home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 2

Миром правит зло

Чарли Стюарт был человеком увлекающимся и, ставя перед собой цели, обязательно их добивался. Он путешествовал по миру, охотясь за интересным материалом, писал талантливые статьи, и без труда продавал их ведущим изданиям Великобритании. Частенько мистер Стюарт работал под заказ и получал финансирование командировки от заинтересованной стороны. Находясь в постоянных разъездах, он заскакивал домой, чтобы поменять гардероб. Его вторая половина по имени Джессика первое время страдала от невнимания, но затем смирилась с участью жены популярного журналиста.

– Чарли, у тебя семья! Что я буду говорить нашей дочке, когда она подрастет? – взывала к его совести расстроенная женщина, поймав мужа среди ночи на пороге дома. – Я чувствую себя матерью-одиночкой.

Изнеможенная бессонными ночами Джессика случайно застала его у входной двери. На родине Чарли побыл всего несколько суток, большую часть из которых провел в кабинетах начальства, и, получив новое задание, мчался на всех парусах по волнам своего сомнительного успеха и непомерных амбиций. Он сбегал, как неблагодарный сын от слишком строгих родителей.

– Моя милая, моя хорошая Джес, я ведь тебя предупреждал, что профессия – для меня все! И тебе придется делить меня с ней! – произнес он с нежностью.

– Да, ты предупреждал, – произнесла она, всхлипнув. – Но я не думала, что это будет так тяжело! Твоя работа на первом месте, а я – лишь слабая, незаметная тень в полдень!

Мужчина аккуратно стер слезинки с ее глаз, заверив, что настанет тот момент, когда журналист почувствует: перо затупилось и ему нечего сказать. А пока Чарли одержим этим движением в неизвестность, он чувствует азарт и эти поездки наполняют его существование смыслом!

– Я знаю, никто не сможет воспитать нашу дочь лучше тебя! Я уверен, она поймет меня когда-нибудь, а ты сможешь ей объяснить, что ее папа чертов трудоголик-словодобытчик! У тебя есть прекрасный просторный дом в престижном районе, хорошая машина, красивая одежда, холодильник забит свежими продуктами. Тебе не нужно работать. Лили получит достойное образование. Миссис Стюарт, вы обречены жить безбедно до самой старости! Что еще нужно?! – произнес он с легкой иронией.

– Мужа! – выдохнула Джессика и разрыдалась.

Сердце Чарли сжалось. Он прижал ее крепко к себе, чувствуя как горячие слезинки, прожигают тонкую рубаху.

– Я устала быть одна! Ты как гость в доме. Словно дальний родственник заглядываешь к нам с Лили раз в три месяца. Между нами пропасть, Чарли! Мы отдаляемся… И я не знаю, насколько меня хватит! Я не угрожаю, но хочу предупредить: возможно, однажды ты вернешься, а нас с Лили не будет, я уеду обратно в свою провинцию к родителям, потому что там я ощущаю себя кому-то нужной!

Заголосила дочурка и женщина отстранилась. Несколько мгновений она смотрела в глаза своего мужа, ожидая важных слов, но он молчал. Джессика резко отвернулась и поспешила подняться наверх, чтобы уделить внимание годовалому ребенку. Чарли еще некоторое время стоял в проеме открытой двери, рассматривая прихожую. Хотя ремонт был сделан давно, он видел ее словно впервые. Стараниями Джессики в доме было очень уютно. В тот миг человек, сбегающий из теплой берлоги в холодный отчужденный мир, наполненный опасностями, вдруг понял, что никогда не ценил по достоинству усилия жены. И еще он почувствовал, что ему хочется остаться.

– Это моя последняя поездка, Джес, я обещаю! – крикнул вдруг мужчина, не узнав собственный голос. Его горло сдавил ком, глаза наполнились слезами. Что-то щелкнуло внутри организма, а в том месте, где предположительно находится душа, появилось маленькое горячее солнышко, причиняющее боль. Он закрыл дверь и поспешил прочь, торопливо перебирая ногами и не оглядываясь. Путь его лежал на Восток. За материал о королеве морей по фамилии Вонг предлагали слишком хороший гонорар, чтобы отказаться. За ее фотоснимок было обещано увеличить вознаграждение в десять раз. Азарт и склонность к авантюризму не позволяли ему повернуть назад.

– Дружище, мои поздравления! Своя газета…

– Чарли, если ты не закроешь рот – будет драка. Это обычный мусор, который никто не читает. В основном преувеличенные полицейские сводки о том, как славно они борются с преступностью! Сплошное вранье! Ты видишь, у меня даже секретарши нет! Какой же я преуспевающий начальник после этого?

Беррельас вяло махнул рукой и немного ослабил галстук. Лето выдалось жаркое, ленивый вентилятор, недовольно ворчащий под потолком, нисколько не спасал от духоты, он перегоняя горячий воздух. В небольшой комнате стояло три стола: за одним сидел сам редактор газеты, на другом стояла необходимая техника, а третий был захламлен какими-то бумагами.

