home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава семнадцатая.

Если ищешь проблем, то, несомненно, обрящешь.

Гильбран Трус. Собрание сочинений

Игра предателя

Если вы читали эти мои мемуары хоть мало-мальски внимательно, то, вероятно, должны подумать теперь, что подобная готовность — сломя голову лететь навстречу опасности — является для меня по меньшей мере необычной. Ну что же, возможно, так оно и есть. Но вероятнее всего, я просто оценил создавшееся положение на свой манер. Именно то (незнамо что), чего хотели достичь слаанешиты, и было настоящей угрозой моей жизни. А отправить в последний путь кучу полоумных берсерков, слишком поглощенных жаждой крови, чтобы держаться разумной тактики или хотя бы в доброй половине случаев стрелять из имевшегося у них оружия, — это было не более чем способом проворонить главное.

Да и, как я уже упоминал, мне было известно из горького опыта, что единственный способ разобраться с колдовством варпа — это сразу же нанести удар, прежде чем ведьмы, или кто там его творил, получат возможность довести дело до конца.

Так что, призвав на подмогу весь опыт многолетнего притворства, я скрыл обуявший меня ужас. Утешением был тот факт, что какой бы тревожащей ни казалась перспектива встретиться в бою с колдовством, уклонение от этого боя приведет к куда более страшным последствиям. Как много раз и бывало в моей жизни, все свелось к тому, чтобы выбрать из двух вариантов действий тот, который предоставит больше шансов сохранить мою шкуру в целости. Хоть и он тоже был связан со смертельным риском.

Я не забыл и о том, что у меня была с собой целая рота гвардейских солдат, за спинами которых можно укрываться, и замечательная способность Юргена вставлять палки в колеса любым Темным Силам, которые только могли быть брошены на нас. Так что шансы мои, казалось, были изрядно выше нуля.

Отложив на время все эти раздумья, я набрался вежливости предупредить Живана о том, что его план подрыва сил вторжения все-таки недосчитается одной роты. Но когда я попытался вызвать генерала по воксу, мне ответил лишь один из его помощников.

— Лорд-генерал не может в данный момент вам ответить, — сообщил он ни с чем не сравнимым тоном человека, которому представилась возможность побыть занозой в заднице и который наслаждается ею на полную катушку. — Он отбыл, дабы инспектировать наши передовые позиции.

— Ну так переключите меня на его вокс, — посоветовал я.

Помощник звучно вздохнул:

— Наши приказы велят сохранять тишину в эфире. Если враг узнает о его местонахождении...

— Ладно, — снова отрезал я, дав себе мысленный зарок узнать, с кем сейчас разговаривал, и сделать его жизнь как можно менее приятной, едва лишь представится возможность. — Тогда соедините меня с Мейденом.

К счастью, юный псайкер все еще был в штабе. Знакомый сухой тон его голоса, отозвавшийся в моем передатчике, оказал на меня удивительно успокаивающее действие. Если кто-то из окружения лорда-генерала и мог оценить ту опасность, с которой мы столкнулись, то это, несомненно, был Мейден.

— Комиссар... — он взял небольшую паузу, — я так понимаю, вам не просто захотелось вдруг поболтать.

— Нашлось место проведения четвертого ритуала, — пришлось обойтись без всяких предисловий. — Это рудодобывающая драга в центре экваториального моря. Я завернул наш десантный катер, полный солдат, и веду его туда.

— Драга. — Голос Мейдена сделался настолько невыразительным, что на секунду я подумал, будто он не поверил мне и вот-вот заявит, чтобы я не терял времени на ерунду. — Не знал, что у адумбрианцев они были, — продолжал псайкер. — Никто никогда ничего толком не сообщает адептам Астра Телепатика, да. — Он громко вздохнул. — Это совершенно все усложняет.

— Так ритуал может происходить на таком месте? — спросил я.

— Вне сомнений. — В его голосе появилась незнакомая раньше нотка тревоги. — Мне остается только молиться Императору, чтобы вы успели туда ко времени.

Не самое утешительное, что он мог сказать, как и вы наверняка поняли.

— То есть время дорого? — спросил я.

— Вероятно. — Намек на эмоции вновь исчез из его голоса, когда псайкер погрузился в насущный вопрос. — Мы с коллегами анализировали рисунок варпа и время происшедших сдвигов. Очень вероятно, что следующий, и последний из них, произойдет в течение нескольких ближайших часов.

