home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

Спектакль без антракта

– Чарли! Чарли! – голос Мими слышался откуда-то с неба. Мужчина открыл глаза и уставился на красиво одетую даму. Она хлопала глазами часто-часто, пытаясь понять, видит ли он ее и понимает ли человеческую речь.

– Немедленно вставай! Мне сказали, ты в опиумном угаре провел два дня!

– Уйди, падшая женщина! Я ненавижу людей, – хрипло произнес мистер Стюарт, раздосадованный своим возвращением из вечности. Резкая пощечина не добавила радости от их встречи. Тогда разозлившаяся дама схватила его за шиворот и поволокла прочь из курильни. Через минуту он бултыхался в бассейне, выкрикивая непристойности и ругательства в адрес мучительницы.

– Ты мне нужен! – серьезно произнесла дама. – Достопочтенная Мадам Вонг позволила тебя ангажировать!

– О, хозяйка отдает ручного кота под сомнительную опеку бывшей шлюхи?

Мими по-настоящему разозлилась. Она схватила его за верхнюю часть пижамы и пару раз макнула в воду, некоторое время подержав под водой, а потом ее разгневанное лицо было так близко к нему, что ему снова захотелось уйти на дно.

– Чарли, мне показалось, что ты неплохой малый! И мне захотелось тебе помочь! Я иду на прием к влиятельным людям, и кто знает, во что выльется это знакомство! Возможно, благодаря кому-то из них ты сможешь вернуться обратно в свою скучную страну!

Чарли сник, ответив, что его отъезд уже не актуален, потому что в этой игре похоже главные карты не у него. Он извинился за свое поведение и вылез из бассейна.

– Значит, ты умер раньше времени? Что ж, я с детства не любила мертвецов. После того, как увидела в гробу свою бабушку!

Мими развернулась, чтобы уйти прочь, но он ее остановил, пообещав, что он совсем не прочь развеяться, и будет готов через полчаса.

Ужин планировался в красивом гостеприимном доме французских аристократов (так они себя называли). Немолодая пара европейцев, поселились на британских колониальных землях давным-давно. После того, как Европу очистили от Гитлера, они уехали во Францию, но по настоянию Пьера снова вернулись в Гонконг и в каком-то смысле начинали жизнь заново и искали друзей. С Мими их свел один знакомый китаец, который за лояльный процент подыскивал богатых простачков для деятельной аферистки. Чарли нужен был для очередного спектакля, умеющий поддержать беседу мужчина был просто частью коварных планов.

– Мы, что, их ограбим? – возмущался англичанин, отказываясь выходить из машины.

– Ограбим! Какое… некрасивое слово! Вульгарное! Мы облегчим их жизнь! Ты знаешь, что золото по местным поверьям привлекает неудачу?

– Я думал, неудачу привлекают наивность и глупость!

– Это заблуждение! – отмахнулась Мими. – Я клянусь тебе: мы с тобой их не будем грабить. Это просто… разведка! Если хочешь, возвращайся в свой опиумный рай, слабак! Я устала подтирать твои сопли!

Слова француженки стали отличной мотивацией, для того, чтобы выйти из машины. Француженка обрадовалась, захлопав маленькими ручками, и поспешно достала из сумочки золотые часы на цепочке, которые вложила в специальный кармашек жилета.

– Часы на цепочке – как старомодно! Это еще зачем? – возмутился мужчина.

– Во благо! Некоторые люди снисходят только в том случае, если есть прямое доказательство, что ты принадлежишь к их кругу! – говоря слова, она вдохновенно провела по изящному дорогому колье на своей шее.

В огромной гостиной мебель была кожаная и создавала неудобства в момент, когда на нее садились, были слышны весьма специфические звуки. Гости делали вид, что не замечали этого нюанса, но хозяйка, густо краснея, начала оправдываться, акцентируя на этом внимание:

– Мы с мужем стараемся не садиться на эту мебель. Просто другой пока нет!

– А на эту мы потратили целое состояние! – проворчал супруг.

Официант разнес выпивку, все поспешно разобрали бокалы. Чарли попросил простой воды.

– Среди нас трезвенник? – прогундосил мужчина, в коротковатых штанах. Чарли мрачно посмотрел на гостя и с трудом удержался, чтобы не отшутиться по поводу его внешнего вида. Он напоминал петуха, горделиво вышагивающего по курятнику. Дождавшись, пока обслуга выполнит его заказ, Чарли выпил стакан воды залпом в полной тишине, после чего, ослабив бабочку, фривольно откинулся на спинку ворчащего дивана, чем вызвал озадаченные взгляды.

