home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 32

После этого знаменательного понедельника практически незаметно пролетели полтора месяца. Я слила информацию по рабскому рынку, инквизиция провела весьма успешную операцию по изъятию и перехвату, но… ни один из взятых живым исполнителей не прожил и суток. Об этом мне сообщил Тео, когда мы увиделись в пятницу. Я предполагала нечто такое, но он был весьма раздосадован. Нет, они конечно допросили и теперь имели довольно крепкие ниточки, ведущие как к поставщикам, так и к покупателям, но распутывание всего этого клубка, который напутал Ректор… годы и еще раз годы. Как я поняла, последнее время он вообще не светился, предпочитая работать через уйму посредников, но все равно практически во всех нелегальных делах торчали его длинные уши.

Мои руки зажили в рекордно короткие сроки — три дня и я была здоровее всех живых, о чем не забыла поблагодарить господина инквизитора все в ту же пятницу, снова сходив с ним на свидание, но на этот раз уже на природу — светить своим настоящим лицом в городе я не рискнула, а Тео настаивал на том, чтобы видеть меня настоящую. Свидание прошло более, чем успешно — пуговицы остались на своих местах, но губы настолько опухли от поцелуев, что смотря на себя в зеркало вечером, я могла лишь отмахиваться от нотаций Хранителя, да счастливо щуриться.

Господин Тразгаард, после того как оклемался в нашей лаборатории, предпочел уехать на пару месяцев на малую родину — проведать матушку. Отец в одном из разговоров упомянул, что дроу, даже несмотря на то, что Глава Гильдии, довольно разумный тип и согласился с доводами отца, что светить своим абсолютным здоровьем перед Ректором не стоит.

Спасенный котенок оказался не котенком, а практически новорожденным детенышем мантикоры. Мамулю уже успели пустить в расход, а котенка должны были оприходовать уже на днях. Так, узнав кого я притащила домой, храшхен весьма выразительно закатил глаза к потолку, но после моих убойных аргументов (сам дурак!), предпочел согласиться и стал мелкому папой. Анни стала соответственно мамочкой — кормила малыша из пипетки, чуть ли не по часам меняла лечебные амулеты, а пару раз, когда я не уследила, утаскивала его к себе в постель. Так уже через три недели малыш достаточно окреп и, признав в Анни достойную замену матери, смел даже огрызаться на меня, когда я пыталась высказать все, что думаю о подобном избаловывании. В итоге получил кличку — Засранец. Ну, это я так, про себя его называла. Анни же звала его Золотцем — блеклая шкурка, благодаря уходу и заботе стала действительно золотистой, а храшхен в один из вечеров просветил меня, что я умудрилась стать владелицей очень редкого вида мантикоры — боевой и весьма разумной. Ну и слава богам, лишь бы эта зараза полосатая ничего Анни не сделала, иначе развею к чертовой бабушке.

Обучение группы пятикурсников также продвигалось весьма удачно — не скрою, порой я выходила из себя и довольно резко их отчитывала, когда они не могли достаточно оперативно использовать изученный материал, но парни схватывали на лету — уже на четвертое занятие я не нашла ни одной зацепки, о чем не поленилась сказать вслух, похвалив рекшей и отметив удачно сработавшуюся тройку полудемонов.

Увы, не могло все продолжаться ровно и когда до практики оставалась последняя неделя, Судьба снова столкнула меня с драконом.

Интересно… а дракона очень сложно убить или я справлюсь?

— Бонни Вианта, какая "неожиданная" встреча… — Язвительности дракона можно было позавидовать, но у меня самой лицо было настолько "кислым", что сопровождающие его коллеги странно переглянулись, но предпочли пока промолчать.

Хотя… Твою протухшую мумию! Драконы! Три дракона на одну маленькую и "беззащитную" меня! Ироды! Радовало лишь одно — сегодня Анни оставалась дома — Золотце довольно плохо переносил моих учеников и дочка решила, что недельку–другую еще потерпит и посидит дома, но травмировать "нежную" психику мантикорыша не будет.

— А уже какая "приятная" господин Трорргут… — Вернув ему его же "вежливость", поняла, что просто так мимо них я не пройду — дракон стоял четко на моем пути и пропускать меня судя по всему не планировал. — Вы что–то хотели?

— Да, бонни, хотел. Хотел убедиться, что вы до сих пор живете в городе и слова вашего Хранителя не пустой звук. — Медовые глаза полыхнули раздражением и он продолжил. — А то странные вещи творятся… вы вроде бы и есть, но вас вроде как и нет…

— На что вы намекаете, бонн?

— Не намекаю, бонни, говорю прямым текстом. Ваша личина безусловно удивительно стабильна и мощна, но все же личина.

— И вы взяли с собой помощников, чтобы снять ее с меня? — С трудом удерживаясь от трансформации в настоящую нежить, высокомерно оглядела его коллег. — Боитесь, что не справитесь сами? А как же ваше обещание не трогать нас?

— А я и не буду, бонни… сам не буду. — Стоя четко напротив меня, дракон выглядел настолько самодовольным, что непроизвольно начали чесаться и удлиняться когти. Благо я вовремя спрятала руки в карманы…

"Хран! Меня сейчас будут взламывать!"

"Иду, тяните время" — Напряженный ответ от Хранителя и я лихорадочно соображаю, как бы его действительно растянуть, не выводя на конфликт — троих драконов сразу я не вывезу, однозначно.

— И все равно, господин Трорргут, я не понимаю вашей настойчивости… Зачем вам это? Неужели вы думаете, что Анни простит вам это?

— Анни? Значит Анни… — Посмаковав имя, дракон на мгновение прикрыл глаза и по губам проскользнула загадочная и совершенно неуместная улыбка. — А с чего вы, дорогая моя возможно будущая теща, решили, что она об этом узнает?

— Возможно? — Голову на бок и уже я растягиваю губы в усмешке. — То есть вы планируете обойтись без такого придатка, как теща? Прямо сейчас?

— А вы удивительно сообразительны, бонни… — Показав чуть заостренные зубы, дракон выглядел настолько довольным… настолько самоуверенным…

Что когда рядом со мной прямо из воздуха проявился Хранитель, причем в полной боевой ипостаси, улыбка сползла сама собой, настолько разительно преобразив лицо, что я не удержалась и усмехнулась.

— Благодарю, господин Трорргут за комплимент, но мы с вами уже заболтались, а мне пора к дочери, всего доброго.

— Всего… — Скрип зубов и ненавидящий взгляд на Хранителя и он заканчивает. — …доброго. Но не думай, что тебе это поможет.

— Это? А ВАМ это поможет? Господин Трорргут… вы хоть и дракон, но вы такой глупый дракон… Я ведь не чужая ей… пускай и не биологическая мать, но я ее Старшая. И любое ваше слово, любое ваше действие… — Мимолетный взгляд на двух других, весьма внимательно слушающих нас драконов. — Любое НЕ ВАШЕ действие… она узнает обо всем. И не думайте, что простит. — Четкий и прямой взгляд в его потемневшие медовые глаза и капелька усмешки. — Такое не прощают. Как вы думаете, почему так случилось, что чистокровная эльфийка лишилась ВСЕХ родственников, да так, что Старшей пришлось стать той, кого вы видите перед собой? Подумайте об этом господин Трорргут… если сможете. И еще! Вы ведь не думаете, что, если я прячу свою настоящую внешность, то я сама сирота?

Последняя усмешка и я, положив ладонь на шипастую холку Хранителя, ухожу, оставив за спиной трех недоумевающих драконов, но готовая в любой момент получить пульсар в спину. Шаг… другой… десять… и только свернув за угол поняла, что все это время была невероятно напряжена.

Пронесло… сегодня пронесло. Но что будет дальше?

Нет, однозначно — надо уходить. И чем дальше, тем лучше. Неделя в городе, неделя практики и всё. Всё…

Всё.

Зачетная неделя. Как много в этой фразе, для тех, кто все полугодие занимался всем, чем можно, но только не учебой. Хм. Да, конечно, к лоботрясам относилась и я, но что такое первый целительский курс, когда ты закончила четыре с половиной некромантских? Нет, отличницей я не была — твердая середнячок, но на самые простые вопросы ответы я выдавала без запинок. Даже наш куратор, Магистр Премиус, выделил меня из нашего потока, похвалив за проявленное усердие и усидчивость, заявив, что "еще немного, еще чуть–чуть" и я стану не просто отличницей, а весьма перспективной и довольно удачливой целительницей, так хорошо мне удавалась теория.

Да упаси боги!

С отцом и Тео, которого все–таки пришлось познакомить с семьей, мы разработали довольно безумный, но в то же время и грандиозный план. План, в котором мы спасаем ВСЕХ и убиваем тех, кого надо. Мило? А то!

А все начиналось так спокойно… Пятница, последний сданный зачет, два дня выходных на сборы на "ту самую" практику… первокурсники, толпящиеся у доски, где вывешены результаты зачетов и списки распределения на практику…

— Адептка Тихонко, зайдите в мой кабинет, будьте любезны. — Магистр Инари, выделив из всего первого курса довольно невзрачную девушку, махнул ей рукой и ничуть не заботясь о том, пойдет ли она за ним, тут же развернулся и направился на третий, преподавательский этаж.

Делать нечего, пришлось идти… Интересно, с чего бы??? А до вечера потерпеть нельзя?

— Проходите адептка и будьте любезны рассказать… — Мощная защита на стены, пол, двери, потолок и окна… — …Какого лешего, ВИ?!!

— Магистр? — Округленные от непонимания глаза, но тут позади раздается ироничный смешок и я ме–е–едленно разворачиваюсь на звук. — Господин инквизитор???

— Милая моя Ви, можешь не притворяться, я тут по нашему делу. — Тео, стоящий в тени возле стеллажей с книгами, немного осуждающе покачал головой. — Ты зачем к драконам лезешь, дорогая?

— Я к ним лезу??? Я?!! Да я твоего Хана…

— Не моего, Ви. — Прервав меня, подошел и укоризненно заглянул в глаза, когда как отец в это время активировал портал. — А как оказалось, именно твоего. Почему я узнаю обо всем последним?

— Не последним… — Ворчливое замечание от отца и его взмах рукой. — Идемте, не стоит задерживаться здесь.

Проведя нас домой, но не став спускаться к родне в подвал, а наоборот, поднявшись в кабинет, немного подумал, а потом качнул головой и открыл бар. Оценивающий взгляд с прищуром на меня и он достает не два бокала, а три. Даже так???

— А теперь… Ви, сними личину… Да, так лучше. А теперь давай с самого начала, как он узнал и почему я не в курсе.

— А поточнее можно? — Приняв бокал с коньяком(!), задумчиво покрутила его в руке. — Кто и о чем?

— Девочка моя, не дури. — Осуждающий взгляд, а затем извиняющийся Тео. — И это моя дочь… родному отцу ничего говорить не хочет!

— Ох, Магистр! Знали бы вы, как мне тяжело пришлось! — Смеющийся взгляд не вязался с серьезным тоном, а инквизитор все говорил и говорил. — А ведь я чуть ли не до последнего даже и подумать не мог, как зовут девушку, решившую в одиночку пойти не только против Ректора, но и против дракона! Вы представляете? Сижу я на работе несколько дней назад, никого не трогаю и тут мой непосредственный начальник, Шемерзхан Трорргут, врывается в здание инквизиции и только Гроззхон и Черринхон, другие наши два зама могут удержать его от массового разрушения первого этажа. В итоге на планерке было вынесено семь предупреждений, четыре выговора и одиннадцать штрафных санкций по исключительно незначительным нарушениям. Вечером же, посидев в кабачке и кое–как придя в себя, шеф удостоил нас с кузеном чести стать доверенными лицами в одном загадочном, но ОЧЕНЬ деликатном деле. Оказывается наш шеф ни много, ни мало, а нашел свою истинную половинку! Представляешь?

К этому моменту я уже выпила коньяк и подошла к бару сама, чтобы налить добавки. На трезвянку подобные новости шли плохо… нет, я уже примерно представляю, что услышу дальше, но легче от этого не становилось. Интересно… и почему я не почуяла слежку?

— И?

— Ну так вот… Узнали мы имя, расу, примерный район, где она живет и знаешь, что я понял? — Мой "убойный" взгляд, а оборотень, ничуть не смутившись (привык, зараза!), продолжает рассказывать. — А понял я, что во–первых, демоницу снова(!) зовут Ви… во–вторых, эта та самая демоница, которую мы видели рядом с Салимом… и в-третьих! У нее есть пес! И не просто пес, а самый что ни на есть настоящий Хранитель! И знаешь, что забавно… а ведь этот самый Хранитель, который участвовал в той самой последней вылазке… — Косой взгляд на отца, а затем подмигивание мне. — Да–да, в той самой, где весьма непрофессионально наследила одна маленькая дриада, увлекающаяся некромантией. Знаешь, я ведь действительно словно слепым был! Ведь так просто сложить дважды два и понять, что дриад–некроманток не бывает. Точнее бывает, но исключительно в единичном экземпляре.

Кивок отцу, только какой–то странно–заговорщический, а затем снова все внимание мне одной.

— Итак, бонни Инари… мне безумно приятно наконец–то узнать твое настоящее имя. Но я крайне раздосадован твоими промахами. Ты понимаешь, что и Ректор не дурак? Ты понимаешь, что Хана сдерживает только слово, данное твоему Хранителю? А у него ведь не только руки чешутся содрать с тебя личину. И если он ее снимет до того, как ты станешь живой, долго ли ты проживешь, милая?! — Голос не повышался, а наоборот становился все более зловещим, так что под конец оборотень практически шипел. — И скажи, дорогая моя Ви, у тебя уже есть достаточно качественный план по ликвидации Ректора и его сына? Или снова такой же, как и в последней вылазке?

— Есть.

— Будь любезна озвучить?

— Легко. — Разложив четко по пунктам, как я буду не только проходить практику, но и контролировать нахождение на ней тех, кто стоял у меня на контроле, помеченные как ставленники Ректора, и жертвы, пояснила на вопросительный взгляд. — Да, у меня уже есть примерные списки и тех и других. Помимо этого, я думаю, что результатами практики планирует поживиться сам Ректор — призраки и библиотекарша знают о какой–то грандиозной подготовке и все мы сходимся во мнении, что он планирует повторить создание "Управляемой Смерти".

— Может, ты тогда знаешь и главную жертву?

— Знаю. Это его внук, Тирэль.

Два недоверчивых взгляда скрещиваются на мне, чтобы затем посмотреть друг на друга и зависнуть.

— Дочь, ты уверена?

— На девяносто девять процентов.

— Ладно, с жертвой понятно, а место?

— Лес идеальное место. Пап, ты помнишь о заброшенном храме?

— А то! — Рука непроизвольно сжала колено, а я неуловимо усмехнулась. Да, сильно ему тогда досталось… и нелепо. Вытаскивал практикантов и сам подставился… хорошо, что смог до дома добраться — у нас дома и стены лечат, что уж говорить о лаборатории. — А с чего такая уверенность, милая?

