home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Суббота, 17 сентября

Юко запретила Кейти смотреть телевизор и залезать в интернет, но та не могла удержаться. Она вбивала в поисковую программу имя мужа, их домашний адрес, название их фирмы. Искала хоть какой-нибудь знак, что Зейтун нашелся.

Никаких упоминаний о Зейтуне не было; зато всплыли другие ужасные вещи. Везде и всюду Кейти попадались сообщения о насилии и рядом — опровержения. На одной странице писали о сотнях убийств, о плавающих в воде крокодилах, о бандах, терроризирующих город. А на другой странице извещали, что детей не насиловали, в «Супердоуме» никого не убивали, в Конференц-центре никто не умирал. Страхам, неразберихе, расистским выпадам и слухам не было конца.

Никто не спорил, что в Новом Орлеане царит хаос. Сыр-бор разгорелся из-за того, кого считать виновниками происходящего: самих жителей или тех, кто был послан навести порядок? Кейти была потрясена, когда прочитала, какое беспрецедентное количество вооруженных мужчин и женщин находится в городе.

Взять, к примеру, наемников. Сразу после урагана богатые бизнесмены и просто зажиточные граждане обратились в частные агентства безопасности в разных концах мира. По меньшей мере пять компаний отправили в Новый Орлеан наемных солдат, включая израильскую «ISI»[12]. Кейти не на шутку испугалась. Израильские командос в Новом Орлеане? Так вот в чем дело, решила она. Ее муж — араб, а по городу разгуливают израильские наемники. Она сразу же нарисовала себе всякие ужасы.

Или солдаты из «Блэкуотер, США». Эта частная охранная фирма, в которой служат исключительно ветераны американской армии и армий других стран, послала в Новый Орлеан сотни своих работников. Они находились там официально, по распоряжению Министерства внутренней безопасности, в целях поддержания порядка. Прибыли в полной боевой выкладке. Некоторые с нагрудными знаками полиции штата Луизиана.


Кейти зациклилась на оружии. Ее брат служил в Национальной гвардии, она знала, как они вооружены. Допустим, наемники из «Блэкуотер» имеют по два ствола каждый… Если прикинуть в уме, получается… сотни девятимиллиметровых пистолетов «Хеклер и Кох», сотни автоматических винтовок М-16 и автоматов М-4.

Кейти решила, что разгадала загадку исчезновения мужа. Никакие другие версии не работали; эта казалась наиболее логичной: один из солдат удачи, совершенно неуправляемый, застрелил Зейтуна. Теперь наемники это скрывают. Вот почему она не нашла никакой информации. Все шито-крыто.


Но ведь в городе также много подразделений регулярной американской армии. Наверняка они взяли все под свой контроль. По самым приблизительным подсчетам в Новый Орлеан были введены двадцать тысяч солдат Национальной гвардии, и с каждым днем их число росло. Но тут опять возникала мысль об оружии. Если у каждого из гвардейцев хотя бы одна винтовка М-16, в городе около двадцати тысяч единиц автоматического оружия. Слишком много… И если губернатор Бланко не обманывала, если эти солдаты действительно переброшены в Луизиану прямиком из Ирака и Афганистана, то ее мужу крупно не повезло.

Она заходила на разные сайты, вникала в детали. В районе Нового Орлеана 5750 солдат. Почти тысяча полицейских; многие из SWAT[13], специально подготовленные к ведению боевых действий в городских условиях. Четыреста агентов и офицеров пограничной и таможенной служб, присланные в помощь местной полиции. В их число входят сто с лишним членов спецподразделений Службы пограничного патруля[14]; обычно они вооружены гранатометами, дробовиками, таранами и штурмовыми винтовками. В городе находятся четыре команды из Службы обеспечения безопасности и порядка в портах — новые тактические подразделения Службы береговой охраны, созданные Министерством внутренней безопасности для борьбы с терроризмом; каждая команда имеет в своем распоряжении винтовки М-16, дробовики и пистолеты 45 калибра. В дополнение ко всему ФБР отправило в Новый Орлеан пятьсот своих агентов, а Служба маршалов США — группы специального назначения. Плюс снайперы. В город послали снайперов отстреливать грабителей и бандитов. Кейти сложила все эти цифры: получалось, что в Новом Орлеане не меньше двадцати восьми тысяч единиц оружия, и это — если считать только винтовки, пистолеты и дробовики.

Кейти выдохлась. Выключила компьютер и походила по комнате. Легла на кровать, уставилась в потолок. Вскочила, пошла в ванную, посмотреть на новую седую прядь.

Снова включила компьютер, снова занялась поисками мужа. Она была ужасно на него зла из-за его упрямства. Почему он не сел с ними в «хонду»? Почему не поступил так, как тысячи других людей?! Как же, он ведь исключение! Его ждут более важные дела! Какие-то особенные!

Кейти нашла очередное электронное письмо Ахмада, отправленное еще в одно из агентств по розыску пропавших. Фотографии, которые он присоединил к письму, оставались единственными снимками мужа, которые у нее были — по крайней мере, в Финиксе. Сделаны год назад, в Малаге. Они тогда всей семьей приехали к Ахмаду; снимались рядом с его домом, на пляже. Когда Кейти увидела этот пляж, она сразу же вспомнила безумную прогулку по берегу, на которую ее потащил муж, и больше уже ни о чем не могла думать. Если что-то и застревает у человека в памяти на всю жизнь, так для Кейти это был тот самый эпизод.

Пробыв в Малаге несколько дней — достаточно, чтобы старшие дети освоились в доме Ахмада и Антонии, — Зейтун с Кейти решили оставить их на все утро под присмотром родных, а самим прогуляться по берегу. Зейтуну хотелось побыть наедине с женой (маленькая Сафия была не в счет). Закари, Надима и Аиша плескались в бассейне за домом в компании Лютфи и Лейлы и, кажется, даже не заметили, что родители ушли.

