home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава четырнадцатая.

Все всегда может стать еще хуже.

Вальхалльская поговорка

Игра предателя

— Что же, это было не вполне ожидаемо, — со всей серьезностью кивнул Живан, чье изображение находилось в центре гололита.

Его голова, уменьшенная примерно до четверти настоящего размера, была окружена другими, будто газовый гигант лунами на его орбите. Присутствовали командиры остальных гвардейских полков и их комиссары, Мейден, Колбе и еще пара личностей, которых я не узнавал; они, вероятно, были как-то связаны с СПО. К моему смутному облегчению, там не было и следа Винзанда, так что дела должны были пойти еще глаже. Вне сомнения, Живан полагал, что мы будем обращаться к вещам, в которые ни один гражданский, какое бы высокое положение он ни занимал, не мог быть посвящен.

Я также со смешанными чувствами отметил отсутствие леди Димарко. Она приятно украшала собой прошлое собрание, и я был бы только рад подобной добавке к постному сборищу военных-мужчин, но в то же время едкая враждебность навигатора в немалой степени перебивала все достоинства ее фигуры.

Да, если уж речь зашла о язвах... Бежье-то был здесь, — разумеется, как и Асмар, который отчаянно делал вид, будто понимает все происходящее. Само собой, я решил, что всегда могу развлечься, всовывая ему шпильки, если дела пойдут уж слишком тяго мотно.

— Вы абсолютно в этом уверены? — Бежье, как обычно, не мог не сунуть свой нос в любой разговор, абсолютно не заботясь о мнении по этому поводу всех остальных на конференц-связи. — Не то чтобы я хоть на секунду сомневался в правдивости комиссара Каина...

Его тон весьма явно свидетельствовал, что подразумевается совершенно обратное.

— ...но уверен, я не единственный из присутствующих, кто находит несколько затруднительным принять его сообщение на веру.

Асмар кивнул, соглашаясь, хотя большинство присутствующих сохраняли непроницаемое выражение лиц. Остальные же, как один, ощетинились на подобное заявление, особенно командующий валхалльских танкистов и их комиссар.

— Я знаю, что он заслужил определенную репутацию в том, что касается драки, — продолжал трещать Бежье, радостно не замечая того приема, что оказывали его словам остальные. — Но в слухи о том, что какой-либо человек мог победить десантника Предательских Легионов в бою один на один, я нахожу сложным поверить.

— Разумеется, сложно было бы в такое поверить, — отозвался я, — если бы даже я пытался убедить вас в подобном. Но я и в малой степени не хочу присвоить себе заслуги, которые принадлежат другим.

По крайней мере я не делаю ничего подобного, когда это может не сойти мне с рук.

— Я просто обменялся с ним парой ударов, отвлек внимание. Уничтожили его мой помощник и два отряди солдат, — добавил я, обращаясь к Живану, — которых я хотел бы представить к наградам.

За свою речь я был вознагражден: проектор наполнился кивками и благожелательными улыбками. Этот трюк всегда играл мне на руку — прикинуться скромным касательно моего предполагаемого героизма. Теперь новая легенда вырастет до невероятных масштабов, и добрая половина солдат на планете, разумеется, будет убеждена в том, что я лично победил проклятого громилу в поединке клинков.

Исключение из общей картины, как всегда, составили Асмар и Бежье.

— И вы вполне убеждены, что это был один из ненавистных Императору предателей? — спросил Бежье, обсасывая спор, будто крут свежую косточку. Его закостенелый ум никак не мог осознать, что чем более рьяно он старался подорвать веру в мое предполагаемое всеми свершение, тем более он утверждал факт оного у всех в сознании. — Это мог быть просто один из культистов выдающейся физической силы.

— Весьма уверен, — сухо произнес за меня Живан, и картинка на гололите сменилась изображением тела мертвого Десантника Хаоса.