— Ну, это здорово! — только и произнес я, размышляя, не стоит ли приказать пилоту направиться прямиком в космос, а там реквизировать способное ходить в варпе торговое судно и больше не иметь с происходящим никакого дела. Но, с другой стороны, там вверху вроде должен ошиваться вражеский линкор — по крайней мере что-то подобное я слышал, — так что эта идея тоже не показалась здравой. Пусть уж все идет, как шло... — Значит, у нас есть шансы успеть туда?

— И довольно неплохие, если не потеряете курс, — сухо отозвался псайкер.

— Мы должны проинформировать лорда-генерала в самые короткие сроки, — произнес я.

— Не могу не согласиться. К сожалению, у меня нет возможности связаться с ним. — Тут в голосе Мейдена едва заметно блеснула нотка веселья, если мне не показалось. — Но впрочем, постараюсь убедить кого-нибудь из его помощников передать сообщение. Они иногда удивительно сговорчивы, если я с ними пообщаюсь должным образом.

Зная, насколько нервно реагировали люди на присутствие подобных ему «страшил», я вполне готов был в это поверить.

— Тогда оставляю это на вас, — произнес я и приготовился к долгому напряженному ожиданию.

Небо за бронекристаллом переднего обзора летной палубы просветлело до состояния полумрака. Звезды над головой стали меркнуть одна за другой, в то время как цвет их фона постепенно прояснился от знакомого сине-черного — через фиолетовый — к серо-голубому. Это уже напоминало мне предутреннее небо какой-нибудь обыкновенной планеты с должным циклом дня и ночи.

Лишь самые яркие звезды остались гореть над нашими головами. Если бы мы находились на противоположной стороне планеты, мы бы имели возможность наблюдать гораздо больше светлых точек в небесах, танцующих подобно искрам костра, когда невидимое еще солнце отражается от корпусов многих сотен звездных кораблей на орбите (по крайней мене, если бы наблюдению не помешали уличные огни Едваночи). Но здесь лишь горсть настоящих звезд все еще сияла в небе.

С трудом я оторвался от размышлений о той битве, что происходила за полпланеты от нас. Здесь, где двигались только холодные серые волны под нами, было тяжело осознать масштаб той бойни, что происходила в нескольких тысячах километров, на другой стороне.

Я выборочно вслушался в переговоры по воксу. Не преувеличу, если скажу, что дела выглядели не слишком хорошо. Контратака, предпринятая Живаном, как и ожидалось, расколола основные силы вторжения, вбив клин прямо в сердце их формации и заставив их рассеяться, несмотря даже на отсутствие в том бою нашего полка. Но удивительное дело, хорнитам удалось восстановить боевые порядки и отчаянно сопротивляться из последних сил, что обещало превратить окончание боев в затяжное и кровавое дело. Отдельные рапорты повествовали о гигантах в силовой броне, которые направляли войска врага. Выходило, что по меньшей мере еще один из Десантников Хаоса прорвался-таки на планету, и я совершенно не завидовал тем, кому в итоге пришлось с ним разбираться[90].

Я также сумел понять из обрывочных фраз, что, Бежье присоединился к роте талларнцев, которые участвовали в отражении осады города. Вне сомнения, он занимался тем, что выплескивал на сражающихся набожные банальности и в общем и целом путался у них под ногами. Я не мог не задуматься о том, как бы он отреагировал, доведись ему лично столкнуться с десантником Хаоса. После его ехидных замечаний о моей собственной встрече с одним из громил — это по меньшей мере стало бы весьма поэтической справедливостью.

(Этого, разумеется, не произошло. Хотя если бы что-то подобное все же случилось, дальнейшие дела мы бы обтяпали с гораздо меньшим количеством суеты и хлопот, чем предстояло в действительности.)

— Прибываем, — доложил пилот.

Мне едва удалось разглядеть отблеск металла и намек на что-то неподвижное в массах воды под нами. Я оставался на летной палубе уже некоторое время, стараясь-таки связаться с Живаном по воксу (с полным отсутствием на тот момент успеха) и обмениваясь сообщениями с Мейденом. Мы пытались выяснить, что же стоит ожидать по прибытии, но так и не сошли с точки «можно только гадать».

