home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Расписание я узнала заранее, расположение аудиторий помнила прекрасно, так что не став заходить в свою комнату, сразу же направилась к кабинету общей целительской подготовки — весь первый и второй курсы у нас должна была преподаваться исключительно теория, а уж к третьему мы должны были доползти и до практики, так что переживать и нервничать по поводу разоблачения мне не стоило — только на третьем курсе у целителей начинаются практики, которые они отрабатывают на своих же однокурсниках.

— Доброе утро. — Кивком поприветствовав соседок по комнате, наметила себе местечко посередине и ближе к стене — впереди расположились "ботаны", позади разместились те, кто хотел доспать или слегка откосить, так что середина была более или менее пуста, что радовало меня больше всего.

Так, не забыть еще фильтры в нос сделать.

В аудитории собрался весь наш поток и моему чувствительному обонянию это было неприятно — порядка сотни разумных, причем с различного рода духами и прочими "освежителями". Это к третьему курсу они поймут, что лучше уж никак не пахнуть, чем так резко и остро… Хотя я наверное слишком предвзята, но мне даже пришлось чуть пересесть, когда недалеко от меня расположилась троица адепток с весьма резким цветочным ароматом духов.

Внимательно рассматривая однокурсников из под полуприкрытых век, словила на себе пару неприязненных, но тем не менее удивленно–задумчивых взглядов. Кому я дорогу успела перейти?

Эльфийка и демоница. Странный набор. Впрочем они были сами по себе и судя по тому, как сидели в разных концах аудитории, дружбы между ними не было — их объединяло лишь одно — неприязнь ко мне. Эх, не было печали… интересно, что я им сделала?

Лекцию у нас читала чистокровная дриада — магистр Кларентина, молодая, но уже умудренная жизненным опытом симпатичная и довольно любезная женщина. Лишь в глубине ее глаз периодически мелькала грусть и усталость, но сомневаюсь, что это было заметно основному потоку — студенты строчили более, чем усердно, лишь я записывала основные моменты и тезисы, заостряя внимание лишь на ключевых определениях и фразах — предмет был мне знаком и писать слово в слово смысла не было.

Интересно, она в теме темной составляющей Ректора?

— Вопросы? — Внимательный скользящий взгляд по рядам и она благодушно кивает. — Вопросов нет. Все свободны, до следующей встречи.

Звонок прозвенел одновременно с ее словами и магистр, не дожидаясь, когда мы поторопимся на следующее занятие, вышла первой.

Так, следующим предметом у нас стояли философия, психология и врачебная этика. Эти пары я отсидела так же, как и первую, конспектируя лишь основные моменты, в основном же приглядываясь к учителям и однокурсникам. Так, нашла взглядом парней, которые стали моими первыми донорами, определила, что на нашем потоке основная часть студентов люди, примерно треть эльфов обоих полов, всего три демоницы и шесть девушек дриад, причем две из них полукровки. Да… ничего не изменилось.

— Виона, идешь обедать? — Окликнув меня на выходе, Карина посмотрела с небольшим укором — за весь день я едва ли перекинулась с девчонками парой слов, так как все мои мысли крутились вокруг совершенно иных вопросов. Которых было ну просто тьма тьмущая.

— Нет, идите без меня, я вечером приду, поговорим. — Отмахнувшись, но прикинув, что пора начать ночевать на территории Академии, направила свои неугомонные стопы к Винсу — необходимо проверить своих нежданных пациентов и если что, то обновить ранозаживляющие и восстанавливающие заклинания.

Так практически пролетела вся первая учебная неделя — первая половина дня отдавалась на откуп учебе, вторая — Винсу и моим пациентам, которые занимались исключительно тем, что спали и изредка ели. Основное лечение я прописала восстанавливающими отварами и мазями, которые оставляла сердобольной хозяйке, похоже решившей что малышка — это ее та самая долгожданная внучка. В паре разговоров ни о чем, я узнала, что дети бонны Наримы в свое время выросли и разъехались кто куда и навещать мать не торопились, муж спился и отошел в мир иной, а на ней остался огромный пустой дом и несколько телег нерастраченной нежности. Нового мужа и своих детей заводить было уже не с руки по возрасту, так что маленький ребенок, возникший из ниоткуда, стал той самой отдушиной, которой ей не хватало — содержание дома и уход за молодым постояльцем это одно, а маленькая девочка, требующая материнской заботы это совсем другое. Вот и славно.

