home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава тринадцатая.

Если ваш план битвы работает — это, вероятно, ловушка.

Колтон Фэй. О войне. 739 М41

Игра предателя

Мы крайне утомились ждать прибытия врага — это верно. Но когда он все-таки явился, мы оглянулись назад и поняли, что монотонное напряжение последних нескольких дней было довольно-таки приятным состоянием.

Я находился на командном пункте вместе с большей частью офицерского состава. Кастин, Броклау и нее командиры рот, которые не были в данный момент отправлены на какое-либо задание, — все мы наблюдали за значками контактов с врагом, зажигавшимися на гололите, когда вражеские войска достигали поверхности Адумбрии. Я ожидал массированной атаки на столицу, но через несколько мгновений изображение стало выглядеть так, будто планета заболела подулейной оспой. Красные значки покрыли ее всюду, и казалось — случайным образом.

— Чего они хотят добиться? — пробормотал Детуа, стоя возле моего локтя, очевидно раздраженный отсутствием явных скоплений врага, против которых можно бы было немедленно выступить.

— Понятия не имею, — отозвался я, ничуть не кривя душой.

Имея некоторый опыт сражений с Хаосом, я и не ожидал, что их действия будут понятны. Уже потом, когда все закончилось, цели врага стали объяснимы, но в то время нам еще не хватало нескольких жизненно важных кусочков, дабы сложить эту мозаику.

— Похоже, они просто спускают войска так быстро, как только могут, — произнесла Кастин. — Они вряд ли ожидают, что транспорты долго продержатся в небе без огневой поддержки.

Будто для того, чтобы подчеркнуть ее слова, один из трех вражеских значков на орбите внезапно вспыхнул ярче и стал падать, разбрасывая по дороге обломки и несколько последних успевших стартовать шаттлов.

— Ну, уже что-то, — произнес я, указывая на происходящее. — Похоже, флот нам все-таки немного сэкономил на вражеских могилках, так что лопатами придется работать меньше.

Я глядел на беспорядочное приземление врага и вспоминал те случаи, когда мне и моим солдатам доводилось перемещаться в космосе грузовыми судами, а не специализированными десантными. Мы не раз высаживались на планеты гражданскими шаттлами, которые были на борту этих судов. Опираясь на собственный опыт, я понимал, что нашему теперешнему врагу потребуется несколько ходок туда и обратно, дабы высадить все войска, находящиеся на борту. Конечно, я не ожидал, что фанатики Хаоса будут слишком заботиться о безопасности перевозки солдат или перегрузки шаттлов, но, даже учитывая это, снижающийся шар пламени над нашими головами успел высадить лишь около трети пушечного мяса, которое нес на себе. В обычном случае транспортный корабль таких размеров должен был вмещать целый полк Имперской Гвардии, но опять-таки невозможно было сказать, не набился ли враг туда еще большим числом.

— Талларнцев потреплют, — заметил Броклау, не особенно, судя по голосу, этим озабоченный.

И верно: казалось, что вражеские силы сосредоточиваются возле их позиций на горячей стороне, но с этой задачей целиком и полностью предстояло разбираться самим талларнцам. Наша же состояла в том, чтобы защитить население Ледяного Пика. Я снова бросил взгляд на гололит: последняя волна шаттлов из обреченного грузовика рвалась, снижаясь сквозь слои атмосферы, в направлении теневой стороны.

Мы были готовы их встретить; наши солдаты расположились вокруг города, чтобы создать врагу непроницаемый заслон. Вторая рота оставалась в резерве, поскольку их техника была все еще загружена в десантный катер. Как я внезапно осознал, он может оказаться крайне заманчивой целью для врага, если тот располагает аэрокосмическими истребителями.

(Впрочем, оказалось, что волновался я напрасно. Грузовики врага несли лишь гражданские шаттлы. Они были не вооружены и представляли собой весьма неповоротливую и легкую цель для пилотов истребителей СПО, которые позаботились, чтобы не очень многие из этих машин смогли сделать хоть пару рейсов.)

Детуа был еще здесь; он вместе с нами наблюдал за гололитом.

— Позаботьтесь о том, чтобы ваши подчиненные не теряли бдительности, — обратился я к нему. — Может потребоваться, чтобы они вышли на защиту здесь, если их не призовут куда-то еще.