Если быть честным, я поддерживал этот разговор лишь для того, чтобы хоть чем-то занять сознание. Это было предпочтительнее, нежели сидеть и мрачно размышлять о предстоящем. Заодно мне удавалось выгадать еще и то преимущество, что Юрген на всем протяжении полета находился как можно дальше от меня. Его желудок совершенно не переносил длительного нахождения в воздухе. До сей поры моему помощнику удавалось держать последнюю съеденную пищу внутри, но я не хотел рисковать находиться поблизости в тот момент, когда сила воли его покинет.

— Приземляемся через пять минут, — сообщил пилот.

— Пятиминутная готовность всем, — передал я по командной сети роты.

Я старался отыскать в голове какой-нибудь подходящий стандартный текст, чтобы дополнить это простое сообщение, но не мог выудить ничего, что подошло бы к ситуации.

Я передвинулся так, чтобы свободно опереться о косяк двери, ведущей на летный мостик катера. Все воины, находившиеся в переднем, пассажирском отделении могли меня видеть, и я, в свою очередь, вгляделся в ряд напряженных, взволнованных лиц.

— Честно говоря, я не могу вам сказать, чего ожидать по прибытии. Но знаю, что судьба этого мира, весьма вероятно, зависит от наших действий, от того, как мы справимся там, внизу. — Мне пришлось сделать паузу, подыскивая верные слова. — Все, что я могу сказать вам с точностью, — это тот факт, что я и раньше сражался с колдовством варпа. И как видите, я все еще здесь с вами — и могу этим похвастаться!

По рядам в ответ на эту мою игру в спокойный героизм прокатилось несколько нервных смешков. Все знали, что, конечно же, герой Каин никогда не хвалился своими подвигами.

— Псайкеров и тех, кто способен придавать форму варпу, нельзя не принимать всерьез, — продолжал я. — Но, как показывает мой опыт, они умирают так же легко, как и все остальные. Я еще не встречал такой ведьмы, для которой лазерный болт в голову не стал бы серьезной помехой.

Ответом мне была новая волна смеха — на этот раз более громкого и уверенного. Я отбросил мысленный образ Эмели, ее зеленых глаз, наполнившихся возмущенным изумлением, когда застрелил ее, и мне пришлось помедлить, поскольку ход моих мыслей моментально прервался. Завершил я речь знакомой банальностью, найдя в ней немалое утешение:

— Император защищает.

— Начинаем посадку, — окликнул меня пилот. — Лучше пристегнитесь, комиссар.

Мне удалось кинуть последний взгляд за спину через лобовое стекло, и я почувствовал, как дыхание замерло в груди. Драга была обширной и занимала теперь все поле зрения, а ведь мы еще находились на некотором расстоянии от нее.

В своем незнании я ожидал увидеть что-то похожее на обычный океанский корабль, возможно только немного больше размерами, ведь ему нужно где-то перерабатывать руду, которую он добывает. Но все мои догадки были крайне далеки от истины. В действительности, эта штука возвышалась над морем подобно заброшенному сюда жилому сектору улья. Не менее двух километров от носа до кормы, примерно вполовину уже и несколько сотен метров высотой. И я внезапно осознал, что это была лишь та ее часть, которая возвышалась над водой. Под водой должно скрываться не меньше. Даже с полной ротой солдат на обыск строения подобных размеров можно затратить часы. Если не дни...

Но впрочем, мой многолетний опыт говорил о том, что врага отыскать гораздо проще, когда стрельба уже началась. Так что я отложил данную задачу до того времени, как нам придется реально с ней столкнуться, и, пошатываясь, вернулся в кресло.

Я обнаружил Детуа, поглощенного набором схем сооружения, которые он умудрился вытащить откуда-то из файлов на планшете данных[91].

Кинув быстрый взгляд на моего окончательно побледневшего помощника, который умудрился выглядеть даже хуже, чем всегда, я перегнулся через поручень в другую сторону и взглянул на схемы.

— Где, вы думаете, они могут быть? — спросил Детуа.

Я вгляделся в головоломное переплетение отсеков, сквозных проходов и перерабатывающих установок, стараясь целиком воссоздать это место в сознании.

— Уверенно не могу сказать, — признал я наконец.

Как я убедился за свою жизнь, еретические культы склонны уходить в норы как в буквальном, так и в переносном смысле. Мне казалось, что лучшее место для них — где-то около ватерлинии или ближе к килю. С другой стороны, внизу, кажется, было полно разных машин, которые могли бы им помешать. Вдобавок у меня имелись некоторые смутные воспоминания о том, что вода вроде бы должна как-то разрушать колдовство[92].