Выводить храшхена из состояния полусна–полутранса я не торопилась — Хранители действительно весьма непредсказуемы в своем поведении, так что стоит дождаться выходных и его более или менее восстановления, чтобы боль тела не мешала разуму и мы смогли договориться о чем–либо приемлемом для нас обоих.

Насчет расставания с Винсом тоже все было под вопросом — мне необходим был этот дом, так что если что и предпринимать, то это героическую гибель мужчины, чтобы в дальнейшем я могла посещать его гостеприимную хозяйку и периодически скорбеть о его судьбе.

Цинично? Может быть, но других вариантов я пока не видела. Мне бы свой собственный дом, но пока я студентка и мне необходим доступ в Академию, об этом мечтать нет смысла. Впрочем, наверное стоит дождаться Ингрид и подобрать ей какое–нибудь подходящее тело и тогда…

Всерьез задумавшись над мыслью и прикидывая, что это будет намного лучшим вариантом, чем устранение Винса, шла, абсолютно не глядя по сторонам, и остановилась только тогда, когда уткнулась в чье–то плечо.

— Адептка? Вас не учили смотреть куда идете? — Знакомый голос с не менее знакомыми недовольными интонациями и я поднимаю голову, чтобы в лучах закатного солнца увидеть янтарные отблески завораживающих звериных глаз.

— Здравствуйте. Извините. — Шаг в сторону и я, обогнув инквизитора по дуге, продолжаю свой путь — мне не о чем с ним разговаривать, а накидываться на него с поцелуями это самое глупое, что я могу сделать. Да и мысли сейчас у меня совсем о другом — убить или не убить одержимого, вот в чем насущный вопрос!

И вообще, что он в парке Академии забыл???

— Адептка.

Ну вот, не пронесло…

Остановилась, вздохнула, напомнила себе, что необходимо дышать регулярно и, натянув на лицо безмятежность, развернулась к мужчине. Пардон, к мужчинам.

— Да, господин инквизитор?

— У вас проблемы? — Внимательно разглядывая мое лицо, оборотень хмурился, а его коллега (тоже как ни странно оборотень) еще более пристально разглядывал не только лицо, но и все остальное.

— Нет. У меня все хорошо. — Я похожа на наивную блонди, которая ринется рассказывать о своих проблемах первому встречному? Нет, ты не можешь решить этих проблем, блохастый. — Скажите, а магистр Иннораввиэль к нам больше не вернется? А то сейчас его заменяет магистр Суринам и никто не знает ничего…

Лучшая защита — это нападение. Хотя в моем случае не нападение, а смена темы.

— Нет, он уехал лечиться, зараза была трудновыводимой и весьма основательно подорвала его здоровье. — Как ни странно, но инквизитор ответил весьма развернуто. — Адептка, вы не проводите нас к магистру Премиусу? У нас к нему несколько вопросов.

— Да, конечно.

Ага, попробовала бы я сказать "нет". Эх, а такой хороший вечер был… и в планах у меня — навестить тетушку Гриппарзину и пообщаться наконец с Эдуардо и Микаэло, а то уже три ночи как все времени выделить не могу — то одно, то другое, то книги читаю, то сворованное разбираю… благо девчонок усыпить совсем не сложно, а потом вся ночь в моем распоряжении. Вот только по территории ночью гулять не то, чтобы опасно, но весьма и весьма проблематично — рейды патруля из выпускников были регулярными. Вопрос только — зачем?

Хотя мне это не так уж чтобы интересно.

Прикинув, что вечер уже достаточно вступил в свои права и магистр скорее всего у себя в коттедже, который находился на территории Академии, поторопилась в ту сторону, оставив следователей за спиной и вроде как предоставив им право выбора — следовать за мной, либо идти и искать самим.

Хотя судя по моим наработкам, я не видела смысла в просьбе инквизитора — они должны быть прекрасно знакомы друг с другом и моего участия в поисках не требовалось. Хотя кто его знает, какие пестицидные тараканы живут в мозгах у оборотней?

Десятиминутная прогулка в молчании, короткий стук в дверь и она приглашающее распахивается, видимо считав наши ауры и признав в них гостей.

— Магистр Премиус? Вы дома?

Стоило нам пройти в гостиную, как из дальней комнаты вышел мой куратор.