– Должен сделать тебе комплимент: твой английский значительно лучше! – произнес Чарли с отеческой теплотой в голосе.

Беррельас весело закивал, вспомнив старые времена: приехав из Макао в Гонконг, он отчаянно искал себе работу. Полуостров, откуда он родом, был португальской колонией и соответственно жители говорили на двух языках – португальском и китайском. Многие учили и английский, но Беррельас был человеком ленивым и считал, что знаний ему и без того достаточно и захламлять голову лишней информацией ни к чему. С Чарли он познакомился, сражаясь за теплое место репортера в известном гонконгском издании. Ни тому, ни другому эта работа не светила из-за языковых провалов. Чарли мог говорить на китайском, но с огромнейшим усилием. Этот коварный язык никак ему не давался.

– Лучше бы я в Россию поехал! Их звукоизвлечение куда лояльнее – не надо выкручивать себе язык и передавливать глотку! И еще эти ваши наречия, будь они неладны! А русские, я слышал, читают мысли!

– Русские читают мысли? – удивился португалец, произнеся эту фразу так медленно, что казалось, остановилась планета, и все замерло в ожидании, пока собеседник закончит вопрос.

– Читают! После стакана водки! – убедительно и со знанием дела произнес англичанин, не скрывая раздражения. Менять место дислокации он не мог, потому что на тот момент зависел сразу от нескольких лидирующих британских изданий, которые возжелали, заиметь свой источник информации в городе, где встречались Восток и Запад. Заказчики оплачивали проживание журналиста в другом уголке мира, чтобы регулярно получать достоверные факты о происходящих там событиях. Скучающие англичане любили азиатские сказки и с удовольствием читали о перспективах чужих земель, о которых так часто и много писали на страницах прессы. Еще в середине девятнадцатого столетия над Гонконгом развивался английский флаг. С тех пор представители чуждой нынешнему населению культуры чувствовали себя на этой территории хозяевами. Дабы узнавать больше и легально, Чарли пришлось устроиться в местную газету, но языковая ограниченность лишала его возможности входить практически в любые двери без стука. Так и сложился португальско-английский дуэт: талантливый и уже известный к тому времени англичанин с трудом формулирующий китайские фразы и новичок-португалец, который несправедливо был назначен главным в их паре. Над ними потешалась вся редакция, прозвав «мальчики по вызову» и за это Чарли ненавидел пройдоху Беррельаса еще больше. Они постоянно ругались и усугубили свое положение, потому что коллеги начали поговаривать об их «внутрисемейных перепалках».

– То, что ты меня… ненавидеть – мешать, – произнес как-то португалец, пригласив Чарли в бар. – Я тебе не враг! Ты – бог газеты. Я признавать твой талант, Чарли Стюарт! Я надеяться… уметь как ты… писать! Дружить?

Беррельас протянул руку и умасленный приятными словами англичанин с удовольствием ее пожал, добавив:

– Ты стал говорить намного лучше на моем языке!

– Это русская водка! Ты читать мои мысли! – отшутился португалец, подняв рюмку и призывая выпить за понимание. После примирительного вечера они стали приятелями. Чтобы унять надоевших коллег, мужчины открыто делали друг другу подарки, оставляли букетики цветов на столе и делали двусмысленные комплименты, чем истребили желание отшучиваться по поводу их партнерства. Работали они ладно до момента, пока Чарли не покинул Азию, вернувшись на родину для короткой передышки.

– Рад, что ты приехал! Что ты ищешь в Гонконге? – весело уточнил Беррельас, присев на край стола. Чарли не двинулся с места, стоя под волной чуть прохладного потока от вентилятора.

– Меня интересует одна женщина…

– Утомили англичанки? Визит в поисках свободной любви?

Чарли рассмеялся, оправдываясь, что не стал бы мчаться за моря и океаны ради любовных утех. Он не захотел ходить вокруг да около и сходу произнес:

– Я хотел бы познакомиться с Мадам Вонг.

Португалец некоторое время сидел ошарашенный, словно на него вылили ледяную воду, и он тут же покрылся слоем льда. Оттаял он спустя пару минут.

– Мне бы очень хотелось, чтобы это был твой особенный английский юмор!

– Я не шучу, дружище, я действительно хотел бы с ней познакомиться, потому что склоняюсь к мысли, что ее не существует!

