home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава седьмая.

Самая большая опасность на поле боя — это младший офицер с компасом и картой.

Генерал Сулла

Игра предателя

Учитывая личный интерес, проявленный к нашей небольшой разведывательной вылазке самим лордом-генералом, а также число локаций, которые нам предстояло посетить, я смог даже легче, чем предполагалось, убедить Кастин и Броклау все-таки выделить для этой задачи целый взвод с полным отрядом «Стражей» в придачу. В конце концов у нас появилась четко определенная задача, которую предстояло выполнить, и мы не собирались терять время попусту целыми днями, слоняясь по округе в поисках чего-то неопределенного.

По некотором размышлении (точнее, изобразив его) я выбрал для данного задания взвод Суллы. В конце концов, именно она втянула нас всех в эту ерунду, так что ей же и предстояло разгребать последствия. Понятное дело, она совершенно не восприняла это как наказание. Теперь она лепетала что-то в том духе, будто ждет не дождется выпустить кишки еще куче еретиков, так что мне вскоре захотелось ее придушить. Решив, что подчиниться подобному импульсу будет в целом не слишком мудро, я предпочел рискнуть и, несмотря на холод, высунуть голову из люка «Химеры». На тот момент воспаление легких казалось мне определенно предпочтительнее, нежели продолжение Суллиных разговоров.

Мне в первый раз представилась возможность по-настоящему взглянуть на холодную сторону. Несмотря на ощущение, что с моего лица сдирает кожу стая летящих бритвенных лезвий, я был захвачен открывшейся мне картиной, едва кинув взгляд поверх кромки люка. До того момента я видел ледяной мир либо сквозь окна ярко освещенных комнат, которые вездесущая темнота снаружи превращала в подобие зеркал, либо в пределах Ледяного Пика. В его границах улицы постоянно освещались рядами люминаторов; их свет дополнялся сиянием, сочившимся из окон каждого дома. В сумме это освещение лишь усиливало темноту за своими пределами, так что мне казалось, будто на весь город наброшено удушающее полотно черного бархата.

Здесь же, вдали от поселения, фарам наших машин не хватало сил раздвинуть темноту. Я понял, что не могу оторваться от созерцания неба, усеянного звездами настолько густо, как редко можно увидеть на поверхности цивилизованного мира. Они горели холодным, жестким светом, который отражался от окружающих нас снегов, придавая всему окружающему слабое голубоватое свечение[36].

Этот свет был столь равномерно распределен по долине, что совершенно не отбрасывал теней, кроме как в самые глубокие из расщелин. Они по контрасту с остальной местностью казались пастями абсолютной темноты, вызывая в наблюдателе мрачное и жутковатое восхищение, ведь в них могло скрываться незамеченным все, что угодно. Едва только испугавшись этой последней мысли, я тут же заметил, как звездный свет коротко блеснул на металлическом корпусе одного из «Стражей». Он легкой поступью держался наравне с нашей машиной, не забывая просветить своей фарой каждую из тех расщелин, что мы оставляли позади.

Кто бы ни затаился в них, его шансы неожиданно атаковать нас невелики.

Осознание этого факта позволило мне расслабиться настолько, насколько вообще возможно было при данных обстоятельствах. Даже если нас ждало нападение, полагаю, нам бы не пришлось особо волноваться. Совокупной огневой мощи трех шагающих боевых машин и «Химеры» второго отряда, державшейся в десятке или около того метров позади, было бы достаточно, чтобы навеки впаять в лед любого такого врага.

По некотором размышлении Кастин решила разделить наш разведывательный отряд на три части. Таким образом мы могли бы до минимума сократить количество времени, которое займет проверка всех возможных мест расположения противника, что мы для себя определили. Мне это показалось вполне разумным. Два полных отряда с «Химерами» и эскадроном «Стражей» для огневой поддержки — сила более чем достаточная для того, чтобы самостоятельно разделаться с любой горсткой еретиков, которую мы могли бы найти в ледяной пустыне. И даже если мы ошибались в этом последнем предположении, каждая из частей была достаточно сильна, чтобы без особых проблем отойти из любой стычки либо удержать отступников прижатыми ко льду, до того как подойдет вызванное подкрепление.

Сам я решил присоединиться к командному отряду Суллы на все время выполнения нашей задачи, несмотря на уже проявившие себя недостатки такого решения. Но в то же время командный отряд состоял только из пяти человек. Это означало — даже с учетом всего дополнительного вокс- и сенсорного оборудования, которое загромождало пассажирский отсек, — что для нас с Юргеном оставалось несколько больше места, чем если бы пришлось тесниться с десятком пехотинцев. С другой стороны, я полагал, что мы сможем собрать действительно полезные разведданные только в том случае, если у меня будет возможность оказаться поблизости и сдержать, в общем-то, достойный поощрения порыв Суллы уничтожить все, что попадется в прицел и не будет нести имперской формы.

Полагаю, что мы могли бы следовать за остальными в «Саламандре» — и это, вероятно, позволило бы мне не портить настроения Суллиными речами, — но платой за такое решение, несомненно, стала бы пара обморожений. Одного взгляда на машину с открытым верхом, которой я обычно пользовался, было достаточно, чтобы заставить меня сдаться на милость гораздо меньшего из зол.