Они отправились на берег; Зейтун нес на плечах Сафию. Прошли около мили по самой кромке пляжа; вода была прохладная и спокойная. Кейти давно не было так хорошо. Их поездка в Испанию, похоже, удалась; муж наконец-то расслабился, как всякий нормальный человек в отпуске. Ей не часто удавалось видеть его таким: бесцельно гуляющим по пляжу, шлепающим по воде…

Но идиллия быстро закончилась. Не успела Кейти порадоваться, что муж пребывает в праздном покое, как Зейтун уставился на что-то вдали.

— Видишь: вон там? — спросил он.

Она отрицательно покачала головой. Ей не хотелось видеть то, что увидел муж.

— Тот утес, видишь?

Он заметил небольшую скалу, выступающую в море в нескольких милях от них. Кейти затаила дыхание, боясь услышать, что еще он придумал.

— Пойдем туда, — предложил он. Глаза на его просветлевшем лице горели.

Кейти совсем не хотелось куда-то идти с определенной целью. Она хотела просто прогуляться вдоль берега. Прогуляться, посидеть на песке, поиграть с дочкой, потом вернуться в дом Ахмада. Ей хотелось, чтобы это был настоящий отдых, чтобы можно было побездельничать, даже подурачиться.

— Пошли, — сказал Зейтун. — Такой чудесный день. К тому же совсем недалеко.

Они пошли к утесу; плеск воды, нежаркое солнце… Но прошло полчаса, а они ничуть не приблизились к цели. К тому же на пути им попалась небольшая каменная гряда, надвое разрезающая пляж. Подходящее место, чтобы развернуться и отправиться домой. Кейти и предложила так поступить, но Зейтун отмахнулся, заявив:

— Мы уже близко!

Какое там близко — еще идти и идти, — однако Кейти вслед за Зейтуном, державшим в одной руке Сафию, перебралась через острые камни. За ними тянулся следующий отрезок пляжа.

— Видишь? — спросил Зейтун, когда они ступили на мокрый песок. — Мы уже рядом.

Он продолжили путешествие. Зейтун посадил Сафию на закорки. Пройдя еще милю, они снова наткнулись на каменную преграду. Перелезли и через нее. Посмотрели на утес: он находился, казалось, все так же далеко. Но Зейтуна это не обескуражило.

Они шли уже целых два часа, когда на пути у них выросла внушительного размера гряда. Такая большая, что на ней стояли дома и магазинчики. Пришлось подняться по ступенькам и пройти через весь городок. Кейти настояла, чтобы они купили воды и поели мороженого. Она пила, а Зейтун ее поторапливал. Ему не терпелось идти дальше; Кейти вынуждена была последовать за мужем. Они спустились по ступенькам к берегу. Зейтун ни разу не сбился с ритма. И не вспотел.

— Уже близко, Кейти, — сказал он, указывая на утес, который оставался все таким же далеким.

— Давай вернемся, — предложила Кейти. — Какой смысл туда идти?

— Да нет же, Кейти, — не унимался Зейтун. — Как можно уйти, не потрогав его!

Кейти знала, что муж не успокоится, пока она тоже не прикоснется к этой скале. Семья всегда должна была сопутствовать ему в его авантюрах.

Зейтун не выказывал ни малейших признаков усталости. Перехватил уснувшую Сафию другой рукой и продолжал идти, как ни в чем не бывало.

Путь занял в общей сложности четыре часа: они прошагали пятнадцать миль по берегу моря и пересекли три городка на каменистых возвышенностях. Но зато теперь можно было потрогать утес.

Ничего особенного в нем не было. Каменная глыба, вы ступающая в море. Когда они наконец добрались до цели Кейти рассмеялась, и Зейтун тоже. Она закатила глаза, в ответ муж хитро улыбнулся: он давно понял, как нелепо было затевать это путешествие.

— Ну давай же, Кейти, давай потрогаем камень, — сказал он.

Они подошли к глыбе и быстро взобрались на самый верх.

Посидели там несколько минут, отдыхая, следя, как внизу волны разбиваются о камни. Какой бы дурацкой прихотью не казался мужнин план, Кейти была в хорошем настроении. Она вышла замуж за крепколобого человека, чье упрямство подчас переходило все границы. Его вера в судьбу могла кого хочешь свести с ума. Что бы он ни решил, — например, прошагать невесть сколько миль, чтобы притронуться к скале, — не отступится, пока это не сделает. Его упорство не просто раздражало, оно могло показаться странным. Но опять же, полагала Кейти, именно это и делает их союз необыкновенным. Конечно, думать так наивно, и все же: их путешествие по жизни — порой грандиозное приключение. Она выросла в Батон-Руже в многодетной семье, а теперь у них с мужем четверо замечательных детей, они побывали в Сирии, сейчас вот в Испании и могут, скорее всего, достичь любых целей, какие только перед собой поставят.

— Ну давай же, притронься, — повторил Зейтун.

Они сидели на скале, но Кейти так еще ее и не потрогала.

И вот она притронулась к камню. Зейтун улыбнулся и взял ее за руку.

— Приятно, правда? — спросил он.

После того случая это стало их семейной шуткой. Если возникали какие-то трудности и Кейти готова была отступить, Зейтун говорил: «Потрогай камень, Кейти! Ну же, потрогай!»

Обоим становилось смешно, а у нее появлялись новые силы; отчасти в этом ей помогала странная, на первый взгляд, логика: разве не глупо сдаваться? Разве не глупо опускать руки, поворачивать назад, вместо того чтобы продолжать начатое?


Среда, 14 сентября | Зейтун | Понедельник, 19 сентября