— Виона, вечер добрый, деточка. Что случилось?

— Господа инквизиторы просили меня проводить их к вам. — Качнув головой в сторону оборотней, зашедших сразу же за мной, повернулась уже к ним лицом. — Я могу идти?

— Да, благодарю. — И снова чуть недовольный тон, так что я мысленно хмурюсь. Не с той ноги встал что ли? Хотя… иди лесом, у меня своих проблем достаточно.

Второй же снова молчал, лишь скользнул взглядом по лицу и, задержав его на губах, странно усмехнулся. Еще один озабоченный на мою голову…

Не став говорить ни "до свидания", так как скорейших встреч с ними я не желала, ни "прощайте", так как это было бы более, чем странно, просто кивнула и вышла, плотно, но аккуратно прикрыв за собой дверь. Ох уж мне эти мужские заморочки…

— Ну и что вы тут забыли?

— Мы по делу, не переживай.

— Кто?

— Парочка студентов с первого некромантского, с третьего медиумов и четвертого боевого. Еще нас интересуют все боевики с уклоном в огненную стихию. И она.

— Она?

— Виона Тихонко.

— Она–то с чего?

— Не происходило ли в последнее время с девушкой что–либо необычного? Новые друзья, приятели, кавалеры, враги…

— Не пойму твоего интереса. — Нахмурившись, куратор не торопился рассказывать о том, что студентка наконец–то взялась за ум и стала походить на студентку, а не на потаскушку, прости господи.

— Ты правильно заметил. Интереса. — Второй оборотень, молчавший до сих пор, подал голос, но от его слов Теодора аж перекосило. — Да не кривись, все равно рано или поздно узнает.

— А теперь с подробностями? — Подавшись вперед, магистр, уже не первый год сотрудничающий с господами следователями, начал буравить оборотней настороженным взглядом. — Ты мне это… ты мне не того! Хорошая девочка! И без ни–ни!

— А кто говорит, что плохая? — Хмыкнув снова, следователь третьего ранга Эстебан Урван, кузен Теодора, откинулся на спинку кресла. — Никто не говорит… так что не паникуй, мы пока просто собираем информацию. И, между прочим, информацию к размышлению — заметил ее реакцию на нас?

— Какую?

— А никакую. — Подняв палец кверху, мужчина заострил на этом внимание. — А какая должна быть? Во–о–от! Реакция должна быть! А не было! И о чем нам это говорит?

— Ладно, слушайте… — Поморщившись, магистр Премиус решил рассказать настойчивым и въедливым инквизиторам о том, что перемены начались именно с того самого дня, когда Виона решила взяться за ум. Но он же может умолчать о том, какой именно нерадивой студенткой она была? Зачем девчонке судьбу ломать? Может еще обойдется…

— Све–е–етит ме–е–есяц… све–е–етит ясный… — Гипнотизируя взглядом бледную убывающую луну, неторопливо ползущую по закатному небу, сидела на подоконнике и ждала, когда студенты разойдутся по своим комнатам и наконец улягутся спать — до отбоя был еще час, а заняться было нечем — предметы я знала, вещи уже все разобрала и рассортировала, так что на сегодня у меня был запланирован ночной поход в библиотеку на "рюмку чая". Осталось не сдохнуть от скуки и все–таки дождаться ночи.

— Ви, привет. — Салим, появившийся буквально из ниоткуда и остановившийся прямо под моим окном, настроения не прибавил. — Ты прямо неуловимая тень. Что прячешься?

— Не прячусь, у меня учеба и дела.

— Спускайся, прогуляемся, отличный вечер.

С раздражением отметив, что находящиеся в комнате девчонки уже навострили ушки, а из соседнего открытого окна донесся удивленный возглас, поморщилась.

— Салим, ты меня нервируешь. — Состроив зверскую рожицу, погрозила ему пальцем. — И компрометируешь. Между прочим, я уже говорила, что у меня есть парень, с которым я встречаюсь?

— Так я же не намекаю на встречи, я просто прогуляться зову. — Непробиваемый демон просто таки лучился довольством и у меня закралось подозрение, что так доволен он не зря. — Поговорить…

Гаденыш.

— Лови. — Прикинув, что спускаться и обходить корпус мне лениво, просто сиганула из окна в объятия едва успевшего подставить руки демона. Благо этаж был всего второй, да и я не дура — подстраховалась левитацией.