— Цыпленок первый — наседке, — протрещал голос у меня в микронаушнике. Спустя мгновение я узнал сержанта Карту, чье повышение до роли командующего вторым отрядом открыло дорогу для трудного (и, вероятно, временного, учитывая ее личное дело) продвижения по званию Маго. — Вторая цель пуста. Следую к третьей.

— Принято, цыпленок один. — Ответ Суллы прозвучал слегка оскорбленно, будто еретики ее надули и не пришли поиграть, как договаривались.

Меня лично обилие ложных целей не слишком удивило. Погодные условия были адские, ландшафт постоянно менялся — так что первый отмеченный среди наших целей пункт, например, оказался не более чем ледяным завалом грандиозных масштабов. Нашей третьей группе, состоявшей из четвертого и пятого отрядов, везло не более чем остальным, и Сулла, как любой молодой лейтенант, все более закусывала удила (именно эта аналогия мгновенно пришла мне на ум, потому как ее удлиненное, узкое лицо носило все следы сходства с раздражительной лошадкой даже в наилучших ситуациях). Впрочем, надо сказать, что, если бы я понимал, насколько скоро будет удовлетворено ее стремление к бою, я бы гораздо менее легко отпустил следующее замечание.

— Оставайтесь начеку, — вклинился я в общую трансляцию — больше для того, чтобы напомнить всем о своем присутствии, а не подсказать нечто действительно важное. — Каждый из отброшенных вариантов угрозы приближает нас к настоящей.

Произнося это, я сощурил глаза, прикрывая их от порывистого ветра. И в этот миг я, без сомнения, уловил краткий проблеск желтого света там, где ему было совсем не место. Могло, конечно, и привидеться, но я бы не дожил до своей второй сотни лет и почетной отставки, если бы не обращал внимания на малейшие предчувствия угрозы.

Я переключил частоту на местную тактическую сеть, включавшую Суллу, сержанта Лустига в соседней «Химере» и троих пилотов «Стражей».

— Потушить огни! — скомандовал я.

— Комиссар? — с интересом в голосе переспросила Сулла.

Фонарь на нашей машине мгновенно потух, как и таковой на втором транспорте и единственном «Страже», который находился в поле моего зрения. Я вглядывался вперед сквозь все затмевающую белую кружащуюся кисею. Вначале я не мог ничего разобрать и почти убедил себя в том, что все надумал, но в то же мгновение этот желтоватый отсвет появился вновь.

— Впереди что-то есть, — произнес я, скрываясь за броней машины и оказываясь в благословенном тепле пассажирского отделения (конечно же, температура была установлена по-вальхалльски, так что все равно, по объективным меркам, было довольно-таки холодно, по после даже пары секунд, проведенных снаружи, это казалось тропической жарой). — Примерно на два часа, медленно движется.

— Поймал, — подтвердил через секунду оператор ауспекса. — Большой металлический объект направляется в сторону города. Делает примерно сорок кломов[37] в час.

— Капитан, вы не соизволите? — попросил я в наушник.

— С превеликим удовольствием. — Капитан Шамбас, командир наших «Стражей», уже отдавал им приказы в том слегка неформальном стиле, которого я и ожидал: — Эй, вы слышали мужика? Кто последним найдет себе еретика, чтобы пристрелить, бежит за выпивкой. И постарайтесь оставить парочку в живых, чтобы комиссару было кого допросить.

— Так точно, сэр, — подтвердили его фланговые, и мне осталось только с замиранием наблюдать за экраном предсказателя, пока три точки быстро перемещающихся «Стражей» отделялись от нашей группы, чтобы перехватить замеченного врага.

— Чаю, сэр? — появился возле моего плеча Юрген.

В руках он держал термос; вероятно извлеченный из подсумка — одного из тех, которыми мой помощник, по обыкновению, был увешан. Юрген налил чашку истекающей паром танны; я принял сосуд и с благодарностью отхлебнул горячую жидкость.

— Благодарю вас, Юрген, — произнес я.

Оператор предсказателя в этот момент отодвинулся в сторону, чтобы не коснуться моего помощника, и на мгновение закрыл мне вид на экран, так что начало боя я скорее услышал, чем увидел.

— Это трактор, — доложил Шамбас, что меня совершенно не удивило. — Похоже на перевозчика для руды. Жек, вынеси ему гусеницы.

Отчетливый треск ионизированного воздуха подсказал мне, что сам Шамбас нажал на гашетку своих мультилазеров за мгновение до того, как раздался выстрел лазерной пушки его подчиненного.

— Занимаюсь, — подтвердил Жек. Прошло совсем немного времени, и его голос раздался вновь, уже подкрашенный ноткой самодовольства: — Гусеницам — полный фраг!

— Открывают люки, — добавил женский голос и тут же скрылся за мешаниной гула и шума. — Простите, комиссар. У них оказался ракетомет.

— Ну что ж поделаешь, Паола, — произнес я, внутренне порадовавшись, что вспомнил ее имя так быстро, менее чем за секунду.

Впрочем, во всем нашем полку было лишь девять пилотов «Стражей» — и вдобавок их имена оказывались в докладах, ложившихся на мой стол чаще, чем имена других солдат[38].

Третий «Страж» в отряде нес тяжелый огнемет, так что спрашивать, остались ли выжившие, не имело даже смысла. Шквал горящего прометия, несомненно, затопил кабину вражеской машины, обратив всех внутри в пепел.