— Это не только мои умозаключения. Ты же знаешь, что после того, как уехал господин Тразгаардт, его замещает Винс? — Понимающий кивок отца, но Тео хмурится от того, что не в курсе. — Винс мой друг, Тео, не надо делать такое лицо. Настоящий друг, а не просто случайно подвернувшийся мужик. Так вот, с неделю назад ему поступил заказ на кое–какие редкие ингредиенты, впрочем не только ему, а и в остальные Гильдии. В итоге объединив список, стало понятно, что готовится весьма древний и оч–ч–чень темный ритуал, причем еще и усовершенствованный нашим безумным Ректором. И вся проблема в том, что видимо заранее запастись ингредиентами была не судьба, а после того, как прошла "загадочная" серия поджогов стратегически важных для Ректора объектов, это стало еще и невозможно. Так что пришлось воспользоваться услугами Гильдий, что Ректор терпеть не может. Ну да ладно, это несущественно. Но теперь я знаю место, время и суть ритуала. — Осмотрев задумчивых мужчин, победно улыбнулась. — Я молодец?

— Ты не просто молодец, Виолетта, — впервые назвав меня полным именем, Тео одобрительно улыбнулся, — ты чудо, как молодец. Но может, теперь и нам расскажешь, чтобы и мы в курсе были? Суть усовершенствованного ритуала?

— Слушайте…

В итоге мы так и проговорили заполночь, обсудив не только сам ритуал, но и мои примерные наметки, как Ректор мог его усовершенствовать — за это полугодие, что я "училась" в Академии, я прошерстила абсолютно все запрещенные фолианты и теперь могла сама… шучу–шучу… в общем могла с полной уверенностью сказать, что он будет делать.

Кроме того, благодаря тому, что уже были составлены группы практикантов, мы смогли понять — будет как минимум три волны атаки — для ритуала требовалось три круга жертв, с все увеличивающимся выплеском магии и жизненной силы. Первыми погибнут самые слабые — несколько троечников–целителей, затем скорее всего несколько эльфиек–девствениц, ну а потом он примется и за боевиков.

Интересно, в его плане учтен форс–мажорный фактор по имени Ви?

За несколько часов до…

— Магистр Инари, можно вас на пару слов? — Не сказать, что неожиданное посещение инквизицией Академии, но для того, кому было что скрывать, оно было преждевременным.

— Господин следователь? — Внимательный взгляд с едва заметным прищуром, короткая задумчивость, но в конце концов соглашающийся кивок. — К вам или ко мне?

— Кабинет защищен? — Вроде бы и странный вопрос, но для каждого из них он достаточно важен.

— Да.

— Тогда к вам. — Немного неуместная полуулыбка от всегда серьезного и собранного оборотня, так что некромант начинает понимать — разговор будет достаточно необычным. Неужели…

В кабинет, защищенный абсолютно от всего, они прошли молча, так же молча заняли кресла, да и последующие пару минут просто внимательно друг друга разглядывали. Один недоумевал, как он не мог понять этого раньше, так что пришлось потерять почти полгода, второй оценивал не только внешность, но и Силу возможного будущего зятя…

— Магистр Инари, скажите, как вы относитесь к межрасовым бракам?

Немного неожиданный вопрос, хотя он ждал чего–то подобного, но отвечать сходу умудренный не только прожитыми годами, но и не самым приятным опытом, мужчина не торопится, вместо этого прикрывая глаза.

— Какие именно расы вы имеете в виду, господин следователь?

— Эльфийка и дракон, оборотень и дриада.

Удивленно приподнятая бровь, а потом чуть недоверчивое:

— Эльфийка и дракон? Можно узнать имя того несчастного?

— Вы его прекрасно знаете, это Хан, мой начальник. — Усмешка, неуместная на достаточно суровом лице оборотня, одетого в форму инквизитора. — А вторая пара вас не смущает?

— Ну… как вам сказать, возможный муж некой дриады… это увы, решать не мне.

— Возможный? — Напряжение скользило во всей фигуре, а тон был чуть резче, чем мог быть. — Вы против?

— Нет. Не у меня нужно спрашивать, у нее. Неужели вы, господин следователь, думаете, что в моих силах повлиять на ее решение? Девочка уже давным–давно выросла и я могу лишь попытаться предостеречь ее от неверно принятых решений. Конкретно против вас я ничего не имею, так что если нужно мое одобрение, то оно у вас есть. Но меня все же интересует вторая пара. Можно о них поподробнее? И кстати, мысль о том, кто будет возможным тестем этого дракона вам не приходила в голову? Кстати, еще не плохо было бы услышать от вас, как вы планируете воспитывать двух некроманток сразу… уверены, что потянете? И если что, то я хочу как минимум троих внуков. Мальчиков.

— Ну что вы, Магистр… я планирую пятерых. — Взаимные усмешки понявших друг друга с полуслова мужчин и они кивают, соглашаясь хотя бы в этом.

— А теперь о драконе. Нам его жаль или будем воспитывать?

Ну вот, он и настал. Понедельник. День отбытия на практику. Все возможные и невозможные указания розданы, пара сюрпризов на самый крайний случай оставлены, амулеты–эликсиры–камни силы распиханы по всем возможным и невозможным местам, пути отхода и даже побега разработаны до последней запятой…

Как будет поделена группа, я узнала еще в пятницу, так что всю субботу посвятив наставлению своих учеников–боевиков, снабдила и их всем возможным и невозможным. Кроме всего прочего не поленилась и выдала им кулоны экстренной связи, предупредив, что если они, не приведи боги, постесняются ими воспользоваться и глупо погибнут — призову и отчехвостю так, что пожалеют о том, что умерли. Нас, точнее первокурсников, поделили на пять групп в среднем по десять–пятнадцать целителей, прикрепив к каждой группе по пятерке боевиков. Нашей группе досталась пятерка, куда входили Тирэль, гном Крен со своим другом рекшем Малвином и еще двое незнакомых мне полуэльфов, не входящих в круг моих учеников. Что ж, не самый лучший вариант, но могло быть и хуже. Плохо то, что, согласно агентурным данным призраков Академии, полуэльфы были приставлены к Тирелю и должны были проявить себя на последней стадии операции. Ну ничего, я все равно никогда особо не любила эльфов… одним больше… двумя меньше… только воздух чище станет.

Вопросов о том, кто станет старшим отряда даже не встало — ни гном, ни эльфы подобной чести не жаждали, так что оставался один Малвин.

— Итак, девочки… — Косой взгляд на тройку парней–целителей (как раз тех, кто стал моими спасителями–воскресителями полгода назад) и добавление. — И мальчики. Хотите выжить, слушаемся меня как родного папу вкупе с мамой. Темный лес — место, откуда стопроцентно не возвращаются те, кто не соблюдает элементарную технику безопасности. Про ядовитую флору этого чудесного места рассказывать не буду, их вы изучали сами, но вот по поводу фауны слушаем меня беспрекословно. Скажу "на дерево" — все прыгают на дерево, скажу "в воду" все залазим в воду, скажу "лежать и не отсвечивать" — лежим и не отсвечиваем и не мешаем нам спасать ваши за… души. Тех, кто не будет выполнять мои приказы, спасать не буду — дураки жить не должны. Вопросы?

— Нам к вам обращаться по имени? — Эльфийка, та самая, которая еще в первый месяц моего замещения настоящей Вионы, бросала на меня убойно–презрительный взгляды, подала голосок. Клариссэль, негласная "королева" курса. И что странно, далеко не дура… почему и что она хотела от меня, я до сих пор не узнала, но дальше взглядов дело до сих пор так и не зашло. — Или командир? Или еще как ?

— Меня зовут Малвин. — Не поведясь на смазливое личико и любезный тон, ответил так же ровно и серьезно, как наставлял нас до этого. — Обращаться исключительно по имени. Вы не моя рота или взвод, да и я не командир отряда боевиков, а всего лишь старший вашей группы, отправленной на прохождение практики и сбор редких трав. Сразу, чтобы не было недоразумений, назначу старшим над девушками Тирэля (кивок на поджавшего губы эльфа), а над парнями Крена (кивок на серьезного гнома). Кто из вас будет готовить, решайте сами, но готовят только те, кто умеет. Посуда, лагерь — все распределяете сами. Старшей по лагерю назначаю… (пробежавшись глазами по нашим недовольным мордашкам, кивнул на одну из серьезных человеческих девушек) тебя. Имя?

— Зарина.

— Отлично. Будут проблемы–вопросы, обращаешься ко мне, по текучке и сбору необходимых трав — все сами, мы лишь ваша охрана, не более. Вопросы есть? Вопросов нет. Тогда вперед.

Угу. И с песней.

Хмыкнув, поправила рюкзак с сюрпризами и, пристроившись в серединке, потопала в общей массе тех, кого совсем скоро скроет в своих недрах Темный лес. Телепортом нас отправили почти на его границу, но не совсем — километров пять до ближайшего подлеска еще оставалось, так что пока мы разговаривали без опаски стать чьей–то закуской — все самое интересное должно было начаться к вечеру, когда мы углубимся в его чащу километров так на двадцать как минимум.

А вот там мы и посмотрим, кого стоит спасти, а кого возможно и нет.

Топ–топ–топ… шли молча, по возможности прислушиваясь к посторонним звукам. Иногда слышались перешептывания, пару раз резкие шипения, когда кто–то запинался, не увидев в высокой траве корня или камня, но в целом шли достаточно хорошо. Впереди шел сам Малвин, прихватив с собой обоих полуэльфов "для разведки", а на самом деле сам держал их на контроле. Тирэль и Крен замыкали нашу нестройную колонну, присматривая за последними идущими и контролируя тылы.

Сама я особо не напрягалась — согласно моему плану, я планировала "погибнуть" первой, чтобы потом иметь возможность беспрепятственно наблюдать за передвижениями как нашей, так и двух ближайших групп. Остальные две были заброшены в лес довольно далеко от нас и пока мы не выйдем к контрольной точке, я ничем не смогу им помочь. Единственное, что одну группу вел Салим и я за него почти не переживала, а за второй будет присматривать Ингрид, согласившаяся немного развлечься.

А вот и первый привал — мы прошли километров пятнадцать и Малвин отправил эльфов на поиски удобного места для стоянки — мало кто из целителей имел достаточно сносную физическую форму, чтобы сегодня идти дальше — деревья, трава, кустарники… казалось абсолютно все противится нашему продвижению вглубь, согласно карте.

Да–да, у нас была карта. Достаточно приблизительная, так как этот лес имел довольно забавную особенность периодически менять местами свои "внутренности". Сегодня здесь есть пруд, а завтра нет. Вчера была лужайка, а сегодня непроходимая чаща. Единственным неизменным местом был Храм. Подозреваю, что именно он был центром темной энергии, изменившей лес, но доказательств не было. Но ведь ничего не мешает мне проверить это лично, да? К тому же я планирую именно его сделать своей новой колыбелью и Ректор мне в этом поможет. Сам. Лично…

Эх! Как прекрасна жизнь!

Осторожно просканировав пространство, кивнула своим мыслям — поблизости не было никого и ничего, а значит пока можно расслабиться. Прислонившись к ближайшему дереву, внимательно осмотрела сестер и братьев по походу: мои соседки по комнате Карина и Амелия, дриада–полукровка Тинки, еще две человеческие девушки Зарина и Синтия, и две чистокровные эльфийки — "королева" Клариссэль и ее вечная подпевала Олария. Из парней — Стен, Тод и Патрик, мои воскресители. Итого десять душ, идущих на убой и я. Ну и боевики, конечно же.

Пока парни осматривали окрестности, Зарина решила провести небольшой опрос — кто и что умеет и кто и что согласен делать. Так дриаду и эльфиек сразу записали в поисковики–травницы, Амелия и Синтия согласились готовить, немного подумав и себя Зарина записала в кухарки, я вместе с Кариной не отказалась от "чести" стать уборщицами, а на парней переложили обязанности в поисках дров и лапника для ночлега. Заодно не поленились и обсудили список трав и прочих ингредиентов, необходимых для положительной оценки практики.

— Нам необходимо найти подземный источник, там должны расти Росинки и Чистотелки, также рощу с деревьями коар, там мы найдем Пятиростики, и неплохо бы выйти к Танцующим Скалам, потому что только там можно найти Поющий Мох. — Пробегаясь взглядом по списку, Зарина зачитывала названия, а заодно и места, где мы можем это найти. Грамотная девушка… — Остальное растет по всему лесу, так что если видите, то сообщаете нам и мы останавливаемся для сбора. Согласны?

— Согласны, Зариночка… — Клариссэль, видимо уязвленная тем, что старшей назначили не ее, недовольно поджала губы и не поленилась добавить. — Но ты забыла кое–что.

— Что?

— Лощинный жвачник.

— Не забыла. — Усмехнувшись, так как прекрасно поняла попытку эльфийки подколоть, покачала головой. — Он растет только у развалин Храма, но это наша конечная точка, мимо не пройдем. К чему озвучивать очевидное?

Недовольный прищур, когда эльфийка понимает, что выпад уже в ее сторону, но у нее хватает ума смолчать и не выходить на конфликт, но тем не менее взгляд стал довольно злым и многообещающим.

Ой–ёй… как хорошо, что она не будет готовить! Иначе кто–то бы уже с утра маялся больным животом… Но в целом глупо. Или я что–то еще не знаю? Нет, не зря я эльфов не люблю. Да и эльфиек тоже. Интересно, она девственница?

Полностью уйдя в свои мысли, поймала на себе задумчивый взгляд караулящего нас Тирэля и молча приподняла бровь, интересуясь его неуместным вниманием. Отрицательное покачивание головой, но один единственный, почти незаметный, жест рукой дает мне понять — я слишком злорадно ухмыляюсь. Ну уж звиняйте! Как могу!

Да, эльф знал, кто я, иначе никак — моя "смерть" будет первым шагом к нашему спасению, так что постаравшись из злобной нежити, стать задумчивой целительницей, я глубоко вздохнула и вернула лицу более подходящее случаю выражение. Пора. Пора начать приводить наш план в жизнь.

Вечер прошел в бытовых заботах — парни собирали хворост, девушки готовили, остальные по мере возможностей помогали. Убедившись, что поблизости нет никого постороннего, Крен предложил Тинки побродить по ближайшим окрестностям и поискать нужные травки, пока мы еще недалеко зашли — уже дня через два подобной возможности может не предоставиться — отходить от основной группы, даже в кустики мы будем как минимум по трое причем в сопровождении боевика.

С ехидной улыбкой отметив, что эльфиек никто никуда не позвал, потихоньку обошла место стоянки по кругу, цепляя маячки не только на деревья, но и на одногрупников. Цеплять ли спасательные маячки на эльфиек… хм… нет, пока не буду — они наверняка что–то почувствуют, так что пока нет. Да и сомневаюсь, что они удостоят меня чести смотреть на их остывающие тушки — чистокровные обычно удивительно живучи, так что обойдутся. Побродив еще немного, разослала поисковики в разные стороны — приятные неожиданности это хорошо, но не в этом лесу.

И уже через час, когда мы поужинали и прибрали за собой, я радовалась своей предусмотрительности — стая шипастых гиен, причем с подветренной стороны. Пока небольшая стая, особей так десять–тринадцать, но и они могут принести немалые проблемы. Одна единственная четкая картинка по мыслесвязи Малвину и он кивает, но словно самому себе — мы слишком далеко друг от друга, чтобы он понял, что мысль именно от меня, то есть от Вионы. То, что Вианта и я одно лицо знает только Тирэль. Знает он и то, что я планирую убить его отца и деда, вчера у нас состоялся довольно серьезный и продолжительный разговор и как ни странно (хотя со–о–овсем не странно!), эльф согласился не только с моими планами, но и предложил свою помощь — "подержать". Мило, но нет и так желающих выше крыши. Сама, сама–сама!

— С поляны не разбредаемся, поблизости стая.

— Стая кого?

— Пока не знаю. — Чуть покривив душой, отрицательно качнул головой, но добавил. — Не заметили, как стихли звуки?

