home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 23

Дьявол! Когда Алеку позволили вернуться в здание, его носки совсем вымокли от росы, но он направился прямо в свой номер вместе с менеджером отеля. Выяснилось, что не только лак обгорел на входной двери да ковер представлял собой кучу обгоревших лохмотьев, – еще одно возгорание было устроено у задней двери, выходящей на пандус, откуда прислуга заходила в его люкс. Таким образом, оба выхода из его номера были заблокированы, и если бы Алек находился в нем, его единственным шансом спастись от пожара было бы выпрыгнуть из окна находящихся на верхнем этаже покоев. Прескотт заходился в словах благодарности. После непредвиденных осложнений прошлого вечера обоим было понятно, что произошло.

Мак тоже не спал в гардеробной комнате – слава Богу. Алек видел его в добром здравии на лужайке – он закутался в покрывало, как в римскую тогу. Алек решил, что это не его дело, в чьей постели его лакей провел ночь, – большая удача, что они оба до сих пор живы.

– Разумеется, я переведу вас в другой номер, даже если для этого придется переселять кого-то, – сказал Прескотт, нервно потирая руки.

– В этом нет необходимости: семейство Арден и я – мы утром уезжаем, – сообщил Алек. К тому же репутации отеля не повредит побеспокоить гостей еще больше, чем они уже были побеспокоены. – Вам повезло, что горничная вовремя заметила пожар. Я бы хотел потолковать с ней, если можно.

– Конечно-конечно! Одна из наших девушек как раз несла наверх поднос с ранним завтраком, – сообщил Прескотт. – Наши сотрудники обучены реагировать на каждую экстраординарную ситуацию. Она все сделала правильно.

В том числе унесла поднос, который, должно быть, уронила, когда принялась засыпать огонь песком из ведра, стоявшего как раз для подобных случаев в коридоре. На мокром ковре осталось всего несколько пятнышек, свидетельствующих о том, что кто-то заходил сюда.

Алек порылся в кармане в поисках ключа от номера. Дверная ручка все еще была теплой на ощупь. В гостиной все оставалось так же, как было, когда он отправился на карточный вечер, даже бокал с недопитым виски стоял на столе. Мак прислуживал на вечере и, должно быть, не вернулся, чтобы сделать уборку, потому что впереди у него было собственное приключение.

– Сообщите в гараж, чтобы мой автомобиль подготовили и подали ко входу к десяти часам, – приказал Алек. – Нам также понадобится экипаж для багажа, моего лакея и брата мисс Арден. Мой «пегас» рассчитан только на двоих, а я не желаю, чтобы они задерживались здесь дольше необходимого.

– Разумеется, милорд.

– И вы сообщите мне, если Бауэр вернется, чтобы устроить тут еще какие-нибудь неприятности.

Прескотт яростно закивал.

– Мы прогоним его с территории отеля, – сказал он. – Мне не нужны неприятности с властями, лорд Рейнберн. Одного пожара достаточно для того, чтобы наши пациенты растревожились. А ведь мы всегда принимали все меры для того, чтобы они чувствовали себя в безопасности. Понять не могу, что заставило этого человека поступить таким образом.

– Да это все ерунда. Бауэр компрометировал пациенток с тех пор, как открылся отель, а может, и до этого. Кусок обгоревшего дерева – ничто по сравнению с погубленной репутацией женщины. Сначала он ловил своих жертв, а потом шантажом вытягивал у них деньги за молчание. Представляете, он опоил мисс Арден опиумом, чтобы она была сговорчивее. Я постараюсь лишить его лицензии врача, если смогу.

– Не просто сможете – вы должны это сделать, милорд, должны, – проговорил Прескотт, излучая подобострастие. – Но прошу вас, по возможности не упоминайте отель. Клянусь: я понятия не имел о его деятельности. Водолечение было полностью в его руках. Не представляю, где мы в короткие сроки сможем найти специалиста его профиля. Правда, надеюсь, медсестры смогут работать и без него – они же умеют проводить процедуры.