— Лучше уж они, чем кто-то из вас, — сказал я.

— Поддерживаю ваши чувства, — согласился Шамбас, и яркие точки наших «Стражей» отлепились от уничтоженного врага, чтобы вновь присоединиться к отряду.

Через мгновение после этого замершая метка на нашем экране пропала, и глухой рокот взрыва пробился даже через корпус «Химеры», достигнув наших ушей.

— Ой, — откомментировала Паола на редкость спокойно; она явно не старалась даже изобразить удивление.

Мне оставалось только пожать плечами.

— Ну что ж... Теперь, во всяком случае, мы точно знаем ответ на вопрос, оставалось ли в заимке еще оружие, — произнес я.

— А еще на вопрос, где она находится. — Сулла все это время занималась чем-то за столом с картами, расположенным позади нас. Теперь лейтенант, счастливо улыбаясь, указывала мне на гололитическую картинку.

Мое сердце ушло в пятки. Наше нынешнее расположение находилось на прямой, соединяющей Ледяной Пик и следующую цель в нашем списке. Не приходилось даже сомневаться, что мы движемся прямиком к форпосту еретиков.

— Полагаю, вы правы, — согласился я, стараясь, чтобы голос звучал как можно ровнее.

Я уменьшил разрешение гололитической карты до того уровня, когда остальные два наших отряда пропали из виду. Они все равно находились слишком далеко, чтобы присоединиться к нам возле точки назначения хотя бы с не очень большим опозданием. Сулла наблюдала за моими действиями с любопытством.

— Хотите, чтобы я вызвала остальных присоединиться к нам? — спросила она.

Я покивал, будто раздумывая, хотя, конечно, размышлять тут было не о чем. Мы определенно знали, что там, куда мы движемся, присутствуют еретики. Подождать час или около того, дабы атаковать их силами целого взвода, а не двух отрядов, один из которых был половинным[39], — это, если вы меня спросите, было единственным разумным ходом действий.

Разумеется, такое решение обернулось бы некоторым конфузом, если форпост оказался бы необитаем. Но подобное, я полагал, вполне можно будет пережить.

— Это благоразумно, — произнес я так, будто именно тот факт, что она сама подняла данный вопрос, и заставил меня принять решение. — В обычной ситуации я бы скорее склонился к тому, чтобы, как и планировалось, выступить вперед самим и поглядеть, что же там такое... Но теперь, когда нам известно, что впереди лежит неопознанное укрепление еретиков, я бы хотел быть уверен, что они надежно окружены, прежде чем начинать атаку. Не имеет смысла позволять им прорваться, если мы можем этого избежать.

— Конечно же, вы правы, — ответила Сулла, поникнув над вокс-передатчиком, будто школьница, которой велели закончить домашнее задание, прежде чем идти гулять.

Однако приказы она отдавала столь же четко и расторопно, как и любой другой офицер на ее месте. Я почувствовал немалое облегчение, увидев, что значки, обозначающие два других отряда, изменили курс на сближение с нашей группой. Третья группа (четвертый и пятый отряды с третьим эскадроном «Стражей») оказалась ближе к нам, и вдобавок она располагала преимуществом в виде открытой местности. Так что если удача позволит, они должны будут соединиться с нами через час или около того. Первой группе предстояло побороться с полем, усеянным трещинами, так что им могло понадобиться вдвое больше времени.

Но пока я вслушивался в этот короткий обмен сообщениями, меня поразила совершенно иная мысль. Получалось так, что за день с хвостиком подготовить к выходу, довести сюда, загрузить и вернуться на половину пути с трактором из города было невозможно. Значит... груз, который мы сейчас перехватили, вероятно, был выслан на замену уничтоженному Суллой? Если так — это означало, что еретики, которые обеспечивали работу форпоста, каким-то образом узнали о том, что первая партия не достигла своего назначения. А это, в свою очередь, значило, что...

— Просканируйте все частоты! — приказал я оператору вокса, обернувшись к нему так резко, что он заметно вздрогнул и поспешил подчиниться, в то время как Сулла с любопытством наблюдала за моими действиями.

Через секунду солдат кивнул и произнес:

— Я перехватываю какие-то переговоры. Настроиться довольно сложно, это местная связь. Вызывают кого-то, кого зовут Андрос.

— Еретики, — заключил я. — Они, вероятно, пытаются получить ответ от экипажа трактора.

Это по меньшей мере значило, что ребята из трактора не передали никакого сообщения, прежде чем Паола их поджарила. Но поскольку они были мертвы — следовательно, на вызов по воксу отвечать не собирались, — их друзьям не должно потребоваться много времени, дабы сообразить, что дело пошло серьезнейшим образом наперекосяк. Сулла кинула на меня взгляд, полный готовности и нетерпения действовать, и я подтвердил:

— Больше ждать нельзя.

— Выдвигаемся! — приказала она, и «Химера» жестко дернулась, когда водитель до пола вдавил педаль газа.

Я ухватился за стол-карту, чтобы как-то удержаться на ногах, и снова увеличил масштаб — так что мы, другая «Химера» и троица «Стражей», показались отдельными значками. Сулла начала подниматься в башню «Химеры», но затем помедлила в сомнении:

— Комиссар, может, вы хотели бы...

— Пропускаю леди вперед, — ответил я. — Не хотел бы каким-либо образом помешать вашему командованию отрядом.