Я постарался в деталях припомнить тайные комнаты, которые мы нашли в обитаемом куполе еретиков и в доме увеселений, надеясь, что в их расположении может быть какая-то подсказка.

— Им потребуется какое-то большое и открытое помещение с высоким потолком...

— Это не особо сужает поиск, — задумчиво произнес Детуа. — Под такое подходят ангары рядом с посадочной площадкой шаттлов на верхней палубе, несколько залов отдыха, церковь техножрецов, доки для грузовых судов около ватерлинии... Да и некоторые из фабрик тоже достаточно просторны.

— Последние вычеркните, а заодно и ангары с доками, — произнес я. — По крайней мере пока что. Те ритуальные комнаты, которые мы видели раньше, велики, но не настолько.

Детуа кивнул.

— И все равно остается до фрага всего, что нужно обследовать, — заключил он.

На это мне нечего было возразить.

— Ну что же, придется полагаться на Императора, чтобы дал нам знак, — произнес я, ощущая в этих словах гораздо меньше сарказма, чем обычно.

— Приготовиться к посадке, — вклинился пилот.

Мужчины и женщины задвигались в предчувствии касания земли или чего бы то ни было. Они удобнее перехватывали оружие, готовились отстегнуть аварийные сетки. Юрген обнял мелту, будто ребенок, нянчащий любимую игрушку, и поглядел более счастливо, чем за все последние часы.

Внезапно врубились двигатели обратного хода, сдавив позвоночник резким торможением, и по корпусу судна пронесся громкий звук удара металла о металл.

— Прибыли, — добавил пилот очевидное.

— Третий взвод, высадиться и закрепиться! — приказал Детуа, назвав отряд, расположенный ближе всех к грузовому пандусу. Ответил ему спокойный и уверенный голос Лустига, и капитан неожиданно ухмыльнулся мне. — Дженит будет злая, как ледяной хорек, что пропустила такое дело.

— Сулле будет чем заняться в Ледяном Пике, — заверил я его, поскольку не забывал использовать вокс, дабы следить за тем, как идут дела в полку, пока мы мотались по воздуху.

Но мой собеседник уже вовсю занимался высадкой собственных солдат, и я даже не уверен, что он меня услышал.

— Пойдемте, Юрген, — произнес я, оборачиваясь к помощнику. — Поглядим, может быть, немного свежего морского бриза вас взбодрит.

— Всегда рад, сэр, — отозвался он, теперь уже выглядя несколько лучше (хотя, когда речь идет о Юргене, все подобные утверждения могут звучать только в относительном ключе).

— Увидимся снаружи, — бросил я, обернувшись к Детуа, и поспешил к ближайшему выходу.

Спускаемые космические аппараты на земле становятся ужасно уязвимыми, если только у врага имеется достаточная огневая мощь. Я хотел оказаться снаружи раньше, чем по нам начнут стрелять.

Не то чтобы я ожидал немедленной пальбы: пока мы спускались, никто не встретил нас даже чихом противовоздушного огня. И все-таки мне казалось сложным поверить в то, что еретики могли прозевать прибытие десантного катера; в конце концов эти машины не предназначены для того, чтобы быть скрытными.

К тому же если в игру были замешаны сверхъестественные силы, я хотел, чтобы Юрген своим замечательным даром врезал по их работе сразу, как только возможно. В текущих обстоятельствах я ни за что в целой Галактике не отошел бы далеко от его защитной ауры.

Когда мы покинули пределы катера, я наконец ощутил пронзительный ветер, летящий вдоль обширной стальной равнины, окружавшей нас. Он был полон тем океаническим привкусом озона и соли, который ни с чем невозможно перепутать. Впрочем, по сравнению с морозящими кровь температурами холодной стороны он казался довольно нежным. Я с благодарностью вдохнул его полной грудью, постаравшись сперва оказаться с наветренной стороны от Юргена.

Если бы мне не довелось видеть этой конструкции с воздуха, я бы, вероятно, был убежден, что мы находимся в какой-то индустриальной зоне, а не на борту плавающей машины. Некие сооружения размерами с крупный ангар возвышались вдалеке, угрожающе маяча на грани видимости в постоянном здесь полумраке. Даже объемистый корпус десантного корабля, казалось, сжался до размеров обычного шаттла по сравнению с окружающими масштабами. Я редко испытывал подобное ощущение незначительности, разве что в ангаре, предназначенном для ремонта титанов, было что то похожее.

