home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава XVI. ПОЕЗДКА В ФЕОДОСИЮ

Рано утром «майбах» с тремя единомышленниками выехал из Ялты и помчался в сторону Алушты. А когда миновали ее и доехали до южной стороны Симферополя, то хотели повернуть вправо в сторону Феодосии. Но Балаганов вдруг спросил:

— А что, командор, не заедем на базар за бузой?

— Дельный вопрос, Шура, — согласился Остап. — Адам, заезжаем на базар и делаем запас понравившегося нам напитка.

Путешественники заехали на рынок, напились, как говорится, от пуза, шипящей, бьющей в нос хмелем бузы, заполнили ею дорожные фляги, и только после этого выехали в сторону Феодосии.

Дорога была узкая, но катанная, хотя и после небольшого дождя. Автомобиль мчался с должной скоростью. В пути Балаганов, сидя рядом с Козлевичем, дремал. Бендер изучал карту и путеводитель. Время от времени он просвещал своих спутников, называя места, которые они проезжали.

— Карасубазар, камрады. Это один из древнейших городов Крыма. Он расположен в живописной и цветущей долине реки Биюк-карасу. Смотрите, какие мощные тополя рядами встают вдоль реки и ее притоков, — говорил Остап. — Через Карасубазар в древности проходил караванный путь из Крыма на Кавказ и дальше в Азию. Сохранившиеся остатки некогда огромнейшего средневекового караван-сарая — Таш-Хана… это значит Каменного двора, в нем хранились товары, направляемые с запада на восток и обратно, — говорят о богатстве этого народа. Из истории борьбы украинского и русского народов с крымскими татарами говорится. В 1630 году в город внезапно проникли запорожские казаки. Овладев городом, они освободили множество пленных невольников. А в 1736 году, после того, как русский фельдмаршал Миних занял и сжег Бахчисарай, крымский хан перенес свою резиденцию в Карасубазар. Но через год он был занят русскими войсками под командованием генерала Дугласа… Вот какое замечательное место мы проехали, камрады.

А через пятьдесят километров Остап объявил:

— Старый Крым…

— А что, есть и новый Крым? Где мы были? — обернулся к Бендеру, перестав дремать, Балаганов.

Обернулся и взглянул мельком на гида-путешественника и Козлевич.

— Нет, нет, голуби, крымский город так называется: Старый Крым, — и начал читать вслух им путеводитель. — Город уютно расположен у зеленых склонов горы Агармыш на высоте 350 метров над уровнем моря, в долине реки Чурук-Су. Старый Крым действительно старый. Когда-то на этом месте стоял город Солхат — резиденция наместника крымского хана. Ханы щедро украшали город: строили дворцы, мечети, фонтаны и бани, ограждали его мощными крепостными стенами и башнями. Средоточием деловой жизни города были: базар, где можно было видеть товары из разных стран, авред-базар — место торговли невольниками и караван-сарай — огороженный высокой стеной двухэтажный постоялый двор для купцов…

— Так что это такое, караван-сарай, командор? — спросил бортмеханик, обернувшись к Остапу.

— Я же сказал, Шура, караван-сарай — это тот же постоялый двор для купцов…

— А-а, — протянул Балаганов. — Интересно, командор, читайте еще.

— Располагая огромными богатствами, награбленными в набегах или нажитых торговлей рабами, ханы щедро украшали город… — продолжил Бендер, это я уже читал. Вот… В 1286 году египетский султан Бибарс, уроженец Кипчакской орды, украсил Солхат великолепной мечетью, стены которой были покрыты мрамором, а верх порфиром. Другая большая мечеть была построена в городе в 1314 году ханом Узбеком. В Солхате долгое время чеканили монеты не только для крымского ханства, но и для генуэзцев, владевших Кафой. Кафа — это древнее название Феодосии, куда мы едем, детушки. О, любопытный факт! В Старом Крыму тихо доживала и похоронена затем Жанна де ла Мотт, фрейлина Марии-Антуанетты, героиня романа Александра Дюма «Ожерелье королевы». Вы читали «Три мушкетера «Дюма, Шура? А вы, Адам?

— Не-ет, — мотнул головой Шура, — не читал…

— Не приходилось, Остап Ибрагимович, — ответил Козлевич, не оборачиваясь.