Не говоря уже, что мне совершенно не улыбалось высовывать голову из такой милой бронированной коробки в то время, как мы ввяжемся в бой с Император знает каким количеством тяжеловооруженных еретиков.

— Благодарю! — Она сверкнула довольной ухмылкой, вскарабкиваясь к верхнему люку.

Я снова бросил взгляд на тактический экран. Шагающие машины выдвигались вперед, разделяясь, дабы зайти во фланги расположения еретиков, и передавая на командную машину ту информацию, которую удавалось получить. Зернистые изображения постепенно прояснялись на трех пикт-экранах над нашими головами, хотя до сих пор мешанина снега настоящего и вызываемого на экран статикой делали картинки с них почти полностью нечитаемыми.

— Вижу источники тепла, — доложил Шамбас через мгновение.

— Возможно, это люди, — отозвался я и невольно подумал: «Или что-то похожее на них» (не все последователи Хаоса могли по-прежнему зваться людьми, если вообще кто-то из них мог).

— Признаков жилья пока не вижу, — продолжал Шамбас.

— А мне кажется, вот оно! — Пикт-передатчик Жека крутанулся, чтобы остановиться на огромном сугpoбe слишком правильных очертаний, чтобы быть естественным объектом.

Одна из вальхалльцев рядом со мной хмыкнула и взвесила в руке лазерное ружье.

— Накрыли вечеринку с камуфляжем, — откомментировала она.

Я мог понять ее веселье. Если даже я подумал, что возвышение выглядит подозрительно, то для тех, кто происходил с ледяного мира, еретики все равно что выкрасили свое укрытие в оранжевый цвет и повесили неоновую табличку с надписью: «Мы здесь!»

— Да, веселье мы им подпортим, — заверил я ее и заслужил в ответ широкую улыбку.

— Возможно, возможно, — оценивая предположение младшего пилота, отозвался Шамбас. — Паола, что-нибудь обнаружила?

— Они тут были очень заняты. — Паола находилась на другом фланге, а Жек располагался между ней и их капитаном, чем и объяснялся тот факт, то он первым обнаружил сооружение. — Не спрашивайте почему, но здесь расчищена площадка размером где-то с посадочную для шаттла.

Ее пикт-передатчик заверил меня, что она не преувеличивает. Кто-то приложил множество усилий, чтобы расчистить обширный участок камня и выровнять его. Конечно же, в данный-момент он был по колено «Стражу» засыпан снегом — значит, человек там уйдет примерно но грудь, — но даже при этом было очевидно, что площадка подготовлена с большой заботой. Ну что же... Решение могло быть только одно: сперва разгромить это местечко как следует, а затем уже попытаться выяснить его предназначение.

Мы нанесли удар, застав противника врасплох. Два вооруженных лазерами «Стража» выстрелили по куполу с флангов, в то время как обе «Химеры» открыли огонь из тяжелых болтеров. Когда снег, покрывавший строение, вскипел и мгновенно испарился под ударами лазеров, я смог разглядеть знакомый абрис сборного жилого строения. Не узнать его было невозможно: он во всем совпадал с Император знает сколькими подобными сооружениями, разбросанными по цивилизованному миру[40].

Рваные дыры появлялись в камнебетонной поверхности, когда наши болтерные заряды вгрызались и откалывали от нее куски.

— Нашла основной вход, — передала по воксу Паола, и картинка с ее пикт-передатчика показала целую толпу плотно сбившихся в кучу фигур, высыпающихся подобно муравьям из разворошенного муравейника.

Яркая оранжевая вспышка горящего прометия вырвалась на экране откуда-то снизу, разбросав нападавших и временно перекрыв проем дверей. Я искренне понадеялся, что сразу за ним нет ничего особенно горючего, вроде склада патронов. Этого только нам не хватало — получить еще одну груду дымящихся развалин вместо ответов на наши вопросы.

— Этот выход не единственный, — предупредил я.

Мне довелось видеть достаточно конструкций, похожих на ту, что была перед нами; я хорошо изучил их внутреннее устройство. Всего выходов должно быть четыре. Они расположены на равных расстояниях по окружности стен: основной вход для персонала, напротив него — доступ в грузовой отсек и два дополнительных между ними. Все они, как я знал, будут надежно защищены. Эта догадка подтвердилась, когда наша «Химера» резко затормозила и по ее броне застучали снаряды из ручного оружия. Наш болтер, расположенный в башне, развернулся, чтобы вернуть им их приветствие, и наполнил внутренности транспорта знакомым эхом своего приглушенного рева.

— Мы должны попасть внутрь, — передала по воксу Сулла. — Второй отряд, выгружайтесь и приготовьтесь штурмовать боковой вход.

Она, к сожалению, была права. Успех нашего предприятия зависел от того, сможем ли мы проникнуть в здание и собрать как можно больше разведданных. Но цена, которую нам придется заплатить, будет велика. Солдат Лустига ожидают большие потери, пока они будут прорываться мимо охраны дверей. Что еще хуже, я должен был либо пойти с ними, либо потерять доброе мнение о себе лорда-генерала.

Несколько секунд я размышлял, присоединяться ли к атаке прямо сейчас и понадеяться, что смогу болтаться достаточно далеко позади, чтобы избежать худшего и попробовать найти себе какое-нибудь занятие в командной «Химере» до тех пор, пока солдаты не очистят путь? Но тогда я предоставлю еретикам возможность перегруппироваться, пока сам буду барахтаться в снегу, пробираясь туда, как стрельба немного поутихнет...