– Я не трезвенник, если это вам так интересно. Просто выдалась сложная неделя, и пришлось раствориться на пару дней в дыму опиума, – Мими вдруг захохотала, пытаясь переключить на себя внимание, ей не хотелось, чтобы дискуссия крутилась вокруг мужа-наркомана. Ее цель заключалась в том, чтобы расположить к себе людей, но благодаря плохо импровизирующему англичанину не все шло гладко.

Какое-то время все сидели молча. Это была странная картина: мужчины и женщины в дорогих одеждах, обвешанные украшениями, как елки в рождество, грустили о чем-то своем. Помимо Чарли и его спутницы с сомнительной репутацией, в гостях у французов были еще три пары: греки, китайцы и тайванцы. Мужчины занимали важные посты в компаниях, представляющих соответствующую страну, а скучающие жены домохозяйничали. Люди скрывались за масками благополучия и по сути ничего собой не представляли. По сути это была группа бездельников, которым откровенно наплевать друг на друга, они собрались от скуки, чтобы скоротать вечер. Ради чего они жили? Чтобы купить дорогие диваны из натуральной кожи и скрипеть ими так, будто накануне съели кастрюлю горохового супа?

Наконец распахнулись высокие двери, ведущие в столовую, и все заметно оживились. На каждой тарелке лежала визитка с именем. Хозяева дома заняли места напротив друг друга, возглавив трапезу по старинке – их разделяло несколько метров. Чарли видел, как лихо француз поменял две карточки, усадив, таким образом, рядом с собой англичанина. В результате произошла некоторая путаница с дамами, но все быстро разрешилось благодаря активности Мими, она рассадила всех и, довольная, плюхнулась на стул рядом со своим псевдомужем. От того, что все идет не так, хозяйка чуть не потеряла сознание, но китайская пара дала много дельных советов, как не лишиться чувств в присутствии других людей.

– Как забавно устроена жизнь: по правую руку от меня Англия, по левую – Греция! – произнес глава застолья, указав сначала на Чарли, затем на короткоштаногого грека, который очень гордился своим именем – Эрос, произнося его при знакомствах с придыханием.

– Дружба народов! – высоким голосом отозвался китаец с другого конца стола. Пьер был человеком приятным в общении, с хорошим чувством юмора, любящим развлечения и сплетни. Он, не замолкая, говорил о своих виноградниках во французской провинции и о своем прекрасном вине, с которым гонконгская моча, по его мнению, не шла в сравнение. Иногда в этот монолог включался грек, утверждая, что кесарю – кесарево, французу – вино, а греку – оливковое масло.

Чарли откровенно скучал от этих разговоров и обрадовался, как ребенок, когда появились стейки. Китайцы и тайцы не оценили хорошо прожаренное мясо, разочаровано ковыряя листья салата. Хозяйка дома начала причитать, что не подумала уточнить о гастрономических предпочтениях гостей и поспешила на кухню, чтобы попробовать решить эту проблему, хотя на самом деле убежала рыдать, не смирившись с провалом. Мими вызвалась помочь и отправилась спасать положение.

– Чем вы занимаетесь, Чарли? – любопытствовал грек, прищурившись.

– Я – пижон, – отмахнулся англичанин и со скукой в голосе продолжил: – С детства был ленив. И ничего не могу с собой поделать. Родители мои – лорды – вовремя умерли и не успели изменить завещание, поэтому денежки достались мне. Вот и прожигаю. Детей у меня нет, поэтому до старости надо истратить все!

– Но ваша жена говорила, у вас свой бизнес – несколько ателье. Моей жене мы заказывали платье у вас, и она осталась довольна! – растерялся Пьер, разочаровано надув щеки.

– Я лично шитьем не занимаюсь! Боже упаси! Если кто-то и шил, то это нанятые китаянки! – воскликнул Чарли, пережевывая мясо. Его манеры явно не были по вкусу окружающим, судя по выражениям их лиц.

Китайская пара зашушукалась на своем языке, француз задумчиво нахмурился.

– Ателье у нас есть, я не спорю, но занимается всем моя жена! Она и вышла за меня на самом деле из-за моих денег! Потом открыла дело – скучно ей, видите ли, стало. Но то, что она корыстный человек, меня не волнует, потому что она очень хороша в постели! Я подобрал ее в Мулен Руже. Как же она задирала ноги, – мечтательно произнес Чарли, его фантазия рисовала красивую танцующую женщину, но не Мими, а Шан.

Все настороженно переглянулись, не зная как реагировать на откровенность англичанина.

