home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА LI. ЧЕТВЕРТАЯ ЗИМА (1916–1917)

Тридцать первого октября Стуркерсон, Кэстель, Нойс и Эмиу отправились к мысу Грасси, везя на двух санях по 300 кг сушеного мяса и тюленьего жира, а также необходимую утварь и немного свежего мяса для собак. Помимо перевозки сушеного мяса, цель поездки заключалась в том, чтобы, во-первых, построить на каждом этапе по снежной хижине для использования ее при дальнейших зимних поездках из одной базы в другую; во-вторых, в том, чтобы устроить у мыса Грасси склад припасов, которым должен был затем заведовать Кэстель. Наткусяку было послано приказание отправиться в Зимнюю Гавань с санями, которые сломались прошлым летом, и отремонтировать их посредством дерева и железа, оказавшихся на складе Бернье.

Рука Чарли зажила. Он и Лопец усердно работали, доставляя на базу мясо тридцати восьми мускусных быков, убитых 26 октября. Тем временем я обрабатывал информационные материалы, собранные в течение прошлой весны и лета.

10 ноября наступило полнолуние, и мы полагали, что Стуркерсон использует его, чтобы вместе с Наткусяком и со сломанными санями добраться в течение недели до перешейка, где разветвляются дороги к заливу Лиддон и к Зимней Гавани. 17 ноября Лопец и Чарли захватили с собой несколько саней и отправились к перешейку, чтобы встретить Стуркерсона и вместе с ним проехать в Зимнюю Гавань. Там вся партия должна была остаться и привести все сани в исправность для предстоявшей весенней работы.

Однако Чарли и Лопец вернулись и сообщили, что Стуркерсон до сих пор не прибыл с севера; они его ждали, пока не израсходовали все взятое с собой продовольствие и корм для собак, так что вернулись с пустыми санями. Мы не могли понять, что случилось, и снова переживали период беспокойства, пока, наконец, 9 декабря не прибыл Наткусяк с письмом. Тогда положение выяснилось, но известия были неблагоприятные.

Стуркерсон сообщал в письме, что поездка его партии на север замедлилась вследствие мороза и встречного ветра, причем у собак оказались обмороженными бока (этого никогда не случается только от холода; причиной может быть лишь совместное действие низкой температуры и сильного ветра). По прибытии на мыс Грасси произошла дальнейшая задержка, так как стояла облачная погода, и отсутствие света мешало работам.

На обратном пути партия Стуркерсона оказалась в то время, когда уже наступило новолуние, Причем, вследствие постоянных метелей, пришлось двигаться в полной темноте. В результате заблудились и попали в скалистую местность, изобиловавшую обрывами; несколько раз были на волосок от гибели, и, в довершение всего, пришлось на протяжении целых миль тащить сани по каменистому грунту, так что стальные оковки полозьев сильно износились, а некоторые пришли в негодность.

Это последнее обстоятельство сорвало бы все наши планы; но, к счастью, мы могли располагать санями и лодкой, оставленными Бернье в Зимней Гавани (оковку имели не только сани, но и лодка, так как при ее постройке было предусмотрено, что ее, может быть, придется волочить по льду). Сани Бернье по своей конструкции были совершенно непригодны для наших целей, так что пришлось снять с них оковку и использовать для наших саней. Ее ширина и качество были не совсем подходящими; наши инструменты не годились для такой работы, а Бернье никаких других не оставил. Однако пришлось довольствоваться тем, что мы имели. Мне не хотелось ободрать лодку, оставленную специально для потерпевших кораблекрушение; но если бы таковые оказались на о. Мельвиль, то они вполне могли бы провести там зиму, а затем ранней весной уйти по льду, не нуждаясь в лодке.

Партии Стуркерсона предстояло провести в Зимней Гавани 3–4 недели. В связи с этим я предупредил Стуркерсона и всех его спутников, чтобы они ели не только «бакалею» со склада Бернье, но и достаточное количество свежего мяса, во избежание цинги. За недостатком места я не могу здесь подробнее остановиться на вопросе о цинге и о мерах борьбы с нею. Но те, кто интересуется этим вопросом, могут увидеть из специальной медицинской литературы, что представление о цинге, существовавшее в довоенной медицине, теперь в значительной мере признано ересью.

Действительно, в течение целого столетия специфическим средством против цинги считался лимонный сок. Однако, хотя каждая полярная экспедиция снабжалась им, почти все они страдали от цинги. Люди, получавшие лимонный сок в больших количествах, тем не менее заболевали, и некоторые из них умирали. Это всегда объясняли плохим качеством лимонного сока, его недостаточной кислотностью и т. п., но никто не догадывался, что против цинги помогает только свежий лимонный сок, недавно разлитый в бутылки, тогда как после нескольких лет хранения он почти совершенно утрачивает свои профилактические или лечебные свойства.

В бульварных романах на полярные темы часто фигурируют случаи «чудесного исцеления» цинги посредством сырого картофеля или лука. Но здесь важен не сам картофель, а то, чтобы его ели сырым. Свежие сырые овощи обладают явно выраженными противоцинготными свойствами; однако эти свойства уменьшаются или уничтожаются, если овощи были сварены или долго хранились. Точно так же совершенно сырое и свежее молоко помогает против цинги, тогда как пастеризованное почти или совсем не помогает. Вообще, очень многие виды пищи, как растительной, так и животной, в сыром виде являются противоцинготным средством. В этом и заключается секрет предупреждения и лечения цинги.