– Да мне наплевать, как вы решите свои проблемы с персоналом, – промолвил Алек. – А теперь прошу меня простить. Пришлите ко мне горничную, чтобы я мог отблагодарить ее. И еще, пожалуйста, завтрак. Также позаботьтесь о том, чтобы мисс Арден и ее брат тоже позавтракали перед отъездом.

Прескотт поспешил выполнять приказания. У парня был такой вид, словно его голова раскалывалась от боли. В течение дня ему едва ли станет лучше, так как придется успокаивать более сотни не выспавшихся, возмущенных гостей. Непостоянное, испорченное общество ждет первоклассного сервиса в первоклассном отеле. Июнь – самое начало сезона, и если пойдут слухи о трудностях, с которыми можно столкнуться здесь, это приведет к целой лавине отказов от резервирования. Консорциуму это по вкусу не придется, ведь инвестиции в отель были сделаны огромные.

Мак вернулся в своей тоге, вид у него был глуповатый, и он тут же принялся собирать их вещи. Робкий стук в дверь известил о приходе горничной-героини с завтраком. Алек выдал ей целую пригоршню денег из тех, что выиграл за вечер, и предложил работу в своем поместье, но девушка, покраснев, отказалась. Она тоже слышала о том, что он – убийца.

Алек разделил завтрак со своим лакеем, лишь немного нервничая из-за событий, которые должны произойти в ближайшие пару дней. В четверть десятого за его багажом пришел носильщик. Алек путешествовал налегке, ведь его дом находился всего в двух милях от отеля, и он почти каждый день бывал там, чтобы захватить то, что ему нужно. Работы по обновлению дома еще не завершились, и Алек приготовился к стуку молотков и кучам опилок.

Он не сообщил о приезде Мэри, потому что сообщать было некому. Одна из оставшихся в доме кухарок якобы отвечала за питание остальных слуг, и, вероятно, ее можно будет уговорить расширить свои обязанности. Почти все спальни были закрыты, но при необходимости он сам сможет снять с кроватей чехлы и приготовить спальные места. Алек пообещал Мэри отдых, и ему не хотелось, чтобы она орудовала веником.

Может быть, он сумеет одолжить экономку у своего брата Эвана. Та не испытывала к нему явной антипатии, а присматривать за его младшим братом было совсем нетрудно. Эван так много времени уделял винному заводу, что дома бывал совсем редко и совершенно не обращал внимания на то, что ставят перед ним в тарелке на стол, лишь бы это было горячим.

Зазвонил телефон. Мак взял трубку, прежде чем Алек успел шевельнуться.

– Звонил Прескотт, – сообщил он. – Насколько я понимаю, вы вселили в этого парня ужас. Ваш автомобиль внизу, в отельный экипаж уже сложены вещи, и он ждет мистера Ардена и меня. Мы уже идем, милорд?

Алек оглядел красиво обставленную комнату. Он не будет скучать по ней.

– Да, я сделал то, ради чего сюда приехал, – ответил он. – С Арденами мы встречаемся внизу.

Мак обхватил руками свою хилую грудь и встал в позу, которая, тем не менее, внушала страх.

– Что еще? – вздохнув, спросил Алек.

– Если этот докторишка попытался сжечь нас здесь, то что помешает ему приехать в Рейнберн-Корт?

Алека внезапно охватил озноб.

– Он не посмеет, – неуверенно промолвил он.

– Да неужели? Вы заполучили женщину, которую он хотел. Вы лишили его карьеры. Что ему терять?

Черт! Мак прав. В Рейнберн-Корте слишком много дверей, видит Бог, и окон, но очень мало прислуги, которая сможет защищать их сутки напролет. А ближайший судья – в Питкарране. Алеку надо будет потолковать с ним, как только Мэри устроится. Можно не сомневаться: у Бауэра есть в отеле друзья, у которых он сможет спрятаться. Да и Прескотту Алек ни на грош не доверял.

