home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Игры по-крупному

– Просыпайтесь, Чарли! – произнес строгий голос Мадам Вонг. Ничего не понимающий мужчина резко сел на кровати и уставился на китаянку. Она улыбалась, посмотрев на приподнятую эрекцией простыню – утреннее приветствие мужской физиологии. Усмехнувшись, дама объявила, что ждет его на палубе через пять минут и поспешно покинула каюту.

– Это – для твоей безопасности, – произнес громила по имени Шэнли, натягивая на голову Чарли мешок. – Внимательные люди с хорошей памятью идут на корм рыбам, а тебе не придется притворяться, что ты не знаешь, где тебя держали.

Здоровяк был телохранителем Мадам Вонг, и находился при ней постоянно, словно преданный пес. «Интересно, что его удерживает рядом с ней? Женские чары? Шантаж? Или просто слепая преданность и вера в светлые идеи пиратства?» – размышлял журналист. Дорога казалась бесконечной. Когда Чарли ступил на берег, его весьма грубо подхватили под руки с двух сторон и поволокли в неизвестном направлении. Он пробовал двигаться самостоятельно, но только создавал помехи движению, поэтому просто поднял ноги, позволяя двум незнакомцам его нести. До английского уха донесся приятный женский смех, мужчина с мешком на голове был уверен, что именно он стал причиной веселья грозной пиратки. Через какое-то время они, наконец, оказались в помещении – это был просторный дом в несколько этажей.

Мадам Вонг не скрывала, что владеет несколькими объектами недвижимости. У нее были квартиры, дома и офисы во многих городах, оформленные на разные имена.

– Это место мне особенно дорого! – произнесла она, рассматривая с улыбкой стены.

– Почему? – уточнил Чарли, бесконечно чихая от ворсинок, оставшихся в его ноздрях от мешка.

– Здесь я чувствую себя дома!

С Шан в дом приехала ее свита – телохранитель Шэнли, фея кухни Тереза и Малыш Ли. Большая часть комнат для прислуги находились на первом этаже. Помимо тех, кого англичанин знал поименно, было еще несколько человек, и самое забавное – они тоже были уродцами. «Видимо, эта женщина тешит свое эго, окружая себя людьми с увечьями», – сделал умозаключение гость, рассматривая здоровенный горб молодого мужчины, услужливо ведущего его на третий этаж, чтобы показать комнату.

– У меня будет своя спальня? – спросил иронично Чарли, радуясь, что какое-то время погостит у разбойницы и, сравнивая себя со сказочной Гретой, спешащей к Снежной королеве, с целью обрести в ее ледяном замке то, чего она хочет больше всего на свете – смысл жизни! (Для персонажа Андерсена это была любовь Кая).

Его апартаменты были весьма приятны, напоминали дорогой европейский отель: в просторной комнате с огромным окном стояла здоровенная кровать, был туалет, напоминающий скромный тронный зал и ванная комната, с внушительным корытом посередине – мини-бассейном. Также в ней была отдельная комната для гардероба, оборудованная множеством разных приспособлений, необходимости в которых скромный англичанин не видел.

– Шик перед смертью! – отшутился он, завалившись поверх золотистого покрывала. Ощутив запах от несвежей одежды, он покривился и отправился в ванную.

Горбун был приставлен к англичанину и стучал в его дверь каждые десять минут, чтобы уточнить, не нужно ли чего мистеру Стюарту. Чарли размок в приготовленной для него ванне и заказал кока-колу, желая озадачить своего слугу, но через десять минут рядом с ним стоял маленький столик на колесиках, на котором была стеклянная бутылочка, покрытая инеем, а в салфетке лежала трубочка для удобства.

– Что-нибудь еще? – с сильным акцентом, но весьма разборчиво уточнил горбун.

– Сигару! – наглел гость. Спустя несколько минут он дымил кубинским табаком, ощущая себя королем и наслаждаясь комфортом.

– Мой муж говорил: рабы не мечтают о свободе, они жаждут иметь собственных рабов! – в голосе Мадам Вонг была явная насмешка.

От неожиданности Чарли выронил сигару, которая исчезла в пене и пошла ко дну. Своим нелепым видом он развеселил женщину. Она стояла в проеме двери, опираясь бедром о косяк. На ней был длинный халат из тонкой светлой ткани, который приятно подчеркивал достоинства фигуры.

