home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Картинки из прошлого

Джидда, Саудовская Аравия

29 ноября 1973 года


Маленький частный «Фалькон» (марка бизнес-самолета — прим автора) по пологой дуге заходил на посадку. Директор ЦРУ Уильям Колби прильнул к иллюминатору самолета, разглядывая проносящуюся под крылом голую пустыню, маленькие нищие арабские деревушки. Промелькнула белая полоса бетонного шоссе, на удивление хорошего, две полосы в каждую сторону. Почти как в США.

— Дороги здесь хорошие… — задумчиво пробормотал Колби, отрываясь от иллюминатора и пристегивая ремень безопасности. Самолет уже шел на посадку.

— Еще бы им не быть хорошими — засмеялся Ричард Хелмс, бывший директор ЦРУ, ушедший в отставку полгода назад и теперь водящий в совет директоров Бектал — их мы строили.

— Я смотрю, вы много чего понастроили по миру, Ричард — улыбнулся Колби — что бы мы без вас делали…

— Это верно — без тени улыбки отозвался Колби, тонкую иронию директора он не понял и принял похвалу за чистую монету — один «Транс-Арабиан» чего стоит. ("Транс-Арабиан" — трубопровод, берущий начало в Саудовской Аравии и заканчивающийся в порту Бейрута, который тогда был крупнейшим нефтяным портом и нефтехранилищем на Востоке. Объект стратегический. После начала гражданской войны в Ливане и разрушения Бейрута почти не используется, нефть теперь возят танкерами, так как трубопровод, который можно перекрыть или разрушить на Ближнем Востоке — дело рискованное. Прим автора). И еще больше мы построим в будущем!

Директор Колби отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Как же место меняет людей…. Со своим предшественником на посту директора ЦРУ, Ричардом Хелмсом, Уильям Колби был знаком давно, более того — в свое время работал под его началом. Хелмс был заместителем директора ЦРУ с 1952 года, не вылезал из Лэнгли, в то же время как самому Колби пришлось поработать какое-то время на низовой работе, немало при этом запачкавшись. Один Вьетнам чего стоит. Колби работал там под прикрытием должности американского представителя агентства международного развития, на самом же деле претворяя в жизнь оперативный план «Феникс» в ходе которого было похищено и убито несколько десятков тысяч вьетнамцев, подозреваемых в связях с коммунистическим Вьетконгом. И пока Колби гнил в душной атмосфере Сайгона, рискуя словить пулю в спину на темной улице, Ричард Хелмс дышал кондиционированным воздухом в своем кабинете в Лэнгли. Сволочь. Зато потом и местами поменялись они стремительно: Хелмс полетел за глупые попытки помешать президенту замять дело с Уотергейтом (скандал, связанный с незаконным прослушиванием помещений Демократической партии США. По результатам этого скандала президенту Ричарду Никсону был вынесен импичмент — прим автора), придурок. Зато сам Колби взхлетел на вершину мгновенно: второго марта 1973 года назначен заместителем директора ЦРУ по оперативной работе, десятого мая, почти сразу же — директором ЦРУ. А Хелмса, надо же, подобрал Бектал. Недаром говорят, что бывших директоров и заместителей директоров американской разведки в Бектал принимают даже без собеседования…

И как только Хелмс вновь обрел твердую почву под ногами — он сразу же задрал нос. С людьми из Бектала разговаривать было вообще тяжело, шуток они не понимали. Но сейчас связи Бектала, завязанные еще в сорок седьмом, при строительстве «Транс-Арабиан», были критически важны для будущего Соединенных штатов Америки. Поэтому — шутки в сторону. Кстати про шутки…

— Слушай Рик… Про нас с тобой надо анекдот сочинить. Начинаться он будет так: летят как-то в самолете на соседних креслах бывший директор ЦРУ и действующий директор ЦРУ…

Раздались вежливые приглушенные смешки.

Маленький самолетик вздрогнул от удара колесами о бетон взлетно-посадочной полосы, побежал, сбавляя скорость. Никуда не сворачивая, остановился.

— Нам что, придется топать до аэровокзала по жаре? — спросил Колби, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Нет — ответил Хелмс — это частная полоса, на ней могут приземляться только самолеты, принадлежащие королевской семье и ее гостям. Нас встретят у трапа.

Пилот самолета вышел из кабины, открыл дверь, выглянул наружу. Затем выставил легкий алюминиевый трап, чтобы пассажиры могли выйти. Самолет был небольшим, поэтому необходимости в большом самоходном трапе не было.

Колби ступил на трап четвертым, сойдя на бетонку, глянул в блекло-голубое арабское небо. Температура была не меньше сорока градусов и вышедший из прохладного кондиционированного салона самолета Колби моментально взмок, тяжелая удушливая жара навалилась на него подобно ватному одеялу, от жары даже потемнело в глазах.

— Мистер Колби! — переговорив с встречающими, Хелмс подошел к нему — шейх Фахд очень извиняется за то, что лично не смог приехать и встретить дорогих гостей. Он прислал своих людей, чтобы встретить нас и проводить в подготовленные для нас апартаменты. Сам же шейх сможет встретиться с нами завтра.

Пять одинаковых белых внедорожников «Рейндж-Ровер», только появившихся на рынке, полукругом стояли около самолета….


Шейх и наследный принц династии Фахд оказался полноватым, моложавым на вид человеком, c головы до ног он был закутан в традиционную арабскую одежду, галабию. Улыбаясь, он пожал протянутую Колби руку двумя руками, как это было принято на востоке, указал на кресла, стоящие на террасе особняка под тентом. Особняк стоял на возвышенности, и с террасы была видна часть Джидды.