Третий взвод развертывался все более широкой цепью, дабы обеспечить безопасность посадочной площадки. Отряды, входящие в него, отдалялись друг от друга с отработанной практикой точностью: бойцы одной огневой команды продвигались вперед, перебегая от укрытия к укрытию, в то время как вторая команда прикрывала их. Мимо меня пробежала Пенлан, со спокойной решимостью направляя свой только что полученный в командование отряд, и я отметил, что мое доверие к ней явно не было напрасным. Лустиг, стоя у основания пандуса, с выражением молчаливой гордости глядел, как она удаляется.

— Хорошо идет, сержант, — произнес я.

— Она справится, — кивнул Лустиг.

Мне пришлось повести рукой в сторону остальных солдат, которые продолжали расторопно высаживаться, и пояснить:

— Я имел в виду весь ваш взвод в целом.

Лустиг снова кивнул:

— Мы вас не подведем, сэр.

— Четвертый отряд позицию занял. Врага не видим, — поступил доклад.

Я узнал голос сержанта Грифен и распорядился:

— Пока что оставайтесь на месте. И не спускайте глаз со всего.

— Без проблем, комиссар, — заверила она.

Я был рад узнать, что именно ее отряд возглавлял наше продвижение. Грифен была отличным командиром: она заботилась о солдатах под своим началом, но и не боялась, если нужно, рискнуть. Я был впечатлен ее способностями еще на Симиа Орихалке, где наше рутинное разведывательное задание так внезапно превратилось в жестокую схватку за жизнь. За прошедшие с тех пор годы Грифен только подтвердила доверие, которое я к ней испытывал.

— Периметр вокруг посадочной площадки установлен, — доложил через мгновение Лустиг.

Остальные четыре взвода начали торопливо спускаться по пандусу, дабы присоединиться к нам. Как вы можете понять, вся эта масса сапог, грохочущих по палубе, производила ужасно много шума, так что мне потребовалась пара секунд, дабы осознать, что к нам присоединился Детуа.

— В данных обстоятельствах я полагаю, что машины нам особенно не пригодятся, — произнес он.

— Полагаю, вы правы, — согласился я.

Вне всякого сомнения, здесь было достаточно открытого пространства, чтобы их развернуть; в конце концов, но краям посадочной площадки было расставлено даже несколько грузовых подъемников, некоторые еще с поклажей из ящиков и тюков. Но шум, который наши «Химеры» выбьют из металлической поверхности, достигнет самого Императора, и к тому же нам вскоре придется войти в узкие переходы, где они окажутся слишком уязвимы. Гораздо лучшим решением было продолжать развертывание пешим порядком.

— Лустиг, — продолжал капитан, — оставьте пару отрядов охранять посадочную площадку. Я не хочу, чтобы нас отрезали от катера как раз в тот момент, когда нам потребуется срочно отступить.

Это, как мне подумалось, была весьма разумная предосторожность. В обычных условиях десантный катер отступил бы на орбиту или в наше расположение части, для того чтобы доставить сюда еще одну роту солдат. Либо он кружил бы над нами, пока мы не обеспечим надлежащую безопасность на земле. Но в данных обстоятельствах ни один из этих вариантов не казался особенно привлекательным для нас. Во все стороны простиралась вода; отступать, если что, было некуда, и десантный катер оставался нашей единственной дорогой жизни.

— Первый и третий отряды, прикрываете площадку. Второй и четвертый, ждите приказа, — сразу же отозвался Лустиг.

Я поймал себя на мысли о том, что, нравится это ему или нет, он не избежит повышения в офицеры, если продолжит командовать столь же толково.

Детуа быстро раздал приказы своим командирам взводов, каждому выделив область для разведки. Мне оставалось лишь со смешанными чувствами наблюдать, как растекаются вокруг наши силы. Конечно, таким образом мы имели возможность разведать гораздо больше. Но все равно двести пятьдесят с небольшим солдат казались едва ли достаточной силой, чтобы отыскать неизвестного врага в строении такого размера. Я надеялся найти безопасность в гуще солдат, и когда один за другим они исчезли в окружающих тенях, я почувствовал себя беззащитным, как младенец.