Я в тот момент просто старался подбодрить его, зная, что капитан предпочел бы, чтобы они высадились где-то на далеком фронте битвы. Но моими устами говорила правда. В теории первая рота имела в запасе пару взводов для защиты расположения полка. Но вверенный ей Ледяной Пик был достаточно крупным населенным пунктом, чтобы охватить его весь. Поэтому было вполне возможно предположить, что и второй роте, прежде чем она снимется с места, придется заняться кое-какой работой здесь.

Детуа молча кивнул.

— Приближается враг, — доложил один из операторов предсказателя; ее голос при этом напряженно зазвенел. — Пять воздушных целей, быстро снижаются.

— Всем отрядам — приготовиться к бою, — произнесла Кастин так спокойно, будто просила принести ей еще чашечку танны. — Комиссар?

Я добавил по открытому каналу вокса несколько подбадривающих фраз, призывая защиту Императора к его солдатам, и обернулся к Детуа:

— Если вы не против, капитан, пожалуй, мне стоит на время всего происходящего присоединиться к вашей роте.

Это могло бы показаться странным, учитывая, что в данный момент я находился в теплом, защищенным от пуль строении. Но обычная моя паранойя уже рисовала в воображении не слишком уютные варианты развития событий. Для начала нам было известно, что еретики располагали достаточным временем, чтобы проникнуть в структуру СПО, даже если никто из старших офицеров и не попал в сети внутреннего расследования Колбе. Разумеется, у них были свои люди в Совете Претендентов (или по меньшей мере среди их семейств). Вполне логичным было предположить, что они могли знать о местонахождении нашего полкового штаба. Если хоть один из приближающихся шаттлов окажется вооружен — штаб (и я заодно) станет одним из самых заманчивых объектов для бомбардировки. На открытой же местности, как бы неприглядна она ни была, у меня был гораздо больший шанс пережить воздушный налет.

— Развлекайтесь! — ухмыльнулась Кастин, несомненно уверенная, что я просто с готовностью ухватился за первую же возможность лицом к лицу сойтись с врагом.

Я обернулся к ней с тщательно отрепетированной улыбкой.

— Постараемся оставить вам парочку выстрелов, — пообещал я, как будто она была права в своем предположении, и присоединился к Детуа, оставив позади шумное помещение командного пункта.

— Комиссар. — Юрген уже ждал снаружи — и немалое время, судя по тому, что коридор был пропитан ароматом его несвежих носков.

Он принял позу, чем-то похожую на стойку «смирно». Обычный его набор разнообразного инвентаря в разномастных подсумках отозвался дребезгом, когда он забросил на плечо свою любимую мелту, слегка звякнув ею о лазерное ружье. Детуа отдал честь в ответ — четко и без следа улыбки. Он был одним из немногих офицеров в полку, кто по меньшей мере делал вид, что принимает Юргена за нормального солдата.

— Юрген, — кивнул я в ответ, чувствуя немалое облегчение при виде своего помощника и лишний раз поправляя завязки пластинчатой брони, скрытой у меня под шинелью. Очевидно, мы оба готовились к неприятностям. — Мы собираемся немного прошвырнуться по расположению полка.

— Я так и знал, что вы можете это надумать. — Мой помощник покопался в одном из подсумков, — Так что я взял на себя вольность приготовить вам термос чаю. Подумал, что вам может показаться холодновато.

— Весьма предусмотрительно с вашей стороны, — ответил я, жестом показывая ему не волноваться. — Может быть, попозже.

Звук двигателей уже доносился до ушей. Если враг собирался атаковать здание, у нас было не слишком много времени, чтобы выбраться наружу. Я обернулся к Детуа:

— Идемте?

— Определенно. — Он первым двинулся в сторону нескончаемого холода и тьмы.

Выйдя наружу, я сразу глянул вверх. Небо было еще яснее в отсутствие люминаторов, затушенных в ожидании вражеской атаки, и только звезды светили на нас холоднее и жестче, чем когда-либо. Некоторые из них, впрочем, ползли, и гул двигателей становился все сильнее с каждой минутой.

Я постучал по микрокоммуникатору в ухе.

— Визуальный контакт, — произнес я, — Вижу троих, приближаются с востока. На большой высоте и быстро.

— Странно, — заметил Броклау. — Два из них точно пройдут мимо города.