И верно, у меня свои способы, у боевиков свои — если буквально минут пятнадцать назад слышался редкий, но все же щебет птиц, клекот белок и стрекот насекомых, то сейчас почти все стихло — лишь мы сами производили мелкий, но неизменный шум — шорох одежды, хруст веток под ногами…

— А кто… — Запаниковавшие Амелия и Синтия, расширили глаза и судя по всему планировали завизжать.

— Цыц! — Резкий окрик от Малвина и кивок Зарине. — Успокоительное нуждающимся, быстро.

Понятливый кивок уже от нее и она торопится закопаться в свою сумку — мининабор целителя под рукой у каждого, даже у первокурсников.

Пару листиков Успокоя, запить и девушки становятся более вменяемыми, но все равно достаточно настороженными. Ну да, это я знаю, что стая шипастых гиен, а они наверняка себе уже непойми что надумали.

— Контур от нежити я уже поставил, так что не истерим. Если это зверье или нечисть, то не думаю, что особо злобная, мы еще практически на окраине леса. — Не удержавшись и попытавшись успокоить нервничающих, понял, что его объяснения дошли едва ли до половины и просто махнул рукой, добавив. — Девушки в центр. Кто знаком хотя бы с базовыми приемами самообороны?

— Я. — К моему безмерному удивлению отозвались Патрик, Стен и Клариссэль.

Ну нет, свою спину я ей не доверю!

— Оружие есть?

Согласный кивок от эльфийки, вынувшей из подпространственной личной складки короткий женский, но все же меч и мои глаза, как и у большинства присутствующих округляются от неожиданности. Вот так эльфийка–целительница! И что я еще не знаю о ней???

Высокомерный смешок на нас, но пояснять что либо она считает выше своего достоинства. Патрик и Стен достали укороченные клинки из сумок, так что наших защитников стало почти в два раза больше. Очаровательно! Так глядишь наша группа и вовсе не пострадает!

Остальные вооружились кинжалами, полагающимися абсолютно всем, вот только далеко не все могли ими пользоваться так, как необходимо. Был кинжальчик и у меня — только не стандартный ученический, а мой. МОЙ! Ритуальный, некромантский… буквально самую капельку замаскированный, чтобы не вызывать своим видом неуместных вопросов.

Подготовиться мы успели вовремя. Еще минут десять и сумерки окончательно поглотили лес, а метрах в семи от лагеря заплясали огоньки глаз. Две пары, три… семь… новые поисковики и уже через мгновение я знаю, что их одиннадцать. Не хорошо, но и не плохо, в самый раз. Интересно, стая сама нас нашла или по наводке? Не поленившись запустить еще один поисковик, постаралась ухмыльнуться не слишком явно — поводок был настроен четко на дриаду. А это значит они сдохнут, но даже на последнем издыхании будут стараться убить именно ее — одну из тех, кто может облегчить нам поиск необходимых трав.

Еще одна короткая мысль, но на этот раз Тирэлю и он встает ближе к ней, чтобы защитить от любой неожиданности.

Атака началась неожиданно. Вот еще секунду назад была тишина, а вот чаща взрывается дикими визгами и хриплыми завываниями — нападали они с трех сторон, так как место для ночлега боевики выбрали с умом — позади нас находился густой и колючий кустарник, не позволяющий хищникам подобраться к нам с тылу.

Шипастая гиена — не самый опасный хищник леса, но достаточно неудобный — шипы покрыты ядовитой слизью, парализующей жертву, а есть эти гиены предпочитали начинать с внутренностей… и зачастую их жертва была еще жива. Мило? Да просто очаровательно!

Не мешаясь под ногами у боевиков, но и не ослабляя внимания, дабы самой не попасться хищникам на зуб или шип, следила не только за атакующими, но и за обороняющимися. Кто и как себя ведет в опасной и нестандартной ситуации — боевики защищались уверенно, парни–целители обороняли правый фланг (весьма успешно), эльфийка и Крен держали левый фланг, мы "жались" в центре… крики, визги, ругань… и осознание, что не все так просто. Надсадное сопение из кустов позади нас и я мысленно удивляюсь их предприимчивости — нападение оттуда, откуда не ждали. Один, двое? Двое. Плохо, сама не справлюсь.

— Зарина. — Тронув девушку за плечо, заставила отвлечься и обернуться ко мне, да еще и присесть, чтобы нас не было видно. — Слышишь?

— Что? — Мой взмах рукой в направлении кустов и девушка ощутимо бледнеет. Плохо. Неужели я в ней ошиблась? Но слава всем богам, общей бледностью все ограничилось — Зарина лишь поудобнее перехватила кинжал и понятливо кивнула. — Готова.

Отлично! Оставив ее на месте, сама переместилась левее, чтобы точка выхода ползущих гиен оказалась четко между нами. Три, два, один…

— Бей! — Стоило морде первой гиены показаться из довольно густой листвы, как кинжал Зарины опустился четко на контрольную точку — довольно уязвимое место, где голова соединялась с телом — так идеально получилось лишь потому, что гиены ползли.

Визг, хрип, вой… второй не выдерживает и рывком выпрыгивает, уже не обращая внимания на довольно длинные и острые шипы кустарника, но уже я ловлю его на кинжал, пропарывая бок и с легкостью разрезая ребра. Был бы кинжал простым — ранение было не критичным, а так… туда тебе и дорога.

Запоздалые визги от остальных девушек, сообразивших, что их спины не в такой уж безопасности, но всего три минуты и последняя гиена хрипит в конвульсиях, а боевики, осветив поляну магическими светляками обходят трупы и для надежности отрубают головы. Первая попытка прорядить наши ряды не удалась. Вот только сколько их еще будет?

— Что у вас? — Тирель, оставивший Тинки, подошел к нам и самолично проверив оба трупа, покачал головой, после того как осмотрел лаз, через который они к нам пробрались. — Забавно…

Не то слово! Интересно, как они смогли добавить им разума?

— Раненые есть? — Вопрос уже от Малвина, пока эльфы оттаскивают трупы в сторону, чтобы сжечь одной большой кучей.

— Нет.

— Нет…

— Я… немного.

— Недовольное от Стена, но он тут же добавляет. — Царапина, мы уже обрабатываем.

— Отлично. Девушки? — Внимательный взгляд на нас, но дружные мотания головой его успокаивают. — С успокоительным сами, кому надо — пьем и успокаиваемся. Лагерь переносить не будем — стая гиен распугала всю мелкую живность, а крупных тут нет. Умываемся и спать, мы будем дежурить. Все, отбой — встаем рано.

Последние "ЦэУ" и он отходит к своим однокурсникам, чтобы парой уверенных движений подпалить кучу, еще совсем недавно бывшую стаей. Магический огонь — идеальное решение — ни дыма, ни запаха, ни следов.

А теперь всем спать, а тетя Ви будет думать и анализировать. Один единственный бой минут на пятнадцать от силы, но он показал все, что мог показать по максимуму — эльфийка ИЗУМИТЕЛЬНО искусный боец, полуэльфы знали, кто жертва, гиены находились под заклятьем, а мы… а мы для Ректора тупое мясо. Увы для него — не такое уж и тупое и весьма ядовитое.

Вопрос только кто такая Клари на самом деле?

Ночь без сна, без происшествий и без неожиданностей — мы действительно прошли достаточно мало, чтобы напороться на кого–либо особо опасного. Завтрак, проверка "боевой готовности состава" и снова в путь. Прямо и только прямо, туда, где дня через четыре пешего хода нас встретит Храм. Вряд ли конечно, через четыре дня, думаю дней шесть точно придется идти — это сейчас все бодры, целы и полны энтузиазма, уже как минимум послезавтра будут первые раненые или даже погибшие — Ректор обязан обеспечить себе приток свежей мертвой силы, иначе ритуал не состоится. А Ректор не любит, когда что–то идет против его замыслов…

Язвительная улыбка своим мыслям, но я тороплюсь ее убрать — глаза есть даже у леса… особенно у этого.

Следующий день прошел тихо, мирно и исключительно настораживающе. Травы росли буквально на каждом шагу, посторонних не наблюдалось в принципе, так что к вечеру (по крайней мере мне) стало понятно — западло будет ночью. День мы провели более, чем продуктивно — собрана треть необходимых трав, причем в объеме раза в два превосходящем необходимый — редких трав никогда много не бывает. Единственная проблема — у нас в запасе всего четыре дня и если после этого срока их не высушить правильно, они просто сгниют. Так что у нас нет тех шести дней, которые я планировала… действительно, только четыре. Причем это понимали абсолютно все — Зарина пересматривала собранное и немного раздраженно вздыхала, Тинки кусала губы, а остальные просто хмурились. Нет, вроде бы и все хорошо, но настроения не было ни у кого.

А почему собственно?

Прежде чем сесть у дерева, как и вчера прошлась по периметру и понавешала маячков и только потом разрешила себе немного расслабиться и подумать. Вроде бы и не критично, но… делая вид, что копаюсь в своем рюкзаке, потихоньку рассматривала однокурсников, как визуально, так и магически. Нормально, нормально… нормально… но что не так???

Вот Патрик сел на землю и немного раздраженно отпихнул от себя сухую ветку, а затем, зарывшись в свой рюкзак, выудил из него печенье… твою упырицу!!! Зрение было настроено так, что я увидела то, чего не увидела бы ни за что и никогда…

— Патрик! — Рявкнув с противоположного края поляны так, что у парня просто напросто это бедное печенье выпало изо рта и он подавился, не постеснялась и, вскочив на ноги, подбежала и похлопала по спине. От души…

— Кхе… кхо…а… Ви… о…на!!! Тьфу! — Глянув на меня волком, парень дернулся и прошипел. — Дура!

— Возможно. — Ехидно хмыкнув, не поленилась и подняла печенье с земли. Прикрыв глаза обнюхала… скривилась…

— У тебя что, своего нет?!

— Нет. — Открыв глаза, снова хмыкнула и, повысив голос, потребовала. — Вытаскиваем все заначки из рюкзаков! Ребята, нас травят!

— Кто?

— Что?!

— КАК???

Разнообразные возгласы ото всех, но Малвин и Тирэль уже торопятся ко мне, чтобы самим выяснить, с чего паника. Да в принципе паники–то нет… она бы началась завтра–послезавтра… но уже сейчас ясно — на наше самочувствие влияют так, как я бы никогда не догадалась, если бы не воспользовалась магическим зрением — через еду, а возможно и через воду.

— Виона, что произошло?

— Вы умеете сканировать еду?

— Нет. — Отрицательный мах головой от Малвина и он тут же раздраженно морщится, но тут кивает Тирэль:

— Я умею. Что смотреть?

— Начни с этого. — Вручив полуэльфу печеньку, сама смотрела не на него, а вокруг — Клари, полуэльфы… их реакция важнее не меньше, а наоборот — больше. Увы, пока ее не наблюдалось. — Видишь?

— Вижу. — Отчетливый скрип зубов и чертыхание себе под нос, а затем уже для всех. — Выворачиваем рюкзаки! Быстро!

Мельчайшие крупицы раздражителя, в просторечье именуемые озверином. Казалось бы мелочь — подумаешь одна–две крупинки… но если принимать их три раза в день, да четыре дня подряд… Интересно, Ректор планировал, что мы сами друг друга уничтожим?

— Выворачиваем!!!

Возмущение от целителей было ярким, но пока авторитета пятикурсников хватало, чтобы выполнять их приказ беспрекословно — рюкзаки вывернуты, еда, вода, специи, травы пересмотрены… и две трети всего отложено для уничтожения.

— ЧЕРТ!

— Еды остается на сутки, воду будем набирать в ручьях, но… — Не постеснявшись присутствия девушек, Малвин выругался. — Охота?

Косой и вопросительный взгляд почему–то на меня, но я тут не при чем — я всего лишь целительница–первокурсница.

— С чего вы вообще взяли, что это все отравлено?! — Клариссэль, у которой изъяли почти все печенья и сладости, и кроме всего прочего еще и почти все травы, взятые из дома, ярилась и дергалась. — Вы знаете, сколько мне это стоило???

— Ты умеешь распознавать яды? — Тирель, язвительно улыбнувшись, взял одну из леденцовых конфет. — Как думаешь, что здесь?

— Что? — Язвительному тону "королевы" можно было позавидовать, но я только грустно усмехнулась. Дети… какие же они дети…

— Конкретно в этой слабительное. — Не постеснявшись и взяв другую, на мгновение прищурился и продолжил. — А здесь снотворное. — Следующую. — А здесь рвотное… не веришь? Съешь.

Чуть ли не сунув конфеты эльфийке под нос, добился только того, что она выбила сладости у него из рук и выругавшись так, что даже я приподняла брови, отпрыгнула назад.

— Сам жри эту дрянь!

— Клари—Клари… девушки из высшего общества так не выражаются… — Покачав головой, почему–то зло усмехнулся, но в ответ заработал лишь новый поток площадной брани. — Ты думаешь, с таким лексиконом мой отец возьмет тебя в жены? Или ты ДО СИХ ПОР думаешь, что он возьмет тебя в жены?

ОП-ПА!

Ненавидящий взгляд, разъяренное шипение и кажется, она сейчас на него кинется… но нет — дергается, отворачивается и уходит, что–то рявкнув не вовремя подвернувшейся под руку Оларии.

Непонимающие и недоумевающие взгляды однокурсников, немного нервное пожатие плечами Тирэля и все собираются в кучку, чтобы решить — жечь или не жечь. Разговоры–разговоры–разговоры…

— Жечь. Даже в малых дозах в этом лесу оно станет критичным в любой момент.

— А что мы будем есть еще четыре дня?!!

— Будем охотиться, собирать ягоды и грибы.

— ЗДЕСЬ???

— Здесь. — Тон Малвина не подразумевал возражений. — Лучше я проведу в лесу на день или два больше, но вернусь, чем завтра же загнусь от того, что заснул во время дежурства и меня сожрал упырь. Не аргумент? — Чуть раздраженно осмотрев притихших целителей, прищурил глаза и неожиданно заявил. — Голосуем.

Хотя он прав — так мы выясним, кого стоит "убить" первыми. Лучше пускай они вовсе не пройдут практику, чем пройдут ее, но в желудках местных тварей.

Против избавления от отравленных продуктов были Тим, Тинки и Амелия. Если честно, то не ожидала… они думают, что их желудки все переварят без последствий? А, нет…

— У меня есть антидот, мама варила… — Тинки, доставшая из рюкзака внушительный пузырек с мутно–зеленой жидкостью, смущенно улыбнулась. — Его можно каждый день добавлять в общий котелок и еда будет обеззаражена от всего. Правда будет немного горчить…

— Дай мне. — Приняв пузырек и сунув его себе в сумку, Малвин благодарно кивнул, когда дриада не стала возражать экспроприации. — Но печенье, сладости и травы все равно придется выкинуть. Крупу можно оставить, но с мясом та же проблема — оно слишком заражено. Все запасались в нашей столовой?

Дружные кивки от всех кроме меня — мне еда не нужна, но ради конспирации я совсем немного взяла из дома. На первые два дня.

— Так, ответственные за охоту… — Внимательный взгляд на всех нас, а затем я буквально слышу, как он мысленно матерится — отправлять эльфов нельзя — точно напортачат, но и оставлять рядом с нами эльфов без присмотра тоже нельзя — тогда риск еще больше. — Крен, Патрик и Виона.

Мой (и не только) удивленный взгляд, но Малвин уже командует дальше.

