на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

реклама - advertisement



«Дом смерти» в Плётцензее

В этой просторной тюремной камере с двумя большими окнами все убого, уныло — голые серые стены, такой же серый цементный пол. Никакой мебели, никакого инвентаря. Только одна часть стены покрыта блестящим кафелем. Это сделано для того, чтобы быстрее смывалась кровь. Рядом стояла гильотина. Не экспонат для устрашения, а настоящая, действующая. С визжащим стальным ножом. Он весил около двадцати пяти килограммов. Одна-две секунды, и все готово. Таким французским способом приговоренным отрубали головы до конца апреля 1945 года. Гильотину давно убрали. Но на соседней стене под потолком остались вмурованные несколько крепких железных крюков. Говорят, они из мясобойни, в свое время на них подвешивали туши забитых животных, чтобы стекала кровь. При Гитлере эти крюки использовались для смертельной экзекуции. На них на короткой веревке подвешивали врагов режима, приговоренных к смертной казни. Так удушение происходило медленней, мучительней. На расстрел обреченных выводили обычно во двор…


Тайны Берлина

Памятная стена во дворе «Дома смерти»


Эту тюремную камеру заключенные называли «Дом смерти». Сейчас во дворе находится памятная стена. Этот мемориальный комплекс установили в 1952 году по указу сената Западного Берлина. На доске короткая надпись: «Жертвам гитлеровской диктатуры 1933–1945 гг.».

Тюрьма в Плётцензее — одна из самых старых в Берлине. Построили ее в 1879 году на окраине города. Создавали с размахом, отвели 25 гектаров земли под основные корпуса, в камерах которых могли содержаться 1200 человек, также появились административное здание, жилой дом для сотрудников, тюремная больница и церковь. По замыслу отцов города тюрьма Плётцензее должна была стать не столько местом для наказания, сколько должна была служить целям исправления человека, воспитания в нем полноценного члена общества. Но эти цели поменялись в 1933 году, после прихода к власти правительства Гитлера.


Тайны Берлина

Клаус Шенк фон Штауффенберг


Гуманные идеи были отброшены в сторону как буржуазные, прогнившие, тюрьма есть тюрьма, и должна она служить местом строжайшего наказания за совершенные преступления. Никаких отступлений от правил. Причем, согласно фашистской идеологии, наказывали не только провинившихся, политических, неправильно мыслящих, но и всякого рода неполноценных людей, особенно с психическими отклонениями. В конце войны зловещая тюрьма Плётцензее, оказавшаяся, по сути, в центре Берлина, в районе Шарлотгенбург, работала на полную мощь. Все камеры были переполнены. Заключенных не успевали привозить. Выход из тюрьмы был заказан. Даже трупов родственникам не выдавали. Зато с немецкой скрупулезностью и фашистским изуверством обложили ближайших родственников данью — они должны были оплачивать пребывание заключенного и его казнь, в день полторы марки. Судья имел годовое пособие, которое равнялось 3000 рейхсмарок. А за каждого казненного палач получал от правительства 60 рейхсмарок, а на осуществление казни из карманов родственников забиралось 300 рейхсмарок! С 1890 — по 1932 годы в тюрьме казнили 36 опасных преступников. Казни проводились во дворе, там и стояла гильотина. За период нацистского режима — 12 лет — число казненных в тюрьме, в основном, политических, достигло 2891. Среди них коммунисты, борцы Сопротивления, гитлеровские военачальники — участники заговора против Гитлера. Гильотина приобрела статус государственного инструмента казни в 1936 году, когда было выдвинуто предложение министра юстиции Франца Гюртнера и Гитлер выпустил тайный приказ, чтобы все казни в Германии осуществлялись путем отсечения головы. И тогда же тайно из небольшой тюрьмы «Брухзал» на юге Германии в Берлин была доставлена еще одна новая гильотина. Именно ее-то и установили в том самом «Доме смерти».