— Возможно, направляются прямо к нам? — врезалась в беседу Кастин.

— Они разделяются, — подтвердил оператор предсказателя. — Выходят на позицию снижения, но, похоже, машины их не слушаются.

— Неудивительно, — произнес я, с кивком благодарности приняв от Юргена ампливизор и приставив его к глазам. После секундного поиска я нашел один из шаттлов и настроил резкость на его увеличенное изображение. — С такими повреждениями — чудо, что они вообще еще летят.

В слабом оранжевом свете раннего восхода я мог рассмотреть зазубренные дыры в корпусе и шлейф дыма, тянущийся за двигателями. Машина яростно дрожала, и, вероятно, над ней было чертовски сложно не потерять управления.

Ну что ж, это и хорошо. Если они разобьются к фрагу, одной кучей лунатиков у нас на руках будет меньше!..

Я опустил ампливизор и передал Юргену, который тут же куда-то его убрал. Мой помощник был все лучше виден в поднимающемся за моей спиной солнце, и от его ног уже протянулась слабая тень. Моя тоже становилась все более заметной на укатанном снегу. Я заметил, что отстраненно размышляю: ведь я вижу свою тень впервые с тех пор, как мы прибыли на Адумбрию... Откуда же здесь взялось солнце?

— Император на Земле! — выдохнул я, когда до меня все-таки дошло, и обернулся, чтобы уставиться на шар огня, который разрезал небо над нами.

В первый и последний раз в истории Адумбрии холодная сторона оказалась хоть слабо, но освещена лучами предсмертной агонии транспортного корабля предателей. В ее честь солдаты за моей спиной разразились овацией и радостными криками. Впрочем, кто их мог за это винить? Падающий корабль медленно уходил за западный горизонт, и рассвет превращался в закат так же внезапно, как возник, сопровождаемый звуком, подобным вою демонов, рвущихся из варпа.

После этого установилась почти неестественная тишина, будто выпившая весь звук из окружающего воздуха. Свет все затухал, пока не превратился в обычное слабое мерцание нескончаемых голубоватых звезд.

— Да, вороночка от него останется![75] — предсказал Детуа и легко бегом удалился, дабы присоединиться к своему командному отряду.

После этого у нас уже не осталось времени для пустой болтовни: враг внезапно оказался среди нас.

— Одна цель села. Нет, три, — доложил оператор предсказателя. — Одна в двух километрах к югу, другая — в северо-восточных пригородах.

— Можем видеть ее, — вклинился новый голос, который я распознал как одного из командиров взводов четвертой роты. — Первый и третий отряды выдвигаются с целью не дать им высадиться.

— Третья цель села в центре города, — продолжал оператор предсказателя.

— Пятая рота, окружить и уничтожить! — приказала Кастин, в то время как еще один взвод четвертой выдвинулся, чтобы поддержать своих соратников в пригородах.

Я начал было подумывать о том, чтобы нырнуть обратно в укрытие и следить за обстановкой по картам, разложенным на столе, что было куда предпочтительнее, нежели замерзать снаружи, в то время как угроза с воздуха практически исчезла.

— Цель номер четыре движется к востоку, — продолжал о своем оператор. — Похоже, они перелетают город.

— Идем за ними, — вставила лейтенант четвертой роты, и ее голос слегка сорвался на фальцет от возбуждения. — Они практически над нами.

Ее слова почти потонули в реве полудесятка «Химер», одновременно разрядивших свои тяжелые болтеры, так что я не очень удивился, что услышал на этом канале буквально через мгновение слабый звук радостных криков. Со всей этой огневой мощью они должны были во что-нибудь да попасть, даже по чистому везению.

— Сделали его! Дымится... Фраг побери, все еще летит.

Я задрал голову, наблюдая, как по небу с визгом проносится темный силуэт шаттла; вокруг его главного двигателя вилось яркое оранжевое пламя. Затем он пропал где-то далеко в общем направлении купола, найденного нами ранее. «Там они не найдут никакой поддержки», — подумал я с мрачным удовлетворением.

Асмар в чем-то прав: место, настолько запятнанное, нельзя было оставить существовать. Разница заключалась лишь в том, что мы постарались выкачать из него всю возможную информацию, прежде чем позволить Федереру поиграть с ним. Все, что найдут направившиеся туда еретики (если, конечно, приземлятся не развалившись, что на тот момент уже не казалось столь вероятным), — это груду оплавленного щебня и третий взвод четвертой роты, который сидел там лагерем уже почти неделю и у которого просто руки чесались кого-нибудь прибить, дабы развеять скуку.