– Чучо выдаст необходимую одежду, то, что есть сейчас в вашем гардеробе – можете смело выбрасывать.

– Чучо? – удивленно уточнил мужчина.

– Ваш помощник. Он испанец. Очень добрый человек, поэтому не обижайте его.

Горбун относился к своим обязанностям с фанатизмом, желая нравиться Чарли. Он принес два халата: один был однотонный белый, как в отелях, второй – домашний – в вертикальную полоску в коричнево-бардовых тонах.

– Это одежда мистера Вонга? – насторожился англичанин, не желая носить вещи мертвого человека.

– Нет, что вы, господин! Одежда хозяина – сгореть вся! Так положено! Нет человека – и его одежда убрать навсегда!

Чарли вылез из ванной и поблагодарил за поданное полотенце, от дополнительной помощи Чучо мужчина отказался, пробубнив:

– Сам справлюсь!

Выбрав полосатый халат, он надел его на голое тело, втиснул ноги в удобные тапочки и не спеша покинул ванную. Чарли увидел на своей кровати пижаму и нижнее белье и прямо спросил у горбуна: откуда в доме мужская одежда нужного размера?

– Нам звонить и говорить – гость! Мадам дать список. Я поехать в Гонконг покупать.

«Она позаботилась, чтобы у меня была одежда – это хороший знак! Значит, час моей смерти еще не настал!» – серьезно размышлял мужчина.

– Какие у нас планы, дружище? – назвать обаятельного горбуна Чучо у англичанина не поворачивался язык. Ему нравился этот приятный и добрый человек, он располагал к себе и поднимал настроение искренней улыбкой и заинтересованностью в комфорте гостя.

– Хозяйка ждет вас. Обед! – чуть склонившись, произнес испанец и повел его за собой.

Просторные покои Мадам Вонг занимали второй этаж, в них входили спальня, гардеробная, ванная, массажный кабинет, макияжная, комната для спорта, а также маленькая столовая, напоминающая отдельную кабинку в ресторане. Внизу был просторный зал с огромным столом, за которым они с мистером Вонгом когда-то принимали гостей. Теперь же она предпочитала более уютные помещения.

Шан сидела в удобном кресле, поджав ноги, как ребенок. При виде англичанина она поменяла позу, став вдруг взрослой дамой. Оценив его наряд, женщина расплылась в довольной улыбке:

– Вы выбрали не гостевой халат. Значит, вы мне доверяете!

Она, конечно же, ошибалась. О доверии тут речи не шло. Это была безысходность. Предсмертный ужин в стиле разлетевшегося на куски друга-португальца, который он так часто вспоминал, стимулировал Чарли и позволял вести себя чуть наглее, чем требуют приличия. Проснется он утром или нет, мужчина не знал, поэтому пытался выдоить капли удовольствия из каждой минуты.

– На самом деле я просто побоялся испачкать идеально белую ткань халата, – отшутился мужчина. – Я – неряшлив, а на этой расцветке не будет видно пятна от соуса.

Круглый стол был заставлен посудой с разнообразным содержимым. В самом центре стояла тарелка с рассыпчатым рисом, который был основой китайских блюд и заменял иногда хлеб. К нему можно было добавить соусы, рыбу, мясо или овощи.

– Это рыбный суп из трески – очень приятный, – рекомендовала Шан, показывая на пузатую емкость, стоящую рядом с ней. Она без посторонней помощи налила гостю ароматную жидкость, и они приступили к вкусному обеду.

– Это снова дело рук Терезы? – поинтересовался Чарли, наслаждаясь приятным блюдом.

– В этом доме она готовит с помощью помощников, дирижирует скромным кухонным ансамблем. Но прежде чем приготовленная еда попадает на стол, она снимает пробу. Если ее не устраивает что-то, то поварам устраивается такая взбучка, что стены кухни начинают вибрировать, а испорченные по ее мнению продукты летят в отходы.

