет смысла? Конечно, смысл есть. Гарри постарался говорить спокойно.

– Почему вы так говорите?

– Мой отец пытался вызвать его после... ну, вы понимаете, чего. Папа воспользовался предлогом, что тот человек якобы жульничал в карты. Ведь если бы дуэль произошла из–за меня, то разразился бы скандал. А папа прежде всего пекся о моей репутации.

Было бы чертовски более уместным, если бы папа изначально защитил дочь, подумал Гарри с тихой яростью.

– Но сэр... он... отказался драться с отцом. Он назвал его жалким неудачником, хотя знал, по какой причине был брошен вызов.

– Так он знает о ребён...

– Он ничего не знает, – сказала Нелл решительно. – Он даже не знал, что я забеременела. Отец вызвал его за несколько месяцев до того, как я осознала своё... своё положение.

– Понятно.

Она прямо посмотрела на него.

– И если я скажу вам его имя, вы, вероятно, захотите сделать то же, что и папа, не так ли?

«Не совсем», – подумал Гарри. Он бы не стал вызывать этого мерзавца на джентльменскую дуэль под каким–то предлогом и затем отступать, когда негодяй откажется драться. Он бы просто избил ублюдка до полусмерти.

Она, должно быть, прочитала правду в его глазах, поскольку кивнула.

– Только два человека знали, кто отец моего ребёнка, и папа был одним из них. Он... этот мужчина ничего не знает об этом, и я хочу, чтобы так оно и осталось. Так лучше для всех и, в первую очередь, для Тори.

Гарри мог понять это. Она бы не хотела, чтобы Тори знала, что была ребёнком, зачатым от насилия. Кто бы хотел?

Но этот вопрос всё же терзал Гарри. Кто, чёрт возьми, эта сволочь?


* * *

Они вернулись на Маунт–стрит к часу. И наряду с обедом Гарри организовал встречу с Рейфом и Люком, чтобы узнать, что они выяснили.

Нелл пришла в уныние, чувствовала себя удручённой. Список мест, который составил Гарри, когда они впервые начали поиски, подходил к концу. Они покрыли огромное расстояние, но всё ещё не обнаружили и следа Тори.

И Нелл была расстроена и сердита на Гарри.

– Как вы можете утверждать, что это не Тори? – спросил он в последнем приюте, добавляя: – Как по мне, все младенцы выглядят одинаково.

Младенцы не были на одно лицо, и она была на него зла, как чёрт, за эти слова. Она вспылила и резко ответила Гарри, и оставшуюся до дома часть пути они проехали в молчании.

Но с тишиной пришли мысли, а с ними – ужасное понимание.

Его замечание было совершенно невинно; она знала, что он ничего под этим не подразумевал. Проблема была в том, что Гарри разбередил едва начавшую затягиваться коркой рану, ту, которую она пыталась игнорировать. Под этой коркой она скрывала страхи и сомнения, которые терзали её.

Узнает ли она и в самом деле своего собственного ребёнка? Сердце Нелл говорило, что узнает, но чем больше плетёных корзин–колыбелек, крохотных пухленьких личиков с серьёзным выражением, покрытых пушком головок, и ротиков, похожих на бутон розы, она видела, тем больше сомнений начинало закрадываться в душу...

Маленькие дети так сильно меняются за шесть недель.


* * *

После обеда, который был съеден в атмосфере молчаливого напряжения, леди Госфорт увлекла Нелл для снятия мерок.

Нелл, как и любой другой человек, любила красивую одежду, но сейчас её всё раздражало. Они измерили каждую часть ее тела, какую только можно было представить; худая, невыносимо элегантная мастерица по пошиву мантуи орудовала измерительной лентой и по–французски выкрикивала цифры своей помощнице. Затем измерили её стопы и икры и нарисовали шаблон для обуви. Затем то же самое сделали с её головой и заказали множество шляп, включая одну для верховой езды.

Нелл сносила всё это относительно молча, стараясь быть, насколько возможно, вежливой и помогать, чем может, но совершенно не способная проникнуться духом события. Она оставила большинство решений за леди Госфорт, Купер и Брэгг.