Тут мой нос учуял знакомый запах Юргена, который подошел, дабы забрать свой термос с танной, и мне пришла в голову третья, совершенно иная возможность. Ведь у него была мелта, которую он по привычке брал с собой всякий раз, когда мы могли ожидать неприятностей (а в те времена, казалось, по-другому и не бывало).

Я вклинился в командную частоту:

— Подождите, у меня есть одна идея.

Быстро обменявшись парой слов с Суллой и пилотами «Стражей», я собрал волю в кулак и вывалился в злой холод долины, задержавшись лишь для того, чтобы поправить снеговые очки (однажды метель меня уже застала без них на открытом месте — было это на Симиа Орихалке, — и я не собирался повторять подобную ошибку).

Шок столкновения с внешней средой вышиб воздух из моих легких. Все незащищенные части лица сразу загорелись от боли, как после удара нейрональной плетью. Я продолжал двигаться на чистой силе воли, пробираясь сквозь доходящий до коленей снег, словно моя жизнь зависела от того, буду ли я брести вперед (не сомневаюсь, что она и вправду от этого зависела). Юрген шел передо мной, ступая так уверенно, как мог бы в этих условиях только обитатель ледяного мира, и я находил его присутствие столь же вселяющим уверенность, что и всегда.

Кинув взгляд вокруг, я заметил громоздкий корпус. «Химеры» второго отряда в нескольких метрах в стороне. Лично мне они показались километрами, но я все равно направил стопы к боевой машине. Мне пришлось настолько сосредоточиться на этой цели, что я почти забыл о присутствии еретиков, защищавших здание, до тех пор пока кусок снега в нескольких сантиметрах перед моими ботинками не испарился внезапно и мгновенно. Я крутанулся на месте, вытаскивая лазерный пистолет и выискивая цель, хоть единожды благодарный судьбе за черную форму, положенную мне по должности. Теперь она весьма надежно размывала контур моей фигуры в довлеющей надо всем темноте.

Мой взгляд зацепил намек на движение как раз вовремя, чтобы увидеть, как плотно закутанный в одежды еретик поднял лазерное ружье, только чтобы получить от меня выстрел в середину груди. Он завалился назад, раненый или мертвый, — я не мог сказать точно, да и не очень заботился. В следующее мгновение я достиг желанного укрытия под нависшим бортом «Химеры», где не было пагубного и раздражающего ветра.

— Мы готовы выступать, когда скажете, комиссар, — произнес Лустиг, чей голос был приглушен непрерывным воем метели и треском огня ручного оружия.

Этот звук говорил мне, что «Стражи» превосходно справляются со своей отвлекающей ролью. Я наказал им перемещаться вокруг купола в быстром темпе, чтобы в них было нелегко попасть, одновременно ведя ответный заградительный огонь. Шансов, что они подстрелят кого-нибудь, было немного, но не в этом заключалась их задача. «Стражи» смогут отлично держать еретиков пригнувшимися к земле, окопавшимися возле дверей. Враги должны быть уверены, что смогут отражать нашу атаку бесконечно долго, — возможно, так оно и случилось бы при иных обстоятельствах...

На беду еретиков, нам не нужна была дверь, дабы попасть внутрь.

— Действуйте, когда сочтете нужным, Юрген, — произнес я, после того как короткий и быстрый (для вальхалльцев уж точно; я же продвигался медленнее и гораздо менее элегантно) переход по снегу привел нас к слабозакругленной стене здания.

— Да, комиссар. — Юрген поднял мелту в горизонтальное положение и нажал на спусковой крючок.

Все остальные поспешили отвернуться и, насколько это было возможно, защитить глаза от яростной вспышки. Камнебетон на пути выстрела превратился в пар, оставив быстро остывающую дыру, размером как раз достаточную, чтобы мог пролезть пехотинец.

— Пайк, Фриза, — направил двоих солдат в проем Лустиг.

Они прошли в отверстие и заняли позиции внутри, прикрывая коридор в обоих направлениях. Никто по ним не стрелял, так что я оказался следующим, кто вошел внутрь, благословляя внезапное тепло и мучительно-радостные уколы оживающего кровообращения... Я огляделся по сторонам.

Разумеется, я знал, что от еретиков можно ожидать чего угодно. И все-таки я не был готов к тому, что увидел здесь. Пол укрывали мягкие ковры — теперь они медленно пропитывались водой от завивавшегося в проем снега... Стены же были изукрашены фресками, изображавшими акты столь чувственного порока, что я разинул рот в состоянии, близком к ступору.

Большинство моих солдат, казалось, были загипнотизированы сей настенной росписью. Исключение составлял разве что Юрген; учитывая его нежную любовь к планшетам порнографических данных, мой помощник совершил воистину подвиг самоконтроля.

— Даже не верится, что все это может быть по-настоящему, — произнесла Пенлан с легкой завистью в голосе.

— А и не может, — заверил я. — И даже если бы могло, то было бы против армейских правил.