— Сумасшедшая! — Прижав меня к себе чуть крепче, чем следовало, Салим наконец отстранил меня от себя и опустил на землю. — Ты меня до инфаркта доведешь!

— А что? Еще нет? — Скуксившись, покачала головой. — Жаль. А я так надеялась…

— Козявка. — Капелька угрозы, но сдобренная немалой долей усмешки.

— Уж какая есть. Ладно, идем. — Взгляд наверх и я вижу, что за нами наблюдают как минимум из четырех ближайших окон. Вот любопытные варвары…

В молчании мы догуляли снова до того места, где весьма продуктивно наобщались в прошлый раз и все это время демон косил на меня вишневым глазом и загадочно ухмылялся.

— Давай, рассказывай. — Снова расположившись на земле, запустила руки в траву — мне уже пора подпитаться снова, но есть неприятный момент в том, что от демона я не хочу, а от целителей много не получается. Вот и приходится брать то, что может дать природа, хотя это не совсем то, что хочу я.

— Что у тебя с инквизиторами?

— Это с какими? — Ничуть не удивившись его осведомленности, так как видело нас не так уж мало студентов, пока я вела их к коттеджу магистра, чуть наклонила голову, ожидая его ответа. Пока непонятно, к чему он клонит и стоит узнать подробности…

— Которых ты провожала к своему куратору.

— Ничего. А что у меня должно с ними быть?

— Ну–у–у… — Протянув так, словно как минимум видел меня в постели оборотня, демон весьма ехидно подмигнул. — Просто они никогда и никого ни о чем не просят. Всегда и всех находят сами. Мало того, они прекрасно знают, где живут все преподаватели и находится тот или иной студент. Так как?

— Никак. Мне не о чем тебе поведать, рогатый и чрезвычайно любознательный мой друг. — Беззаботно пожав плечами, себе же поставила плюсик — я так и знала, что моя помощь им ничуть не нужна. Но возникает вопрос… — А кто это были?

— Кузены Урван. Гроза магов отступников и иже с ними.

— Кузены? — Припомнив, что молчун был неуловимо похож на Теодора, снова кивнула сама себе. Что ж, теперь понятно почему. — Впрочем не важно. Это все?

— Черт, Ви! Я думал ты мне что интересное скажешь!

— Интересное? — Сделав вид, что задумалась, наконец выдала. — Знаешь, весьма примечателен тот факт, что во время гона у некоторых представителей рогатого мира удивительно быстро растут рога. Не замечал?

Пара секунд на то, чтобы до него дошел весьма прозрачный намек и демоненок скребет отросшими когтями землю и искажает лицо в неприятной гримасе, но как ни странно молчит.

— Зачем ты меня оскорбляешь? — Двадцать три секунды ему хватило, чтобы взять себя в руки и спросить почти ровным тоном.

— Я сказала что–то о тебе? — Поведя носом на аромат раздражения, витающий в воздухе, расслаблено улыбнулась. — Пойми, мне не нужен твой интерес, мне не нужно твое внимание и уж тем более меня не интересует твоя дружба. Я зла, цинична, стервозна и всего–навсего самая что ни на есть обычная человечка. Тебе самому это не кажется странным — твое упорное желание общаться со мной?

И снова продолжительное молчание, но на этот раз он пытается разобраться в себе, пройдясь по всем озвученным мной пунктам. И вот наконец он поднимает голову, чтобы раздраженно выдавить.

— Кажется.

— И?

— Я хочу… — Стиснув зубы, демон отвел глаза, а мне уже стало интересно — что это он там себе надумал???

— Ну?

— Тот поцелуй…

— Ух, ё… с дуба рухнул??? — Если честно, то это признание меня ошеломило. — В смысле ты туда когда последний раз лазал??? У тебя совсем башню оторвало???

— Прекрати! — Разозлившись, Салим выдрал клок травы, причем с приличным куском земли и отбросил в сторону. — Ты думаешь мне это нравится?!! Да я как вспомню…

— Ну?

— Не ну! Да у меня после этого больше девушки не было!

— О… ну знаешь! Это не ко мне! Это к сексопатологу!

— Гадина.

— Угу.

— Ну, Ви…

— Отстань, озабоченный. Это не игрушки. Перетерпи и все пройдет само.