— Сегодня едим из запасов, завтра первую половину дня ищем травы, вторую половину дня охотимся и ищем поляну для ночлега — необходимо заготовить мяса хотя бы на пару дней, так как дальше будет сложнее. Вопросы?

От подавленных однокурсников вопросов не было. Клари до сих пор пыхтела в стороне, эльфам было откровенно пофиг, а я мысленно готовилась к завтрашнему дню. Хотя неверное и к сегодняшней ночи тоже. Если интуиция не врет — уже сегодня стоит кое–кого отправить туда, где они будет в полнейшей безопасности, да и себя наверное тоже… мертвая я буду намного более полезна, чем живая, даже на охоте.

Кивок своим мыслям, мысль–телеграмма остальным группам, чтобы проверили свои запасы и буквально через двадцать минут яркое и исключительно нецензурное подтверждение от ведущих — всем четырем группам пришлось избавиться практически от всех запасов и завтра Темный Лес станет местом, где озверевшие боевики и целители будут добывать себе пропитание…

Смешно. Если бы не было так грустно.

Ну да ладно, утро вечера мудренее. Осталось выяснить, что ночь грядущая нам приготовила.

Как оказалось — ничего из того, с чем не может справиться некромант или пятерка пятикурсников–боевиков. Жирный туманник и три падальщика–упыря.

Время — второй час ночи, целители спят, боевики, кроме дежурящего Крена спят… а со стороны чащи к нам приближаются те, кто планирует нами поздакусить… Продукты и антидоты со своих запасов я еще вечером отдала Тирэлю, так что сейчас была в полной боевой готовности, впрочем сообщать о противнике Крену не торопилась — я не нянька, я Мастер, принимающий практику у своих учеников.

— Тревога! — Крен не зря был моим любимым гномом — не знаю как и по каким признакам он учуял опасность, но хватило трех минут, чтобы лагерь из спящего стал обороняющимся. — Туманник. Как минимум один и сопровождение.

— Кто?

— Пока не видно, но судя по аромату… — Глаза гнома прищурились еще больше, окончательно затерявшись в бровях, и он задумчиво хмыкнул себе в бороду. — Нежить. Но не больше пяти особей.

— Девушки в центр, оружие наизготовку. Зарина и Тинки главные по раненым. — Короткие и емкие приказы от Малвина и собранные кивки от остальных — они все хотят жить.

А вот и он, туманник собственной персоной — нечто огромное, стелющееся по траве, бесформенное, похожее на отожравшуюся медузу, сизо–лоснящееся с левого краю…

"Матка!"

— О, боги… — Тирэль, услышавший мой мысленный вопль, не постеснялся и выругался вслух, озвучив очевидное. — Матка!

— В центр! Все! — Громкие окрики от боевиков, но кажется, что и туманник их слышит, причем не имея как таковых органов слуха и зрения. Лишь жажда убийства, жажда свежей и еще живой плоти…

Что–то меня не туда потянуло.

В общем мы все сгрудились в кучу, боевики встали в некотором отдалении от нас, став буфером между нами и нечистью, к ним присоединилась и Клари, но парни–целители на такой подвиг оказались неспособны — мечи хоть и вынули, но остались с нами.

Да и не помогут тут мечи, если только они не зачарованы. Усмехнувшись своим мыслям, когда у всех боевиков клинки полыхнули рунным светом, отметила и клинок эльфийки — чем дальше, тем больше меня напрягает эта длинноухая. Ведь не все так просто, даже больше — совсем не просто! Но забирать я пока ее не буду — она слишком ценна, как воин. А вот Оларию… ее можно и забрать — так ушастая начнет думать головой и даже если она "за" Ректора с его сынком, то еще десять раз подумает, окончательно ли она "за".

Нападала матка молча — тут лизнет траву, она осыплется трухой, там попытается жгутиком дотянуться до боевиков — но его вовремя успеют отрубить… в принципе матка от обычного туманника отличалась мало — лишь размерами и скоростью воздействия. Если обыкновенный туманник был размерами с трехметровое (в диаметре) облако и мог высосать жертву за час–два, то матка своими размерами превосходила его втрое, а наша так и вовсе впятеро и ей было достаточно минуты–двух, чтобы начать иссушать пойманное в свои объятия тело. Жгутики–ложноножки вытягивались на несколько метров — вроде бы и невесомо туманные, но стоило ему прикоснуться к жертве, как он впивался намертво и отодрать его было уже невозможно — лишь отрубив становящуюся прочнее металла конечность. Иногда было проще отрубить конечность тому, к кому она присосалась…

— Огонь! — Малвин, скооперировавшийся с Креном, довольно успешно отражали атаки со своего фланга, Тирэль вместе с Клари стояли по центру, а вот дела у пары полукровок шли не очень хорошо, хотя как мне кажется…

Вот… хм, какое нецензурное выражение подойдет в этом случае? Судя по тому, как матка в принципе не торопилась нападать именно на них — парни имели неслабую защиту. Ой, а дайте мне в их запасах покопаться, а?

Одна ложноножка неожиданно проскочила слева, но кинжал остановил ее путь, отрубив самый кончик, так что вся нога дернулась и обиженным причмокиванием убралась восвояси. Опешившие взгляды однокурсников, но я пожимаю плечами — рассказывать, что за кинжал и почему так — не собираюсь. А собираюсь я…

Спешно плетя петли подчинения, накинула их на всех троих упырей — ребята послужат мне, причем исключительно в спасательных целях. Еще несколько минут на оценку успешности боевых действий, мысленный кивок, приказ Тирэлю "минус три" и дикие визги девушек, когда наплевав на защиту от нежити, меня, Оларию и Тима практически выдергивают из общей массы и стремительно волокут в лес уже мои упыри.

Фу… несвежие.

Резвости я мертвым ребяткам придала от души, в темноте они ориентировались идеально, так что уже через несколько минут звуки возможной погони, ориентирующейся на вопли Оларии и всхлипы–матерки Тима, стихли окончательно — не тот это лес, в котором ночью можно гоняться за теми, кто здесь властвует. Хотя поря заканчивать — еще нарвемся на кого…

— Стоять! — Команда произнесена достаточно тихо, но упырям и этого достаточно — замерев мгновенно, выполнили и следующие. — Поставить на землю груз. Три шага назад. Умереть!

— Ты… ты… кто??? — Олария, не удержавшись и упав на колени, зажала рот руками (наверное ее тошнило), когда упыри начали разлагаться прямо на глазах.

Тим не стеснялся — бросился к ближайшим кустам и уже оттуда до нас доносились воодушевляющие звуки. Согласна, приятного мало, но мы целители или барышни изнеженные? А работать они вообще не планируют по специальности?

— Я? Да так, мимо проходила… — Неопределенно пожав плечами, не стала медлить — времени у нас совсем немного, а мне еще остальные группы проверить необходимо. — Так, заканчиваем пугать окрестности содержимым своих желудков, подошли ко мне.

— Не–е–ет… нет! НЕТ!!! — Не знаю, что она увидела в моих глазах, но психика эльфийки дала сбой — сначала вопль, а затем рывок в лес… угу, почти удачный.

— Милочка, без глупостей. — Петля, опоясавшая ее и не дающая ей уйти, сдержала бег, а ментальная оплеуха окончательно отправила ее в бессознательное состояние. Нет, не люблю эльфов — такие дурные… — Тим, ты там закончил, нет?

— Да… ты нас убьешь? — Вылезший из кустов веснушчатый парень был бледен и напуган, но закатывать истерику не спешил.

— Неа, у меня немного другие планы. Тим, не дури, я вас спасаю. Все, не мешай. — Отмахнувшись от выпавшего в осадок целителя, открыла портал и махнув рукой, чтобы он поторапливался, сначала отправила в него эльфийку (придав ускорения пинком — каюсь, не сдержалась), затем проследила, чтобы туда прошел Тим, а уже затем, оставив в лесу "подарок" Ректору в виде эманации трех мучительных смертей (искусственных правда и для ритуала негодных, но мы же ему об этом не скажем?), прошла в него и сама. — Доброй ночи, Ваша Светлость…

— Доброй ночи, Ви. — Довольно представительный мужчина, сидящий на улице, но не на земле и даже не на траве весьма светлого и ухоженного парка, а в кресле с высокой спинкой, приветствовал пришедших кивком, но сразу все свое внимание уделив лишь одной из них. — Сегодня еще будут?

— Постараюсь. — Загадочная улыбка и она с некоторой брезгливостью осматривает лежащую у ее ног эльфийку. — Эту сканировать, а Тим безопасен. Пристроите на практику на пару неделек?

— Конечно, мы уже все обсудили с Магистром Инари, проблем не будет. — Пока мужчина говорил, к целителям подошли люди (хотя какие они люди… демоны, конечно же!) в форме и если Тим пошел за ними сам, все еще находясь в некоторой прострации, то эльфийку весьма небрежно перекинули через плечо и понесли совсем в другую сторону. Там ей и место. — Ви, осторожнее, прошу…

— Я постараюсь. Сама больше не приду, только если будут раненые.

— Удачи. — Девушка исчезла в портале, а Его Светлость, Старший Князь рубинового дома Самарон Саид ит"Санэ, еще несколько мгновений постоял, задумчиво разглядывая воздух. Нет, не так он представлял практику единственного сына, не так… И кто бы мог подумать, что малышка Летта, которую он знал пятилетней крохой, будучи студентом самого магистра Инари, станет той, кому через триста лет он станет обязан жизнью своего сына. Малышка Летта, уже в пятилетнем возрасте заявляющая, что все демоны "глупые бабники и рогатые разгильдяи". Да, ничего не меняется…

Интересно, а что ей должен Салим и за что, раз согласился на все ее требования без возражений?

Остаток ночи прошел в делах и заботах — лес считал меня своей, мало того, не просто гостьей, а Госпожой. Передвигалась я с помощью тех деревьев, которые признавали во мне дриаду — увы, не каждое (примерно два из пяти), но для меня этого было пока достаточно. Так, я как раз успела к атаке взбесившихся мавок — одна из групп заночевала у озера, польстившись на возможность набрать чистой и свежей воды. В итоге — двое выжатых досуха паренька–целителя. Недолго думая, "притопила" их окончательно и уже под водой порталом отправила к демонам, припугнув бросившихся на нас мавок так, что девицы с удовольствием зарылись в донный ил, лишь бы не стоять у меня на пути.

"Минус два". — Мысль–телеграмма ведущему группы, чтобы зря не тратили силы на поиски.

"Ясно. Спасибо". — Усталый выдох и благодарность от одного из полудемонов за то, что предупредила.

Да не за что. Еще два накопителя, в которых была заключена искусственная смерть приказали долго жить и выбравшись из воды на другом берегу, я поторопилась к остальным группам.

;К следующей группе я успела едва–едва — боевики добивали ликанов, слава богам, обычных, но имелся один тяжелораненый, которым уже занимались девушки. А вот охрану они зря не оставили… Три фантома бодрых ликанов, забежавших на огонек на запах крови и пока один набрасывается на запаниковавших целителей, двое уволакивают находящегося в беспамятстве боевика — вести его дальше будет обузой, так что пускай станет подопытным материалом для практикантов у демонов.

"Минус один"

"Понял"

— Не–е–ет!!! — Вопль–визг от целительницы, у которой буквально из рук выдернули парня, но фантомы слишком резвы, даже с таким грузом. Сдавленные рыдания, проклятия лесу, угрозы боевикам, чтобы отправлялись спасать, но хватает пары пощечин от подбежавшей дриады, чтобы истерика переросла в обычные рыдания.

;Ничего–ничего… это лишь малая часть того, что вам приготовил Ректор. Крепитесь, дети — в комплект к суровой правде жизни карамель не положена.

Вспышка смерти и телепорт, но чуть в иное место — сразу в заранее подготовленный лазарет, у парня слишком серьезно разодрана нога и бок, чтобы нести его.

— Привет, вам работа. Залатать–починить, практикантам отдать на восстановление. — Задорное подмигивание опешившим демонам–целителям и уже через секунду меня там нет. Если лишь тело демона–полукровки, нуждающегося в починке.

— За работу! — Окрик от Главного Целителя и радостное. — Ну вот, наконец–то началось! Интересно, еще будут

Увы, больше не было — две оставшиеся группы сегодня справились без ощутимых потерь — легкие царапины и синяки не в счет. На группу Салима напали иглозубы, стаю выжгли и единственная травма — у девушки–целительницы, причем вывернутая лодыжка именно тогда, когда Лидия спрыгивала с дерева, куда ее закинули пережидать атаку. Лодыжку смазали и перевязали, впрочем если завтра она будет их тормозить, то заберу и ее, это не проблема.

;На последнюю пятую группу сегодня вовсе не напали, но чуется мне, что завтра их будет ждать нечто вовсе экзотичное.

"Ингрид? Как дела?"

"Весело! Судя по эманациям, впереди болото с сюрпризами"

"И?"

"И оно идет на нас, утром проснемся в болоте"

Предупреждение ведущему, когда пришла его очередь вставать в караул и мысленная благодарность от боевика. Не стоит мальчики, это прежде всего в моих интересах — оставить вас в живых.

А уж как вы это будете выполнять — ваша забота.

Довольно щуря глаза, он наблюдал, как сфера впитывает в себя эманации смертей адептов.

Все шло четко так, как он задумал. Скоро… совсем скоро он закончит то, к чему шел уже не первую сотню лет. Первый опыт… нет, он не будет о нем вспоминать. Казалось — вот она, идеальная кандидатка в "Управляемую Смерть". Некромант–полукровка, сильная, изобретательная, жесткая… увы, под защитой рода. Слишком поздно это стало понятно — девка ушла. Ну да ничего, еще пару сотен лет под печатью и он поймет, как уничтожить ее окончательно.

Зато теперь! Некромант–полукровка! Еще сильнее, еще жестче, еще изворотливее! И сам идет на убой. Идеальный генетический набор! Идеальное сочетание силы, ума и самое главное — он его потомок, его часть… и значит, будет подчиняться беспрекословно! И уже ничто не остановит их на этот раз!

Эти драконы! Циничная усмешка скользнула по тонким губам… Тупые твари! Не видят того, что у них происходит под носом! А уж с личной "Управляемой смертью" он поставит их на колени! Разберется и с теми мелочами, которые происходили последние несколько месяцев — для "Управляемой Смерти" нет преград. Отхватит свое и дроу, что посмел ослушаться прямого приказа… отхватят свое и оборотни, твари блохастые, смеющие мешать его планам, отхватит свое и Инари, чертов зануда!

Все отхватят! ВСЕ!

*гаденький злодейский смех*

Для четырех групп из пяти утро прошло в распределении обязанностей на первую половину дня — короткий завтрак, стремительный маршбросок, но приоритетной задачей — поиск не трав, а мяса.

Пятую же группу ждало болото…

— О, не–е–ет… — Дружный стон–всхлип от целителей, мрачная решимость от боевиков и моя чуть злорадная усмешка с дерева в паре сотен метров от них. Да, мне было интересно, как они будут выкручиваться. И снова да, я планировала пока идти с ними — самая слабая из групп, причем не только из целителей, но и из боевиков — лишь двое моих учеников, причем один рекш, второй полудемон. Хотя то, что с ними чистокровный рекш именно сейчас им и поможет.

Шинсу перекинулся сразу же и теперь шел первым, похожий больше на гуманоидную сине–зеленую ящерицу, чем на человека, надолго замирая и прислушиваясь к обострившимся инстинктам. Чуялка работала на ура — они уже обошли пару гиблых мест, за три часа пройдя примерно половину пути — болото было не очень большим, но согласно закону "вселенского западло"…

— Воздух! — Возглас от демона, замыкающего колонну и вся группа тут же приседает и прикрывает головы руками — воздух, это не шутки. — Гаркуши!