— Понятно. Ну, на этом и закончим, камрады. Хотя здесь еще сказано, что в Старом Крыму ханом был убит тверской князь Михаил Ярославович. А хан Мамай, разбитый в Куликовской битве в 1380 году, бежал в Кафу. Там был убит генуэзцами и похоронен затем в Старом Крыму. Ну, а теперь Кафа, вернее, Феодосия, голуби-путешественники, — перевернул страницу путеводителя просветитель своих компаньонов.

Автомобиль катился по дороге, которая пролегала по открытой местности, мимо сел Изюмовка, Насыпное, Ближнее Боевое. Великий предприниматель продолжал информировать своих «детушек»:

— Феодосия — это значит «Богом данная», или, точнее, «Дар богов». А в древности ее называли Ардабда — «город семи богов», а после Кафа, Кефа, как я уже говорил… Город расположен на берегу широкого Феодосийского залива и по склонам спускающихся к нему холмов. Феодосия — один из древнейших городов мира, история которого насчитывает свыше 2500 лет.

— Ого! — воскликнул Балаганов, — Не даром же она богом дана, командор.

— Феодосия существовала раньше Парижа, Лондона, Берлина, Вены, Москвы и многих других городов…

— И Рио-де-Жанейро, командор? — обернулся бортмеханик и запасной автоводитель.

— Может и раньше, Шура, — улыбнулся Остап. — Она основана в шестом веке до нашей эры выходцами из древнегреческого города Милета… Пышности и богатству Феодосии могли позавидовать многие столицы…

— Вот где можно найти золото, командор, — определил Шура.

Остап усмехнулся и продолжал:

— Феодосия имеет оживленный морской торговый порт. Город имеет широкий и длинный пляж, покрытый мелким бархатистым ракушечным песком, мало в чем уступает знаменитым пляжам. Феодосия — курорт. В летнее время из столицы и крупных городов России в город приезжает много интеллигенции и чиновников… Стоимость билета от Москвы до Феодосии в вагоне третьего класса составляет 10 рублей 80 копеек, место в гостинице стоит от одного до пяти рублей в сутки…

— Ого, командор? Такие цены?

— Нет, Шуренций, — засмеялся Бендер. — Это данные дореволюционного путеводителя, изданного в 1911 году. Но любопытно, конечно… А лечение стоило… грязевая ванна — 1 рубль, морская ванна — 40 копеек… В 1820 году в Феодосии побывал Пушкин, в 1825 — Грибоедов. Трижды посетил город Чехов… В Феодосии родился, жил и умер Айвазовский. Он был первым почетным гражданином и завещал родному городу свой дом и свою картинную галерею… Нам надо посмотреть его знаменитые картины, детушки-путешественники, — подытожил свою информацию Бендер.

«Майбах» въехал в город в первой половине дня. Расспросив у прохожих, где находится гостиница «Астория», компаньоны вскоре подъехали к ней. Как сказала им Софья Павловна, в ресторане гостиницы служила поварихой Фатьма Садыковна. Бендер и Балаганов, оставив Козлевича в машине, отправились делать визит бывшей графской кухарке. Но здесь из ждало разочарование. Фатьма еще в прошлом году уволилась отсюда, и места ее новой работы никто сказать не мог.

— Но, может быть, вы скажете ее адрес? Я — ее дальний родственник, уважаемая, — мило улыбаясь, допытывался Остап у администраторши.

— Нет, адреса ее я не знаю, товарищ. Может быть, вам что-то скажет наш директор или кадровик, — посоветовала она.

Директора на месте не оказалось, да он и не мог знать адреса жительства своих подчиненных. Но кадровик, мужчина в очках, которые он сдвинул на лоб, оторвавшись от написания какой-то бумаги, внимательно посмотрел на вошедших и ответил:

— Да, такие сведения у нас имеются, но кто вы и что вы, товарищи?

— О, уважаемый, я ее дальний родственник, да и друг ее мужа, служили вместе с ним на границе, — не спрашивая разрешения, присел к столу Бендер. — Но адрес из последнего письма я, к сожалению, посеял. Вот и уточняю.