— Когда?

— Ну… — Изобразив бурную мыслительную деятельность, просто пожала плечами. Если честно, то подробностями я не интересовалась — обычно поцелуй нежити заканчивался для донора фатально, так что еще не было зарегистрированных случаев, что выживший желал повторить. — Блин…

— Что?

— Мне надо подумать.

— А давай ты меня сегодня поцелуешь, а думать будешь потом. — Немного просящий тон и я искоса смотрю на мужчину. Да у него ломка!

— А ну–ка иди сюда…

Не став дожидаться, когда он поймет, что я от него хочу, резко подалась к нему сама и, нажав ладонями на плечи, заставила полностью лечь на землю — до этого Салим как и я сидел на земле, но если я опиралась спиной на дерево, то он просто сидел напротив.

— А теперь замри и не двигайся.

И снова расфокусировка зрения, чтобы внимательным и придирчивым взглядом пройтись по его энергетической структуре и определить из–за чего возникла подобная зависимость. Черт, какая же она у него яркая… ничего не понятно.

— Хм…

Какой знакомый недовольный тон… Раздраженно прикрыв глаза и с трудом сдержавшись от короткого, но емкого ругательства, вместо этого тяжко вздохнула и, отстранившись от демона, на котором практически лежала, повернула голову, чтобы увидеть оценивающие желтые глаза. Почти те самые… но буквально слегка другие.

— Я понимаю, дело молодое… но может все же снимете комнату? Не при всех же. — Вполне нейтральный тон, но под его пронзительным взглядом более, чем понятно, что он о нас думает.

Тоже мне моралист нашелся!

— Понимаете, студенты не настолько богаты, чтобы каждый раз, как захочется поваляться на травке, снимать комнаты. — Окончательно сползя с демона, встала и отряхнула подол. — Знаете, а я думала мы достаточно с основных дорожек ушли… Вы снова заблудились? Вас проводить на выход?

— А мне казалось, наследник рубинового дома может позволить себе купить дом, не то, что снять комнаты… — Цепкий и придирчивый взгляд на меня, а затем слегка презрительный и неприязненный на демоненка.

А у меня аж костяшки зачесались ему меж глаз вмазать… это мой подопытный демон! И нечего на него так смотреть, как на мокрицу мезозойского периода!

— У меня есть дом в городе. — Раздраженный ответ от студента и Салим снова встает так, словно собирается меня защищать. Нет, я фигею с этих самцов…

И вообще! Что этот инквизитор тут делает?!! Следит?

— Неужели? — Высокомерно задранная бровь прямо таки умоляет, чтобы я ему слегка поправила выражение лица, но тут он словно понимает, что ведет себя слегка не профессионально. Хотя я не назвала бы это "слегка"… — Впрочем меня это мало волнует, думаю вашей подружке это будет намного интереснее. Адепт ит'Санэ, у меня есть к вам несколько вопросов. — Косой взгляд на меня и он добавляет. — Наедине.

Ну, епи–и–ическая сила! Какие мы таинственные!

— Ви, дуй к себе, уже скоро отбой. — Решив слегка утвердиться перед оборотнем, вот только не совсем понимаю зачем, Салим немного подался ко мне и, запечатлев поцелуй на виске, подтолкнул в сторону спальных корпусов. — Увидимся завтра, договорим.

Ох уж эти самцы…

Не став отвечать и уж тем более дергаться или залеплять пощечину, просто чуть осуждающе качнула головой. Устраивать сцену? Да упаси боги. Ненавижу сцены.

Нет, просто плюнуть и растереть на эту идиотскую ситуевину.

— До завтра. — Прощальный кивок и чуть более вежливый инквизитору, все это время внимательно наблюдающему за нами с тем невозмутимым прищуром, за которым невозможно разобрать выражение глаз. У, ищейка блохастая! — Господин инквизитор, темной ночи.

— Темной ночи, адептка. — Неожиданная вежливость и прощальный кивок и вот я уже иду подальше от этих надоедливых тестостеронов, прикидывая, что так ни от кого и не зарядилась, а ведь сегодня я планировала не только посещение библиотеки, но еще и допрос плененной души мага–оступника… черт. Куда пойти, куда податься? И от кого бы подпитаться…

Интересно, где бродит Тео…


Глава 11 | Виолетта. Жила-была… лич | Глава 13