– И не скучно вам ничего не делать? – с осуждением спросила носастая супруга Эроса. У нее был едва заметный нервный тик, и из-за этого казалось, что у нее что-то болит. На макушке у нее была необычная конструкция из волос – шар, который по диаметру был не намного меньше ее головы. Данную прическу ей навязала парикмахерша-китаянка, заявив, что это очень модно в Европе. Муж же был уверен, что она намеренно посмеялась над его супругой, потому что та была скандалисткой и всегда скупилась, платя за услуги меньше, чем обговаривалось изначально.

– А вы, простите, чем занимаетесь? – уточнил вежливо Чарли.

– Я рощу пятерых детей! – с гордостью произнесла женщина, встряхнув круглым сооружением, которое, казалось, вот-вот отвалится и покатится по столу.

– Это почетная миссия! Если бы я мог рожать…

Пьер от души расхохотался, ему понравилась шутка мистера Стюарта. Успокоившись, он поднял бокал объявив:

– Мне нравится этот ленивый англичашка! Рад знакомству!

Вместе с хозяином дома французское вино пригубили и гости. «Похоже, тост их не впечатлил!» – подумал шутник с богатой фантазией, подавляя зевок.

– Чарли, ты должен будешь мне рассказать историю в подробностях! – тихо произнес француз.

– Какую историю, дружище?

– О том, как вертихвостка-танцовщица не первой свежести соблазнила английского лорда!

Тут не выдержал мистер Стюарт и громко захохотал, запрокинув голову и не соблюдая приличия.

Вошла Мими и объявила, что гости спасены:

– В этом доме столько вкусностей припрятано, друзья мои милые, а мы тут мертвыми животными давимся!

Она поставила огромное блюдо с разнообразными сырами, привезенными с родины, и свежие фрукты, затем начала демонстрировать, как комбинировать правильно продукты. Подбородок Мими начал вздрагивать, она почувствовала вкус далекого детства, чтобы отвлечь внимание от расчувствовавшейся дамы, Чарли снова взял слово.

– Пьер, вы видимо полюбили Гонконг? Раз вновь приехали из Франции в эту клоаку!

Уши хозяина дома вмиг стали багровыми, глаза забегали, а на губах блуждала странная улыбка. По этим признакам журналист предположил, что ему здесь нравится и наверняка в данный момент он вспомнил ряд пикантных историй, о которых не терпится поведать, но для приличного общества они не годятся.

– Не пора ли подымить мужчинам? – воскликнул находчивый англичанин.

– Но согласно этикету… – проблеяла было хозяйка дома, но ее тут же прервал супруг, стукнув кулаком по столу.

– К черту этикет! Мы отдыхаем! Середина двадцатого века за окном! А мы все притворяемся, что живем сто лет назад!

Курить вышли трое мужчин. Пьера и Чарли поддержал Эрос, остальные предпочли остаться за столом. Кабинет для курения был очень тесным, но весьма помпезным – отделан золотистыми обоями с дорогой некожаной мебелью. Когда мужчины уселись в кресла, их колени почти соприкасались. Курящим оказался только сам хозяин дома, он вопросительно уставился на своего английского друга, спровоцировавшего отлучку от ужина.

– Я хотел, дружище, послушать что-нибудь любопытное о твоих гонконгских приключениях. В последнее время жена держит меня за… одно место, – с наслаждением фонтанировал несуществующими фактами Чарли. – Поймала с одной китаяночкой. Вы же знаете, если попадается темпераментная бестия, уходишь в эти запретные отношения с головой…

Грека затрясло так, будто из него изгоняли демона, и весьма успешно. Его кислая завистливая мина превратилась в маску отвращения, по непонятной причине он резко вскочил и выбежал прочь.

– Он ненавидит китайцев! – прокомментировал Пьер, утопая в дымном облаке от своей сигареты. – А представляя соитие с ними, он теряет самообладание.

– Странная аллергия, – пожал плечами Чарли. – Не знаю, как мужчины, но вот некоторые женщины даже слишком притягательны.

Француз наклонился вперед так, что его рыхлая заплывшая морда оказалась возле уха гостя, и голос, ставший вдруг хриплым, произнес:

– Я понимаю твою страсть… Они такие хрупкие, как дети! – произнес он, сглотнув обильную слюну. – Раз в неделю мне приводят девушку из бедного района… Я снял помещение якобы под дополнительный офис на окраине Гонконга… Поставщик постоянный – проблем не возникает. Он сам и прибирается после…