— Разведчики первый, второй и третий, направляемся ко второй цели, — доложил капитан Шамбас. — Поглядим, чего задумали эти фрагоголовые.

В этом был смысл: три небольших отряда «Стражей» как раз подходили для такой работы. Они прибыли бы к шаттлу, который коснулся земли на юге, гораздо быстрее, чем любой другой отряд.

— Удачи, капитан! — пожелала Кастин, официально подтвердив приказ.

Теперь, когда пилотам «Стражей» представилась возможность без помех побарахтаться в наполненном мишенями пространстве, их было бы трудно переубедить. Любой другой ответ от командования вылился бы в значительно большее число проблем, чем от него случилось бы пользы. Отзывать их было сложно и заняло бы слишком много времени, да и то, скорее всего, дело бы застопорилось на необычайном количестве необъяснимых поломок вокса. Так что, вероятно, и к лучшему было отпустить их с миром и позволить заняться делом (что и произошло; в результате они подчистили всю эту группировку врага, ни разу не обратившись за подкреплением, и остались абсолютно счастливы).

Теперь от всех шаттлов остался единственный, который до сих пор не удалось обнаружить. И тут я с дрожью ужаса осознал, что звук двигателей, который покуда составлял всего лишь громкий постоянный фон для всего происходящего, теперь угрожающе быстро нарастает.

— Приближается! — проорал я в то самое мгновение, когда оператор предсказателя наконец-то отвлеклась от поисков собственной задницы, для чего, очевидно, требовались обе руки и карта в придачу.

— Пятая цель приближается быстро, — доложила она. — Ориентировочное место посадки в полукилометре...

— Она фраг знает насколько ближе! — гаркнул я.

Замерзший воздух прорезали лазерные заряды: солдаты начали дерзкий огонь из ручного оружия по спускающемуся кораблю. Тяжелые болтеры на «Химерах» роты еще могли бы что-то сделать, но они до сих пор находились на борту десантного катера — и, значит, я мог бы с тем же успехом желать, чтобы здесь оказалась батарея «Гидр».

— Готовьтесь к бою! — скомандовал я.

— Осторожно, комиссар! — Юрген схватил меня за руку, утягивая пригнуться.

Неуклюжий шаттл пронесся над головами, казалось, настолько близко, что мог бы задеть наши макушки. Ветер от его туши сорвал фуражку с головы и, кружа, стал уносить в темноту. Тиски холода сражу же сомкнулись на моих висках, загоняя ледяные иглы в мозг, за глаза. Я инстинктивно погнался за весело катящимся прочь головным убором. Вероятно, это спасло мне жизнь, потому что снег вокруг начал испаряться под энергией многочисленных лазерных попаданий.

— Да что за фраг! — Я выхватил верный лазерный пистолет и в тот же миг сумел наконец схватить свою уворотливую фуражку и напялить ее на голову.

Мигрень слегка утихла, зато теперь что-то похожее на пару килограммов тающего снега размазалось мне по волосам и стало, змеясь, соскальзывать по шее.

Я обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как раненый шаттл тяжело приземлился в снег, пошел юзом и остановился наконец в длинной глубокой луже, заполненной растаявшим от трения льдом, который тут же начал замерзать. Прежде чем замереть, машина стряхнула с себя несколько фигур, которые до того болтались в заднем грузовом люке, отчаянно стреляя и едва не попадая в меня.

Они, крутясь, пролетели по воздуху и врезались в вечную мерзлоту с силой, достаточной, чтобы раздробить кости и размазать плоть. И поделом, подумал я. Ни один из них не пошевелился, и саваном им стал лишь легкий несомый ветром снег, в то время как вокруг разразилась битва.

И что это была за битва! Немалое число их соратников, оставшихся на борту шаттла, выкатилось кипенью тел из окутанного паром остова, будто паразиты, покидающие мертвого грокса. Отличались они только тем, что по дороге стреляли как сумасшедшие. Вальхалльцы отвечали огнем со всем вышколенным профессионализмом, который от них можно было ожидать. Враги падали десятками, но выжившие продолжали наступать, одуревшие не хуже оркской боевой банды.

