home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Свадьбу сыграли в канун Рождества, и, как было обещано, проходила она в узком семейном кругу и вышла очень красивой.

Старинная часовня семейства Элверли утопала в цветах, выращенных в местной оранжерее: амариллисах, белых нарциссах, морознике и пуансетии прекрасной.

Тихо играл орган, пока гости усаживались на дубовых скамьях, отполированных до блеска пчелиным воском и временем.

Свадьбу намечали провести в семейном кругу, но семейство Ренфру славилось своей многочисленностью. Церковь была битком набита гостями, пришедшими пожелать счастья молодым. Держа наготове клочок кружева, в переднем ряду сидела тётушка Мод. Тибби и Итен уселись вместе, украдкой держась за руки. Глаза Тибби при этом сияли. Рядом с тётушкой Мод сел Нэш, а Рейф и Люк поместились по соседству с любимыми приёмными родителями Гарри, супругами Барроу. Миссис Барроу и старушка–няня Нелл, Агги, ворковали над Тори, сопровождаемой кормилицей. У входа в церковь сидела Пятнашка, только что расчёсанная принцем Зиндарии, с повязанной вокруг шеи праздничной красной ленточкой.

У алтаря стоял Гарри со своим братом Гэйбом.

Музыка переросла в свадебный марш, и в проход вступила Нелл под руку с Маркусом. Она была одета в изысканное шёлково–бархатное платье кремового цвета, с жёлто–оранжевой и зелёной отделкой. В руках у невесты был букет белых орхидей, а причёску украшал единственный цветок той же орхидеи.

Гарри почувствовал, как сердце его переполнилось.

Нелл сопровождала сияющая принцесса Калли в платье изумрудного бархата с унаследованной от своей матушки тиарой на голове. Рядом с принцессой шли два маленьких важных мальчика, одетых в королевскую форму Зиндарии.

Нелл смотрела только на Гарри, медленно ступая по проходу. Приблизившись, она взяла его за руку, робко улыбнулась и повернулась к священнику.

– Преподобный Пиджен, – удивилась она. Это был викарий из её собственного прихода, милый старый человек, крестивший её и поддерживавший во множестве испытаний. По её лицу катились слёзы, но она не замечала их.

И Гарри тоже, ведь она была его невестой, его госпожой, его мадонной, и её красота сияла, подобно жемчужине в тёмном убранстве старинной церкви.


* * *

Когда они возвращались из церкви домой, сзади к Гарри подошёл Барроу.

– Если ты не возражаешь, парень, мы с моей хозяйкой не останемся на Рождество.

– Что–то случилось? – спросил Гарри.

– Нет, ничуть. Все очень любезны. Просто это те маленькие парнишки. Не Ники и Джим, я имею в виду малышей, про которых ты упомянул, когда рассказывал, как тебе удалось вернуть малютку Тори. Моя миссис–то сильно расстроилась, так её тронул рассказ. Она полночи не спала, так волновалась за них. Потому мы тут подумали, ежели ты не возражаешь, мы заберём на время молодого Эванса и поедем в Лондон, чтобы привезти их.

– Привезти их?

– Ага, – подтвердил Барроу. – Пора бы в Грейндже снова закипеть молодой жизни. А то теперь, когда вы с мистером Гэйбом выросли, а Ники с юным Джимом живут нынче в Зиндарии, место–то совсем вымерло. Нервирует её это, так вот. Места себе не находит, всё грустит, что нечем заняться.

Гарри подавил усмешку. Будто бы уход за мужем, хозяйство на руках и присмотр за дюжиной конюхов можно назвать «нечем заняться».

– Но растить парочку маленьких парнишек как раз то занятие, что хорошенько приободрит миссис Би, – закончил речь Барроу.

Гарри кивнул в знак согласия. Широкую душу миссис Барроу переполняла материнская любовь. Гарри испытал её на себе, как и Гэйб, а впоследствии и юные Ники и Джим. Известие о том, что её взволновала судьба двух осиротевших малышей, упомянутых Гарри в разговоре, совсем не удивила его.

– Да, разумеется, вы можете взять Эванса. Рейф с Люком собирались в Лондон на Рождество, можете и их прихватить с собой. А я дам вам немного деньжат для молодой женщины, которую зовут Тильда.

– Признаться, у миссис Би есть кое–какие соображения насчёт той девоньки тоже.