Густой, удушливый запах висел в воздухе, обволакивая все органы чувств подобно прочной шелковой накидке. Из каких-то дальних глубин моей памяти стало подниматься на поверхность ноющее чувство узнавания. Пока Юрген поднимал мелту и занимал привычное место по соседству со мной, я ощутил, что сознание проясняется. Я не мог с уверенностью сказать, было это оттого, что он перебил наркотическое благовоние своим более приземленным букетом запахов, или благодаря его врожденной способности блокировать питавшие в воздухе предательские миазмы колдовства варпа. В любом случае важным в данный момент было заставить наш отряд двигаться вперед, и ключом к этому был именно Юрген.

— Держитесь ближе ко мне! — приказал я, построив всех остальных вокруг нас.

В чем бы ни была заслуга Юргена, каждый из гвардейцев получил долю его благотворного воздействия. Как дополнительный плюс со всех сторон от меня теперь находилось по одной огневой команде, так что, откуда бы ни атаковали нас еретики, спереди или сзади, я все равно не оказался бы первым на линии огня.

Проделав все это, я скомандовал всем быстро выдвигаться. Хотя картинки на стенах и продолжали привлекать вороватые взгляды, солдаты, к моему облегчению, вновь стали сосредоточиваться на нашей миссии.

— И оставайтесь начеку. В подобном месте мы вполне можем столкнуться с колдовством варпа, так что будьте готовы ко всему.

Как я и ожидал, перспектива сражаться с колдовством мгновенно взвинтила все их чувства. Я полагаю, с этой секунды даже на живое воплощение настенных картин солдаты отвлеклись бы ровно на столько времени, сколько нужно для того, чтобы выдернуть чеку и кинуть гранату.

— Что-то напоминает, — заметил Юрген, пока мы осторожно двигались вперед по коридору, обрамленному мягкими цветастыми портьерами. — Этот неприятный запах, я его узнаю...

Как всегда, ирония собственных слов от него ускользнула.

— Правда, не могу понять, что же это.

— Слокенберг, — отозвался я, в то время как на меня внезапно обрушилось понимание.

Запах, витавший в воздухе, был похож на духи, которые использовала Эмели, колдунья слаанешитка, в ту ночь, когда попыталась скормить мою душу тому чудовищу, которому поклонялась. Воспоминание об этом ледяной рукой сдавило мне сердце. Даже спустя десятилетие (а теперь, когда я пишу эти строки, более чем век спустя, надо признаться) я все еще иногда просыпался от стоящих перед сознанием образов этой гибельной соблазнительницы, пытавшейся заманить меня к несчастной судьбе; как будто сети Хаоса все еще простирались ко мне, стараясь опутать. Впрочем, на тот момент у меня не было подобных кошмаров уже несколько месяцев, так что совершенно неподконтрольная, острая вспышка ужаса перед перспективой вновь получить их пронзила мое сознание.

— Чисто. — Пенлан скользнула обратно в коридор, после того как обследовала комнату, полную диванов и подушек, которые, как мне показалось, не несли никакой очевидной функциональной нагрузки[41], и сделала жест, чтобы мы продолжали путь.

До сих пор мы направлялись прямиком к центру купола. Я руководствовался предположением о том, что именно его содержимое будет защищено наилучшим образом, так что отсутствие всякого сопротивления тревожило меня до крайности. Конечно же, это могло означать: наша диверсия сработала много лучше, чем я ожидал. Но по моему опыту, планы сражений имели склонность сохранять какой-либо смысл лишь до первого столкновения с врагом.

— Пришли. Ничего, — вновь подала знак Пенлан, и мы двинулись дальше.

Мы оказались в пустом хранилище с совершенно голыми стенами, не считая единственного люминатора и украшения в виде абстрактной подвижной конструкции из закаленного стекла. Расположенная прямо под люминатором, она бросала волны радужного света по всей комнате каждый раз, когда ее колыхали потоки воздуха. Было очевидно, что помещение использовалось совсем недавно, потому как пыли в нем совершенно не было.

— Проклятие! — Я застыл в дверном проеме, слегка раздраженный тем, что моя догадка оказалась неверной, и докучаемый смутным ощущением того, что с формой этого помещения что-то не вполне в порядке.

Вероятно, именно эта секундная нерешительность вызвала все то, что произошло далее. Я оказался на пути Пенлан, когда она отступала назад из помещения — спиной вперед, прикрывая свой отход, несмотря на видимое отсутствие опасности, как и должен был действовать хороший солдат. Заблудившись в собственный мыслях и попытках решить, куда направиться теперь, я не успел достаточно проворно отойти с дороги, так что задел на ходу локоть сержанта. Как результат — палец ее рефлекторно нажал на спусковой крючок, послав град лазерных зарядов в противоположную стену. Весь остальной отряд мгновенно бросился на пол в поисках укрытия.

— Виновата. — Лицо Пенлан от смущения приобрело пурпурный оттенок; белым остался лишь старый ожог на щеке, приобретенный еще на Гравалаксе.

Ее подчиненные поднимались на ноги, сияя ухмылками оттого, что их командир вновь подтвердила свое прозвище.

— Ничуть, — произнес я, понимая, что нужно срочно восстановить ее авторитет перед отрядом. — Это целиком моя вина.

Где-то выше по коридору уже слышался глухой топот. Кто-то спешил сюда, чтобы проверить источник шума. Ну отлично! Вот тебе и проникли тайно, чтобы найти то, что хотели, незамеченными...

— Все внутрь!