Впрочем, стоя на месте, я от этого ощущения ни за что бы не избавился. Я двинулся вперед легким бегом, намереваясь присоединиться к ближайшему отряду. И надо же такому случиться — он оказался четвертым, под командованием Грифен. По ходу дела я кинул быстрый взгляд через посадочную площадку — туда, где Пенлан шла впереди своего отряда. Они как раз достигли следующей отметки — легкого погрузчика, в котором было навалено что-то похожее на баки с обработанной рудой. Пенлан обернулась, чтобы жестом показать второй команде своего отряда продвигаться вперед, оступилась на чем-то, угодившем под ноги, и сделала пару быстрых шагов, чтобы восстановить равновесие. Что-то в том, как она и ее солдаты посмотрели себе под ноги, было весьма тревожащим.

— Второй отряд, — доложила она через мгновение. — Мы нашли тело. Гражданский, застрелен в спину. Судя по ранам, из автомата.

— У него было оружие? — спросил я.

— Нет, сэр. — Даже на таком расстоянии я мог видеть, как напряглись ее плечи. — Это было просто убийство, вот так.

— Похоже, он пытался сбежать, — добавил один из солдат. — Возможно, забился сюда в поисках укрытия.

— Это ему явно не помогло, — произнесла Пенлан, и ее тон обещал неизвестному убийце самое кровавое возмездие. — Он, должно быть, работал здесь, когда они приземлились.

— Если они именно приземлились, — отозвался я.

Юрген посмотрел на меня с удивлением.

— На посадочной площадке наш транспорт единственный, — пояснил я.

— Возможно, они уже улетели, — предположил он.

Это, разумеется, было возможно... Но я не верил, что наши скрытные враги покинули это место, до того как завершили то, что намеревались. А все вокруг казалось слишком нормальным, чтобы поверить, будто это уже совершилось.

— Первый отряд, — вклинился новый голос на канале пятого взвода[93]. — Мы в доке для водных судов. Похоже, здесь была серьезная перестрелка. В основном лазерные попадания и следы от автоматического пулевого оружия. Возможно, пара стабберов.

— Ну вот — это и был наш ответ. Рейдеры прибыли, на борту одного из регулярных судов снабжения. Возможно, они захватили его по дороге, если только культисты не составляли экипаж изначально.

— Выжившие? — задал вопрос лейтенант Фарил.

Его обычная веселость в этот раз куда-то делась, что в подобных обстоятельствах меня ничуть не удивляло.

— Нет, — откликнулся сержант. — Только тела. В основном служба охраны, судя по форме. Похоже, они пытались сдержать нападавших, пока рабочие выбирались из заварушки.

Впрочем, и работяги не ушли далеко, судя по полному отсутствию следов жизни на драге с самого нашего прибытия. По тем данным, которые нашел Детуа, здесь на борту должно было быть около трех тысяч работников. Было трудно поверить, что нападавшие могли уничтожить столь много народу. Но в ходе дальнейших поисков счет тел стал неуклонно расти, и нам становилось все яснее, что именно так они и поступили.

— Иначе говоря, мы тут бродим, разыскивая фрагову армию, — произнесла Маго, вероятно не слишком обеспокоенная подобным положением.

Я кивнул, вжимаясь в тень возле лестницы на нижнюю палубу, в то время как Грифен и ее огневая команда выступили к следующему укрытию.

— Теперь уж похоже, что именно так, — произнес я.

Армия была некоторым преувеличением, но для того, чтобы пробиться наружу из дока, рейдерам потребовалось бы сила не менее чем в несколько десятков человек, а по всей вероятности, их было гораздо больше. Как я был рад выяснить, не все из них ушли оттуда. Безумная одежда (или во многих случаях отсутствие таковой) на некоторых телах отчетливо показывала, что команда драги, может, и погибла, но не забыла прихватить с собой какую-то часть нападавших.

После того как они вырвались из дока, охота и убийство паникующих рабочих, разбросанных группками по всему кораблю, должны были стать простой задачей. Особенно если у нападавших были союзники на борту, которые указали наиболее вероятные места, где люди могли укрыться.

Впрочем, мне не пришлось долго размышлять о такой мрачной возможности. Мои мысли были внезапно прерваны раздавшимся по воксу треском ионизированного воздуха, который всегда сопутствует лазерному выстрелу. Он был тут же подхвачен другими, а также более грубым лаем автомата и чего-то еще, что, судя по звуку, было парой пистолетов.

— Контакт с врагом, — произнес чей-то голос в моем воксе. — Уровень двадцатый, сектор второй.

Спустя мгновение лейтенант Луско, командовавшая вторым взводом, вклинилась на своей частоте:

— Третий отряд вступил в бой. Сектор второй, уровень двенадцатый. Посылаю первый и четвертый в подкрепление.