— Что-то с ними не так, — произнес я, разрядив пистолет в наступающую толпу и нырнув в укрытие за занесенной снегом бочкой какого-то неприятно пахнущего смазочного материала, которым наши техножрецы пользовали до того наполовину разобранную «Химеру».

Культисты, с которыми мы сталкивались прежде, конечно, тоже были фанатичны, но проявляли хотя бы долю тактической мысли.

— Да ну, правда? — Капрал Маго пробежала мимо с радостной ухмылкой и своей огневой командой на хвосте, забрасывая фраг-гранаты куда-то в направлении врага. — Это же почти детская прогулка!

Один из ее солдат неожиданно упал, разбрасывая фонтан едва ли не мгновенно замерзающей крови из яркого глубокого пореза поперек груди.

— Медика, — передал я по воксу, затаскивая солдата в укрытие.

Это был хороший повод, чтобы не высовываться, да и показать заботу о простых солдатах никогда не повредит. Маго озарила меня благодарной улыбкой, под которой скрывалось другое, направленное, к счастью, не на меня, чувство — холоднее и острее, чем пронизывающий до костей ветер.

— Благодарю вас, босс. — Она повысила голос. — Неужели мы не ответим на оскорбление?!

— Ответим непременно! — хором прокричала в ответ ее команда.

— Ну тогда всех на фраг за Смитти!

С ревом, которому позавидовала бы толпа орков, солдаты бросились дальше в снега, выискивая, кого бы убить. Я даже слегка посочувствовал врагам, которым будет суждено попасться им под ноги...

Я же занялся тем, что присматривал за раненым солдатом, лишь время от времени кидая взгляд поверх нашей импровизированной баррикады, пока не прибыл медик. Посадочная площадка была вся в движении, кучки предателей в тонких кроваво-красных[76] форменных одеждах и черной легкой броне атаковали наши отряды и огневые команды вне какого-либо боевого порядка.

Они дрались с яростью одержимых или по-настоящему спятивших, не заботясь о личной безопасности или чем-то хоть отдаленно напоминающем тактику, похоже, просто бросаясь в ближний бой так скоро, как только могли.

— Если они хотят еще больше облегчить нам работку, им бы нужно перейти на нашу сторону, — провозгласил Юрген, разряжая мелту уже в третий или четвертый раз.

Всяким выстрелом он укладывал, казалось, большую часть вражеского отряда. Снег вокруг него был усеян дымящимися кусками мяса — там, где предшественники нынешних его жертв подбежали немного ближе.

— Кровь Кровавому Богу! — Солдат в красной форме с воплем отделился от бесконечной ночи, держа старомодный автомат наперевес, будто древковое оружие, и, похоже, намереваясь воспользоваться свирепо зазубренным штыком.

Я в то время решил, что у него закончились патроны, но, учитывая все дальнейшее, он мог просто заблудиться в собственной жажде крови.

— «Кубок скрамболла» — «Ястребам»![77] — ответил я в том же духе, стреляя ему в лицо.

Голова нападавшего растеклась от соприкосновения с лазерным зарядом, и он тяжело упал мне под ноги. Я оглянулся, чувствуя, что события начинают выходить из-под контроля.

— Капитан Детуа, докладывайте. — Голос Кастин звучал достаточно спокойно, так что, вероятно, никто из фанатиков пока не добрался до командного бункера. — Что у вас там?

— Капитан выбыл из строя, — доложила вместо него Сулла. — Я приняла командование.

«Ну отлично», — подумалось мне. Как будто нам и без этого не хватало неприятностей. Но Сулла была следующей после Детуа по званию, так что вмешиваться теперь было бы в высшей степени контрпродуктивно. Я просто отвесил ей пару вдохновляющих банальностей.

— Мы их сдерживаем, — отозвалась она, — но эти маленькие фрагеры очень настойчивые.

— Ну, долго нам их сдерживать не придется, — ободрил я, выхватывая ценной меч как раз вовремя, чтобы разрезать напополам вражеского солдата, который пытался нагло прервать наш разговор с помощью ржавого боевого лезвия. Его движения были медленными и вялыми, а плоть на лице и руках натянулась и посинела. — За нас их скоро прикончит холод.