Приговоренных к казни содержали прикованными, их приводили в специальный барак № 3, стоявший рядом с «Домом смерти». Здесь они в небольших камерах ждали своего последнего часа. В 1942 году в «Доме смерти» в стену вмонтировали железную балку с восьмью крюками, на которых стали вешать особо опасных государственных преступников, тех, которые провинились перед режимом и перед Гитлером. Одними из первых на такую казнь отправили борцов Сопротивления, членов так называемой Красной капеллы, возглавляемой Харро Шульце-Бойзеном и Арвидом Харнаком, сотрудничавшими с советской разведкой, передававшими ценнейшие данные для Советской армии. Пять мужчин из были повешены, а другие — обезглавлены. Работы палачам прибавилось. В 1944 году в «Доме смерти» были казнены участники заговора против Гитлера. Одной из ключевых фигур заговора был граф Клаус Шенк фон Штауффенберг, примечательная фигура, романтик, идеалист, выходец из древнего рода Гнейзенау, прославившегося в битве против Наполеона. Этот идейный человек не сразу стал понимать, что планы Гитлера по созданию «нового порядка» в Европе, развязанная и никому не нужная война против Советского Союза принесут немецкому народу неисчислимые беды. Только в 1943 году, когда становилось ясно, что Германии из войны не удастся выйти победительницей, у него появилось желание взять на себя ответственность, выполнить секретное задание, появилась готовность пожертвовать собой во имя уничтожения главного врага немецкой нации — Гитлера. Заговор против Гитлера готовился в 1943 году, тогда же к нему примкнул и Штауффенберг. В 1933 году этот граф, офицер, как и подавляющее большинство немцев, приветствовал приход к власти Гитлера, обещавшего народу Германии процветание и величие нации. Он был согласен с присоединением к Третьему рейху Австрии, приветствовал захват Чехословакии, был воодушевлен победой немецкого оружия во Франции и Голландии. Во время нахождения в Тунисе автомобиль Штауффенберга наехал на мину, и он получил тяжелейшие ранения: лишился правой руки, правого глаза, повредил ногу. Вылечившись, он снова становится в строй. Штауффенберг, как и все верноподданные офицеры вермахта, одобрял план «Барбаросса» — нападение на Советский Союз. Но по мере внедрения немецких войск на советскую территорию, по мере уничтожения городов, появления лагерей смерти, угона мирного населения в Германию стал критически относиться к захватническим планам фюрера. Он был уверен, что стоит уничтожить Гитлера и с национал-социализмом, с нацистской верхушкой в государстве будет покончено и возродится новая Германия. Собственно, в это верили и другие немногочисленные заговорщики из Генерального штаба. 26 декабря 1943 года, на второй день Рождества, Штауффенберг положил в свой портфель бомбу. В этот день его, как представителя Генерального штаба, пригласили в Растенбург, в ставку Гитлера. Ему удалось пронести в портфеле в зал заседаний мину с механизмом замедленного действия и оставить портфель под столом. Из зала он вышел, будучи убежден, что возмездие свершится. Но взрыв пришлось отложить. Гитлер, словно предчувствуя опасность, по своей излюбленной привычке неожиданно отменил совещание. И пришлось Штауффенбергу вернуться в зал заседаний, забрать свой портфель. Но от своего плана, который получил кодовое название «Валькирия», он не отказался. К числу примкнувших к Штауффенбергу людей относились начальник уголовной полиции Небе, префект берлинской полиции граф Гелльдорф, его заместитель граф Шулленбург, бывший посол Германии в России и сочувствовавший России, военный комендант Берлина генерал фон Газе, командующий фронтом «Запад» генерал-фельдмаршал Ханс Гюнтер фон Клюге, начальник Генерального штаба Людвиг Бек.

20 июля 1944 года Клаус фон Штауффенберг делал доклад в ставке Гитлера в Растенбурге. Он вместе со своим адъютантом и начальником связи, также участниками заговора, прибыл пораньше. С собой он взял объемистый портфель и положил в него взрывчатое устройство, снабженное английской взрывчаткой. Приглашенных высших офицеров не обыскивали. Портфель был поставлен под стол, на котором лежали карты. Нашелся предлог, и Штауффенберг, чуть прихрамывая, незаметно вышел. Взрыв должен был раздаться через несколько минут. Вместе с адъютантом и начальником связи примерно в ста метрах от барака они сидели в машине и ждали. А Гитлер, который по своей привычке рассматривал карты, поинтересовался местонахождением полковника Штауффенберга и отошел от стола. В этот момент раздался взрыв.