— Ну-ну — с сомнением в голосе произнес кадровик, опустив на глаза очки и вновь сдвинув их на лоб. — Ну что же, посмотрим, год, как уволилась она от нас… — встал и подошел к шкафу. Открыл и начал перебирать там серые папки. Наконец извлек одну и раскрыл ее. — Ну вот… ее адрес… проживает улица Золотопляжная, дом 7… квартира, нет квартиры.

— Премного вам благодарны, уважаемый товарищ, — встал «дальний родственник» бывшей кухарки графини. — Вот уж обрадуем ее и моего друга своим неожиданным визитом.

Когда вышли, Балаганов удовлетворенно сказал:

— Ну вот, будет еще одна информация, командор.

— Не говорите гоп, Шура. Если она там и сейчас проживает, раз. А во-вторых, как она отнесется к нашему визиту, что нового подскажет, это два. В путь, Адам, — скомандовал Остап, когда сел в машину. — По пути расспросим, где эта Золотопляжная.

Расспросив у прохожих, где нужная им улица, компаньоны вскоре подъехали к дому номер семь, который находился в районе станции «Айвазовская».

Это был небольшой дом из ракушечника, начисто выбеленный хозяйской рукой. Дворик был огражден невысоким забором, за которым шелестели листвой несколько фруктовых деревьев. Молодая женщина на крыльце веранды, обвитой виноградом, вытрушивала коврик. Увидев подъехавший роскошный лимузин, с удивлением уставилась на прибывших, респектабельно одетых трех мужчин.

Глядя на нее, Бендер тихо сказал:

— Она никак не похожа на Фатьму камрады. Судя по имени нашей горничной, она или татарка, или другой нерусской национальности…

— Гражданка, можно вас на минуточку? — открыл калитку Остап, мило улыбаясь женщине.

Она стояла как изваяние, молча глядя на незнакомцев, держа в руке коврик. И ждала, очевидно, других вопросов.

— Уважаемая, нам нужна Фатьма Садыковна. Я из газеты, а мой коллега из радиокомитета. Нам надо взять у нее кое-какое интервью, любезная хозяйка.

— Очень приятно, товарищи, очень приятно… Но хозяйки сейчас нет дома, она на дежурстве…

— На дежурстве? Не скажете, где, уважаемая, мы поедем к ней, с вашего разрешения… — умиленно гипнотизировал женщину Остап.

— В санатории, товарищи, но вот в каком… Не могу сказать, я у нее квартирантка, всего несколько дней живу здесь, — извиняющимся голосом ответила женщина.

— Ах, досада, уважаемая… И когда она будет дома? — перестал улыбаться Бендер. — Сменится с дежурства?

— Завтра утром она и придет с работы, товарищи. Жаль, что я ничего другого сообщить вам не могу.

— Ну, что же, уважаемая, придется приехать завтра. До свидания…

— А может, соседи знают, в каком санатории она служит? — предложил Адам Казимирович, который слушал весь разговор своих друзей с квартиранткой Фатьмы.

— Я уже подумал об этом, Адам. Но не стоит торопить время. Заострять внимание Фатьмы на очень нужном нам разговоре. Да, и как там, на этом самом ее дежурстве? Можно ли с ней спокойно поговорить? Вытянуть нужное нам?

— Да, командор, приедем сюда лучше завтра, — подтвердил Балаганов.

— Очень верно вы рассудили, Остап Ибрагимович, — согласился Козлевич. Куда едем?

— Остаток дня посвящаем знакомству с достопримечательностями Феодосии, камрады, — объявил Бендер.

— Но не мешает и пообедать нам прежде, Остап Ибрагимович, — промолвил Козлевич.

— Не мешает, голуби, не мешает, — согласился Остап.

Они наскоро пообедали в одном частном заведении, где им предложили баранью шурпу, чебуреки, шашлыки и ряд вин на выбор. И, конечно, салаты и фрукты.

— Так куда отправимся вначале, командор? — сытно отдуваясь, спросил Балаганов.

— Конечно же, детушки, в картинную галерею Айвазовского. Вот только как быть с охраной машины…

— Я так понимаю, Остап Ибрагимович, останавливаться в гостинице «Астория» будем?

— Да, там заночуем, камрады, — ответил Остап.