Я лишился удовольствия полюбоваться на выражение лиц генерала и компании, но общий судорожный вдох сказал все сам за себя. Было совершенно невозможно перепутать эти чудовищные останки с чем-либо.

Спустя секунду изображение массы лиц опять вернулось.

— Мы без сомнения определили его как воина из Легиона Пожирателей Миров, — заключил Живан.

— И мы, таким образом, предполагаем, что следующая волна нападения будет осуществляться Предательским Легионом? — спросил Колбе, сумев удержать голос ровным лишь с усилием, — впрочем, оно было едва уловимым; ребята вроде Асмара и Бежье, куда хуже моего умевшие читать людей, могли его и не заметить.

Живан покачал головой:

— Разумеется, когда речь идет о Хаосе, ничего с уверенностью сказать нельзя, но я сомневаюсь. Если бы это было так, то мы бы столкнулись с гораздо более мощным флотом. И Пожиратели Миров заявили бы себе открыто, вместо того чтобы скрываться под флагом Опустошителей.

— У них не слишком получается хитрить, у этих культистов Хорна, — ко времени вставил я, подчеркивая тот факт, что у меня было больше опыта в сражениях с различными фракциями Хаоса, чем у кого-либо на планете, возможно за исключением Живана.

Кастин с любопытством посмотрела на меня:

— Я полагала, они поклонялись чему-то, зовущемуся Слайниш?

— Еретики, с которыми мы сражались до сих пор, кажется, являлись поклонниками культа Слаанеш, — произнес я, почти незаметно подчеркивая верное произношение. — Что, мягко говоря, странно.

— В чем разница-то? — нетерпеливо спросил Бежье. — Еретик — он и есть еретик. Мы должны убить их всех, а уж Император пускай разбирается.

— В общем, согласен, — произнес я на это, наслаждаясь мгновенной гримасой недоумения на его лице. — Но возможно, в данном случае все не так просто.

— Именно, — кивнул Живан. — Что осознает комиссар Каин и также, вероятно, некоторые из вас — это тот факт, что Хаос не является единым врагом с общей целью. По крайней мере так бывает не часто, благодарение Императору.

Те некоторые, кого он имел в виду, глянули с очевидным испугом при одном этом упоминании, несомненно представляя себе картины Готической Войны или последнего Темного Крестового Похода (на тот момент никто из нас не мог предположить размаха, который примет следующий из них. Он скрывался всего в шестидесяти годах в нашем общем будущем; и незнание этого, вероятно, было для нас истинным милосердием).

— Да, это так, — подтвердил я. И вновь обратился к Живану лично: — Я так полагаю, что все присутствующие обладают должным уровнем доступа к секретной информации, чтобы обсуждать данные вопросы?

Конечно, они должны были обладать подобной привилегией, иначе я вообще не поднял бы эти вопросы. Но генерал так же любил эффектные мелодрамы, как и я; посему он с абсолютно серьезным лицом кивнул:

— Продолжайте, пожалуйста.

Ну это было несколько неожиданным поворотом: я-то надеялся продремать большую часть собрания, изредка развлекаясь тем, чтобы подразнить Бежье, если представится возможность. Но быть в центре внимания я тоже никогда не отказывался, так что просто кивнул, будто и ожидал подобного.

— Есть четыре основные Разрушительные Силы, — начал я. — По крайней мере, насколько известно нам. Еретики поклоняются им как богам, и из всех сущностей варпа, обнаруженных до сих пор, только они достаточно сильны, чтобы побороться с Императором за контроль над Имматериумом.

— Побороть Императора?! — Бежье был вне себя от ярости. — Даже подумать такое уже богохульно! — Он наклонился вперед, очевидно протягивая руку к управлению своим пикт-передатчиком. — Я более не намерен слушать эту еретическую болтовню!

Его лицо исчезло из набора бестелесных голов, плававших в пространстве изображения гололита. Асмаровское осталось, но выглядело отнюдь не лучащимся от счастья.