Спустя мгновение после моего приказа лазерные заряды и стабберные пули усеяли попаданиями камнебетон вокруг дверного проема. Наши солдаты моментально перестроились, дабы встретить новую угрозу. Кучка вооруженных культистов, разряженных крайне экстравагантно либо вовсе голых, вывалилась из боковых коридоров. Еретики весьма приятно мешали друг другу, предоставляя нам отличную, наполненную целями огневую дорожку, которой мои спутники воспользовались незамедлительно и полностью.

— Перекрываем огнем весь коридор. Не позволяйте им даже дернуться, и можем держаться здесь сколько угодно, — произнес Лустиг.

— Это весьма ободряет, — отозвался я. — Но не думаю, что так будет долго.

Судя по переговорам в моем микронаушнике, четвертый и пятый отряды там, снаружи, наконец-то прибыли вместе с сопровождающими их «Стражами», чтобы присоединиться к веселью. Так как культисты отвлеклись от дверей, чтобы встретить неожиданную угрозу изнутри, Грифен и ее солдаты уже смели с пути незначительное сопротивление оставшихся вокруг основного грузового отсека, и наши силы свободно вливались в купол. Я подал знак Юргену:

— Не будете ли вы так добры очистить коридор?

— С удовольствием, комиссар. — Помощник ухмыльнулся, поднимая мелту. — Боюсь, картошки снова не захватили, но еретики запекаются даже лучше.

Он нажал на спусковой крючок, и поток термальной энергии жадно пронесся по коридору, поглощая все на своем пути. Последствия было нетрудно предсказать. Немногие уцелевшие еретики с визгом разбежались, и через несколько секунд треск лазерных ружей сообщил мне, что они наткнулись на солдат четвертого отряда.

— Постарайтесь взять парочку живыми, — снова напомнил я всем, и через некоторое время был заверен, что никто об этом не забывал, радостным тоном Маго:

— Не беспокойтесь, сэр. Уже взяли одну. Немного продырявлена, но выживет.

— Отлично, — отозвался я, ощущая, что события наконец-то поворачиваются так, как нам нужно.

Лустиг и его солдаты уже бежали по открытому Юргеном проходу, не обращая внимания на липнущие к сапогам серые пятна, оставшиеся от еретиков, в стремлении обрушиться со спины на защитников основной двери. Я был только счастлив оставить их с этим занятием; у меня совершенно не было намерения нарываться на случайные пули теперь, когда я мог этого избежать.

Я повернулся к выходу, чтобы несколько более размеренно последовать за солдатами, и в этот миг заметил что-то необычное в той стене, куда попали заряды от первого выстрела Пенлан. Они пробили стену насквозь, в то время как те лазерные заряды, которые обрушили на нас еретики, были полностью остановлены внешней стеной комнаты. Внезапно то грызущее чувство неправильности, которое я ощущал от формы этого помещения, стало мне вполне понятно. Здесь была ложная стена, предназначенная что-то скрывать.

Первым моим желанием было приказать Юргену решить эту задачу с помощью мелты. Но я подавил это намерение: вдруг заодно с куском стены лазерный заряд отправит прямиком к Императору какие-нибудь ключевые улики? Я стал осторожно осматриваться в поисках какой-нибудь потайной входной панели или задвижки, ощущая себя до абсурда похожим на какого-нибудь героя мелодрамы про дом с тайнами и привидениями. Но я, в отличие от этих персонажей, не смог ничего отыскать, и в конце концов мне пришлось-таки поманить вперед Юргена, надеясь, что его оружие не принесет таких уж больших разрушений тому, что находилось за перегородкой...

— Подожди, — произнес я, когда он уже поднял мелту и готовился выстрелить.

По какой-то причине — возможно, оттого, что тень легла на стену[42], — контуры сдвижной панели внезапно стали видны.

Я всмотрелся тщательнее, недоумевая, как мог пропустить что-то настолько очевидное, и спустя мгновение понял, как она открывается.

— Император, Сущий на Земле! — Мы оба отшатнулись, давясь от зловония, которое вырвалось из узкого помещения.

Только через несколько секунд, потраченных на то, чтобы восстановить дыхание, мы подались вперед и осторожно заглянули внутрь. Юрген достал откуда-то из подсумков осветитель и повел им по обнаруженной нами комнате.

Первое, что бросилось нам в глаза, были, вероятно, тела. Не знаю, сколько уж их было — масса плоти и костей, обожженных и перекрученных колдовством, которое я даже не хотел себе представлять. Наиболее приводил в замешательство тот факт, что немногие оставшиеся различимыми лица несли на себе выражение, которое я могу описать только как безумный экстаз.

Юрген, столь же невозмутимый, как и всегда, повел лучом осветителя по стенам, выхватывая для взгляда загадочные знаки. Мои глаза мгновенно заслезились, а взгляд, подобно водоплавающей птице над замерзшим прудом, закружил над письменами, не решаясь остановиться на каком-либо из них.

— Так себе украшения, — произнес мой помощник, весьма похвальным образом занижая эффект увиденного.

Я кивнул, тяжело сглатывая.

— Здесь совершалось мерзкое колдовство, — произнес я. — Вопрос в том, какое и почему?

— Я боюсь, что не могу знать, сэр, — ответил Юрген, как и всегда буквально понимая риторический вопрос.