— Вот я и поручу тамошнему швейцару смотреть за ней, заплачу ему…

В знаменитую картинную галерею великого художника-мариниста, и не только, компаньоны вошли втроем. Время клонилось к концу дня и экскурсоводы дорабатывали уже свои последние служебные часы. Но искатели-познаватели успели все же войти в состав последней экскурсионной группы и предводительствуемые экскурсоводом-женщиной, пошли по залам галереи.

— Иван Константинович Айвазовский родился 17 июля 1817 года в Феодосии, в обедневшей армянской семье, — начал свою работу экскурсовод. — Детство Айвазовского протекала в трудных условиях, и только благодаря помощи одного чиновника города, юному Айвазовском удалось попасть в Академию художеств. С первых шагов в искусстве определилось его дарование: изображении моря стало основной темой живописи художника и привлекло к нему внимание выдающихся людей эпохи. Айвазовский был знаком с Пушкиным, Жуковским, Крыловым, Гоголем, Брюлловым, Ивановым, Глинкой, Белинским… Пройдемте, товарищи, немного дальше, — сказал гид, а когда все прошли за ним, он продолжил. — Рано сложились у художника метод работы и свое отношение к искусству. Посланный в 1840 году в Италию, художник быстро приобретает славу лучшего европейского мариниста. Айвазовский обладал прекрасной зрительной памятью, даром композиции и легкостью воплощения живописных образов. Он рано убедился в том, что «писать вспышку молнии или всплеск волны с натуры — невозможно», и начла создавать свои марины в мастерской, доверяясь памяти и неиссякаемому воображению.

— А у вас, Шура, есть воображение? — шепотом спросил Остап.

— Не знаю, командор, но я хорошо помню то, что видел когда-то, — наклонился тот к уху Бендера.

— И даже случай с Паниковским, когда он притворился слепым, чтобы пощупать Корейко? — сдерживая смех, спросил Бендер.

— Как сейчас, командор, — махнул рукой рыжеголовый компаньон, — вы тогда еще сказали о талоне на повидло какой-то гражданке, командор. Помните?

— Это игровой эпизод, Шура, не больше. Слушайте что нам говорят о величайшем…

Но эти слова Остапа никак не могли относиться к Козлевичу Адам Казимирович стоял немного в стороне от своих «братцев» и был весь во внимании к словам экскурсовода, который говорил:

— Великий русский художник стремился превратить свою родную Феодосию в очаг культуры на юге России. Он решил создать эту картинную галерею и завещать ее городу после своей смерти. В начале 1880 года Айвазовский приступил к постройке здания и через полгода галерея была открыта. Здание галереи примыкает вплотную у дому художника и переходом-балконом соединялось с мастерской художника… Дом Айвазовского был известен в Крыму широким гостеприимством. В нем бывали и подолгу гостили художники, музыканты, артисты. Иван Константинович Айвазовский умер 19 апреля 1900 года. После смерти Айвазовского внешне в галерее ничего не изменилось. Все осталось в ней так, как было при жизни художника… Но с началом мировой войны 1914 года было решено вывезти коллекцию картинной галереи в безопасное место, так как возможен был обстрел города вражескими кораблями с моря. Феодосийцы помнили бомбардировку города в январе 1878 года, когда один из тяжелых снарядом, посланных турецкими судами, разорвался в квартире Айвазовского. И, как оказалось, эта предосторожность не была излишней. 16 октября 1916 года на Феодосийском рейде стал немецкий крейсер «Бреслау» и в течение двух часов в упор расстреливал ничем не защищенный город.

В начале 1914 года городская дума поручила хранителю картинной галереи Н. М. Ламси, внуку Айвазовского, перевезти все картины в Симферополь, где они хранились в здании офицерского собрания. В марте 1918 года все картины галереи были возвращены в Феодосию. Ну, а теперь, товарищи, мы с вами пройдем в мемориальный отдел… — повел экскурсовод группу дальше.

Компаньоны осмотрели, как могли, материалы, отражающие жизнь и творческий путь Айвазовского, историю Феодосийской картинной галереи. Видели его гимназические рисунки и картины его пребывания в Академии художеств. Картины, писанные в Феодосии и на побережье Кавказа. Его зарисовки вместе с великими флотоводцами Лазаревым, Нахимовым, Корниловым. И много-много других работ великого художника. И, наконец, пришли в главный выставочный зал галереи.