После этого я заткнулся и предоставил Сулле разбираться самой. Я внимательно прислушивался к вокс-каналу, дабы убедиться, что она не предпримет чего-нибудь совсем уж глупого. И, надо отдать ей должное, она неплохо справлялась с задачей координации взводов. Она даже оказалась достаточно умна, чтобы отдать Лустигу командование тем взводом, который прежде возглавляла сама. К этому времени солдат Смитти уже был унесен на медицинскую приемную станцию, и мне ничто более не мешало вернуться в командный пункт, позволив событиям развиваться по накатанной без моего непосредственного участия.

Я похлопал Юргена по плечу:

— Возвращаемся внутрь. Тут осталось только подчистить — и все.

Я, конечно, должен был знать, что ничего не бывает так просто. Иногда я начинаю думать, что Император специально меня слушает, чтобы выдать небольшой сюрпризик всякий раз, когда я произношу что-нибудь подобное.

— Второй отряд, повторите! — прокричал голос в моем наушнике, и я узнал лейтенанта Фарила, офицера, командующего пятым взводом. Эфир заполняли десятки текущих переговоров, которые я, находясь в центре сражения, едва отмечал сознанием, но в голосе лейтенанта звучала нотка тревоги — ее не было раньше. — Второй отряд, докладывайте!

— Его невозможно остановить! — отозвался другой голос. — Направляется к периметру...

Доклад оборвался криком. Я быстро повел головой, уверенный, что слышал накладывающийся отзвук, — значит, источник вокс-передачи был достаточно близко, чтобы донестись обычным путем, по воздуху, почти одновременно с ней. И тут же интенсивность огня лазерных ружей в непосредственной близости стала нарастать.

— Поддержку второму! — четко приказала Сулла, и Фарил направил туда еще пару отрядов.

Услышанного было вполне достаточно, чтобы окончательно убедить меня: пора сматываться на командный пункт, и чем быстрее, тем лучше, дабы выяснить, что за чертовщина происходит. Я поспешил обогнуть разобранную «Химеру», за которой укрывался, чтобы попросту вернуться кратчайшим путем. Вместо этого меня внезапно окружили бегущие солдаты нашего полка. Оказалось, дурное везение свело меня с теми самыми подкреплениями, которые только что отослал Фарил.

— Комиссар! — Один из сержантов кинул взгляд в мою сторону, и на его лице нарисовалась маска приятного удивления.

Волна новой решимости, почти видимая, прокатилась по двадцатке солдат, которые на удвоенной скорости бежали за ним, так что я про себя выругался. Теперь я не мог позволить себе направиться в укрытие без того, чтобы серьезно подорвать их боевой дух и не менее сильно повредить своей репутации.

Я кивнул, приветствуя сразу всех, и выловил из глубин памяти имя обратившегося ко мне парня.

— Дайзин, — пожал я плечами, — надеюсь, вы не против, если я суну нос в ваши дела? Просто все выглядит так, будто у вас тут что-то интересное происходит.

— Рад видеть вас, сэр! — произнес он, выказывая полную искренность.

И убей меня Император, если я преувеличиваю, но все они начали распевать мое имя, будто боевой клич:

— Каин! Каин! Каин! Каин!

Возможно, этим-то они на секунду и смутили поджидавшего их врага. Он повернул голову, вероятно приняв солдатский клич за псалом, который его последователи пели собственному еретическому богу, и поглядел на нас, неохотно оторвавшись от созерцания тел второго отряда, что лежали вокруг него. Лишь несколько выживших еще шевелились, слабо пытаясь поднять оружие или уползти в безопасное место.

— Император на Земле! — выдохнул я, в то время как у меня судорогой свело все внутренности.

Человек (если это был еще человек) оказался гигантом, возвышавшимся над всеми нами. Месяцы, проведенные в качестве представителя Гвардии у Укротителей, заставили меня попривыкнуть к сверхчеловеческой природе Астартес и внушили уважение к прочности брони, которую они носили. Но перед нами был не паладин воли Императора — вовсе наоборот. Его броня была кроваво-красного с черным цвета — подобно формам культистов, которые все еще пачками умирали вокруг нас, — гравированная нечистыми символами, выполненными в полированной, отражающей свет бронзе. На поясе он нес болтерный пистолет, но, очевидно, пренебрегал этой игрушкой. В руках же, закованных в массивные перчатки, он сжимал причудливое орудие, похожее на боевой топор, но с быстро крутящимися вокруг лезвия металлическими зубьями, как на моем верном цепном мече.