Подобных противоцинготных свойств совершенно не имели все съестные припасы, находившиеся на складе Бернье. Поэтому необходимо было, в дополнение к ним, есть оленину и мясо мускусных быков, если не в сыром виде, то, по крайней мере, в недоваренном.

История нашей зимовки на о. Мельвиль была настолько сложна, что приходится отказаться от подробного ее изложения. Предыдущее лето прошло очень удачно, а потому мы слишком много возомнили о себе и наметили на зиму чрезмерно грандиозные планы. Затем все обстоятельства начали складываться как нельзя хуже. Во время поездок плохая погода всегда застигала наши партии в таких местах, где они рисковали заблудиться и попасть на каменистый грунт. Но после того как партия Стуркерсона в один день загубила оковки почти всех саней, мы больше не могли идти на подобный риск, так как на замену оковок уже был израсходован весь подходящий материал со склада Бернье, и в случае дальнейшего износа оковок нам нечем было бы заменить их. Поездки оказались неудачными и в том отношении, что некоторые склады мяса мускусных быков, оставленные нами в разных местах, были расхищены волками, вследствие неудовлетворительной конструкции, а другие не удалось отыскать в темноте. В эту зиму мы впервые переживали нечто такое, что можно было бы назвать лишениями.

Сначала я оставался в лагере и не участвовал в поездках, потому что был занят своей этнографической работой; кроме того, у нас было больше людей, чем саней и упряжек, так что моей помощи не требовалось. Впоследствии я заболел, хотя и не очень серьезно, но настолько, что вынужден был оставаться дома и боялся, что не успею выздороветь к началу весеннего путешествия. Однако весной я уже был совершенно здоров.

К весенним работам мы хотели приступить в январе, но вследствие разных злоключений подготовка затянулась по февраль включительно. Мы не могли отправиться в путешествие без достаточного запаса одежды, а наши швеи работали медленно, так как две из них были больны, а у самой лучшей, Гунинаны, ослабело зрение, что вредило ее работе как в качественном, так и в количественном отношении. Вероятно, работоспособность Гунинаны можно было бы восстановить парой хороших очков, но до ближайшего оптика пришлось бы ехать слишком далеко.

В начале февраля произошло еще более серьезное осложнение: сломалась главная пружина лучшего из наших двух карманных хронометров. Между тем, если бы мы не имели точного времени для определения долготы, то намеченное нами путешествие сделалось бы почти бесцельным. Никто из нас не обладал искусством часовщика; но надо было что-нибудь предпринять, и на это отважился Стуркерсон. Он вынул сломанную пружину; затем мы осмотрели все наши обыкновенные карманные часы и в одних часах нашли пружину примерно такого же сорта и размера. Стуркерсон вынул ее и вставил в испортившийся хронометр. Сначала мы мало надеялись на успех этой операции. Как только хронометр начал действовать, мы произвели наблюдение над прохождением звезды через меридиан, а затем изо дня в день сравнивали отремонтированный хронометр с другим, которому мы, однако, мало доверяли. Определения времени пришлось производить в течение 10 дней, и к концу этого периода мы были приятно удивлены тем, что ход отремонтированного хронометра оказался таким же правильным, как прежде. Вообще Стуркерсон сделал много полезного для экспедиции, но эта его работа была одной из самых полезных.

Зимой мы часто размышляли о причинах неприбытия «Белого Медведя». Так как в течение предыдущего лета партия Стуркерсона видела с мыса Росс, что пролив Мельвиль был свободен ото льда, высказывалось предположение, что корабль потерпел аварию в начале прошлой весны, перед тем как льды взломались; другие предполагали, что пролив Принца Уэльского остался закрытым в течение всего лета, так что «Белый Медведь» не смог пройти дальше мыса Армстронг.

По словам некоторых из наших людей, перед тем как они покинули корабль прошлой зимой, среди команды ходили слухи, будто следующую зиму решено провести в бухте Уокера или в заливе Минто, где существуют превосходные условия для охоты на оленей и для ловли лососей, а также имеется много эскимосов «для компании». Поговаривали также, будто я задерживаю экспедицию на севере вопреки приказу правительства, а потому следует пренебречь моими распоряжениями и отплыть на юг, так как в противном случае правительство прекратит уплату жалованья всем участникам экспедиции.

Я полагал, что возникновение подобных слухов объясняется лишь праздностью команды во время зимовки корабля, тогда как у нас на о. Мельвиль, где все были очень заняты, некому было бы изобретать столь замысловатые истории. В их необоснованности меня убеждало письмо Уилкинса и устное сообщение Стуркерсона о том, что офицеры «Белого Медведя» намерены были вести судно к о. Мельвиль.


Глава L. НАШЛИ СКЛАД БЕРНЬЕ | Гостеприимная Арктика | ГЛАВА LII. ПРИБЫТИЕ ГОНЗАЛЕСА