— Оставшиеся могут отдельно заметить, — добавил я, с немалым трудом скрывая веселье, — что я сказал «бороться», но не «победить». Что, конечно, было бы недопустимой ересью, и кроме того — это совершенно невозможно.

Большинство из присутствующих голов важно кивнули.

— Точная природа этих сил является предметом, требующим дальнейшего исследования и рассмотрения теми, кто гораздо умудреннее меня[79]. Наиболее важное, что я хочу подчеркнуть, состоит в том, что все четыре эти силы по сути являются враждебными друг другу. Они могут создавать непостоянные союзы время от времени, но в конце концов они ищут полновластия только лишь для себя.

Это я знал по собственному опыту. Колдунья Эмели, которая по какой-то причине продолжала вторгаться в последнее время в мои сны, была частью культа Слаанеш, схватившегося в смертельной борьбе за контроль за Слокенбергом с Нурглитской фракцией.

— И ни одни из них не враждуют так люто, как Хорн и Слаанеш, — сказал я и перешел к выводу: — Так что если они действуют здесь заодно, это практически не будет иметь прецедентов.

— Абсолютно не иметь, — подтвердил Живан. — Единственные подобные случаи зарегистрированы во время происшествий, подобных Темным Крестовым Походам, когда приверженцы всех четырех фракций как-то оказываются способны отставить свои разногласия в сторону. Впрочем, на счастье, они все равно через некоторое время начинают бить друг друга в спину и все их предприятие разваливается.

— То, что происходит сейчас, вряд ли может сравниться по масштабу с Темным Крестовым Походом, — мягко заметил один из кастафорейских комиссаров.

Я провел некоторое время в его компании на борту «Благоволения Императора» и решил, что перед ним может простираться достаточно продолжительное и приятное будущее. Он не был откровенной докукой Императора, любил выпивку и карты и достаточно хорошо понимал, когда стоит посмотреть сквозь пальцы и не бросаться на каждое мелкое нарушение, допущенное солдатами.

— Скорее, Темная Потасовка, — предположил он.

— Именно, — отозвался я, улыбаясь ввернутой им шутке, так что и остальные головы решили последовать моему примеру. — Что оставляет нам только две возможности. Одна из них состоит в том, что здесь, на Адумбрии, есть нечто, на что хотят наложить лапу обе фракции.

— И что это может быть? — спросил Колбе, крайне обеспокоенный подобной идеей.

Он даже не очень пытался это беспокойство скрыть. Для Колбе немалым потрясением стал тот факт, что даже одна из Разрушительных Сил заинтересовалась его родным миром, не говоря уже о том, что две из них одновременно...

— Кто знает? — откликнулся Живан. — Адумбрия была заселена тысячелетия назад. Это достаточный промежуток времени для того, чтобы кто-то спрятал или потерял здесь мощный артефакт. Или это может быть нечто, что находилось здесь дольше, чем даже сам Империум.

Я подавил дрожь, пронизавшую меня при этой мысли. Она против воли выдернула из моей памяти воспоминания о гробницах некронов, на которые мы наткнулись на Интеритусе и Симиа Орихалке. И все же, напомнил я себе, металлические чудовища не были единственным источником археотехнологии. Вполне возможно, что и здесь, на этой примечательной планетке, остался погребенным давно потерянный склад чего-то подобного.

— А другая возможность? — спросила Кастин.

— То, что хорниты явились, дабы помешать Слаанеш проделать что-то, что нарушит равновесие сил между ними, — ответил я.

— Например, поднимать демонов и делать фраг знает что с течениями варпа, — заключила полковник.

Мне оставалось лишь кивнуть, соглашаясь:

— Учитывая то, что мы уже знаем о действиях культа Слаанеш здесь, я бы поставил на эту возможность. Хоть и не представляю себе, чего они рассчитывают добиться или почему хорнитам так отчаянно нужно это предотвратить.