Экскурсовод говорил:

— Айвазовскому, как и Брюллову, были свойственны чувство величия и красоты стихийных явлений, интерес к сюжетам, способным поразить воображение зрителя, захватить его новизной, необычайностью, трагичностью положений. Вспомните картину «Девятый вал», если кто видел ее в Русском музее в Ленинграде. «Черное море», которая хранится в Третьяковской галерее… И вот перед вами картина «Среди волн», которая является вершиной реалистического раскрытия образа морской стихии…

Компаньоны, как и все участники экскурсии, долго смотрели на это великолепное полотно длиной до трех метров и шириной до полуметра. Смотрели в немом восхищении.

— Как будто окно на живое море, — сказал стоящий рядом с Бендером Козлевич.

— Да-да, Адам Казимирович… Как будто я плыву на пароходе и смотрю на него, — кивнул Остап.

— Когда плыли в Ейск, командор, — подсказал Балаганов.

— Особое место в творчестве Айвазовского занимают картины на батальные темы, — перешел к другим картинам экскурсовод. — Юношей Айвазовский участвовал в трех десантных операциях у берегов Кавказа, которыми руководил Раевский. Батальная живопись Айвазовского — это летопись многочисленных подвигов русского флота, начиная от Гангутской битвы до боев, современником которых он был, — переходя от картины к картине, говорил проводник группы. Принято считать, что Айвазовскому удавались только марины. Этот ошибочный взгляд установился потому, что основное творчество Айвазовского действительно было посвящено изображению моря, и в этой области художник достиг великого мастерства. Кисти Айвазовского принадлежат также картины на исторические, жанровые, мифологические и библейские сюжеты. И в этих работах, как вы видите, товарищи, всегда видны глаз и рука великого мастера… Есть еще одна область его живописи. Во время поездок в Петербург ему приходилось проезжать по необъятным живописным просторам Украины. Украинские степи полюбились ему, и он первый передал в живописи их очарование. Перед вами картина, на которой художник изобразил обоз чумаков. Жанровые картины — «Сбор хлеба на Украине», «Возвращение со свадьбы», «Свадьба на Украине». Любовь к украинскому быту поддерживали и развивали у Айвазовского Гоголь и художник Штейнберг. Украинские художники высоко оценили дарование Айвазовского. Об этом очень ярко в своей книге «Далекое и близкое» рассказал Репин…

При упоминании художника Репина, Остап вспомнил свою предполагаемую задумку, когда лежал в вонючей дворницкой Тихона в Старгороде. Предложить Старгордеткомиссии взять на себя распространение еще не написанной, но гениально задуманной картины «Большевики пишут письмо Чемберлену», по популярной картине Репина «Запорожцы пишут письмо султану». Но не применил этот вариант, так как неудобно было рисовать Калинина в папахе, а Чичерина голым по пояс.

Далее экскурсанты осмотрели продолжение экспозиции на балконе. Здесь были картины «Зима», «Пристань в Феодосии», «Вечер в Крыму», «Во время жатвы на Украине» и «Свадьба на Украине», Побывали в мастерской великого художника. В ней Айвазовский написал почти все свои картины. Бендер долго стоял напротив картины «Наполеон на острове Святой Елены». На картине восход солнца озарял взволнованный океан. Грандиозность простора подчеркивала маленькую одинокую фигуру Наполеона в ссылке. Император, словно прикованный, стоит на скале и смотрит вдаль.

— Как и я, никак не могущий осуществить свою голубую мечту, — прошептал Остап вслух.

— Вы что-то сказали? — взглянул на него Козлевич.

— Нет, ничего, Адам, так, свое… — отошел от картины Бендер.

Далее все побывали в кабинете, в отделе графики и гостиной великого живописца Ивана Константиновича Айвазовского. Когда вышли из картинной галереи, Балаганов сказал:

— Более шести тысяч картин написал Айвазовский.

— Так, детушки, уже вечереет, познакомимся с городом, поужинаем и бай-бай, камрады. Завтра нам предстоит важная встреча со второй графской служанкой.

Они прошли по бывшей Галерной, переименованной в улицу имени Ленина, перешли через полотно железной дороги и вышли на набережную с обширным пляжем, покрытым мелким песком. Отсюда перед глазами искателей сокровищ открылся вид на залив, селения вдали, порт и на высоты Тепе-Оба.