– Какой? Тильды?

Барроу кивнул.

– Такую вот девоньку–то, с двумя извилинами в черепушке, легко сбить с пути, но под крылышком моей милой леди, ну, она и поучится жизни. Мы защитим её от типов, которые оказывают пагубное влияние на таких простушек. Она могла бы помочь миссис Би с парнишками, если ты не будешь возражать, то бишь.

Гарри усмехнулся:

– Какие могут быть возражения? Эта особа спасла Тори жизнь.

– Ну, тогда мы завтра и поедем, – заключил Барроу.

– Что ж, удачи.

Гарри обнял своего названного отца.

– И ради Бога, не позволяйте миссис Барроу входить в том дом… если не хотите, чтобы её повесили за убийство.


* * *

Рафаэль, мой дорогой мальчик, – произнесла леди Госфорт, пока приглашённые гости рассаживались за обеденным столом. – Сядь–ка с моей подругой леди Клив. Присмотри за ней, ладно? Она здесь многих не знает.

Рейф взглянул на леди Клив, пожилую даму с седыми волосами. Он скрыл своё разочарование и любезно поклонился:

– С удовольствием, леди Госфорт.

Леди Госфорт протянула руку и на минутку задержала его.

– Ты хороший мальчик, Рейф, – отметила она. – Расспроси–ка мою подругу о её давным–давно потерянной внучке. Думаю, ты найдёшь эту историю занимательной…


* * *

Свадебное торжество шло своим чередом, когда вдруг снаружи на веранде поднялась какая–то суматоха. Раздался топот копыт по булыжникам. Гости с любопытством повернулись в сторону окон.

Не выказывая ни малейшего признака тревоги, граф Элверли сделал знак слугам отдёрнуть занавески. На фоне серого полуденного неба вырисовывались тёмные силуэты трёх всадников. К всеобщему удивлению граф приказал, несмотря на холод, открыть французские окна.

В толпе возник гул удивления: на всадниках были чёрные маски, скрывавшие их лица. Ничуть не обеспокоенный граф выступил вперёд:

– Кто вы и что вам здесь нужно?

Средний мужчина в маске ответил:

– Я – Не Столь Уж Юный О’Лохинвар и пришёл за Прекрасной Тибби.

Ропот изумления пробежал среди присутствующих, и раздались перешёптывания, пока Тибби пробиралась сквозь скопление народа, не отрывая удивлённого взгляда от всадника.

– Кто вы такой, говорите?

– Не Столь Уж Юный О’Лохинвар, – повторил он с лёгким ирландским говором. – Прекрасная Тибби, не соизволите ли отправиться со мной?

Её глаза распахнулись.

– Сейчас?

Тибби окинула взглядом своё лёгкое шерстяное платье. С утра ведь выпал снег.

– Ага, сейчас, – подтвердил тот, и, словно по сигналу, оба его рослых товарища спешились. Он передал одному из них свёрток, и, встряхнув, мужчина развернул его. Это оказался длинный алый отороченный мехом плащ. Мужчина укутал им плечи Тибби.

– Туточки лишь кроличий мех, но вы не озябнете, – успокоил её О’Лохинвар. – Так вы поедете, Прекрасная Тибби?

Она взглянула на него, сердце настолько переполняли чувства, что она не смогла говорить, а лишь кивнула.

Без лишних слов двое мужчин подняли Тибби и усадили перед О’Лохинваром. К седлу была привязана мягкая подушка.

– Чтоб не было жёстко, как последний раз, – пробормотал он, крепко обхватив Тибби сильными руками. Тибби было всё равно. Она поехала бы с ним хоть на край света.

– Желаю здравствовать, – обратился О’Лохинвар к собравшимся. – И не бойтесь, – добавил он, глядя прямо на принцессу Калли. – Прекрасная Тибби под моей защитой. Вы все приглашаетесь на свадьбу.

И, пустив коня галопом, поскакал с Тибби на запад.

– О, Итен, – промолвила Тибби, когда, наконец, смогла заговорить. – Это было восхитительно.

– Ты не хочешь вернуться?

Она потрясла головой. Несколько пушинок снега упало вниз.

– Я договорился насчёт пары комнат на постоялом дворе в соседнем городишке, – сказал ей Итен. – Если хочешь, я найму горничную, чтобы соблюсти приличия.

Тибби повернула голову и взглянула на него.