— Ты провозглашаешь имя бога-трупа? — Голос твари был нутряным, исходящим из глотки, пережатой яростью, и настолько глубоким и резонирующим, что я ощутил его вибрацию где-то в костях. — Твой череп станет украшением к трону настоящей силы!

— По большой красной штуке пять выстрелов очередью! — приказал Дайзин, удивительно спокойный в подобной обстановке, и солдаты вышли из ступора, чтобы последовать его словам.

Но эта дурная пародия на десантника оказалась быстрее — почти столь же быстрой, как герои, которых она пыталась изображать, — и потому отпрыгнула в сторону, избежав большинства попаданий. Несколько лазерных зарядов все-таки ударили в его броню и оставили на ней зарубки, добавив их к отметинам несчастного второго отряда. Я вновь ощутил, как злобный смех твари вибрирует в моих костях.

И так уж мне не повезло, что прыжок врага пронес его над большинством солдат и заставил приземлиться буквально у моих ног. Разряд чистого ужаса пронзил все мое существо, когда закованный в металл гигант повернул голову, чтобы поглядеть вниз, на стоящего рядом меня, и взмахнул цепным топором. Что оказалось первой его ошибкой. Ударь он меня как-либо иначе — мог бы убить на месте, все еще парализованного ужасом, но нытье цепного лезвия запустило во мне рефлексы дуэлянта, и я парировал удар собственным мягко напевающим клинком, не потратив ни секунды на раздумье. Это действие выбило меня из оцепенения, можете уж поверить, — и я принялся сражаться за свою жизнь со смертельной серьезностью.

— И это все, на что ты способен? — подразнил я его, ставя на то, что в своей гордыне враг рассчитывал на легкое убийство.

Я надеялся принудить его совершить ошибку. Не то, чтобы я питал серьезную надежду превзойти десантника в длительном поединке, конечно же нет. Мои не укрепленные аугметикой мышцы быстро устали бы даже без вытягивающего силы холода, а его нечеловеческая выносливость была еще умножена броней силовых доспехов.

Я рассчитывал продержать великана на месте достаточно времени для того, чтобы стоящие рядом солдаты смогли выцелить надежный залп. А затем оторваться от противника, чтобы они могли произвести этот залп, — и тогда, я надеялся, нам удалось бы стереть с его лица улыбочку... Если, конечно, под этим гротескным шлемом еще оставался хоть намек на лицо.

Так что я рубанул противника поперек груди, вызвав дождь искр из мучимого цепным лезвием керамита.

— Я полагал, что прислужники Хорна должны быть воинами, а не кучкой жеманниц!

— Да я тебе твои кишки скормлю! — взревел гигант, опуская на меня свое тяжеловесное оружие.

В этот раз я отразил лезвие так, что оно врезалось в его собственную ногу, вызвав еще один дождь золотистых искр и одобрительный вопль окружавших нас солдат.

— Скажи чего-нибудь поновее! — окрысился я, снова ударил его и бросился на снег.

Я стремился откатиться как можно дальше от исполина, краем глаза замечая, что он вновь поднимает топор.

Движения этого он так никогда и не закончил. Яростный огонь юргеновской мелты пронзил темноту, испарив среднюю часть его грудной клетки; великан пошатнулся и медленно опустился на колени. Я поспешно вздернул себя на ноги, совершенно не желая быть paздавленным гигантской массой рухнувшего вместе с ним металла, и зачехлил оружие.

— Благодарю вас, Юрген, — произнес я, стряхивая налипший на шинель снег.

— Всегда пожалуйста, сэр. — Мой помощник опустил свою неуклюжую пушку, в то время как наш поверженный враг соприкоснулся с вечной мерзлотой, издав звук, который можно было принять за взрыв на колокольной кузнице. — Еще приказания?

— Да, раз уж вы об этом заговорили, — произнес я, осознавая, какое восхищенное внимание направлено на меня со стороны солдат. Так что мне оставалось только поправить фуражку со всем безразличием, какое только удалось изобразить. — Пожалуй, неплохо бы теперь отведать чайку.


Из «Помрачения в Едваночи: краткая история вторжения Хаоса» за авторством Дагблата Тинкроузера, 957 М41 | Игра предателя | Примечание редактора.