Погуляв у моря, компаньоны вышли к городскому саду за железнодорожным вокзалом. Остановились у башни Святого Константина, где были остатки оборонительных сооружений средневековой генуэзской Кафы.

На город опустилась звездная ночь, и друзья прекратили знакомство с Феодосией. Вернувшись в гостиницу «Астория», они оформили номер проживания на двоих, так как Козлевич заявил, что ночевать будет в автомобиле. После поселения компания отправилась в ресторан при гостинице ужинать.

— А вы знаете, командор, Остап Ибрагимович, когда мы были в музее, сочно чавкая, проговорил Балаганов, — один из посетителей сказал, что та, большая картина, ну., где море, стоит тридцать миллионов долларов, представляете?

— И что из этого следует, молочный брат Коля? — перестал есть и с долей удивления уставился на него Бендер.

— Да, я так подумал только… — замялся молодой компаньон.

— Подумали? Вот бы забраться ночью в галерею, вырезать это самое море и адье? — засмеялся Бендер.

— Нет, нет, что вы, Остап Ибрагимович, что вы! — замахал руками Балаганов, назвав своего председателя по имени и отчеству, что было крайне редко. — Я не это имел в виду, если по справедливости… — опустил голову над тарелкой рыжеволосый.

— Вы слышите, Адам, он не это имел в виду. А что же, Шура?

— Просто… Жил человек, рисовал картины, умер, а теперь его труды так дорого оцениваются, а мы… — двинул своими молодецкими плечами Балаганов.

— Что мы? — спросил на этот раз Козлевич, вытирая усы носовым платком.

— Да так… все по мелочам, выходит, Адам Казимирович, — уныло ответил Балаганов.

— Графское золото считаете мелочью, Шура? — уставился на «брата Васю» Остап. — Ну и ну растете на глазах, как на дрожжах, друг Шура.

— Да разве я о количестве денег? Командор? Нет, вот поумираем, а что после нас останется?

— Ах, вот вы о чем? — искренне захохотал Бендер.

— То, что и от других, братец, — хохотнул и Козлевич.

— Хотите оставить свой след на земле? Самый простой способ оставить свой след на земле, Шура, так это пройтись на каблуках по свежеуложенному гудрону, — посоветовал Бендер.

— Когда его укладывают на дорогах, братец, — засмеялся и Козлевич.

— А вообще-то, может быть, попробуете и вы нарисовать шедевры, камрад Шура? — насмешливо смотрел на Балаганова и Остап.

— Нет, руки не туда мои приспособлены, командор, я же не об этом говорил, — с некоторой обидой в голосе ответил Балаганов.

— Ладно, не обижайтесь, Шура. Пора на отдых, завтра нам предстоит ответственная встреча, детушки, — встал Бендер.

Утром следующего дня «майбах» подкатил к дому номер 7 на Золотопляжной. На шум автомобильного мотора из дома вышла пожилая женщина, на этот раз таки похожая на представительницу восточной национальности.

Мило улыбаясь, к ней подошли Остап и Балаганов. Хозяйка, держа в руке ведерко, удивленно смотрела на прибывших, ожидая, что они скажут. И Остап сказал:

— Нам нужна Фатьма Садыковна, я из газеты, а мой коллега из радиокомитета…

После этих слов, пожалованные гости чуть склонили свои головы как в высокосветском ритуале.

— Очень приятно, граждане… Я Фатьма Садыковна… Чем могу служить? — звякнула дужкой ведерка женщина.

— Вы?! — в один голос удивились искатели, не предполагавшие, что бывшая графская кухарка может оказаться преклонного возраста.

— Да, я, — удивилась и женщина. — Что вас интересует? Это вы вчера приезжали ко мне?

— Да, мы, — слегка утратил свою обычную решительность Остап. — Нам надо взять у вас интервью о последних днях жизни в Крыму графини Воронцовой-Дашковой, о ее отъезде за границу, любезнейшая хозяйка, — поправил свое удивленное настроение Бендер. — Понимаете…

— Ах, вот в чем дело! — рассмеялась женщина. — Мне очень приятно, товарищи-граждане, что к моей дочери проявлен интерес…

— Вашей дочери? — вновь удивился Остап. Взглянув на своего предводителя, поднял брови и Балаганов.