— Я тоже, благодарение Императору, — согласился я. Это была работка для прирученных псайкеров Живана — совершенно не из тех вещей, что должны касаться честного человека. Ну или даже подобного мне. Отвернувшись, я ощутил невероятное чувство облегчения. — Закрой и оставь это экспертам.

— С удовольствием так и поступлю, сэр, — отозвался мой помощник, покидая комнатку ужасов со всей поспешностью, на которую был способен.

Мы торопливо, с немалой долей суеты, вручную вернули на место отодвинутую нами панель. Вспомнив, какие трудности мы испытали, пытаясь обнаружить ее, я смотал с пояса положенный мне по званию пурпурный кушак и всунул в проем, прежде чем окончательно закрыть его, так что конец пояса остался висеть снаружи подобно яркому флагу.

— Ну вот, — произнес я. — Вроде все в порядке.

К моему удивлению, эти простейшие действия заставили меня трястись, будто от переутомления[43]. Впрочем, у меня не оказалось времени поразмышлять об этом. Подзабытая за последние минуты Сулла внезапно раскричалась в моем наушнике:

— Комиссар! Они покидают купол!

— Повторите, — произнес я, сомневаясь в том, что услышал.

Выжившим еретикам некуда было податься. Какое бы несомненное безумие ими ни владело, предпочесть смерть от переохлаждения сдаче нам или быстрой гибели в бою было невероятной глупостью. Затем в моем сознании молнией промелькнула мысль о том, что они могли заложить самоубийственный заряд под здание. В тот же момент я понял, что на полной скорости несусь к ближайшему выходу.

— Все наружу! — проорал я в передатчик. — Они могли заминировать все внутри!

Как выяснилось позже, они этого не сделали. Но в тот момент мои ноги от страха стали поистине крылатыми. Я оказался снаружи как раз вовремя, чтобы увидеть дальнейшую часть представления.

— Приближается воздушная цель, быстро! — врезался в канал связи напряженный голос оператора предсказателя.

Я сощурил глаза, вглядываясь против летящего снега, затем надел очки и протер их трясущимися пальцами. Небольшая группка еретиков с трудом преодолевала снежные заносы, выходя на открытое место. Они обменивались редким огнем с пятым отрядом и с помощью чего-то похожего на ракетометы с разрывными зарядами пытались держать в отдалении налетавших на них «Стражей». Это у еретиков не особо получалось, но «Стражам» все же приходилось держаться вне радиуса заградительного огня мультилазеров и огнеметов. Я мог вполне понять, почему Шамбас не приказывал своим пилотам сближаться с врагом. Было очевидно, что предатели сломлены, и капитан хотел просто дождаться, пока у них не закончатся ракеты, прежде чем идти в ближний бой...

Визг мощных двигателей разорвал небо над нашими головами, и обширный темный движущийся абрис обозначился на фоне звезд.

— Грузовой шаттл, — отметил Юрген очевидное. — Откуда еще они его добыли?

Это был, конечно, хороший вопрос, но в данный момент он не имел большого отношения к происходящему.

— Цельтесь по двигателям! — приказала Сулла за мгновение до того, как я хотел крикнуть то же самое.

Но все равно это было бы бесполезным трюком. Даже гражданские шаттлы сделаны очень прочными, так что пара лазерных пушек и кучка тяжелых болтеров в лучшем случае поцарапали бы ему краску.

— К фрагу! — резко возразил Шамбас. — Жек, Карие, огонь по пилотской кабине!

Два названных «Стража» откинулись назад в «коленях», дабы максимально задрать к небу орудия, и окатили приближающийся шаттл ярко светящейся смертью из стволов. Это был, конечно, отчаянный блеф. На мгновение я подумал, что они, возможно, и сумеют что-то сделать, но бронекристалл, укрывавший светящуюся в темноте кабину, был достаточно прочным, чтобы выдержать даже тяготы входа в атмосферу. Двух выстрелов из лазерных пушек было недостаточно, чтобы пробить его. Да и точно в цель на таком расстоянии попал лишь один из зарядов. Он оставил темный цветок термального ожога на ранее прозрачной поверхности, а пилоты «Стражей» тут же ударились в оживленный и естественный для них спор о том, кто сделал этот мастерский выстрел.

Впрочем, его одного оказалось достаточно, чтобы сорвать нервы тому, кто вел шаттл. Звук двигателей снова поднялся до верхней ноты, когда пилот врубил основные усилители, набирая высоту, чтобы вернуться туда, откуда прибыл, — где бы это ни было. Кучка еретиков внизу подняла вой разочарования, увидев, что их долгожданное спасение исчезает так же быстро, как и появилось. Затем, как это часто происходит с последователями Хаоса, они начали озлобленно спорить между собой. Одна группа бросила оружие и потащилась назад к куполу, подняв руки, в то время как остальные начали еще более отчаянно обстреливать окруживших их солдат. И как неизбежность — под огонь еретиков угодили те их дружки, кто пытался сдаться.

Несколько мгновений я наблюдал за этим, пока не разыгрался неизбежный финал. Затем я поплелся обратно к командной «Химере». Состояние моего духа было куда более удрученным, нежели в тот момент, когда мы только отправились на задание. Да, мы нашли то, что искали, но вместо того, чтобы ответить на наши вопросы, это лишь многократно увеличило их количество.


Глава шестая. | Игра предателя | Примечание редактора.