– Никаких горничных, – решительно заявила она.

Он улыбнулся и крепче обнял её. И они поскакали в сгущавшиеся сумерки.

– Итен, ты богатый человек? – спросила через несколько минут Тибби.

Сверкнули его белые зубы, и он сказал беззаботным тоном:

– Нет, милая. А это важно?

– Да, – ответила она. – Это важно. Чрезвычайно.

Он взглянул на неё сверху со слабым испугом:

– Как это понимать?

Тибби серьёзно кивнула:

– Если ты не богат, это всё меняет.

– Что? Но ты же знала…

Тибби продолжила речь:

– Мы не можем себе позволить потратить деньги на вторую комнату. Одной комнаты будет вполне достаточно.


* * *

Наступил канун Рождества. Нелл проснулась посреди ночи и обнаружила, что Гарри не спит, а, опершись на локоть, наблюдает за ней.

– Что такое? – спросила она, садясь на кровати. – Тори проснулась?

– Нет, она сопит там в своей колыбели, – успокоил он Нелл. Она всё ещё боялась за Тори, боялась снова её потерять. – Так, ничего. Спи.

Он снова лёг. Рука Гарри обвилась вокруг Нелл, притянув её таким желанным знакомым жестом, что она закрыла глаза и выбросила всё из головы.

Но часом позже Нелл проснулась снова и увидела, что Гарри всё также бодрствует и пристально её рассматривает.

– Что с тобой, Гарри? – прошептала она.

Он не произносил ни слова. Сон тянул её обратно в свои тенета, но стоило ей поймать выражение глаз Гарри, как вся сонливость с неё сразу же слетела, как будто её и не было. Нелл приподнялась на локте и приложила ладонь к его щеке.

– Ты выглядишь таким мрачным. Что с тобой?

Он не ответил.

Её тревога возросла.

– Что–то случилось, Гарри? Скажи мне. Что бы это ни было, мы справимся.

– Ничего плохого.

Нелл с тревогой всматривалась в его лицо.

– Что–то ведь беспокоит тебя, иначе почему ты не можешь заснуть?

Гарри долго и напряжённо смотрел на неё, потом издал хриплый низкий стон.

– Я люблю тебя, – произнёс он.

Нелл села.

– Что ты сказал? – затаив дыхание, переспросила она.

– Я люблю тебя, Нелл.

Он обхватил её руками и притянул к себе, прижав так крепко, что ей стало нечем дышать.

– Я так сильно люблю тебя.

– Я считала… – начала Нелл.

– Думаю, я влюбился в тебя в ту первую встречу в лесу, но я не был уверен… не думал…– Объятие стало крепче. – Тогда я не мог тебе признаться, ты бы решила, что я сумасшедший.

– Нет, я…

– А потом я похитил тебя и заставил выйти за меня замуж. – Гарри потряс головой. – Я был таким самонадеянным, так верил, что смогу выполнить обещанное…

Гарри замолчал. Нелл не знала, о чём он думает, но не вмешивалась.

– А потом мы не нашли её, – напомнил он. – И я поймал тебя в ловушку ложными посулами.

– Нет, я…

– Но затем я стал искать Тори и добился успеха, поэтому сейчас могу тебе признаться.

– Признаться в чём?

Нелл знала ответ, но она так давно жаждала услышать его, и ей было просто необходимо услышать снова, как Гарри говорит эти слова.

– В том, что я тебя люблю. Ты – моё сердце, моя жизнь.

И Гарри ещё раз крепко прижал её к себе.

– Я люблю тебя, Нелл Морант. Никогда не покидай меня.

– Никогда не покину, – прошептала она. – Никогда, любовь моя. Я люблю тебя, Гарри Морант. Сперва ты захватил моё тело, затем украл моё сердце. Я навеки твоя душой и телом.




Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Куратор: Фройляйн

Над переводом работали: Nadegdan, Lark, Иришенька, Zirochka, Дика, KattyK, basilevs, Karmenn, Fairytale, Синчул, na

Бета–ридинг, вычитка: Nara, Москвичка,Karmenn, Фройляйн

Подготовка файла: Мария Ширинова, Фройляйн

Принять участие в работе Лиги переводчиков http://lady.webnice.ru/forum/viewtopic.php?t=5151


Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения. После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий. Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.



Глава 17 | Его пленённая леди | Примечания