— Сектор два, — произнес я, припоминая ту карту, которую показывал мне Детуа, и прикидывая нашу позицию на ней. — Должно быть, туда и вниз. — Я указал рукой, хотя необходимости в этом уже не было.

Звуки сражения нарастали, все новые отряды вступали в перестрелку с врагом.

— Мы пойдем им в помощь? — спросила Грифен, но я покачал головой:

— Они, похоже, справляются. Мне больше интересно, что там такое, что стараются защитить предатели. Если нам повезет, то первый отряд заставит их глядеть в свою сторону, а мы в это время подойдем с другой, чтобы выяснить.

К сожалению, наших врагов можно было назван, безумцами, но никак не глупцами. Когда мы обогнули ряд накопительных контейнеров, кое-как защищавших от нескончаемого ветра, треск лазерного огня заставил нас метнуться в укрытия. Колкий дождь разлетевшейся ржавчины застучал по моей фуражке и шинели, оставляя на ткани пятна, вывести которые будет работкой для самого Императора. Я осторожно, по сантиметру, подвинулся, чтобы аккуратно выглянуть за угол.

— Фраг! — с чувством заметил я.

Еретики возвели импровизированную баррикаду, которая тем не менее выглядела достаточно прочной. Состояла она из грубо наваленных балок, упаковочных ящиков, металлических бочек и прочего крупного строительного мусора. Что было особенно важно, так это то, что они установили в ней тяжелый стаббер, который прикрывал пустое пространство перед баррикадой. Любая попытка приблизиться мигом отправила бы нас всех к Императору.

Как будто желая подтвердить эту мысль, орудие заработало и мгновенно пробило в обшивке палубы ряд глубоких дыр.

— Этим путем нам не пройти, — сказала Грифен, когда я присоединился к ней, поспешно отступив вдоль стены.

— Мы могли бы обойти их, попытаться ударить с флангов, — предложила Маго. — Бросить пару разрывных за преграду. Это бы их заставило призадуматься.

— Возможно, и да, — произнес я. — Проблема будет в том, как подобраться достаточно близко.

По чистой удаче или по здравом рассуждении, но еретики выбрали свою позицию очень хорошо. Для фланговой атаки у нас было не так уж много укрытий: накопительные баки, за которыми мы стояли, находились ближе всего к врагу, и я мог лишь уповать на то, что содержимое их не огнеопасно. Даже юргеновская мелта в этот раз не могла нам помочь, поскольку расстояние до врага было слишком большим. Юргену удалось пару раз выстрелить, что, по крайней мере, заставило еретиков не высовываться из укрытия, но термальная энергия оружия рассеивалась в воздухе и лишь немного оплавляла металлическую фортификацию.

Я с раздражением вздохнул:

— У нас нет времени на эти игры. Придется найти другой путь.

Это легче было сказать, чем сделать. Положение наше становилось все сложнее. Пока мы отступали под звенящие в ушах оскорбления и свист культистов, поток тактических отчетов в моем воксе все нарастал. К этому времени едва ли не каждый отряд в роте встретил сопротивление врага. Те немногие, с кем этого не произошло (не считая отряженных Лустигом для охраны десантного катера), спешили на помощь собратьям по оружию.

По многолетней привычке я оценил позиции этих огневых столкновений, сопоставил их в памяти со схемами, которые видел ранее, и мрачно кивнул. Еретики отсекли двенадцатый сектор, укрепив его периметр так, чтобы выдержать осаду. Что бы они ни стремились совершить, это происходило где-то в той части драги.

— Детуа, — произнес я, — мы должны найти уязвимое место. Если не прорвем оборону в ближайшее время, будет уже поздно.

— Я понимаю. — Его голос был полон раздражения. — Но у нас недостаточно сил. Они так зарылись и эти переходы, что могут удерживать нас сколько угодно времени.

— Можем вызвать подкрепление? — произнес я, не особенно питая на это надежду. Даже если Живан уже вышел на связь, все равно любому подразделению слишком долго придется сюда добираться. — Но сомневаюсь, что они успеют прибыть вовремя.

— Возможно, мы могли бы сконцентрировать наши силы, — тяжело произнес Детуа. — Отозвать всех и сосредоточиться в одном месте, чтобы попытаться прорвать с боем один участок.