То, что прозвучало в следующее мгновение, вызывало приступ тошноты у Чарли. Французский бизнесмен использовал молоденьких девиц для интимных нужд и душил прямо во время полового акта. Журналист сразу вспомнил бесконечные полицейские сводки в газете приятеля-португальца о найденных трупах изнасилованных китаянок. Достать подобный «товар» было несложно, достаточно было обратиться к беженцам, которые ежедневно тысячами прибывали из Китая. Чарли всегда сокрушался, читая один и тот же текст. Иногда размещали фотоснимок. Красивые, юные и мертвые… Англичанин бесконечно задавался вопросом: зачем их убивать? Человек, на которого мечтал взглянуть Чарли, сейчас почти прижимался своей щекой к его лицу. Похотливый монстр, который слыл уважаемым госслужащим и бизнесменом, на деле оказался извращенцем, обычным убийцей, крепко спящим по ночам. Пьер тяжело дышал, исповедуясь, а Чарли с трудом сдерживался, чтобы не ударить его в морду. Он вдруг начал понимать пиратов и даже уважать за то, что они могут взвалить на себя такую миссию, как наказание неверных!

– Нам пора вернуться, дружище! А то наши жены потом покоя не дадут, допрашивая, о чем мы секретничали! – произнес Пьер, похлопав друга по плечу. Прежде чем встать с кресла, Чарли на мгновение замер, осознав, что грек бежал из курилки не просто так, он знал об увлечении своего приятеля и возможно даже… присутствовал на подобной вечеринке, ведь мужчины были знакомы давно! «Ах, какой чудесный материал я накопал, Беррельас, а ты как назло мертв!» – выругался мысленно Чарли.

– Ты чего? Замечтался? – посмеялся Пьер, ожидая в проеме двери и подперев округлым животом косяк. – Если сильно попросишь, устрою как-нибудь свидание с такой самочкой!

– О, пока я под домашним арестом! – немного нервно заметил псевдо-лорд, – Но при возможности улизнуть из крепости, буду знать, к кому обратиться за настоящим весельем!

Когда они вошли в зал, все дружно смеялись. Мими сумела очаровать всю компанию. Даже китайцы смотрели на нее тепло и не подозрительно.

– Пьер, ты должен попробовать коктейль «Любовь по-гонконгски»! Его приготовила моя очаровательная подруга! – воскликнула захмелевшая хозяйка дома.

– Такое пойло мне по душе! – отшутился негромко Пьер на ухо англичанину и поспешил принять стакан из рук Мими. Он выпил залпом под общие аплодисменты. В это мгновение Чарли заметил, что обладатель сексуального имени Эрос был грустен и задумчив. В какой-то момент Мими тихо шепнула своему «мужу»:

– Не пей это! И устрой мне скандал через несколько минут.

– Ну, что, Чарли? Отхлебнешь местной любви? – двусмысленно произнес француз и, получив отказ, воскликнул: – Импотент!

Принесли еще закуски и все принялись жевать различные деликатесы. Тарелка с сыром была почти пуста, китайцы остались очень довольны закуской и пообещали как можно чаще покупать французские сыры. Тайцы предложили тост за Мими и все с удовольствием поддержали эту идею, потому как были очарованы ее персоной.

– Дорогая, не станцуешь для моих новых друзей? – предложил Чарли с улыбкой.

– Что, прости? – Мими растерялась по-настоящему, она уставилась на «мужа», хлопая своими накрашенными ресницами и ожидая пояснений.

– Я рассказал нашим друзьям, что ты в прошлом была танцовщицей «Мулен Ружа». Может, подкинешь пару раз ноги вверх и задерешь с визгом платье?!

Она вся задрожала, и Чарли показалось, что он каким-то странным образом невзначай раскрыл ее секрет.

– Как ты посмел?! – выдохнула она. – Ты мне клялся, что ни разу меня не попрекнешь этим!

В полной тишине женщина подошла к окну и резко распахнула его, чтобы выйти на балкон. Послышались тихие всхлипывания. Все, даже Эрос и Пьер, смотрели на него с осуждением.

– Мне кажется, вы обязаны попросить у нее прощения! – деликатно произнесла француженка, и все женщины активно закивали в поддержание ее идеи.

– Мими – прекрасная, добрая женщина! – вторила ей носастая гречанка. – У всех есть прошлое и порой его отчаянно стараются забыть.

Пьер подтолкнул обидчика к балкону и тот в полной тишине продвигался к обиженной Мими. Чарли не сразу понял, зачем Мими размахивает белой шалью, которая весь вечер покоилась на ее плечах. На самом деле она подала сигнал разбойникам.

– Смотри на их состояние и постарайся вести себя также! – тихо отчеканила дама, слез на ее лице совсем не было.

– Я же не пил твою отраву! – спохватился Чарли, почему-то испугавшись финала этого спектакля.

– Ах, да! Ну, тогда импровизируй! – посоветовала француженка, наслюнявив пальцы и растерев ими глаза.


Глава 11 Болтливый земляк | Королева пиратов | Глава 13 Ограбление «по-вонгски»