Что было и к лучшему. Если бы у меня была хоть отдаленная догадка, я бы уже бормотал околесицу, потеряв остатки разума и скорчившись от страха под столом, вместо того чтобы с умным видом разглагольствовать обо всех этих делах.

— Есть еще какая-то информация о том, что происходит с течениями варпа? — обратился Живан к Мейдену.

Юный псайкер покачал головой:

— Как мы и говорили раньше, они замыкаются сами на себя. Как если бы ими управлял кто-то, желающий создать локальный, но очень мощный шторм варпа, центром которого являлась бы планета. Как и зачем, все еще сложно сказать.

— Благодарю, — сухо ответил на это лорд-генерал, затем пожал плечами. — Я открыт для предположений.

Не стоит ли рассмотреть схему вражеских атак? — спросила Кастин и вызвала на экран изображение с гололитического картографа. — Первая волна обрушилась на талларнцев. Затем на Ледяной Пик.

— Они ударили почти повсюду, — заметил Асмар, явно наслаждаясь возможностью срубить на корню любую теорию, которую она могла выдвинуть.

На что Кастин только кивнула:

— Да, именно. Что совершенно неудивительно, учитывая, сколько огня с земли было направлено на их шаттлы. И не забывайте: по меньшей мере один из их транспортов был уничтожен, прежде чем сумел высадить большую часть солдат, которых нес на борту. Большинство их сил не столько приземлялось, сколько совершало экстренные посадки.

— Правильно подмечено, — согласился Живан. — Но я пока что не вижу, к чему вы ведете.

— Я наблюдала за перемещениями врага здесь, в Ледяном Пике. — Кастин увеличила карту города и его окрестностей. — Сюда добралось пять шаттлов. Два из них высадились в городе, один около нашего штаба, и два обогнули обе цели. Один приземлился здесь, к югу, второй же разбился на западе, возле жилого купола, который обнаружил комиссар.

— Я читал отчеты[80], — напомнил Живан. В его тоне забавно мешались любопытство и упрек за излишнюю основательность ее рассуждений.

Кастин снова кивнула:

— И я тоже. И лишь когда начала сопоставлять их результаты, меня что-то зацепило. Когда еретики высадились, они все продвигались только в одном направлении. Строго на запад. Мы предположили тогда, что они надеялись занять город или усилить войска, атакующие расположение нашего полка. Но вскоре я начала сомневаться в том, что же было их настоящей целью.

— И в таком случае, к какому же выводу вы пришли? — подсказал лорд-генерал.

Кастин в ответ подсветила жилой купол еретиков:

— Что, если их целью было место проведения ритуала? Шаттл, который почти долетел дотуда, не промахнулся мимо цели, просто все остальные недотянули.

— И какой в этом для них был смысл? — пренебрежительно спросил Асмар. — Еретики завершили свое грязное колдовство задолго до того, как эти отступники даже вошли в систему.

— Но возможно, им не было этого известно, — произнес я. Звенья логической цепочки, составленной Кастин, сошлись так плотно, что уже убедили меня в ее правоте. Но даже если она не была права, я не собирался позволить Асмару выставить ее на посмешище перед лордом-генералом. — Они и вас атаковали, не так ли? А вы практически сидели еще на одном еретическом храме.

Как я и думал, напоминание об этом заставило его болезненно передернуться.

— Кто-нибудь из них, по вашему мнению, прорывался туда? — наседал я.

— Возможно, — спустя мгновение заключил талларнский полковник. Казалось, он еще не оправился от потрясения, вызванного новой информацией. — Я должен проверить. Наша традиционная тактика предполагает множество ударов и отходов, а также быстрых маневров, так что еретики бежали от нас во всех направлениях.