— Но, Вы же Фатьма Садыковна? — уточнил Бендер.

— Фатьма Садыковна, — кивнула головой, улыбаясь загадочно женщина.

— Извините, любезнейшая, так кто служил в Воронцовском дворце? Вы или ваша дочь?

— Фатьма Садыковна? — спросил и Балаганов.

— Кухаркой у графини служила не я, а моя дочь, товарищи, — ответила женщина, продолжая улыбаться.

— Да, ваша дочь, но ведь Фатьма Садыковна? — не мог уяснить себе Бендер.

— Да, Фатьма Садыковна, моя дочь. Но дело в том, — заразительно рассмеялась хозяйка, — что и я — Фатьма Садыковна, товарищи.

— И вы?! И ваша дочь? Две Фатьмы Садыковны? — взглянул на своего помощника Бендер и увидел у него на лице то же удивление. — Как же так?

— А так, граждане-товарищи, она моя приемная дочь, разве не ясно? И мне тем более приятно, что из газеты и радио интересуются ею.

— Теперь ясно, уважаемая мамаша Фатьма Садыковна, — рассмеялся Бендер. И гладя на него, рассмеялся и Балаганов, впервые встретив одинаковые имена и отчества у матери и дочери, хоть и приемной.

— Так мы можем поговорить с младшей Фатьмой Садыковной? — растянул губы в улыбке Бендер, умиленно глядя на женщину.

— Могли бы, товарищи-граждане. Но, к сожалению, она здесь уже не проживает, — вздохнула Садыковна старшая.

— А где? — почти в один голос воскликнули компаньоны.

— Она вышла замуж и проживает сейчас в Саках, — поставила на землю ведерко хозяйка.

— В Саках? — переспросил удивленно Остап. — Это что?

— Как что? — подняла удивленно брови Садыковна. — Это курорт, уважаемый. Город между Симферополем и Евпаторией. Туда перевели на службу ее супруга Константина Ивановича, он там пользует больных. А Фатьмачка тоже работает в санатории этом же. Вот так, любезнейшие.

— Ну что же, очень вам благодарны, уважаемая Фатьма Садыковна, — кивнул головой в виде поклона Бендер.

Закивал головой со словами благодарности и Балаганов.

— Но, возможно, я могу что-либо вам сообщить, уважаемые? То, что вас интересует? Мне кое-что известно о службе моей Фатьмачки в Воронцовском дворце, уважаемые.

— О, конечно, конечно, мы будем вам очень благодарны, любезнейшая Фатьма Садыковна, очень, — поспешил заверить хозяйку Остап. — С превеликим удовольствием послушаем вас. Может быть, вы и осветите интересующие нас вопросы.

— Тогда прошу в дом, проходите, проходите, не беседовать же нам во дворе. Искатели прошли в очень опрятную светленькую гостиную, и хозяйка пригласила их присесть. И тут же спросила:

— Может быть, попьете нашей водички «Феодосия»? Из-за нее я и осталась проживать здесь, не переехала к дочери в Саки. Эта водичка для меня как бальзам, уважаемые товарищи. Она богата такими минералами, что… — Садыковна пошла за водой.

— Благодарим, и с удовольствием попьем эту целебность, — промолвил Остап. — А мы в свою очередь можем угостить вас пшенной бузой, уважаемая хозяюшка, очень замечательный напиток, в Симферополе мы отведали.

— О, нет, нет, бузой у нас тоже на базаре торгуют. Ее я не употребляю, она хмельная, — говоря это, хозяйка выставила на стол хрустальный графин с чистой, как слеза, водой и два сверкающих градировками рисунков стакана. — Прошу, охлажденная, благотворна для любого организма.

Компаньоны наполнили стаканы на две трети и со словами благодарности выпили минеральную — целебную «Феодосию».

— Действительно, отличная, хозяюшка, водичка ваша.

— Мягкая и вкусная, — подтвердил Балаганов.

— С каким-то необыкновенным вкусом, правда, коллега?

— Да-да, вы правы, вода… — хотел еще что-то сказать хвалебное в адрес воды Балаганов, но, очевидно, фантазии на большее не хватило.

— Так, что вас интересует, граждане-товарищи, не знаю, как вас величать, спросила мамаше приемной дочери с таким же именем и отчеством, как и у нее.