Плохо. Где гаркуши, там и топляки. Довольно мерзкие птицы, не больше голубя размером, но их "карканье" происходит на ультразвуковых волнах — особо чувствительные к звуковым колебаниям разумные страдают первыми. Тут то их и поджидают топляки — полуамфибии полурыбы, этакие головастики–переростки, главным "достоинством" которых — изумительно зубастый рот, способный откусить за раз ногу взрослого мужчины.

Но спастись можно — на агрессивно настроенную дичь топляки первыми не нападают, предпочитая трапезничать теми, кто уже находится в отключке. Вывод? Заткнуть уши, находиться в сознании и… бего–о–ом!!

Замешкавшись всего пару первых секунд, Шинсу наконец сообразил сопоставить одно с другим — четкие, резкие команды и целители, прижимая ладони к ушам, торопятся заткнуть уши всем, чем можно — вата, бинты, ил… Две эльфийки стремительно сереют, но их успевают подхватить люди–боевики — парни крепкие и надеюсь у них хватит сил нести их порядка двух часов, пока они не выберутся на твердый берег.

А вот и топляки… На поверхности воды показались несколько пар глаз, ноздри нечисти предвкушающее затрепетали, а из пастей донеслись довольные причмокивания, подстегнувшие группу как можно быстрее продолжить путь.

— Одно плохо — теперь адепты друг друга не слышат — любая атака с фланга и… мысль!

Бывают топляки стандартные — они сидят на своих местах и обиженно пыхтят от того, что добыча матерится, но уходит. А бывают и нестандартные… например те, которых создала я. Фантомы без зубов, но с присосками во рту, дабы не ранить, но достаточно плотно зафиксировать во рту жертву. До берега двести метров… сто… пятьдесят… тридцать… справа глубокая яма и именно из нее "одичавшие от голода" и озверевшие от наглости почти ушедшей дичи выпрыгивают три топляка и утягивают с собой двух из трех запланированных жертв. Третья, увы, увернулась. Резвая девочка… а визжит–то как громко! Гаркуши отдыхают!

"Шинсу! Ходу! Минус два"

"Понял"

Забавно, но казалось, что целители уже еле–еле ползут, но после потери двоих студенток им хватило трех секунд, чтобы преодолеть последние двадцать пять метров. Может все–таки стоит порекомендовать папе ввести в Академии физическую подготовку для всех без исключения? А что? Быстробегающий целитель это… живой целитель. Точно! Закончим с этим делом и займемся…

Хэй–хэй, куда это меня уносит? Сначала с этим делом закончим, а там уже и видно будет. Посторожив вышедших с болота еще с полчаса, проследила, чтобы стая шипастых гиен, пасшаяся неподалеку, решила отправиться на охоту в иное место — боевики вымотаны эльфийской ношей и сейчас довольно слабы как противники — бой будет скучным и достаточно кровавым. Нет, не время, у них еще будет возможность проявить себя. Впереди еще несколько дней.

"Игнрид, я дальше, карауль"

"Как скажешь" — Мысль–улыбка от призрака и я чувствую, как она мысленно облизывается на начавших переодеваться боевиков. Да, тела у них изумительно рельефны, есть на что полюбоваться.

"Не увлекайся"

"Обижаешь!"

Да–да…

"Деду расскажу!"

Обиженное рычание–сопение, но я уже занята другим — мне еще адептам дичь помочь загнать… а съедобной дичи, увы, тут катастрофически мало… будем искать!

Мясо–мясо… цып–цып–цып…

За два следующих часа Темный лес обеднел на трех кабанозюбров, десяток глухарей и порядка полусотни кролей. С мясом катастрофически не везло одной из групп, чей путь пролегал по темному и узкому ущелью — на их пути встречались только змеи (съедобные, но этого мало для группы), так что пришлось делиться с ними одной тушей кабанозюбра — бычок исключительно неудачно "поскользнулся" на узком карнизе и буквально сам свалился почти под ноги охотничьей группе. Угу, сам. Интересно, правда, что он забыл на скале? Но тс–с–с… никому! А может просто на окрестности любовался?

"Мальчики, не делайте такие большие глаза, это от меня подарок"

"Благодарю, Мастер"

"Не за что, впереди опасность"

"Ясно"

Да, предупредить стоило. Если бы парни продолжили свой путь, забыв об опасности — их ждал бы изумительно теплый прием Хранителя места. Увы, находящегося под подчинением. Даже не буду уточнять чьим. А так, группа не просто не продолжила путь, а даже немного вернулась, выбрав для стоянки достаточно защищенное от нападения место — небольшая ниша в скале, защищенная справа и слева природным нагромождением камней.

Вторая половина дня и большая часть вечера прошла у всех практикантов в хозяйственных хлопотах — разделка мяса, перебирание и заготовка найденных съедобных и полусъедобных грибов, тихие и подавленные разговоры о "погибших"…

Говорить о том, что на самом деле их однокурсники живы и вполне себе здоровы, своим ученикам я запретила. У меня нет точной уверенности, что Ректор тем или иным образом не следит за своими ставленниками и шестерками. А если они также, как и я могут в экстренных случаях связываться с ним мысленно? Не приведи боги! Нет, я знаю, он довольно большой скряга в безвозмездном распределении амулетов и камней силы между исполнителями, но цена этой практики СЛИШКОМ высока, чтобы он не подстраховался.

А ведь еще и инквизиция в полглаза за действом наблюдает. Каждой группе кроме записывающего кристалла, выдан экстренный маяк, на который в случае исключительной опасности придет группа быстрого реагирования. Вот только придет она один раз.

Причем я почти на сто процентов уверена, что именно на этот случай у ректора есть козырь, а может и не один — какой — я не знаю, но интуиция шепчет, что убойный. Нет, мне не жаль боевиков инквизиции — парни там крепкие, орки это вам не эльфы — их гаркушами в обморок не отправишь. Да и работа у них такая…

Ночь и следующие сутки прошли без приключений — группы потихоньку продвигались к контрольной точке, периодически останавливаясь на небольшие привалы для сбора трав. Нападения мелкой нечисти и случайно забредшей нежити можно было не брать в расчет — ничего того, с чем не могли справиться боевики пятого курса. С Хранителем Скалы группа разобралась достаточно споро — парни помнили мою лекцию и доклад Крена об их братии, так что после тщательной подготовки к изгнанию порабощенного духа, само изгнание прошло можно даже сказать что буднично.

Мяса и грибов практиканты заготовили на два–три дня, так что забота о добыче пропитания хоть немного, но отодвигалась.

;Ближе к вечеру, проверив что все группы так или иначе довольно успешно нашли защищенные места для стоянок, нашла удобное местечко в пятисотлетнем вязе и для себя, примерно в равной удаленности от всех — мобильная помощь бдит круглосуточно. А теперь можно и помедитировать… и помечтать…

Ректор, я убью тебя с улыбкой на губах!

— Гос–с–спожа? — Тонкое шипение, едва ли слышимое, вывело меня из мечтаний.

МАМОЧКИ–И–И!!!

— Гос–с–спожа боитс–с–ся? — Тонкая, едва уловимая ирония от существа, которое в принципе не могло здесь находиться. Только не здесь, только не в этом слое реальности! Успокоив сжавшиеся на секунду внутренности, поняла, что ветка дерева раскрошилась под пальцами. Нельзя! Нельзя бояться! — Пра–а–авильно-о-о… нельзся–я–я…

Мысли, одна страшнее другой, о действиях, одно глупее другого… СТОП!

— Я тебя знаю!

— Да, гос–с–спожа… — Едва обозначив кивок, Пожиратель, висящий в трех метрах над землей, причем точно напротив того места, где устроилась я, кажется снова усмехнулся. — Приятно было встретить вас–с–с, гос–с–спожа…

— Не понимаю… — Нахмурившись, от того, что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не понимала, на полкорпуса выскользнула из дерева и внимательней всмотрелась в чернильное пятно, не видя ни нитей подчинения, ни каких–либо вообще признаков, что Пожиратель здесь не по своей воле. — Кто тебя призвал?!

Странный ехидный прищур множества глаз, но отвечать он не торопится, словно мысленно взвешивая все за и против, а может, ожидая, что я догадаюсь сама. Увы, у меня предположений не было ВООБЩЕ! Такого просто не может быть!!!

— Ну почему не может… а может, кое–кто прос–с–сто не до конца выс–с–ставил правильную защиту? Допус–с–стим в одном темном–претемном Х–х–храме…

— Итить!!! — Мысль–паника, что Ректор уже мертв, но тут же мысленная пощечина самой себе, о том, что быть такого не может! Ректор тысячу раз проверяет защиту!

— Нетс–с–с, не он… интерес–с–сующий вас–с–с ушас–с–стый пока живс–с–с…

Так, я что–то не догоняю?!

— Ты слышишь мои мысли???

— Да, гос–с–спожа… гос–с–спожа вкус–с–сно мыс–с–слит… мне нравитс–с–ся… — На этот раз глаза прищурились от удовольствия, а я стала понимать еще меньше.

Пункт первый — Пожиратель на свободе.

Пункт второй — он дружелюбен.

Пункт третий… я в ахере!

— А почему бы и нетс–с–с? Мы вкус–с–сно поели в Х–х–храме… мы можем быть и такими–с–с-с… — Кашляющий смех Пожирателя привел меня в чувство. Увы, вариантов адекватного поведения было катастрофически мало.

Как вести себя с тем, кто живет за счет боли и мучений??? Причем не столько тела, сколько души?!

— Главное не боятьс–с–ся..

— Ясно. — На секунду сморщившись на то, что он читал меня как раскрытую книгу, нахмурилась. — Сколько вас?

— Двоес–с–с… братс–с–с ушел в другую с–с–сторону, а я ус–с–слышал вас–с–с… Вы забавнаяс–с–с… а этот лес с–с–слишком скучныйс–с–с…

— Скольких вы сьели?

— Пятеро в храмес–с–с… два часа назадс–с–с…

— Откуда ты знаешь о Ректоре? — Пользуясь тем, что Пожиратель был настроен на "поговорить", старалась выжать из него максимум информации.

— Забирая душу, мы забираем мыс–с–сли и вос–с–споминания…

— Ясно. — И снова кивок, но теперь уже настороженный — насколько ему хватит его благодушия?

— Не опас–с–сайс-с-ся… жить в вашем мире пос–с–стоянно невозс–сможно, завтра мы уйдем-с сами… У вас ес–с–сть на этот срок вкус–с–сняш-ш-шки для нас–с–с? Гос–с–спожа добрая ведь? — Вопрос больше похожий на подколку и я четко понимаю — Пожиратель наслаждается сложившейся ситуацией. А еще я понимаю то, что либо я скармливаю ему еще кого–нибудь, либо сама становлюсь кормом.

Хм, хотя, кажется, я знаю, где взять пару–тройку вкусняшек! Ушастых вкусняшек.

— Добрая Гос–с–спожа… — Довольный кивок от Пожирателя и он прикрывает все девять глаз разом, чтобы на мгновение замерцать… — Вы понравитес–с–сь моему брату…

Он еще и братца сюда призывает???

Пипец! Виолетта, кормилица Пожирателей! Уй-ё… лишь бы папа не узнал!

Брат появился предположительно со стороны Храма — еще одно чернильное пятно, при виде которого я снова почувствовала практически непреодолимое желание уйти обратно в дерево. Интересно, они умеют доставать из деревьев? Косой взгляд на первого, но он не обращает на меня никакого внимания, протянув несколько ложнолапок к родичу и судя по всему именно так передавая информацию.

— Госпожа? — Второй Пожиратель (почему–то с тринадцатью глазами) подлетел ближе и осмотрел меня с ног до головы, наверняка оценивая с исключительно гастрономической точки зрения… — Чушь!

— Что, простите? — Опешив от его саркастичного замечания, распахнула глаза еще шире, хотя казалось куда уж больше. — Что чушь?

— Мы не собираемся вас выпивать. — Манера речи разительно отличалась от первого, к тому же в голосе звучали сочные бархатистые и исключительно МУЖСКИЕ интонации. — Вы, живущие в этом слое реальности, такие глупые… Видите и знаете только то, что хотите видеть и знать.

Отчитав меня точно таким тоном, как отец, Пожиратель иронично хмыкнул и тут его структура начала меняться… меняться…

— Мать моя, женщина!!!

— Вы так думаете? Хотя да, неверное… — Скептичная ухмылка на идеальном мужском лице с чуть грубоватыми, но удивительно мужественными чертами. — У вас ведь жизнь потомству дают лишь женщины, правда?

— Правда… — Мозг отказывал, глаза не верили сами себе, а шестеренки, отвечающие за логику, буксовали. — А–а–а… как???

& nbsp;Глядя на обнаженного атлета с черными, как сама бездна глазами и иссиня черными волосами чуть ниже плеч, поняла… что ничего не поняла.

— Вы хотите услышать лекцию о происхождении и способностях вида аморфис монархус?

— Э–э–э… — Сглотнув, отрицательно замотала головой. Не хочу! Ничего не хочу! Хочу убить ушастого и домой!!!

— Ну что же вы? Брат о вас очень высокого мнения, не разочаровывайте меня… — Черные глаза раздраженно прищурились, так что пришлось напоминать себе, что это Я ТУТ САМЫЙ СТРАШНЫЙ БЯК!!! ДА, ИМЕННО Я!!! — Ну вот, уже получше. Ну так что, окажете нам честь сопровождать вас в изумительно познавательной прогулке по вашему удивительному лесу?

— А… ага. — Вдох–выдох… сжать зубы, отвести взгляд от его груди… — А вам не холодно?

— Ничуть. Вас смущает обнаженность этого тела? — Мимолетное удивление, а затем кивок и на секунду он становится полупрозрачным, а затем полностью одетым, причем довольно стильно — темные брюки, светлая рубашка, камзол, высокие кожаные сапоги, широкий ремень с массивной бляшкой… — Так вас устроит?

— Да, вполне.

— Спускайтесь уже, мы не кусаемся. — Небольшая косая ухмылка, чуть злая, но у меня снова нет выбора — кажется мое дальнейшее расписание уже утверждено за меня. Не позволяя себе думать о том, что будет дальше, решила довериться интуиции и просто некоторое время поплыть по течению. Хуже, чем сейчас уже точно не будет. — Можем устроить…

— Нет, благодарю, не стоит. — Сообразив, что он с легкостью читает ВСЕ мои мысли, немного разозлилась. — Скажите, как вас называть?

— Это обязательно? — Черная бровь медленно поползла вверх, а в глазах промелькнуло удивление.

— Мне обращаться к вам "ты" и "эй"?

— Мы не нуждаемся в именах. Но если вам сложно, то можете звать меня… — Секундная задумчивость и решительное, но с усмешкой. — Тэль.

Мда… на милашку "Тэля" этот мачеобразный детина походил мало… ну да ладно, дареному коню, как говорится… вопросительный кивок девятиглазому:

— А вы не будете превращаться?

Не увидя, но почувствовав, как он поморщился, услышала от Тэля:

— Младший еще не дорос, в вашем слое реальности он может находиться только в этом образе.

Ага… младший значит. И как же я сама–то не догадалась? Покачав головой на то, что любопытство, высунув свой носик, в скором времени собиралось потеснить осторожность, вздохнула снова, но этого хватило, чтобы окончательно взять себя в руки.