Если вы сумеете что-то обнаружить, поставьте нас в известность как можно быстрее, — мягко произнес Живан, и на лице Асмара мигом появилось выражение угодливой решительности. Очевидно, тем выговором, который мне удалось услышать, их общение тогда не ограничилось.

Асмар кивнул:

— Милостью Императора, это будет сделано.

— Отлично. — Живан обратил свое внимание на Колбе. — Кто-нибудь из врагов приближался к колдовскому месту в Едваночи?

— Несколько вражеских отрядов прорвалось, — доложил Колбе. — Мы предположили в тот момент, что они надеются получить там подкрепление.

— Понятно. — Живан отрывисто кивнул. — Нам нужно будет еще лучше укрепить каналы связи с вашими людьми — это очевидно.

— Все это вызывает к жизни интригующую возможность, — произнес Мейден обычным тусклым, монотонным голосом. — Места расположения колдовских объектов определенно представляются важными, как и предположила ранее полковник Кастин. Даже наш новый враг имеет представление о том, где они находятся. И для него они значат не меньше, чем для того противника, которого мы все это время пытаемся выследить.

— И как это нам поможет? — спросил Колбе.

Мейден развел руками:

— Ну как же?.. Это значит, что колдуны еще не достигли своей цели. Простой вывод состоит в том, что они должны провести свой ритуал по крайней мере еще один раз — вероятно, в определенном месте или местах. Если мы проанализируем схему вражеской высадки, как и предложила полковник, мы, возможно, сможем определить их местонахождение.

— Отлично, — кивнул Живан. — Я сегодня же натравлю своих экспертов по разведке на эту задачу.


Впрочем, полученные ими результаты нас разочаровали. Лихорадочная работа аналитиков заняла два дня, в течение которых нам оставалось только нервно крутить большими пальцами и реорганизовывать подразделения так, чтобы закрыть бреши в личном составе, оставленные прошедшими стычками. На третий день Живан позвонил нам, чтобы лично рассказать печальные новости.

— Похоже, рассуждения были тупиковыми, — мрачно произнес он. — Полковник Кастин была определенно права насчет того, что войска вторжения стремились к местам проведения ритуалов. Но это, кажется, не поможет нам найти следующее место.

— Почему нет? — спросил я.

Вместо ответа изображение генеральского лица в гололите, который — благодарение Императору! — у кого-то из наших техножрецов наконец нашлось время поправить, сменилось знакомым уже глобусом Адумбрии. Он почти не дрожал на обновленном экране, как и прежде усеянный оспинами значков огневых контактов, основная часть которых сосредоточилась в теневой зоне.

— Большинство вторгшихся войск, кажется, двигалось без особой цели, — пояснил Живан, — в отличие от тех группировок, которые полковник уже назвала.

Скопления врага вокруг Ледяного Пика, талларнцев и Едваночи зажглись немного ярче, чтобы подчеркнуть их местонахождение.

— Остальные же просто начали атаковать ближайшие отряды СПО, Гвардии или гражданское население.

— Ну ясное дело, это ведь хорниты, — с кривой улыбкой ответил я, заметив, что Кастин едва сдерживает разочарование, и желая хоть немного подсластить ей пилюлю. — Покажите им что-нибудь, что можно убить, — и вот они уже обо всем забыли.

— Это так, — проговорил Живан, очевидно столь же разочарованный, как и полковник: в очередной раз ниточка, которая выглядела многообещающей, на наших глазах сошла на нет. — Не слишком заботливо с их стороны.

— Логически говоря, — ввернул Броклау, с полной лояльностью вступаясь за своего непосредственного командира, — следующее место для ритуала должно запершить некоторый рисунок. Неужели ваши псайкеры не могли бы предсказать, где он должен произойти?

На экране вновь появилось лицо Живана, выражающее истинную муку.

— Вы не особенно много общались с псайкерами, так недь, молодой человек?

