на главную | войти | регистрация | DMCA | контакты | справка |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


моя полка | жанры | рекомендуем | рейтинг книг | рейтинг авторов | впечатления | новое | форум | сборники | читалки | авторам | добавить
фантастика
космическая фантастика
фантастика ужасы
фэнтези
проза
  военная
  детская
  русская
детектив
  боевик
  детский
  иронический
  исторический
  политический
вестерн
приключения (исторический)
приключения (детская лит.)
детские рассказы
женские романы
религия
античная литература
Научная и не худ. литература
биография
бизнес
домашние животные
животные
искусство
история
компьютерная литература
лингвистика
математика
религия
сад-огород
спорт
техника
публицистика
философия
химия
close

Loading...


Султан Селим I

В мае 1517 г. Селим I созвал в Каире всенародное вече. Наряду с османскими военачальниками там присутствовали и египетские кадии, представители купцов, ремесленников и других слоев населения, в том числе христиане и евреи. Селим I изложил принципы новой политики и назначил сановников на основные государственные должности. Структура управления страной не подверглась существенным изменениям. Так, в Верхнем Египте власть оставалась в руках бедуинских шейхов, а в Нижнем и Среднем — мамлюкских кашифов (чиновников), которые признали власть османов.

Главные же изменения коснулись социальной жизни. Как и в Сирии, Селим I произвел коренные изменения в системе распределения земель. Были уничтожены все формы мамлюкского феодального землевладения.

Новые власти сделали главным объектом своего внимания крестьян. Осуждались любые проявления варварства и тирании, «губившие» феллахов. В августе 1517 г. перед своим отъездом из Каира Селим I объявил, что отныне никому не дозволяется притеснять феллаха или любого простого человека из народа. Кадии и наместники обязывались уделять их нуждам первостепенное внимание. На заседании каждого египетского Дивана первым должен был рассматриваться вопрос о положении крестьян. Любое покушение на имущество феллаха или попытка поживиться за счет крестьян считались тяжким преступлением и карались в большинстве случаев смертной казнью. Кадии обязывались внимательно относиться к жалобам крестьян, особенно связанным с их материальным положением. Пренебрежительное отношение к жалобам или решение в пользу власть имущих грозило кадиям тюремным заключением.

Селим I отменил многие налоги и поборы с населения, снизил денежные штрафы с крестьян, отменил так называемые «подарки» должностным лицам, проезжавшим через деревню. А в июле 1519 г., к большой радости бедноты, были установлены фиксированные цены на товары. В декабре 1521 г. было введено новое соотношение между серебряной и золотой монетой, в результате чего налоги и долговые обязательства снизились вдвое. Прежнее соотношение было восстановлено лишь в сентябре 1523 г.

Османское правительство в Египте уделяло много внимания заселению покинутых деревень и защите крестьян от бедуинов. Теперь каждому, кто принесет голову бедуина-налетчика, получал его коня, оружие и одежду. Если бедуины нарушали османские законы, то у них отбирали верблюдов, коней, рабов, оружие, драгоценности и другое имущество, а жен продавали в рабство. Самих же бедуинов избивали и казнили. Так, 31 января 1520 г. по улицам Каира пронесли 12 отрубленных голов и 6 чучел бедуинских шейхов из племени савалим. В назидание другим с них содрали кожу, набили соломой и одели в бедуинские одежды.

Такие же крутые меры новые власти применяли и для укрепления мусульманской морали. В1519 г. по всему Египту были закрыты кабаки, винные лавки, курильни гашиша и публичные дома, содержательницы которых были зашиты в мешки и сброшены в Нил. Строго-настрого запрещались «бесстыдные» танцы и другие предосудительные с точки зрения мусульман обычаи. Так, за «непристойное самолюбование невесты» полагался крупный штраф. Имелся в виду обычай, когда невеста во время свадьбы семь раз выходила к гостям с открытым лицом в семи различных «сладострастных нарядах».

Для мамлюков же настали тяжелые времена, они совершенно обнищали и бедствовали. Как писал арабский историк Ибн Ийас, у них не осталось ни коней, ни приличной одежды, ни оружия, ни даже угла, где бы они могли преклонить голову, у них не было ни слуг, ни рабов. Турки разъезжали на конях, а мамлюки пешком бродили по рынкам.

Но вскоре Селим I решил простить мамлюков. Из них стали формировать специальные части османской армии — «корпус черкесов» («Джамаат аль-джеракис»). Им раздали оружие и стали платить небольшое жалованье. Но им не вернули прежнюю мамлюкскую рыцарскую форму, а одели в турецкие кафтаны, шапку и сапоги. Им разрешалось оставить только бороды, чем они и отличались от тщательно выбритых османских спахиев.