— Итак, господа гости, куда предпочитаете отправиться вначале?

— На ваше усмотрение, Госпожа. — Глаза, сквозь которые проглядывала изнанка, иронично прищурились. — Но я очень надеюсь, что это будет не только познавательно, но и увлекательно.

Надейтесь…

Закусив губу в раздумьях, прищурилась сама.

— В экскурсию включать легкий перекус?

— Насколько легкий? — Заинтересованно пройдясь по моей фигуре взглядом, мужчина иронично скривил губы. Что, мало? Так извините, не орк я.

— А сколько вам необходимо? — Включившийся азарт исследователя отключил чувство самосохранения и в категорической форме требовал выяснить — кто же они Пожиратели. — Извините, но судя по тому, что я знаю о вас… я знаю мало и не то.

— Это верно. — Согласный кивок и Тэль (сокращенное от "пожиратель" что ли???) первым разворачивается в сторону, где всего в пяти километрах от нас ночует одна из групп. — Судя по тому, что мы узнали у призвавших нас магов, ваши знания неверны в корне. — Шагая легко, но неторопливо, Тэль видимо решил просветить меня в этом вопросе. — Во–первых, мы за время своего существования проходим три стадии взросления. Причем так называемые "пожиратели" это именно первая и вторая стадия — дети очень любят есть, причем абсолютно неважно что, но как вы уже поняли, самое лакомое для них — это энергетическая составляющая души. Ее можно есть, с ней можно играть… — По его лицу пробежала потусторонняя усмешка воспоминания, а у меня по спине табун мигрирующих в лучшие края мурашек. — Да–да, с ней можно довольно весело провести время. Единственное, что наши с вами представления о веселье немного различаются — души, которые боятся и страдают, намного более вкусны, чем те, которые находятся в относительном покое. Но сейчас это не суть важно. После того, как дети переходят во вторую стадию своего существования, они становятся "подростками" — их тянет путешествовать, познавать миры, изнанки, слои, реальности… именно они попадают в ваши круги призыва. И именно из–за резкого изъятия из естественной среды обитания они довольно несдержанны в своих желаниях. Самые низменные инстинкты — жажда смерти, жажда убийства, жажда садизма… к чему сдерживать их с теми, кто по своей собственной дурости рвет изнанку? Да еще и требует подчинения у тех, кто считает себя хозяином изнанки?

— Мда–а–а… — Отповедь от того, кто считался самым кровожадным существом из разумной нечисти меня ошарашила. Почему–то с этой точки зрения я НИКОГДА не смотрела на это. — А третья стадия?

— Я и такие как я. Взрослые, полноценные аморфисы. Можете считать нас расой оборотней, живущих на изнанке. — Мой скептичный взгляд натыкается на его довольно клыкастую и острозубую улыбку и возражать как–то не тянет.

— И много вас?

— Достаточно. — Короткий кивок, в такт своим словам, а затем саркастичное. — Боитесь за свою планету? Зря, Виолетта, нас не интересует ваш слой реальности — если я могу чувствовать себя здесь достаточно комфортно, то для младших это доставляет дискомфорт. Тупое убийство нас также не привлекает — мы достаточно высокоинтеллектуально развитые существа, чтобы не видеть в этом смысла.

— А как же Храм?

— А что Храм? — Черные брови исключительно элегантно взлетели вверх, а по лесу проносится низкий бархатистый смех пожирателя. — Вы всегда оставляете врагов в живых, Виолетта?

Мда, ноу комент. Кстати, забавный и достаточно образованный мужик! Как ни странно это признавать, зная, что он пожиратель.

— Так что насчет перекуса? Он нужен?

— Мне нет, а вот брату не помешает. Что у нас в меню? Какие варианты?

Эльф рвал и метал. Кретины! Дегенераты! Придурки! Уроды безмозглые!!! КАК??? Как можно было допустить подобное?!

В стену полетел древний фолиант и от удара его страницы красиво разлетелись по комнате, но эльфу этого показалось мало и в стену полетело пресс–папье, какая–то статуэтка, еще одна книга… Злость и ярость рвали остроухого изнутри, но хватило часа буйства, чтобы он успокоился и начал анализировать. Пятеро шестерок мертвы, два пожирателя на свободе и вовсю гуляют по лесу, уже начав собирать кровавую жатву — это в минусе. Что в плюсе? Есть ли хоть что–то?

— Лардониэль, зайди ко мне. — Вызвав сына по амулету связи, Ректор раздраженным взмахом руки ликвидировал тот бедлам, что устроил чуть ранее и, устроившись в кресле, плеснул себе в бокал коньяка. Вино он презирал за слабый градус, а мухоморовку пить статус не позволял. Увы.

Двадцать минут понадобилось отпрыску, чтобы явиться пред очи отца.

— Долго.

— Дела. — Стоило младшему расположиться в кресле напротив, как весь лоск и напускная расслабленность слетели с ухоженного и лощеного лица и стал виден истинный облик того, кто не стеснялся трупов на своем пути. — Что?

— Форс–мажор. Пожиратели на свободе.

— И? — Ленивая и циничная ухмылка скользнула по губам. — В чем проблема?

— За ночь уничтожено семеро целителей, причем четверо из них мои исполнители.

— Остальные?

— Три девчонки–целительницы. Причем сфера не зафиксировала всплеска их смертей — Пожиратели забрали их души. — Скривившись на то, как сын небрежно отнесся к этой информации, Ректор почти неслышно скрипнул зубами — наследник слишком распоясался… слишком. Наверное, уже пора подумать и о том, что в мертвом виде он станет намного более полезен… кажется там, среди целителей, была подходящая эльфиечка в матери нового наследника?

— Ну и что ты хочешь от МЕНЯ? Это твои шестерки облажались. Опять я должен за ними все исправлять? — Небрежно покачивая ногой, Лардониэль скривил губы. — Почему бы тебе не заняться самому? Я так понимаю Тирэль жив? Так с чего паника?

— Жив. — Окончательно уверившись, что сын заигрался во власть, тут же понял, как восполнить запас жертвенной магии, если к началу ритуала не удастся собрать необходимое количество. Хоть что–то с него путное удастся получить. — Итак, дорогой мой сын. Послушай, что тебе предстоит сделать…

— В Дикую Рощу заглянем?

— Пожалуй, уже не сегодня. — Дело близилось к утру, младший братец (на самом деле не родной, по крови, а "по разуму") довольно урчал и был похож на добродушного мишку от того, что кажется объелся, а я старалась даже мысли не допускать, как меня утомили эти "гости". — И я все равно тебя слышу.

— Не надоело?

— Ничуть. — Исключительно зубастая ухмылка, но мне уже не страшно — мы провели вместе всю ночь, так что я уже привыкла. — У тебя довольно забавное восприятие мира и справедливости. К чему сложности? Пошла, да убила.

— Не все так просто. — Сообразив, что он о Ректоре, чуть поморщилась. — Единственная возможность, где я могу достать их обоих — это Темный Лес. У себя дома и в Академии он практически неуязвим. К тому же я точно знаю, что в Храме они будут оба и не придется их выковыривать из какой–нибудь особенно труднодоступной щели.

— Думаешь, не хватит сил? — Усмешка вышла слегка презрительной, но на подобные провокации я не реагировала уже давно. Сложнее было объяснить младшему, почему вот этих остроухих можно съесть, а вот этих, которые визжат и чуть помельче, нельзя.

— Не хочу проверять, если не хватит.

— Осторожная…

— Не всегда.

— Я заметил. — И снова усмешка, а во взгляде мелькает нечто необъяснимое. — Твои мысли о мести ушастому такие терпкие, такие сладкие… не хочешь уйти со мной?

— Куда? На изнанку? Я не смогу там жить. — Не добавив вслух "тем более с пожирателем", поморщилась, когда по раздражению в его глазах поняла — он все равно услышал. — Тем более.

— Ты все равно никогда уже не станешь собой. Тот, кто был за Гранью, уже никогда не будет окончательно живым.

— Не тебе решать. — Злость начала глухо ворочаться в глубине души, так что ответный оскал получился исключительно зубастым и клыкастым.

— Глупая–глупая девочка… — Снисходительное и немного высокомерное покачивание головой, а затем он словно теряет ко мне интерес, отворачиваясь и переключая внимание на урчащего собрата. — Нам пора. Поможешь?

— Как?

— Разрыв реальности. Умеешь? — Взгляд на меня через плечо и уверенный кивок. — Умеешь.

— А сам?

— А я не тороплюсь. — Издевательский смешок заставляет сжать зубы, но снова лишь глухое раздражение оттого, что против него я мало что могу. — Не совсем глупая… глядишь совсем скоро чему–нибудь и научишься. Давай, начинай.

Начала.

Совсем непросто рвать реальность, да еще в таком месте, как Темный Лес. Помогать мне никто не собирался, так что порадовавшись, что запас камней силы был существенным, я следила лишь за тем, чтобы слова, руны и плетения были четкими и до миллиметра верными.

— Уно, тэрро… — Пальцы плетут затейливую вязь, а отросшие когти рвут воздух так, что в щель проглядывает та самая изнанка, где живут такие как они. — Трэсс!!!

Кончики пальцев подрагивали от напряжения, а по виску катилась капля пота, но разрыв я сдерживала, не позволяя ему срастись раньше времени.

— Прошу. — Затолкав язвительность куда поглубже, "мило" улыбнулась. — Кампания "Ви энд Ко" рада приветствовать вас и отправить вас по месту назначения…

В тундру!

— Глупыш–ш–шка… — Шипяще расхохотавшись, брюнет подошел так стремительно, что лишь жесткий самоконтроль не позволил отпрянуть назад. — Маленькая дурочка… разве тебя не учил отец, что с Пожирателями нельзя шутить?

— Ты не посмееш–ш–шь! — На этот раз шипела уже я. Сила смерти в мгновение окутала меня своим плащом, глаза заволокла тьма, а удлинившиеся клыки приподняли верхнюю губу, пытаясь защитить свою Госпожу от посягательств потусторонней нечисти.

— Хм, а так ты симпатичней. — Осмотрев меня снова, но уже намного более придирчивей, протянул пальцы, чтобы взять за подбородок, но я увернулась. — Но все равно глупая. Ладно, живи уже, умней. Я подожду. Пожиратели живут долго…

;Подмигнув и глухо рассмеявшись, когда я все–таки дернулась и зарычала, мужчина подхватил собрата подмышку и легко перешагнул через рваный край реальности, мгновенно исчезнув среди чернильного клубящегося нечто.

<Рывок, несколько Слов, запечатывающих разрыв, и я без сил и почти без чувств падаю на траву. О, боги… дайте мне сил… какие же они жуткие, эти твари, живущие на изнанке…

— …я все слышу… — Шепот, едва ли на грани слышимости и еще менее слышимый, всё удаляющийся смех, когда я вздрагиваю от неожиданности.

— Ублюдок! — Яростное шипение сквозь стиснутые зубы, но у меня нет времени на самокопание и самоанализ и уж тем более на психоз. Нежданные негаданные гости запороли все наши планы, причем не только мои, а наверняка и Ректорские. Теперь наверняка будут предприняты меры по ускорению сбора жертвенных эманаций. Из тех семерых, которых мы изъяли сегодня, по настоящему умерли лишь четверо, да и то, без всплеска, трех девчонок я закинула к демонам — целительницы оказались не готовы к подобным испытаниям психики и находились на грани нервного срыва. Так что для меня это было наилучшим вариантом.

Теперь следует утроить бдительность — по плану второй шаг — убийство сильных боевиков. Причем как минимум пятерых.

Интересно, кто?

Утро прошло в сборах, делах и заботах — нечисть и нежить не любила это время суток, впрочем, как и день, предпочитая активный образ жизни включать по вечерам и ночам.

Затребовав короткие, но емкие доклады от ведущих групп, осталась довольна — ребята держались молодцом и все шло по плану. Не забыла предупредить и о том, что скорее всего к вечеру их ждет большой барабум — Ректору необходим второй всплеск и ничто и никто не сможет встать у него не пути.

Только я.

Вот только сложности начались уже в обед — одна из групп, причем именно моя, дошла до Танцующих Скал — довольно необычного явления даже здесь, в Темном Лесу. Порядка двадцати–тридцати огромных каменных глыб, но не лежащих на земле, а плавающих в воздухе, причем исключительно в хаотичном порядке — сейчас глыба летит медленно вправо, а через секунду резкий разворот и она несется на вас, сминая в лепешку. Размерами глыбы были от метра до пяти в диаметре. Вроде бы и не критично, но…

Если бы не одно но. Именно на верхушках этих глыб росла одна травка, которую прямо кровь из носа была необходима.

В итоге на месте происшествия я появилась в аккурат после вопля ведущего и стала свидетелем довольно кровавой сцены — один из целителей полукровок, которому доверили столь сложную задачу, как взобраться на глыбу и собрать необходимое, видимо стал жертвой столкновения двух глыб — парень почти успел запрыгнуть наверх и увернуться, но не до конца — ему раздробило обе ноги выше колена и после того, как Малвин, став ящером, вытащил его из под Танцующих Скал, уже примеряющихся размазать его по земле окончательно, стало ясно — парень не жилец.

Черт! Узнав в пареньке Стена, скривилась — я не хотела его смерти, но и забрать его при всех также не могла — ушастые соглядатаи тут же донесут Ректору и плакал мой план. Целители еще что–то пытались, но боевики уже отводили взгляды, видя, что все их усилия тщетны — первокурсникам, знакомым лишь с оказанием первой медицинской помощи, такое не под силу.

На размышления не оставалось времени — раскрошив камень силы в ладони и поморщившись от мелких порезов, накинула полог невидимости и, закинув на несколько ближайших камней силовые петли, отправилась вместе с ними к тому самому месту, где секунда за секундой умирал еще совсем молодой мальчик. Да, я не люблю эльфов… но этот полукровка, которому я обязана, будет жить. Я так хочу.

"Тирэль! Крен! Малвин! Уводите малышню! Быстро! Я забираю его"

Камни начали гудеть от натуги, сопротивляясь давлению, но к счастью именно этим самым натужным гулом перепугав первокурсников. Целители все мешкали, пытаясь переложить Стена на плащи и надеясь, что тех пяти секунд, которые остались до столкновения им хватит, чтобы его забрать…

Не хватило.

Усилив давление на глыбы, мысленно усмехнулась на то, как в ужасе отскочили в сторону практиканты и с садистским чпоком впечатала в землю то, что секунду назад было Стеном. Точнее его фантомом.

Когда четыре камня начали со странным садизмом и словно живые прыгать по тому месту, где буквально секунду назад она спасала ему жизнь, Клари не выдержала и зашипела

— Будь ты проклят, тварь! — Нет, слез не было. В груди девушки росла тихая, но тем самым намного более страшная ярость. Да, она знала намного больше других. Это было его условием — он возьмет ее в жены только после того, как она покажет ему, что способна пройти эту практику и доказать, что она достойна. Но теперь… — Никогда… никогда тебе этого не прощу…

Заметив, что пальцы дрожат от едва сдерживаемого гнева, да и все тело колотит мелкой дрожью, рывком открутила пробку с заветной фляжки — успокоительного они наварили еще вчера и теперь у каждого из них была фляжка с травяным настоем. Все–таки она была прирожденной целительницей, эта эльфийка, довольно долго пребывающая в заблуждении насчет истинного облика своего кумира. Она умела ценить жизнь, хотя и не показывая этого… она многое что умела, девушка, принявшая решение.

Какое?