Судя по голосу, эта идея не вызвала у него ни капли энтузиазма — и я мог легко понять отчего. Подобным образом мы, во-первых, окажемся зажатыми в бутылочном горлышке. А во-вторых, даже если прорвемся на одном участке, у врага будет возможность укрепить его, чтобы не выпустить нас обратно. Драка будет ожесточенной и кровавой, мы неизбежно понесем тяжелые потери. И даже при этом шансы на успех невелики.

— Должно быть что-то еще, что можно предпринять, — произнес я.

Мне очень не хотелось бросать всех наших людей на столь отчаянные действия без самой крайней необходимости. Но выбора, кажется, и впрямь не было.

— Лучше бы нам придумать — что, да побыстрее, — произнес Детуа глухим, разом помертвевшим голосом.

Я понял, что и у лейтенанта вышел весь запас иллюзий по поводу нашей истинной силы.

— У меня на ауспексе цель, приближается, — встрял в разговор пилот катера. — Быстро приближается.

— Есть контакт по воксу? — спросил я, но знакомая судорога в животе уже подсказала ответ.

— Еще нет, — подтвердил мои догадки пилот. — Но система «свой—чужой» распознает его как имперский.

Во мне вспыхнул внезапный огонек надежды. Мейден, должно быть, смог наконец пробиться к лорду-генералу. Теперь, если вдруг нам прислали подмогу, мы наверняка сможем пробить оборону еретиков и свергнуть их нечистые замыслы, в чем бы они ни заключались.

— Лустиг, — передал я по воксу, — на всякий случай не выпускайте его из прицелов.

И данный момент все и так было очень рискованно для нас. Совершенно ни к чему было еще и попадаться на какую-нибудь еретическую стратагему с ворованным шаттлом.

— Принято, — произнес невозмутимый сержант, так что мне удалось вернуть свое внимание к Детуа.

К этому времени солдаты, Юрген и я уже находились на полпути обратно к катеру, наши ботинки громыхали по металлу посадочной площадки, и я четко видел капитана и Лустига, стоящих на грузовом пандусе. Приложив руки ко лбу, они вглядывались в западном направлении[94].

— Лучше бы вам подготовить всех к выходу из боя, — произнес я. — Просто на всякий случай.

— Уже занимаюсь, — откликнулся он. — Приказал держать врага прижатым к земле, не высовываться и быть готовыми отступить.

— Отлично, если так, — произнес я с немалым облегчением.

Это давало нам возможность маневра — по крайней мере в течение ближайшего времени.

Я обернулся и посмотрел в том же направлении, что капитан с сержантом. Вой двигателя, уже хорошо слышный, быстро приближался, а на его волне к нам , стремился обтекаемый курьерский шаттл. Я ощутил внезапный укол разочарования. Еще одного катера с полной ротой солдат было бы слишком наивно ожидать, но я надеялся хотя бы на грузовой шаттл с парой взводов. В курьере не могло поместиться более одного отряда.

Я наблюдал за его посадкой с примечательной смесью эмоций, которую можно описать лишь как недобрая любознательность. События опять стали выходить из-под контроля, и мне это ощущение не нравилось. Двигатели машины сбавили обороты до холостых, и я шагнул к ней, смутно благодарный за знакомое присутствие Юргена у моего локтя.

Грифен и ее солдаты держались в паре шагов передо мной и не выпускали из рук оружия. Когда мы приблизились, сходни летательного аппарата опустились и из него бегом выплеснулся отряд Имперской Гвардии с лазерными ружьями наготове.

— Талларнцы? — с удивлением отметила Грифен.

Я, надо сказать, разделял ее чувство.

За пустынными воинами из аппарата выбралась знакомая фигура в черной комиссарской форме. Человек протиснулся сквозь кучку солдат и встал передо мной. Он очень старался хранить на лице невозмутимое выражение, но это не получалось: пухлые черты то и дело искажались чем-то вроде усмешки.

— Бежье, — без всякого выражения произнес я, уверенный, что любые вести, которые он мог принести сюда, будут дурными. — Вы не совсем вовремя.

— Кайафас Каин, — ответил он, покачиваясь на подошвах, набитый по горло чувством собственной важности, — вам предъявляется обвинение в дезертирстве, трусости перед лицом врага и незаконном присвоении военных ресурсов. — Он подал знак отряду талларнских воинов, подгоняя их вперед. — Арестуйте его.


Глава шестнадцатая. | Игра предателя | Примечание редактора.