Мадам Вонг улыбнулась, вспоминая, как однажды представившись новым работником, присоединилась к сотрудникам кухни. Никто из них никогда не видел хозяйку дома в лицо, личный контакт позволялся ограниченному кругу людей. Заскучавшая Шан сделала это не только для того, чтобы подшутить над слепой Терезой и посмотреть, как она управляется, но и послушать, что о ней говорят среди прислуги. Натянув колпак почти до носа, она старательно выполняла все распоряжения. Как новичка ее заставили отмывать помещение, в котором планировалось приготовление еды для госпожи. На вверенной незрячей кухарке территории была строгая дисциплина. Никто не болтал, и услышать что-либо о себе притворщице так и не удалось. Хозяйке дома, скрывающейся под поварской личиной, поручен был соус. Попробовав приготовленную подливку, Тереза осталась довольна стараниями дебютантки. Как бы невзначай, она взяла за руку Шан, подержав которую всего несколько секунд, слепая женщина чудесным образом раскрыла обман. Конечно, португалка не выдала остальным, кем является на самом деле новенькая, и, подтолкнув Мадам Вонг к выходу, она строго отчеканила:

– Убирайся вон с моей кухни!

– За что вы ее прогнали? – учтиво уточнил один из сотрудников.

– Мне показалось, что эта девушка не чиста на руку! А там где ложь – вянут цветы! – произнесла Тереза и призвала всех продолжить работу.

Она попросила Мадам Вонг больше так над ней не подтрунивать, потому что для нее эта выходка была очень обидной, будто королева пиратов не доверяла ей. Шан заверила, что португалка – одна из самых близких ей людей, и обидеть ее она, конечно же, не хотела. Позже провинившаяся разбойница, чувствуя угрызения совести, возжелала задобрить свою главную помощницу и сделала ей дорогой подарок, но та снова ополчилась, объяснив, что слепому человеку драгоценности ни к чему, и ей всего хватает.

– Ох уж эта Святая Тереза! – констатировала мысленно флибустьерша, вернувшись из страны воспоминаний.

Мадам Вонг снова включилась в беседу. Англичанин что-то рассказывал о таланте своей матери, кухонные достижения были весьма сомнительными. Хотя отец нахваливал ее кулинарные «шедевры», на самом деле она готовила ужасно.

– Она так часто плакала по этому поводу. Старалась делать все по рецептам, но получалась блюдо под названием «катастрофа». Мы с отцом честно пытались впихать в себя пару-тройку кусков приготовленной ею еды, ведь она это делала с любовью. Потом родители наняли помощницу, и наша семья была спасена от голода и бесконечных консервов.

Лицо Чарли при этих воспоминаниях становилось почти детским и озорным. Шан с интересом рассматривала его, отмечая, что хоть она и не любила европейцев, но этот мужчина был весьма притягателен. Тут же она встряхнула головой, отгоняя от себя провокационные мысли. Чтобы «отрезвиться», женщина сделала несколько глотков воды и представила, что рядом с ней сидит ее супруг, память которого для нее была дорога, ведь вдова поклялась на его смертном одре быть ему верной до собственной кончины.

– Мой отец говорил, глядя с нежностью на маму: ты создана для любви! – продолжал вспоминать Чарли, обрадовавшись, что может об этом кому-то рассказать. – А потом уводил ее в спальню, за дверью которой решались все вопросы. Раньше я не понимал смысла этих слов. Мне казалось, что она сидит на кровати и плачет, а он тихонько гладит ее по голове, как маленькую девочку.

Перед тем, как покинуть застолье англичанин насмешливо произнес:

– Если бы моя жена готовила, как Тереза, я бы ни за что не покинул Англию!

Он похлопал себя по животу, демонстрируя сытость.

– Я передам Терезе, что вы в восторге от ее таланта, – произнесла Шан спокойным голосом, но глаза ее недобро сверкнули. Почему-то ей стало неприятно, что гость вспомнил о миссис Стюарт, но запретить ему этого она не могла.

– Фрак и все, что необходимо для сегодняшнего вечера, находится в вашей гардеробной, – подчеркнуто холодно произнесла мадам Вонг. – Ровно в пять вы должны быть у парадной двери.