Косой взгляд на Тирэля, именно в это время взбирающегося на замершую в эти секунды скалу (боевики решили, что они справятся с этим лучше целителей), и кивок своим мыслям. Да, она определилась. Теперь уже окончательно.

— День добрый. — Телепортировавшись с уже едва живым парнем сразу в лазарет, кивнула целителям и тут же водрузила полуобморочного полуэльфа на один из операционных столов. Причем не удержалась и сама же начала оказывать помощь, не дожидаясь пока целители соберут бригаду экстренной помощи, накладывая обезболивающие и стазис на самые страшные участки.

— Ви… я уже… умер?.. — Как ни странно, но парень все еще находился в сознании, хотя уже начал бредить. — Ты такая теплая… и мягкая… в своем мертвом сиянии…

— Нет, малыш, я жива. И ты будешь жить. А теперь спи, все будет хорошо. — Не отвлекаясь от плетения целительской вязи, погладила полуэльфа по щеке, добавив анестезии. — Спи малыш, спи… я вылечу тебя.

— Хорошо… — Едва заметная за гримасой боли улыбка, но он действительно расслабляется окончательно и прикрыв глаза, уже почти заснув, добавляет. — Я рад, что ты жива…

Я тоже, Стен. Я тоже.

— Бонни? — Аккуратно тронув меня за плечо, Главный Целитель Старшего Князя, с сочувствием заглянул в лицо. — Не переживайте, мы приведем его в порядок. Повреждения не критичны, к тому же он полукровка из эльфов, регенерация у них довольно сильная. Позвольте, мы сами им займемся.

— Да… — Буквально заставив себя убрать окровавленные ладони с тела, снова повторила. — Да… — Сжать зубы, сосредоточиться, переломить себя и сделать шаг назад. — Да, пожалуйста.

— Бонни, не стоит. Я гарантирую вам, что все, кого вы доставите сюда, будут жить.

Сочувствие в глазах демона почему–то покоробило, так что я сделала еще шаг назад, а затем и вовсе отвернулась, решив заняться собой — окровавлены были не только руки, но и большая часть одежды. Можно конечно почистить магией смерти, но боюсь, если я начну делать это здесь, демоны не оценят. До сих пор никто из них до конца не знает, кто я. И не стоит.

— Хорошо, я вам верю. Извините за слабость. — Целитель был уже целиком поглощен операцией, поэтому ответа я не дождалась. Но легкий кивок, свидетельствующий, что он меня услышал, все же был.

Да, мне действительно пора обратно — я тут уже лишняя. Очередной портал и о том, что я тут была всего секунду назад, напоминает лишь легкий запах озона, пропавший уже через пару мгновений. Лес не будет ждать, пока я окончательно возьму себя в руки — у него свое видение когда и чему стоит случиться. И оставлять его без присмотра не стоит, это точно.

Времени придти в себя мне хватило — минута на чистку одежды и рук, минута на концентрацию и минута, чтобы отодвинуть все тревоги и переживания вглубь. Там им самое место.

Снова затребовав доклады от ведущих, кивнула своим мыслям — кроме инцидента со Стеном, больше ничего не произошло и пока не собиралось происходить.

"Ингрид?"

"Чисто. Но мне кажется шестерки получили новые инструкции"

"Кажется?"

"Прости, не уверена. Процентов так на девяносто…"

"Ингрид!"

"Ну, Ви–и–и…"

"Внимательней!"

"Я воль, мой хенераль!"

"Деду расскажу!"

"Редиска!" — Обиженно–насупленное, так как я выяснила ее слабость и теперь вовсю ею пользовалась и обреченное. — "Извини, буду стараться. Честно"

Так–то лучше.

Значит новые инструкции… Следовало ожидать. Прикинув и так, и эдак, пришла к выводу, что скорее всего он отправил сюда Лардониэля. Велик соблазн… да пока рано. Интересно, что за защита на них? Я уже поняла, что все шестерки Ректора носят на себе что–то вроде магических печатей, которые не позволяют местному зверью приблизиться к ним на критичное расстояние. Вот только так и не успела осмотреть ни одного из них — младший Пожиратель не дал мне такой возможности, да и я была слишком занята, отбирая у него девчонок. Осматривать же живых — исключительно недальновидно.

Надеюсь сегодня, когда мы будем "убивать" боевиков, мне достанется хотя бы один, иначе…

"ЧЕРТ!!!" — Мужской вопль с ноткой обреченности и я сначала мчусь на вызов, а уже потом соображаю, что это был Салим. Что? Что могло напугать демона так, что он не постеснялся это озвучить мне?

Итить…

Время было уже к вечеру, так что я совсем не удивилась тому, что группа попала на ужин к Арахнидам. К БОЛЬШОЙ стае Арахнидов. Насчитав семь взрослых особей, своими размерами превосходящих Салима и порядка двух десятков мелочи, размерами с крупную собаку, поняла, что сами они не справятся. Огонь их не брал, к большинству заклинаний Арахниды были устойчивы, лишь зачарованный на нечисть металл был способен справиться с прочнейшим хитиновым покровом пауков–переростков.

Стоит ли указывать, что они плевались ядовитой слюной спереди и липкой субстанцией (пардон) сзади?

"ГБР! Срочно!"

Иначе никак. Да, Салим уже обернулся и пока вместе со своими парнями достаточно удачно сдерживал атаку пауков, но соотношение было слишком неравным. Один на один — все шансы на победу, но один к семи… тут даже в боевой ипостаси ему ничего не светит. Почему к семи? Так не стоит сбрасывать со счетов то, что присутствовала еще и мелочь, и то, что двое из их пятерки боевиков были прислужниками Ректора. Рекш (как ни странно чистокровный) и эльф, на данный момент защищающие целителей, причем без особого на то энтузиазма. Да и не нападали на них арахниды, предпочитая сосредоточить все свое внимание на демонах.

"Салим!!! Срочно!" — Раздраженный ментальный вопль приказа и демон, почти неуловимо поморщившись от безысходности, одним движением рвет шнурок амулета, висящего на шее. Секунда, две, три… Окно экстренного портала распахивается в трех шагах от места боя и еще через секунду на стороне обороняющихся уже не трое, а…

Не поняла… какого пьяного лешего???

Находясь под пологом невидимости и не подходя слишком близко, взобралась на один из валунов и недовольно поджав губы, наблюдала, как пятерка орков под предводительством братьев Урван крошит в паучью капусту уже окончательно обреченных на уничтожение Арахнидов. Кровавый и скоротечный бой. Вот их уже пятнадцать… десять… зря. Очень зря…

Пока ГБР занята расчленением членистоногих на составляющие, я, прикинув, что устранить кое–кого все же пора, создала троих ликан–ту. Милые песики, которым наплевать на защиту Ректора и которым оч–ч–чень нравятся эльфы. На вкус.

Визг первокурсниц привлек внимание орков и двое из них, чертыхнувшись уже торопятся на помощь, но нечисть быстрее, сильнее и предприимчивее — каждый хватает свою добычу, причем именно ту, которую запланировала я — рекш, эльф и одна из целительниц, которую я подозревала в пособничестве Ректору.

"Тео! Отзови, это я!" — Раздраженный рявк, когда орки, наплевав на приказ командира, переходят в стадию берсерков и несколько воздушных кулаков, когда, я понимаю, что и этого мало. — "Тео! Р–р–р!!!"

Еще одна воздушная волна, подсечка… я тороплюсь избавиться от погони и совсем не смотрю вперед… а зря.

Хотите посмеяться? Запросто!

Вдруг откуда ни возьмись…

Навстречу моим фантомам из леса довольно бодрой рысью шла стая НАСТОЯЩИХ ликан–ту. Одиннадцать особей.

Оборжаться, итить!

Секундная замешка, когда настоящие пытаются сообразить, откуда взялись конкуренты, полсекунды на принятие решения атаковать чужих, но к этому моменту нас как раз догоняет окончательно озверевший орк. Картина маслом "не ждали" и я посмеялась бы, но увы, не до смеха.

"Салим! Тео! ЛИВЕНЬ, СРОЧНО!!! Стая НАСТОЯЩИХ!"

Мои ликаны исчезают в точечных порталах, забирая с собой сопротивляющиеся жертвы и мне хотелось бы разорваться хотя бы пополам, чтобы проконтролировать и ход операции, и допрос взятых в плен жертв, но увы, это невозможно.

"Милый, если помрешь… разозлюсь"

"Милый?" — Секундное удивление, а потом волна довольства. — "Я тоже рад тебя видеть, милая… иди, мы справимся"

Надеюсь.

Поверив тому, чья работа заключалась именно в уничтожении всего того, что мешает жить мирным гражданам, отправилась вслед за своими пленниками. На этот раз порталы были настроены немного иначе — не к демонам, а всего лишь на другой край леса. Условно безопасный край. Прикинув, что мало ли чем их снабдил Ректор–параноик, решила, что проведу допрос сама.

Итак… ваш выход, Госпожа Смерть.

Костяную косу–жезл в одну руку, шлейф силы превратить в плащ с капюшоном, на лицо наложить морок полуистлевшего скелета…

— Так–так–так… — Голос прозвучал достаточно противно даже для меня самой, что уж говорить о тех, кого я "пригласила" в гости. Девчонка решила прикинуться обморочной, парни бледнели, но пока держались. Точнее их держали мои ликаны, прикусив обоих за плечо и периодически слизывая кровь из ран, довольно урча и порыкивая. — Гости… люблю гостей. А вы как раз к ужину.

Жестом создать себе каменный трон, вдоволь украшенный костями и черепами и с предвкушающей усмешкой занять свое место, закинув ногу на ногу и явив взглядам парней костлявые коленки.

— Итак, я внимательно вас слушаю. — Внимание горящих угольками глаз полностью сосредоточилось на пятикурсниках и, видя их замешательство, я уточнила. — Можете начать с момента входа в МОЙ лес. Че приперлись?

Че приперлись, парни отвечать не хотели. Пришлось немного надавить… Пальцы сжали подлокотник, а зубы ликанов сомкнулись на их плечах. Дружный вой пленников привел в сознание целительницу, но только открыв глаза и увидев над собой ощерившуюся пасть ликана, она тут же отбыла обратно — в бессознанку.

Мда…

— Нет, никакого разнообразия… — Преувеличенно расстроенный вздох, но тут происходит нечто странное.

Эльф невероятным образом изворачивается из пасти фантома, оставив в его зубах значительный кусок собственного мяса, и бросает в меня… что? С легкостью перехватив кинжал в воздухе, полюбовалась на зачарованную вещь. Хм, вещь! Пожалуй, оставлю себе.

— Еще что–нибудь есть? — Внимательно разглядывая рунную вязь на кинжале, добавила в голос интереса. — Ты не стесняйся, доставай все, мне пригодится.

— Что б ты сдохла, тварь! — Смачный плевок не достигает своей цели, так как его снова валит с ног фантом, не этот раз севший на него сверху и придавив своей двухсоткилограммовой тушей. — Мастер отомстит за нас!

— Да ну? Мастер? Отомстит? За вас??? — Расхохотавшись на последнем вопросе, цинично скривила то, что осталось от губ. — Помог вам ваш Мастер здесь, в лесу? Что он может…

Специально провоцируя их на откровенность, заметила, как напрягся не отсвечивающий доселе рекш и что–то сжал в ладони. Так–так… "сос" о помощи? Забавно… и кого же нам стоит ждать?

Получив на браслет сигнал о помощи, Лардониэль раздраженно поморщился — он только закончил вычищать забрызганный кровью шестерок алтарь (причем это необходимо было сделать вручную), и желания спасать тех, кто не смог справиться с простейшим заданием сам, его не прельщало. Хотя громкую связь он включил — послушать, что же все–таки происходит, стоило.

— …Помог вам ваш Мастер здесь, в лесу? Что он может… — Неприятно скрипящий голос покоробил слух, но то, что эльф не мог определить его носителя, напрягло. — Ничего не может ваш Мастер здесь, ничего… ладно, раз поболтать у вас нет желания, развлечемся по–другому. Кусака, оторви ему руку.

Вопли боли и ругательств под знакомые звуки хруста костей заставили эльфа поморщиться снова, но интерес возрос в разы. Это что за нечисть/нежить такая, что развлекается за счет их исполнителей? И почему на нее не действуют печати отца??? Они же идеальны! Нет, он просто обязан увидеть это лично!

Наверное, он думал, что если из портала выйти под пологом невидимости, то это ему поможет, но кто ж мог знать, что у "нежити" стоят контрольные маячки по всему периметру? Да–да, это место, достаточно уделенное от основного места действия, я обустроила заранее, зная, что рано или поздно оно мне понадобится. Поэтому когда он сделал еще один шаг, задев контрольные нити, невидимые в стандартном спектре, полог слетел, словно его никогда и не было.

— Оу, а вот и первые гости… заглянул на огонек, ушастенький? — То, что маяк был настроен на Лардониэля, а не на самого Ректора, порадовало неимоверно. — Подношения принес? Некомильфо к даме без подарков…

"Сексапильная" улыбка, аж самой себе противно, но что только не сделаешь ради того, чтобы увидеть именно ЭТО выражение его лица. Смесь отвращения–презрения и озадаченности–страха. Да–да, младший трус… тот еще трус. Сообразив, что я его обнаружила, попытался дать ходу назад, но моих сил, благодаря накопителям, достаточно, чтобы заблокировать любые возможности побега — портал схлапывается, а из чащи уже практически ночного леса выглядывают предвкушающе горящие глаза всей той нежити, которую я смогла найти по окрестностям. Не фантомы, нет… настоящая нежить! Подчиняющаяся МНЕ нежить.

— Ну, так что? — Откинувшись на спинку трона и поигрывая изъятым кинжалом, повторила вопрос. — Подарки где?

— Прошу прощения… — Довольно почтительный тон, но я мысленно кривлюсь от отвращения — если бы он чувствовал за собой силу, он бы разговаривал са–а–авсем по–другому. — Могу я узнать, ваше… — замявшись и не зная, как продолжить, все же закончил, кося взглядом на пленников, — …имя?

Кровь, хлеставшую из раны эльфа, я остановила, так что смерть в ближайшие минуты ему не грозила. Да и руку на место прирастить не проблема… было бы желание. Пока желания нет, но там дальше видно будет. А так, это всего лишь антураж для разговора с ушастым.

— Что в имени тебе моем… — Пропев, улыбнулась еще шире и скользящей походкой от бедра начала приближаться к напрягшемуся эльфу. — Вы пришли в мой лес… ходите… травки рвете–топчете… паучков губите… Пожирателей на свободу выпускаете… — Подойдя вплотную, обняла его лоскутками своей силы так, что прочувствовала весь его страх и с наслаждением прикрыла глаза. Бойся меня ушастый, бойся… твой страх — это лучшее, что ты можешь сделать для меня сейчас. Хотя нет! Ты можешь сделать еще кое–что! — Не стыдно, Ларик? Тревожить покой мертвой дамы?

— Мы з…зна… — От напряжения у него зуб на зуб не попадал, а жизненные силы от моих объятий таяли с каждой минутой — обниматься с силой смерти нельзя… особенно эльфам. — Знакомы???

— Увы, дорогуша, увы… — Не став отвечать ни да, ни нет, оставила его додумывать самому. — Впрочем, я тебя, наверное, отпущу… — Заставив его наклониться ко мне так, что наши лица находились на одном уровне, прошептала почти с любовью. — Но за это ты приведешь ко мне еще пятерых… живых.

— Приведу! — Почти завопив, отпрянул от меня так резво, как мог, благо давление я ослабила, и у него это получилось с первого раза.