Надо было накануне вечером пойти вместе с Бауэром, чтобы удостовериться, что тот уехал. Самому отвезти его в Эдинбург. Но ему захотелось вернуться к Мэри.

– Ты все правильно говоришь, – сказал Алек. – Но что ты предлагаешь?

– Отвезти мисс Арден еще куда-нибудь.

– Куда? – В Париже в этом время хорошо, но Алек не думал, что Мэри согласится быть его официальной любовницей.

Мак хлопнул в ладоши.

– А что скажете о северной сторожке у ворот? Там никто не живет.

– И не жил целую вечность. Там же все наверняка пылью засыпано. К тому же там так тесно. – Алеку не терпелось показать Мэри свой дом. Даже сейчас, когда там шли работы по восстановлению, он производил большое впечатление. Сторожка была его точной копией, если не считать того, что она в несколько раз меньше его.

– Я мог бы подготовить сторожку для вас, – сказал Мак. – И никому в голову не придет искать вас там. А мы представим дело так, будто вы находитесь в Рейнберн-Корте до тех пор, пока Бауэра не поймают. Уверен, что мистер Арден с готовностью поможет мне.

Так вот откуда ветер дует. Еще во время карточного вечера Алек заподозрил, что его лакея привлекает Оливер. Они перебросились несколькими пылкими взглядами, которых, к счастью, остальные гости не заметили.

– Так ты с ним уже?…

Мак покраснел.

– Похоже, он хороший парень, – сказал он.

– И ты отлично выглядишь в его покрывале.

– О! – Лицо Мака побагровело. – Если хотите, можете меня уволить.

– К чему мне это? Пока ты профессионально исполняешь свои обязанности, оставайся таким, как есть, дерзкий дьявол! Мне все равно, чем ты занимаешься в свое свободное время. Я считаю себя человеком современных взглядов. Но неизвестно, что другие могут об этом подумать. Или сделать, – предупредил Алек. Его с братьями заставляли читать Библию и ходить в среднюю школу. Общество не расположено прощать, когда дело касается сексуальных злоупотреблений. А сам Алек, возможно, отправится прямиком в ад за те делишки, которые он творил, будучи юнцом.

Опустив глаза на собственные ноги, Мак тихо проговорил:

– Думаете, я этого не знаю? Мне всю жизнь приходилось скрывать себя настоящего.

– Мне очень жаль. Но будь осторожен с Оливером. Он моложе тебя и немного импульсивен. Мисс Арден не захочет, чтобы с ним случилось что-то нехорошее, я уверен.

– Да, милорд. – Мак неуверенно улыбнулся ему.

Он начал работать на Алека еще до его женитьбы. Не всю жизнь, конечно, но этот лакей хорошо служил ему и знал, что Алеку нравится, а что – нет. Его утреннее признание не особо удивило Алека, но с Мэри может возникнуть неловкая ситуация. Хоть Оливер только притворяется ее братом, они действительно привязаны друг к другу и друг о друге заботятся.

Хотя, возможно, ей все же известно. Мэри не из тех людей, которые знают абсолютно все. Но для своего возраста у нее удивительно мудрая голова, словно она вела дела вместе со своей пожилой тетей.

Они с Маком предпочли спуститься вниз по лестнице, а не на лифте. Оливер мерил шагами вестибюль, а Мэри безмятежно сидела на одном из роскошных кресел, обитых ситцем, – само воплощение одного из дней поздней весны. При виде нее никому и в голову не пришло бы, что всего за сутки ее опоили наркотиком, напали на нее, а потом вывели из горящего дома. Она была в одном из своих скромных белых платьев и в соломенной шляпке, приколотой к ее светло-рыжим волосам розовыми розами. Одна ее рука в перчатке покоилась на белом кружевном солнечном зонтике.

– Ну вот и вы, лорд Рейнберн! – воскликнула она. – Как мило с вашей стороны подвезти меня на железнодорожную станцию, откуда я уеду в Лондон! – громко добавила она. Несколько человек повернулись к ним.

Алек протянул ей руку.