– Как ты говорил, когда мы вместе работали… Не стоит плевать против ветра? Это плохая затея, Чарли. Все очарованы ее персоной, потому что полиция пообещала крупную сумму за портрет этой женщины. Ты не слышал, что случилось с бедолагами, которые решились рискнуть? Их не просто порубили на куски, их превратили в фарш! – лицо Беррельаса помрачнело. Он ненавидел разбойницу всеми фибрами души и не понимал, каким образом она удерживает позиции лидера в бандитском мире. Там, где свершалось серьезное преступление, в особенности связанное с крупным грабежом среди морских волн, люди видели тень Мадам Вонг. Они переглядывались и, ничего не говоря, думали об одном и том же: мы знаем, кто это сделал – сумасбродная жадная пиратка, ей мало богатства, она снова и снова выходит в море, чтобы грабить. В последнее время у преступной знаменитости появился новый вид дохода – рэкет. Она предупреждала капитанов плавучих средств о том, что им предстоит быть ограбленными, и предлагала купить спокойствие, заплатив дань. Почти все отдавали назначенную сумму, потому как ущерб от налета превосходил ее в несколько раз. По сведениям гонконгской морской полиции доход от пиратства Мадам Вонг исчислялся миллионами.

– Я думаю, тебе не стоит хотеть с ней встречи. У меня есть достаточно материала по ее делишкам. Изучай, собирай, анализируй! С удовольствием поделюсь, но в обмен на обещание, что ты не будешь искать встречи с дьяволом!

– Ладно! Все равно я получу хорошие выплаты за ряд статей о «шлюхе Азии», которая так тревожит умы чопорных англичан. Такое ощущение, что люди хотят знать больше о том, что происходит здесь, а не у них под носом! В общем, покручусь тут пару-тройку месяцев и… на пенсию!

– Ты бросишь журналистику?! – воскликнул португалец с недоверием. – Да не поверю! Я уверен, ты и в восемьдесят повезешь свой атеросклероз в другую часть света. Чтобы Стюарт усидел на месте?! Только не ты!

Чарли задумался: на мгновение он представил ринг, на котором его «Я» раздвоилось. С одной стороны был успешный аферист-журналюга, не гнушающийся ничем ради получения интересующих его данных. С другой – унылый семьянин в отутюженной заботливыми женскими руками пижаме, он смердит скукой и быстро старится. Тряхнув головой, англичанин отогнал эти сумрачные ведения.

– Еще скажи, что ты планируешь жениться! – произнес с иронией Беррельас, до неприличия развеселившись.

– Ты считаешь, из меня не выйдет мужа? – моментально разозлившись, отозвался мужчина, прищурившись. Его приятель наступил на больную мозоль – тема семьи поднимала в нем бурю отрицательных эмоций, потому что он считал себя плохим супругом и отцом. Это была его ахиллесова пята!

– У тебя нет гена преданности, Чарли! Ты только не обижайся, ради бога!

– К твоему сведению, я женат! И у меня чудесная годовалая дочурка Лили! – Чарли произнес это хвастливо и хорохорясь, как петух, убеждая в этом в первую очередь себя самого. Он видел перед собой лицо Джес, в глазах которой скулила тоска и мерцало разочарование. Ведь когда они решили жить вместе, он клялся, что, когда у них родиться потомство, он бросит свою первую любовь – работу и станет наместником, а затем целыми днями будет сидеть в кустах роз, ведь в юности мечтал стать садовником.

– Садовником? Но почему? – уточнила, рассмеявшись, молодая женщина, после того, как согласилась выйти за него замуж.

– Когда я был подростком, мы с родителями жили в пригороде. У нас была соседка… необыкновенно притягательная! Она носила полупрозрачный халат, который не оставлял пространства для воображения и почти открывал ее округлую грудь. А стройные ножки она украшала босоножками на маленьких каблучках. За ее цветами возле дома ухаживал молодой мужчина. Она звала его, высунувшись в окно, а потом они занимались сексом, не закрывая занавесок…

– Фу, – скривилась Джессика, густо покраснев. – Как неприлично восхищаться одной женщиной в присутствии другой. Да еще раскрывать такие подробности!

Позже, когда Чарли и Джес жили в браке, она купила себе полупрозрачный халат и притворялась соседкой, зазывая своего «садовника» в спальню. Он был ей благодарен за эти маленькие представления. Отчасти его любимая женщина воплотила давнюю мечту, и в это мгновение мужчина чувствовал себя самым счастливым на свете человеком.

– Может, возьмешь меня на работу? Нужен тебе сотрудник, знающий толк в буквах? – предложил как бы невзначай Чарли, лукаво глядя на своего друга.

– Да ты рехнулся! Я кофе сам себе делаю! Я не могу нанять помощницу, а уж на писаку международного уровня мне не хватит монет, даже если я продам свою газету!

– Мне не нужны деньги. Если ты найдешь мне жилье, я буду признателен и с удовольствие почеркаю для твоей газеты!

Мужчины закрепили соглашение крепким рукопожатием. Беррельас был очень доволен этой сделкой.

– Идем, я покажу тебе твое временное пристанище!


Глава 1 Маленький флибустьер | Королева пиратов | Глава 3 Везде и нигде