Броклау покачал головой, очевидно не слишком сокрушаясь об этом упущении. Лорд-генерал вздохнул:

— Тогда просто поверьте на слово. Получить от них ответ, который имел бы хоть какой-то смысл, не всегда так просто, как вы можете подумать.

Я припомнил мои несколько последних разговоров с Рахилью и сочувственно кивнул:

— Мейден кажется относительно уравновешенным типом для пугала.

Живан лишь издал новый вздох:

— Даже слишком уравновешенным, если это только возможно. Он не берется ничего сказать, пока не получит все возможные данные, в то время как остальные мои сотрудники подобного ранга ведут себя... более для них характерно. Единственная, у кого есть определенное мнение на это счет, — это леди Димарко. Она полагает, что наиболее разумным ходом действий в данной ситуации было бы покинуть систему, пока течения варпа еще хоть немного проходимы, и не стесняется постоянно доводить это мнение до моего сведения.

— И мы действительно можем так поступить? — спросил я так, походя, уже гадая, как бы лучше протиснуться на борт флагмана.

Живан яростно помотал головой, приняв, очевидно, мой вопрос за шутку:

— Конечно же нет. Мы прибыли, чтобы защищать это место, и мы будем это делать, что бы ни бросил на нас варп.

— Некоторые из этих отрядов, кажется, куда-то двигались, — произнесла Кастин, все еще изучавшая расположение высадок еретиков на дисплее картографического стола. Она подсветила несколько таких единиц, которые, похоже, пробирались вдоль берегов большего из внутренних морей. — Возможно, нам стоило бы прочесать побережье?

— Все шестнадцать тысяч километров? — спокойно спросил Живан.

Кастин слегка покраснела; судя по моему опыту, это не предвещало ничего хорошего, и я предпочел поспешно вмешаться:

— Это море находится точно на противоположной от Едваночи стороне. Четвертое колдовское место может быть где-то там — тогда они составят правильную геометрическую фигуру.

— Мы уже рассмотрели эту возможность, — отозвался Живан, слабо улыбаясь. — Каин, я, знаете ли, не совсем уж непроходимо глуп.

— А меня-то последняя партия в регицид заставила задуматься, — отшутился я.

Будучи одним из величайших тактических умов в сегментуме, генерал весьма легко проигрывал мне в эту игру, по этому поводу я его постоянно подкалывал. Полагаю, что ее абстрактные условия была излишне просты и скучны для Живана по сравнению с передвижениями целых армий и огромными расстояниями пустоты. Но, несмотря ни на что, он всегда был радушным хозяином и охотно составлял мне компанию за доской.

— Судя по тому, что говорит Мейден, любое место на берегу будет слишком удалено от правильного положения относительно других колдовских мест. Несколько псайкеров предложили как возможные варианты полюса, но ни одна из вражеских единиц, кажется, не питала к ним особого интереса.

И в этом не было ничего удивительного. Один из полюсов был занят провинциальным городком, который, кажется, существовал исключительно на культивировании уже упомянутых канделябров; на втором располагалась тренировочная база СПО, по самые жабры набитая солдатами. Они в предельно короткие сроки разнесли в пух и прах единственный шаттл с культистами, который умудрился там приземлиться.

— Может быть, остров? — предположил Броклау.

Живан пожал плечами:

— Нет там островов. По крайней мере достаточно далеко от берега, чтобы была какая-то разница.

— Значит, так, — подытожил я. — Мы вернулись к тому, с чего начали.

— Не совсем так, — вмешалась Кастин. Я с удивлением поглядел на нее, и она невесело улыбнулась. — Все, что от нас теперь требуется, — это дождаться новой атаки войск вторжения и проследить, куда они направятся.

— Если мы не расколем эту задачу в самое ближайшее время, — без выражения отозвался Живан, — может дойти и до такого.


Из «Помрачения в Едваночи: краткая история вторжения Хаоса» за авторством Дагблата Тинкроузера, 957 М41 | Игра предателя | Примечание редактора.