Как правопреемник мамлюкских султанов Селим I принял все их права и обязательства в международных отношениях. Так, он унаследовал сюзеренитет над вассальными территориями в Африке и Аравии. Мелкие правители этих стран посылали к Селиму своих послов с выражением преданности и готовности возобновить отношения, бывшие у них с мамлюкскими султанами.

Мекканские шерифы одними из первых признали Селима I новым главой ислама и покровителем священных городов. Большое значение имело прибытие в Каир 5 июля 1517 г. послов хашимитского шерифа Мекки Мухаммеда Абу-ль-Бараката — светского правителя Хиджаза. Возглавлял посольство сын и наследник Мухаммеда Абу Нумейей Мухаммед, передавший Селиму I ключи от Каабы, подтвердив тем самым признание его прерогатив как султана ислама и халифа всех правоверных.

Османские власти не вмешивались во внутренние дела мекканских шерифов, которые продолжали жить по старым традициям и обычаям. Задачей турок была охрана побережья, защита паломников и поставка продовольствия для священных городов. Турки должны были следить за состоянием мекканских храмов, поддерживать в хорошем состоянии дороги, зернохранилища и резервуары с водой. Контроль за положением в стране осуществлял наместник Египта, он же отвечал за оборону Хиджаза, который в военно-политическом отношении входил в сферу его юрисдикции. Ему подчинялись турецкие гарнизоны, размещенные в стране, и прежде всего гарнизон Джидды — крупнейшего бастиона османского владычества на Красном море. В Джидде находилась и резиденция турецкого паши, командовавшего вооруженными силами Порты. И вскоре Джидда стала настоящей военно-политической и торговой метрополией Хиджаза.

Мекка и вассальный эмират Хашимитов оказались в тени османского могущества. Османские власти не вмешивались в их внутренние дела, в том числе и в вопросы престолонаследия. Они обычно утверждали того претендента, который побеждал в междоусобной борьбе.

Перейдя на сторону османов, Абу-ль-Баракат и его преемники лояльно сотрудничали с Портой. Они поддерживали авторитет султана, гарантировали безопасность хаджа и обеспечивали повиновение бедуинских племен. Так, в 1517 г. вместе с шерифом Мекки присягу на верность султану принесли и все вожди больших бедуинских племен Хиджаза и Сирии. По данным Дмитрия Кантемира, «племена диких и бродячих арабов», населявших пустыню между Меккой, Каиром и Дамаском, добровольно подчинились Селиму I и подписали документы о безграничной преданности османскому владыке.

Надо ли говорить, что «автономии» Египта и Сирии в составе Оттоманской империи были явлением временным. Такая ситуация не устраивала ни местную феодальную верхушку, ни Константинополь.

22 сентября 1520 г. скончался султан Селим I. Тут же бедуины и мамлюкская знать Сирии подняли мятеж, отказавшись присягать новому султану Сулейману. Целью их было восстановление мамлюкского государства. Мятеж возглавил сам правитель Сирии Джанберди аль-Газали. Он объявил об отделении Сирии от Османской империи и 31 октября 1520 г. принял мамлюкский королевский титул «аль-малик аль ашраф», приказал читать свое имя в пятничной хутбе и чеканить на сирийской монете. Верные ему мамлюки истребили турецкий гарнизон в Дамаске и изгнали османов из Бейрута, Триполи, Хамы и других городов.

Однако мятеж этот не получил широкой поддержки. Египетские мамлюки, на которых надеялся Джанберди аль-Газали, не поддержали его, а крестьянство и горожане Сирии в лучшем случае оставались лояльны, а то и враждебны к мятежникам. К Джанберди присоединились только друзы, бедуины Джебель-Наблуса и еще немногие племена, а Иоаннитские рыцари прислали с Родоса пушки.

С 23-тысячным войском Джанберди аль-Газали в начале ноября 1520 г. выступил на Халеб. Но горожане заперли ворота. Тогда мятежники начали обстреливать его из пушек, но город держался до прибытия из Анатолии османских войск. 22 декабря Джанберди начал отступление. Его наместники в Бейруте, Триполи и других городах бежали при подходе турок.

27 января 1521 г. в сражении при Мастабе близ Дамаска войско мятежников потерпело полное поражение. Сам Джанберди аль-Газали, переодевшись дервишем, бежал, но был схвачен и 6 февраля казнен.