– Ты не боишься того, что Бауэр будет искать нас в Рейнберн-Корте? – тихо спросил он. – Мак этого опасается.

– Признаюсь, это приходило мне в голову. Меня он подозревать не должен, но тебе следует быть осторожным, если он все еще где-то поблизости. Дело с пожаром он как следует распланировать не успел, но теперь у него будет время на то, чтобы подойти к ситуации более творчески.

– Надо было добиться его ареста, – промолвил Алек, провожая ее по лестнице к поджидавшему их автомобилю. – Вообще-то сегодня я намереваюсь съездить в Питкарран, чтобы предъявить ему обвинение хотя бы за поджог, несмотря на то, что у меня нет доказательств. Я постараюсь ни во что тебя не впутывать.

– Да я вовсе не против того, чтобы участвовать в разбирательстве. То, что он сделал… Это очень… не по-джентльменски.

– Мало сказать. – Отпустив механика, Алек усадил Мэри на пассажирское сиденье и обвел ее белое платье долгим взглядом. – Боюсь, ты испачкаешь платье. Дорога в Рейнберн-Корт непростая. Погоди минутку! – Порывшись в багажнике, он вытащил оттуда свой пыльник и пару защитных очков.

– Вот, надень это!

Маленькая фигурка Мэри забавно смотрелась в огромном плаще.

– Мне снять шляпу? – спросила она, закатывая рукава пыльника.

– Если она тебе дорога.

Мэри сняла шляпку, положила ее под сиденье, а из сумочки вынула шелковый шарф. Она подвязала его под упрямым подбородком и, как ни странно, стала выглядеть очень соблазнительно, напоминая своим широким лбом и высокими скулами русского сироту.

– Мне ведь уже доводилось ездить на автомобиле, – сообщила она. – Джордж… то есть знакомый моей тети – владелец автомобильной компании «Пегас». – Она надела очки и даже в них умудрилась остаться очаровательной.

Джордж, вот как? Алека опалил жар ревности.

– Да что ты? Постараюсь вести не хуже него. – Алек включил подачу топлива, повернул ключ зажигания. Мотор ровно заработал с легкого хлопка. Затем перевел рычаг переключателя скоростей, и они поехали вниз в клубах пыли по длинной подъездной аллее.

Джордж. Алек ломал себе голову, пытаясь вспомнить фамилию этого типа. Какой-то промышленник, который чем только не занимается. Само собой, для Мэри он слишком стар, даже если богат как Крез и задумывается о будущем. А автомобиль – вещь как раз из будущего. Конечно, сейчас увлечение автомобилями можно считать своего рода хобби, но наверняка настанет день, когда они станут доступны всем. Алек и сам подумывал о том, чтобы вложиться в автомобильную компанию. У него уже есть две машины разных моделей. В той, что стоит в Лондоне, больше места для пассажиров, но ему сейчас приятно находиться наедине с Мэри.

Она что-то сказала, но он не расслышал ее слов за ревом мотора. Чуть ослабив давление ноги на педаль, он притормозил и переспросил:

– Прошу прощения?

– Я спросила, – прокричала Мэри в ответ, – сможешь ли ты дать мне несколько уроков вождения.

Уроков вождения? Женщина за рулем? Алек знал все о Дороти Левитт, этой сумасбродке, которая то и дело била рекорды в управлении судами и автомобилями, но он ее не одобрял. Дойдет до того, что женщина начнет управлять аэропланами. И даже если она обучает королеву и ее дочерей, женщина не создана для того, чтобы водить автомобиль, – это неестественно. Мэри Арден наверняка не знает разницы между газовыми клещами и кусачками. Водить – это не просто крутить руль да катиться себе по дороге вперед. Это грязное, опасное, сложное дело.

Но, взглянув на огоньки в ее огромных ореховых глазах, скрытых защитными очками, Алек сказал:

– Посмотрим. – Он надеялся, что сумеет так отвлечь Мэри в постели, что она неделю и не вспомнит о чем-то на колесах.


Глава 22 | Любовь и верность | Глава 24







Loading...