В глубине души она чувствовала себя больной. Что, если Тори была одним из тех младенцев, которых они видели, и собственная мать не узнала её?

Мастерица по пошиву мантуи, сапожник, портниха, по своему обыкновению, как и помощница шляпницы, не заметили ничего неладного, но леди Госфорт заметила.

В тот же момент, как они закончили, леди Госфорт всех отпустила. Оставшись наедине с Нелл, она подтолкнула ту к небольшому диванчику и плюхнулась рядом с ней.

– В чём дело? – требовательно спросила она, буравя Нелл пристальным взглядом.

– Дело? – начала Нелл.

– Даже не пытайтесь меня обмануть, юная леди. Вы думаете, что если я пользуюсь этими очками для чтения, то не способна увидеть то, что совершенно очевидно? Что бы ни заставляло вас и моего племянника на целые дни пропадать из дома, это не имеет никакого отношения к юридическим делам Гарри или его собственности. Это касается вас. Я вижу это в его глазах.

Нелл прикусила губу.

Леди Госфорт продолжила:

– Прошлым вечером вы пришли домой расстроенной, а теперь вы оба вернулись с такими вытянутыми лицами. И вы, моя девочка, подошли к приобретению новой одежды – одежды, за которую любая другая молодая женщина вашего возраста отдала бы всё что угодно, – так, будто это был... визит к дантисту. Итак...

Она ждала.

Нелл не знала, с чего начать. Она хотела рассказать леди Госфорт о своей дочери; чувствовала, что было неправильно держать её в неведении. Молодая женщина ощутила облегчение от того, что момент, наконец, настал, но всё было настолько сложным, что она не знала, как начать.

Леди Госфорт наклонилась вперёд и взяла её за руку.

– Послушайте, моя дорогая, – сказала она намного более мягким тоном, – у меня никогда не было дочери, хотя это было самое заветное желание в моей жизни, а у вас нет матери, так что...

Нелл разразилась слезами.

К тому времени, когда Гарри пришел забрать Нелл, задаваясь вопросом, что же так задержало её наверху, Нелл, захлёбываясь от рыданий на большой, дающей утешение груди леди Госфорт, рассказала почти всю свою историю.

Как только он вошёл, Нелл вскочила на ноги, говоря:

– Уже пора ехать?

Взгляд Гарри метнулся к её покрасневшим глазам.

– Всё в порядке, Гарри, – сказала леди Госфорт, – Нелл мне всё рассказала, и мы обе хорошенько выплакались, что дало нам хороший заряд бодрости, хотя, глядя на нас, я знаю, этого не скажешь. А теперь, идите и найдите эту малышку.

Они прошли вместе к парадной двери, где ждал экипаж. Леди Госфорт быстро обняла Нелл.

– Вы узнаете её, когда увидите, моя дорогая, я уверена, так что не волнуйтесь.

Гарри бросил на Нелл потрясённый взгляд.

– Так вы из–за этого тогда расстроились? – спросил он, когда они отъехали. – Из–за страха, что не узнаете Тори?

Она кивнула с несчастным видом. Он обнял её, ничего не говоря.


* * *

В тот день они снова вернулись поздно после долгого и бесплодного дня. Гарри старался поднять Нелл настроение в течение всего ужина, но маленький червячок сомнения поселился в её душе. Если её дочь потеряна навсегда, Нелл не знала, как сможет жить с этим. Если бы она только спала той ночью с Тори на руках, вместо того чтобы оставить её в корзине... Это будет преследовать её вечно. Она никогда не сможет простить себя.

Гарри сидел рядом с Нелл, говоря со спокойной твёрдостью о том, что может принести им завтрашний день, и передавая ей блюда, которые, как он надеялся, пробудят её аппетит. Хотя от страха ей кусок в горло не лез, Нелл ела, чтобы угодить ему, и потому, что знала: она просто должна поесть.

Её могли изводить сомнения и беспокойство, мучить чувство вины, но она никогда не сдастся. Пока дышит, она будет продолжать поиски.


Глава 11 | Его пленённая леди | Глава 13