Хозяйка дома неторопливо встала и удалилась в свою спальню. Когда женщина проходила мимо, Чарли почувствовал легкое возбуждение, наблюдая, как струящаяся ткань ласкает женственные выпуклости. Он тут же представил лицо горюющей Джесс, чтобы отогнать мысли о соблазнительной дьяволице, которая по какой-то причине притягивала его. Ему казалось, что между ними есть легкое электричество. Но сама мысль о том, чтобы оказаться в постели с королевой разбойничьего царства казалось ему абсурдной. И чтобы отогнать мысли о вдове Вонг, он сделал несколько больших глотков холодного сливового вина, которое на вкус ему казалось, как моющее средство.

– Шэнли! Ты с нами? – воскликнул Чарли по-дружески, торопливо спускаясь по лестнице. Телохранитель, достаточно крупный для своей национальности, посмотрел на него, вопросительно приподняв бровь, не припомнив, чтобы между ними завязали столь теплые отношения.

– Я тебе не нравлюсь, да? – весело заметил журналист, желая разговорить своего собеседника.

– Твоя задача, англичанин, не нравиться мне, а приглядывать за Мадам, обеспечивая ей безопасность. Ты должен быть рядом с ней каждую секунду сегодняшнего вечера и при любой опасности суметь защитить.

– О, так все-таки Мадам Вонг останется без тебя, Плуто? – телохранитель почему-то напомнил ему диснеевского американского героя мультфильмов – забавного пса, которого полюбили и английские дети. Брови Чарли сложились домиком, будто он был очень расстроен из-за того, что Шэнли не будет сопровождать их. Телохранитель Шан плотно сжал губы и отрывисто произнес:

– Если вдруг тебе в голову придет какая-нибудь блажь – бежать или привлечь внимание к Мадам, просто подумай о том, что Джессика и Лили очень одиноки в большом доме, в который могут забраться грабители посреди ночи и навредить им!

Ироническая ухмылка резко сползла с лица англичанина, это был удар ниже пояса. Сердце Чарли сжалось, теперь ему было не до шуток. Если раньше в его голове проскальзывала идея запросить помощи у тех, кто будет рядом на светском приеме, то в этот момент он отчетливо понимал, что любое неточное движение может привести к гибели двух самых дорогих ему людей.

– Объясни, Шэнли, почему так происходит: как только начинаешь верить в то, что в вас есть что-то человеческое, тут же выясняется – это всего лишь временная маска, иллюзия, обман! Чтобы запутать простого обывателя, завладеть его душой и сделать ручным. Интересно, у тебя есть душа?

– Не надо высокопарных слов, Стюарт. Наслаждайся моментом и не делай глупостей!

Чарли хотел еще сказать пару-тройку предложений о катастрофической несправедливости и жестокости мира, но в это мгновение появилась королева пиратов, которая выглядела сногсшибательно. Оба мужчины уставились на нее, раскрыв рты, а она трескалась от довольной улыбки, радуясь внезапному успеху и ошеломительному эффекту. Хоть она и была вдовой-флибустьершей, но все же оставалась женщиной, желающей быть привлекательной. Красный цвет ей очень шел. Форма платья облегала ее точеную фигуру и делала ее похожей на куклу, выполненную очень талантливыми руками мастера. Разрез впереди открывал стройную ногу, позволяя ей свободно шагать. До нее хотелось дотронуться, но захватывало дух даже просто от мысли, что возможно просто находиться рядом с этой цветущей красавицей.

– Мальчики, вы готовы? – произнесла она с вызовом.

Оба кивнули.

– Тогда приступим к играм… по-взрослому!

Что именно она подразумевала под этой фразой, англичанин не понимал, но с удовольствием согласился принять участие в спектакле, инструкции к которому он получал уже по пути в их место назначения.

– Куда мы едем? – полюбопытствовал мужчина, обрадовавшись, что в этот раз на нем нет головного убора – пыльного мешка, но все же его лишили возможности глазеть по сторонам, повязав глаза непрозрачным шелковым платком, надушенным духами.

– Мы едем веселиться! – произнесла Мадам Вонг, загадочно улыбнувшись.

Что она подразумевала под весельем, англичанину оставалось лишь догадываться, поэтому он решил ни о чем не думать и получать максимальную выгоду из каждого мгновения, пусть и проводимого в компании одной из самых известных преступниц Гонконга и всего двадцатого века.


Глава 6 Первое свидание | Королева пиратов | Глава 8 Спектакль с приятным финалом