— А мы ведь с вами коллеги мистер Колби — аккуратно выговаривая английские слова произнес араб

— Коллеги? — недоуменно поднял брови Колби

— Да, коллеги. Видите ли. У нас в семье за каждым закреплена работа. И мой отец поручил мне курировать спецслужбы. Поэтому мы коллеги.

Директор ЦРУ с трудом удержался от презрительного смешка — нашел, с чем сравнивать. Сравнил мощнейшую спецслужбу мира, чьи агенты есть на всех континентах и даже в самом логове врага — в Москве, и разведку захудалой арабской державы. Когда их кортеж проезжал по улицам Джидды, Колби насмотрелся на грязь, нечистоты и мусор прямо на улицах. Прямо по улицам бродили тощие козы, жевавшие всякую бумажную рвань, играли полуголые арабские бачата (мальчики, арабск. — прим автора). Просто невероятно, что такой вот отсталой, убогой нации Господь наш подарил такое процветание. Ведь Саудовская Аравия буквально стояла на нефти — черной крови экономики. И теперь, когда цены на нефть резко выросли, поток нефтедолларов буквально хлынул сюда. А ведь в США уже громадные очереди на заправках и температура отопления в правительственных зданиях снижена. И все это — из-за грязных арабов! Просто невероятно…

Колби замялся, не понимая, как ему разговаривать с этим арабом. Уловив заминку, араб начал говорить первым.

— Мистер Стивен звонил насчет вас и заверил меня в вашем высоком статусе и способности решать серьезные проблемы у вас в стране….

Мистер Стивен? Директор не сразу понял, что речь идет о Стивене Бектале, основном владельце и президенте строительной корпорации Бектал. Значит, у арабов он не мистер Бектал, а просто мистер Стивен. Интересно, интересно…

— У нас действительно возникли проблемы, господин Фахд — медленно и отчетливо сказал Колби — и проблемы эти связаны с вашей … рискованной, скажем так, политикой на нефтяном рынке. Вы — наш основной поставщик, а мы — ваш основной покупатель. Сейчас вы повысили цены на нефть в четыре раза за очень короткий период времени. И более того — вы объявили эмбарго всем странам, поддержавшим Израиль во время войны. В результате этого эмбарго появились нечистоплотные дельцы, их много и они покупают нефть у вас якобы для нейтральных стран, а потом перепродают нам втридорога. Деньги, которыми наживаются эти дельцы, не достаются ни нам, ни вам. Вы должны понимать, господин Фахд, что Соединенные Штаты Америки не могут так долго держаться. Мы не можем … объяснить нашему народу, почему он должен мерзнуть зимой. Поэтому мы вынуждены будем предпринять … жесткие, скажем так действия для того, чтобы возобновить поставки нефти в полном объеме.

— Такие же жесткие как во Вьетнаме? — моментально срезал жестким и своевременным вопросом директора ЦРУ шейх Фахд

Колби в замешательстве протянул руку к столику, медленно отпил чая из старинной посуды. Его мозг в это время работал на максимальных оборотах, пытаясь продумать достойный ответ. А этот шейх непрост, ох непрост… Недооценили.

Действительно, Вьетнамская война уже угробила одну администрацию и вот-вот угробит еще одну. Потери американцев во вьетнамских джунглях были просто чудовищными, как людскими, материальными, так и моральными. Американская армия, та самая, которая сражалась на фронтах второй мировой, а потом обороняла Корею от безмерных посягательств Сталина, фактически умерла в джунглях Вьетнама. Сейчас это была не армия — это был вооруженный сброд. Солдаты употребляли спиртное и наркотики, ходили на пацифистские митинги. Армия погибла, это надо было признать и создавать новую. Ни о каком втором вооруженном конфликте, помимо Вьетнама речи просто быть не могло — это могло привести к масштабному социальному взрыву в самой Америке и свержению правительства. И, кажется, шейх это понимал.

— Господин шейх — медленно и осторожно произнес Колби — вы неправильно меня поняли. Здесь я гость, я не приехал угрожать вам войной.

Шейх удовлетворенно кивнул

— Но вы тоже должны отдавать себе полный отчет в том … — продолжил директор Колби — к чему может привести ваша политика. У вас под боком уже есть страны, в которых мусульмане забыли Коран, забыли Аллаха. С каждым годом таких стран на Ближнем Востоке становится все больше и больше. Сейчас в этих странах командуют безбожники, коммунисты, красные. Соединенные Штаты Америки — единственная страна, которая может остановить коммунистов на пути к мировому господству. Но вы должны нам в этом помогать — а вместо этого вы пытаетесь нас уничтожить. Ведь без нашей помощи и поддержки коммунисты могут прийти и на эту землю, господин Фахд. Вспомните судьбу несчастного короля Ирака Фейсала, что с ним сделали коммунисты…

— Неверные собаки… — пробормотал принц, задумавшись. Напоминание про Фейсала было зловещей правдой, эта история до сих пор леденила кровь монархов и их семей на Ближнем Востоке. Теперь в сложную ситуацию был поставлен он, ведь все что говорил гость, было вполне разумным. Коммунистов надо остановить.

— Я не могу сам принимать такие решения, господин Колби — вымолвил, наконец, шейх — у нас такие вопросы решает семейный совет. Но я донесу ваши слова до своего отца и до других принцев. А дальше — все решит совет. Я думаю, наша встреча не последняя…

— Безусловно, господин Фахд — моментально отреагировал Колби — наша встреча, безусловно, не последняя…



Картинки из прошлого Место, координаты которого неизвестны | Холодная Зима | г. Москва Здание Генеральной прокуратуры Союза ССР 16 августа 1978 года