— Да, я — Петр Николаевич, — привстал Остап, галантно качнув головой.

— А я — Александр Александрович, — не моргнув глазом, представился и Балаганов.

— Ну, а я… вам уже известна, а по фамилии — Масадова.

— Очень приятно, любезнейшая Фатьма Садыковна. Так вот, для нашего газетного и радиовещательного репортажа… — начал великий комбинатор уже известную преамбулу того, что их интересует, и почему они приехали к ее дочери.

— О, это любопытно, и очень интересно, что Советская власть интересуется прошлым. Но, что я могу сказать, уважаемые… Дочь много мне рассказывала о том, как уезжала ее хозяйка графиня Воронцова-Дашкова.

— Простите, а вы что, не проживали с ней тогда во дворце? — налил себе еще немного воды Бендер.

— Нет, не проживала. Я с мужем жила в Феодосии, правда, не в этом доме, а в гораздо лучшем, в центре города, так как мой покойный муж служил на табачной фабрике Стамболи. Ну, а после революции, как вам известно, началось совсем другое. Муж вскоре умер, а я с дочкой купила этот домик и переехала сюда. Фатьмачка мне много рассказывала, но что касается жизни самой графини в канун отъезда ее из Крыма, то… Знаю только одно, граждане-товарищи, когда мы с мужем побывали у нее в гостях, то она и ее подруги жаловались, что им было приказано все время находиться в своих комнатах, свободное хождение по замку было запрещено, а к графине являться — только строго по вызову. Все это, как потом стало известно, было связано с предстоящим скорым отъездом графини из Крыма. Но, несмотря на эти строгие ограничения, Фатьмачка и ее коллеги узнали, что штабс-ротмистр Ромов и два офицера, которые поселились во дворце, проводили какие-то ремонтные работы…

— А в каком месте, в каком месте? — поторопился спросить великий искатель.

— Ну, это уж, Петр Николаевич, мне совсем неведомо. Вот передадите привет от меня Фатьмачке, возможно, она вам и подскажет, если знает что-либо об этом больше, чем мне рассказывала. Может, вас арбузиком угостить, а? — с улыбкой спросила хозяйка. — Больше ничего, к сожалению, не могу вам сообщить. Так арбузика?

— Нет, нет, мы очень вам благодарны, дорогая хозяюшка, очень, — встал Бендер, а за ним и Балаганов.

И уже во дворе вновь искренне благодарили за полученные сведения, о ценности которых женщина и не подозревала. Вышли к ожидающему их Козлевичу прогуливающемуся у автомобиля.

— Ну, что же, чем богата, тем и рада, — провожала гостей Садыковна до машины. — Вам счастливой дороги, а мне побелку надо закончить…

Когда отъехали, Остап сказал:

— Вот видите, детушки, а вы сомневаетесь. Ведь клад наверняка есть. С какой это стати, Адам, перед самым отъездом графини, штабс-ротмистр Ромов с двумя офицерами затеяли ремонтные работы во дворце?

— И без вызова графини прислуге строго запретили ходить по дворцу, Адам Казимирович? — высказался и Балаганов.

— Не будь я Остапом-Сулейманом-Бертой-Марией-Бендером, если не выужу у двух оставшихся в нашем арсенале горничных, где проводились ремонтные работы!

— Да, Остап Ибрагимович, — согласился Козлевич, — к чему какие-то ремонтные работы, если графине бежать?

— Вот именно, а вы сомневаетесь все, голуби мои…

— Если по справедливости, то да, сомневался, командор. Но есть ли он там еще, этот клад? Ведь прошло столько времени, — рассудительно поднял руку, выставив указательный палец, Балаганов.

— Да, это резонно, Остап Ибрагимович. Не выбрали ли этот самый тайник уже до нас? — произнес Козлевич, взглянув на своего молодого компаньона.

— Не будем время терять, камрады. Гоним в Симферополь, а оттуда по направлению на Евпаторию, в город Саки.

«Майбах» прощально пронесся по улицам Феодосии и помчался к Симферополю.


Глава XV. НОЧНОЕ ПРОНИКНОВЕНИЕ ВО ДВОРЕЦ | Остап Бендер в Крыму | Глава XVII. ПОЕЗДКА В ГОРОД САКИ