Османы заняли Дамаск. Теперь автономия Сирии была окончательно уничтожена, а территория страны поделена на три эйалета[17] с центрами в Дамаске, Халебе и Триполи, которые управлялись османскими пашами, непосредственно подчиненными Порте. Мамлюки были рассеяны и постепенно растворились в османском господствующем классе. В течение XVI века их имена довольно часто мелькали в списках держателей сирийских тимаров.

При султане Сулеймане в Египте началась «османизация» управления. В мае 1522 г. была проведена судебная реформа. Вместо системы четырех верховных кадиев учреждался пост единоличного главного кадия Каира.

Следующим шагом стало упразднение вассального мамлюкского королевства. 5 октября 1522 г. умер мамлюкский полководец, король Египта Сайф ад-Дин Хайрбек. 27 октября новым наместником Египта был назначен великий визирь Мустафа-паша, который занялся реорганизацией управления страной. Сохранив прежнее политико-административное деление, он приспособил его к потребностям новой власти. Египет стал османским эйалетом во главе с бейлербеем, которому подчинялись кяшифы, бедуинские шейхи и командиры местных гарнизонов. Мамлюкская гвардия и наемники короля были распущены или вошли в состав семи корпусов османской армии Египта. Внутренний распорядок и жалованье янычар были приведены к общеосманским нормам. В сельской местности порядок поддерживали бедуинские шейхи и мамлюки, сохранившие свою корпоративную организацию. Поэтому система тимаров стала излишней и не распространялась на долину Нила. Египет стал платить Порте ежегодную дань в размере 100 тысяч динаров и направлять войска в распоряжение центрального правительства. Мамлюкским кяшифам и бедуинским шейхам предписывалось действовать наподобие османских санджак-беев. Соответствующие инструкции были записаны в Канун-наме Миср, опубликованном 18 июля 1523 г.

Ликвидация вассального мамлюкского королевства вызвала большое недовольство среди мамлюков и бедуинов. Они составили заговор, который возглавил Джаним ас-Сайфи. Мятеж начался в 1523 г., однако он был оперативно подавлен дислоцированными в Египте османскими войсками без присылки подкреплений из центра.

После подавления мятежа вместо Джанима ас-Сайфи, убитого в бою, наместником Египта султан назначил Ахмед-пашу, грузина по национальности. Этот победитель родосских рыцарей рассчитывал на пост великого визиря, но Сулейман Великолепный назначил визирем своего фаворита Ибрагим-пашу, а Ахмеда отправил в Египет. Самолюбие гордого грузина было уязвлено. В декабре 1523 г. он прибыл в Каир, где сразу же нашел общий язык с оппозиционно настроенными бедуинскими шейхами и мамлюками. Узнав об этом, Сулейман Великолепный послал в Египет гонца с секретным приказанием убить Ахмед-пашу. Но гонец был перехвачен, и Ахмед-паша решился на мятеж. Его поддержала большая часть мамлюков и бедуинов.

В январе 1524 г. в Каир вступили ополчения бедуинских эмиров Ахмеда ибн Бакра из Шаркии и Ибн Омара из Сайда (Верхний Египет). Опираясь на них, Ахмед-паша объявил себя султаном Египта, заявил об отложении от Порты и восстановлении мамлюкского государства. Затем Ахмед-паша сместил всех османских чиновников, казнил янычар и начал восстановление мамлюкской армии. Имперские имения он стал раздавать мамлюкам и бедуинам.

Ахмед-паша отчаянно искал союзников и пытался установить связи с римской курией, великим магистром иоаннитского ордена и сефевидским шахом Исмаилом, за что и получил у турок прозвище «Каин».

Сулейман Великолепный на подавление мятежа отправил в Египет войска под командованием Айас-паши. Но, едва выступив, они вернулись — поступило известие, что 23 февраля 1524 г. жители Каира взбунтовались и свергли Ахмед-пашу. Тот в момент восстания находился в бане, с трудом добрался до цитадели и на следующий день бежал из Каира, но вскоре был схвачен и 6 марта казнен.

Тогда Сулейман Великолепный отправил в Каир своего фаворита Ибрагим-пашу, куда тот прибыл 24 марта 1525 г. За три месяца он восстановил в стране османскую законность, казнил шейхов хаввара и бакр, принимавших активное участие в мятеже, и разогнал мамлюков, скомпрометировавших себя в событиях 1523—1524 гг.

Так Египет окончательно стал частью Оттоманской империи. С 1525 по 1587 год в Египте не случалось никаких беспорядков.



Глава 9 Захват османами Египта и Ирака | Взлет и падение Османской империи | Глава 10 Присоединение Ирака и борьба с португальцами







Loading...