Штауффенберг и его помощники, услышав звук взрыва, уверенные, что теперь-то намеченное возмездие свершилось, тотчас вылетели в Берлин. Увы, прогремевший взрыв не принес ожидаемого результата — Гитлер получил незначительные ранения, он пережил сильный нервный шок, но остался жив. После этого взрыва у него стали заметно дрожать руки. Человека, принесшего взрывное устройство в зал заседаний, вычислили быстро. В Берлин последовало донесение о срочном аресте заговорщиков. На аэродроме их арестовывать не стали, машина гестапо последовала за ними… Штауффенберга, его адъютанта и начальника связи расстреляли во дворе военного министерства на Бендлерштрассе, а остальных заговорщиков долго допрашивали, устанавливали связи и повесили на крючьях в тюрьме «Плётцензее».

Почти половина всех казненных в тюрьме «Плётцензее» были немцы. С началом войны, с 1939 года, число казненных иностранцев увеличивалось с каждым днем, с каждым месяцем. В списке казенных иностранцев больше всего оказалось чехов и словаков — 677 жертв, среди них был и известный писатель Юлиус Фучик.

И далее этот печальный список продолжают 253 поляка, 245 французов, затем советские солдаты, евреи, кавказцы и представители других национальностей, число которых точно не установлено. Среди советских солдат, особенно среди представителей нерусских народностей, гитлеровцы искали предателей, тех, которых можно было уговорить взять оружие, стать под знамена вермахта и в составе вспомогательных войск отправиться на фронт, воевать против Красной армии. В 1942 году вермахтом было создано специальное подразделение — легион «Идель-Урал», составленное из татар, башкир, марийцев. Среди них находились и офицеры-татары. Однако эта затея немцев не очень удалась. Пленные офицеры быстро создали свой центр сопротивления, готовили листовки, вели всяческую пропаганду.


Тайны Берлина

Муса Джалиль


В результате такой подрывной деятельности в феврале 1943 года, находясь на территории Белоруссии, 940 человек из числа татар бежали в леса к партизанам. Гестапо усилило свою работу в легионе и к августу 1943 года обнаружило группу сопротивления, которую возглавлял известный татарский поэт Муса Джалиль. Он воевал в составе Второй ударной армии под командованием генерала Власова, того самого, который, оказавшись у немцев в плену, стал предателем, создал Российскую освободительную армию (РОА) и которого американцы выдали представителям Красной армии. После короткого следствия и суда Власова вместе с сообщниками повесили во внутренней тюрьме на Лубянке. В боях на Волховском фронте Джалиль был ранен и тоже попал в плен. Но он повел себя по-другому. Немцы перевели его служить в специально созданный легион «Идель-Татар». Он согласился. Но сделал это с дальним умыслом, хотел наладить подпольную работу. В общей сложности одиннадцать татар были схвачены в феврале 1944 года и по приговору имперского военного суда в Дрездене должны были быть казнены. Как особо опасных военных преступников их перевезли в Берлин, посадили сначала в тюрьму «Моабит», где Муса Джалиль написал две тетради со своими стихами «Моабитские тетради». Затем его и еще некоторых перевели в другую тюрьму, в «Плётцензее». И 25 августа 1944 года в двенадцать часов с минутами отправили на гильотину. В 2002 году в музее Сопротивления тюрьмы, где представлены самые разнообразные экспонаты, связанные с гибелью людей, появился специальный стенд, посвященный двум писателям — Мусе Джалилю и А. Алишу.

Самым знаменитым узником этой тюрьмы 90-х годов двадцатого века был Эгон Кренц, последний генеральный секретарь СЕПГ, которого приговорили к шести с половиной годам за причастность к гибели людей на границе ГДР и ФРГ и у Берлинской стены.


Любовница Гитлера — русская разведчица | Тайны Берлина | Разоблачение Штирлица