— И этих я тоже оставлю себе…

— Оставляй!!! — Судя по всему, он уже был готов доставить в мое распоряжение хоть полгорода, лишь бы я отпустила именно его.

— Сейчас.

— ДА!!!

— Я жду… — Высокомерный смешок и я не забываю о метке. — И чтобы ты не передумал… вот тебе напоминание.

Там, где кожи эльфа касался мой плащ, сотканный из чистейшей силы смерти, начали расплываться трупные пятна.

— Времени у тебя… — Сделав вид, что задумалась, кивнула. — Час. Попытаешься выйти за пределы леса — умрешь в течение трех секунд. (страховка на случай, если бы он решился просить помощи у папеньки)

— Я не успею! — Судя по исказившемуся лицу, пятна уже начали доставлять ощутимый дискомфорт. Да, он никогда не был сильным, этот ушастый выродок, всегда прикрывающийся именем отца.

— Твои проблемы. — Пожав плечами, снова устроила свой костлявый зад на троне. — Ты, наверное, очень хочешь умереть сам…

Величественный взмах рукой и я снимаю блокировку на порталы. Это чувствует и он — эльфийская чуйка в этом отношении у него развита на сто процентов, если не больше.

— Я жду, время пошло.

Ухмыльнувшись снова, когда он исчез в мгновенном портале, похвалила себя за выдержку — как я хотела его убить… ох, как же я этого хотела!!! Увы, убив его сейчас, я вряд ли доберусь до его отца — тот слишком дорожит своей шкурой, чтобы сунуться в тот лес, где начали происходить слишком смертельно опасные вещи. А так… заберу жертв, "успокоюсь"… дам им "добро" на проведение ритуала, глядишь и расслабятся…

— НА! — Уже через двадцать минут к моим ногам кулями свалилось ровно пять тел, а за ними из портала вышел и эльф.

— Зачем мне трупы?

— Они живы! — Выплюнув, словно ругательство, осекся, когда я изобразила гнев, добавив в шлейф побольше смертельной силы. — Они спят, я не тронул их и пальцем.

— Спят? — Легкое сканирование и я убеждаюсь — действительно спят. Причем все пятеро — боевики одной группы, причем спят не по своей воле… вот так–так! Диверсия! Как мило! Интересно, а целителей он планирует пустить в расход уже сам? — Действительно…

Сделав вид, что меня это устраивает, поманила к себе эльфа и, дождавшись, когда он подойдет на расстояние вытянутой руки, слизнула с него трупные пятна полами практически живого плаща.

— Хороший Ларик… исполнительный… — Клыкастая усмешка и задумчивое. — Хочешь стать моим поставщиком?

— Нет! — Сначала выкрикнув, а уже потом сообразив, что в таком тоне с высшей нежитью не разговаривают, почтительно склонил голову. — Госпожа, простите меня…

Слышать подобное унижение было по меньшей мере противно — я чувствовала его насквозь. И его ложь, и его страх, и его гниль…

— Фу, от тебя воняет… — Скривившись от отвращения, отмахнулась. — Ты принес неплохое подношение, на сегодня мне хватит. Но не советую вновь попадаться мне на глаза…

— Да. Да. Да. — Зачастив и не веря своему счастью, эльф частил и кланялся, словно болванчик, а боевики, которых я так и не вырубила, круглыми от ужаса глазами наблюдали за тем, как я ломаю того, кого они считали своим кумиром. — Я все понял, госпожа, я все осознал…

— И да, еще… — Снова "задумчивость" и высокомерное. — Ритуал в Храме… проводите, разрешаю. Я хочу посмотреть на результат. Наших должно стать больше… много больше… я люблю, когда нас много…

Позволив себе злодейский смех, половина звучания которого происходила в ментальном диапазоне, добилась того, что у эльфа достаточно помутилось в мозгу и он смог лишь сделать последний шаг назад и вывалиться точно в тот портал, который вел обратно в Храм. Ничего–ничего… ему полезно.

Удостоверившись, что портал закрылся, решила, что самое время заняться теми, кто остался в моем полнейшем распоряжении.

— Ну что, касатики, поиграем? Кусака, откуси ему ухо..

Не думайте, сильно издеваться я не стала — лишь напугала их до грязных штанов, а затем тремя точными ударами отправила в блаженное бессознательное состояние, переправив точно туда, куда мы заранее договорились с Князем.

— Всем привет! А у меня для вас подарки! — Уже в последние секунды сменив костлявую личину на вполне живое человеческое лицо, передала опешившему стражнику, одному из трех встречающих, оторванную руку эльфа и указала на тела, благодаря петлям силы, плывущие за мной. — Если хотите, можете пришить на место, мне без разницы. Всех троих обыскать, заблокировать и допросить со всей строгостью. Понятно?

Пару раз щелкнув перед его лицом пальцами, приводя его в чувство после довольно кровавого подарка, добилась почти вменяемого кивка.

— Вот и славно. Действуйте, я дальше.

Вторым порталом, настроенным уже на лазарет, я переправила спящих боевиков — сканировать и приводить их в чувство самой слишком долго и хлопотно и у меня совсем нет уверенности, что снотворное без яда. Не забыла и о том, чтобы оставить на месте восемь амулетов, буквально через несколько минут взорвавшихся и выплеснувших искусственные эманации смертей.

— Темной ночи, бонн. — Тела спящих, одно за другим проплывали в открытый портал и рядком ложились прямо на пол приемного покоя. — Вот вам засоньки, проверите?

— Обязательно. — Немного недоуменный кивок от дежурного целителя и неуверенное. — Просто сон?

— А это уже вам решать. Мое дело доставить. Кстати не расслабляйтесь, скоро доставлю еще с десяток, думаю там массовое отравление. — Да–да, насколько я знаю Ларика, он все же иногда срабатывает качественно, особенно пакости, так что оставлять спящих и теперь уже абсолютно беззащитных целителей на корм Лесу я не собиралась.

— Ясно. — Кивок мне и вызов по внутренней связи. — Ситуация три–ноль! Три бригады, срочно! — И уже мне. — Мы ждем.

— Прекрасно.

Кивок и я тороплюсь туда, где совсем скоро состоится дикий всплеск массовой гибели тех, кому не посчастливилось поступить на первый целительский. Две дриады, два парня полукровки из эльфов, одна полурекша и три человеческих девушки. Причем успела я почти вовремя — стая шипастых гиен, расплодившихся в этом году просто в невероятном количестве, уже была на подходе, ведомая терпким запахом крови из раны зарезанной прямо во сне целительницы. Да, я не успела совсем немного — уходя и забирая для меня боевиков, Лардониэль не постеснялся, убив ту, что являлась исполнительницей его же приказа. Такова судьба всех мелких исполнителей… увы. Интересно, на что она надеялась? Неужели думала, что он ее спасет?

Оставив ее тело на растерзание гиенам и телепортируя последнюю спящую целительницу, пожалела лишь о том, что всплеск от ее смерти впитается в сферу Ректора. Мда, косячок… Ну да ничего, самое главное, что все остальные смерти будут исключительно искусственными! Уж об этом–то я позабочусь!

Ночь я провела продуктивно — оставались три группы, еще не подвергшиеся нападениям, но если подсчитать все всплески, случившиеся за сегодня, то Ректору это более, чем достаточно, так что…

Собрав и ликвидировав довольно разнообразный урожай из двух десятков умертвий, трех стай иглозубов, одного непонятно откуда взявшегося драугра и еще с десяток всякой мелочевки, не постеснялась и просканировала весь оставшийся отрезок пути вплоть до самого Храма, угрохав на это дело еще три накопителя из оставшихся семи. Ничего страшного, если я права (а я права!), то на этом запланированные убийства и заранее заготовленные ловушки должны были подойти к концу.

Уже почти под утро вернувшись к группе Салима, обнаружила довольно мирно спящих практикантов — дежурство на себя взяли орки, решив дать выспаться тем, кому еще два дня топать и собирать на свою задницу приключения. Дождавшись пробуждения практикантов, орки ушли порталом, забрав с собой одну целительницу — девчонка перенервничала и теперь могла только трястись и всхлипывать, бормоча что–то несвязное. Да, людская психика штука сложная… казалось бы довольно гибкая, но иногда хватает даже мелочи, чтобы она вышла из строя.

Ничего страшного — пара недель общения с психологами и она придет в себя. Наверное…

"А ты почему не уходишь?" — Обнаружив своего инквизитора в десятке метров от основной группы, собирающейся продолжить путь, немного удивилась.

"Не попрощавшись с тобой?"

Выскользнув из ствола дерева прямо в его объятия, разулыбалась как маленькая.

"Я переживала…"

"Я соскучился…"

— Тео! Нет, ну нацеловаться–то вы можете и после! Ну что за детский сад, а? — Язвительный возглас от наткнувшегося на нас кузена, заставил раздраженно зарычать обоих. — Но–но! Да ладно–ладно, понял–проникся… Тео, нам пора, заканчивай.

Уж не знаю, как много знал о нас второй Урван, но он не выглядел удивленным или обескураженным, обнаружив целующегося брата. Причем с той, которая не была похожа ни на кого из тех, кто официально проходил практику.

— Будь осторожна.

— Обязательно. — Потеревшись носами напоследок, отпустила его плечи и снова спряталась в дерево. Обязательно… уж это я постараюсь. — И ты, милый…

— Обязательно. — Положив руку на ствол дерева и легко погладив, оборотень задорно подмигнул, чтобы уже через мгновение уйти порталом обратно в город. Туда, где он будет дожидаться следующего сигнала. Возможно просьбы о помощи попавшей в ловушку группы, а возможно и того самого, которого он ждал всем сердцем — сигнала о том, что операция подошла к концу. Потому что именно после этого сигнала он будет просить ее о том, на что она пообещала ответить согласием. Она обещала. И она ответит! Уж он постарается!

Полтора следующих дня не отличались глобальными столкновениями — качественно прореженная нежить не отсвечивала, нечисть показываться на глаза не торопилась, прекрасно сообразив, что это "бз–з–з" неспроста… Из Ректорских исполнителей остались только те двое, кто приглядывал за Тирэлем и пара целительниц из девчонок–полукровок — я не стала их трогать, прикинув, что лучше уж знакомое зло, чем незнакомое — мало ли что предпринял бы эльф, лишившись и их.

К вечеру контрольного дня все без исключения оставшиеся практиканты группа за группой подошли к Храму, чтобы усталыми кивками поприветствовать друг друга и присев на дорожку перед последним рывком, поделиться друг с другом наболевшим — а именно изнурительными днями–часами–минутами этой дикой практики.

Разговоры вполголоса, редкие всхлипы, при упоминании имен погибших, вздохи… безрадостные перечисления собранных трав… Скооперировавшись и собрав группу из самых стойких, практиканты заслали их собирать последние травы, растущие исключительно у развалин Храма — остальные готовили легкий перекус, не став идти в развалины толпой — троих дриад и троих охраняющих их демонов было достаточно, чтобы собрать последнее из списков, причем на все группы.

Ну, вот и все. Последний дележ собранного, те, у кого чуть больше, отсыпают тем, у кого чуть меньше…

— Тирэль, подожди…

Началось.

Группы уже начали уходить точечными порталами, амулеты которых лежали в заранее обусловленном месте, когда Гарданиэль, один из эльфов–полукровок, окликнул парня, жестом попросив наклониться.

Незаметный укол в плечо и Тирэль, успев лишь разъяренно сверкнуть глазами, практически падает на своего однокурсника. Мгновенный парализатор? Умно…

— Что там?

— Ничего, все в порядке, он просто споткнулся. Идите, мы сейчас. — Довольно сомнительного вида композицию тут же прикрыл своей спиной второй шестерка, отмахнувшись ведущему

— Не задерживайтесь. — Понятливый кивок от Малвина и вот у развалин остаются лишь шестеро…

Интересно, а Клари что тут забыла? Неужели девочка думает, что без нее никак?

— Клари? Иди, мы сейчас.

— Гард, не прикидывайся валенком. — Довольно резкое от той, что прикидывалась хорошей девочкой и язвительное. — Неужели ты думаешь, что один такой "избранный"? Или может вы, — высокомерный кивок девушкам–целительницам, — так думаете?

— Ты???

— Да уж не ты! — Фраза, как плевок, причем прямиком в душу и она тут же раздает указания, не давая им опомниться и вставить хоть слово. — Карон, блокируй порталы, Гард, бери Тирэля, девочки… девочки молчат и идут следом. Все, пошли, нас уже ждут.

Проследив, как живописная композиция полукровок под предводительством единственной чистокровной эльфийки скроется среди развалин, поняла, что и мне пора. Последние приготовления…

— Привет, пап.

— Привет, дочь. Как оно?

— Начинается.

— Отлично! Идем?

— Конечно! — Снова став милашкой–смертью и заработав вопросительный взгляд отца, лишь загадочно улыбнулась, не став ничего объяснять.

— Бурная практика?

— Исключительно! — Довольный кивок и предупреждение. — Исполнителей пятеро, два парня–боевика, две девчонки–целительницы и Клари.

— Клари?

— Чистокровная эльфийка, первокурсница, мастер меча.

— Мастер?

— Думаю, да.

— Забавно… — Задумчиво потерев подбородок, кивнул, что принял информацию к сведению. — Ладно, идем.

Шли мы недолго — хоть развалины и располагались на довольно большой площади леса, но нам было необходимо четко обозначенное место — тщательно замаскированный спуск туда, откуда вернулись далеко не все из тех, кто решился спуститься. Комплекс довольно неплохо сохранившихся подземных помещений, где, судя по эманациям, пропитавшим стены насквозь, был проведен не один темный ритуал.

Шаг за шагом, ступенька за ступенькой… накидывать полог невидимости нет смысла — намного проще слиться с самой силой смерти, в исключительных количествах витающей в воздухе. Шепчущей, ласкающей, обещающей… да–да, эльфы зря решили, что здесь они в полнейшей безопасности — вотчина смерти эта наша вотчина, а не их. Даже с учетом всех экранирующих и защищающих артефактов и амулетов — мы сильнее. Просто потому, что мы некроманты и именно сейчас мы в своей исконной среде.

Позволив отцу начать снимать все ступени защиты, наложенные Ректором на последнюю арку входа, не позволяющие нам пройти дальше, тонко улыбнулась — сейчас, когда отец снял с себя все ограничивающие печати, я видела всю ту гигантских объемов силу, живущую в нем. Килотонны… я не удивлюсь, если одно его присутствие рядом с любым эльфом УЖЕ доводит эльфов до приступов неконтролируемой паники. Они вообще в этом отношении неженки…

— Чему улыбаешься? — Не отвлекаясь от основного действия, вопросительно кивнул и чуть приподнял бровь.

— Смотрю на твою силу.

— А–а–а… да–да, мне тоже нравится. — Короткая усмешка, последний жест–шепот, ликвидирующий блокировку, и уже мне. — Идем, все чисто. Теодора звать не будешь?

— Нет, не хочу. — Мотнув головой, действительно поняла, что не хочу. Не хочу, чтобы он видел меня такой… при исполнении. Еще успеет…

— Как знаешь. — Не став упорствовать, хотя еще в субботу был разговор о том, что к последнему акту я позову и его, просто махнул рукой следовать за собой. А на мой сомневающийся взгляд пояснил. — Тебе с ним жить, не мне…

— Угу. — Озадачившись еще больше, чуть подумала, а затем решила, что не время и не место — выяснять, что он имеет в виду. — Давай скорее, что там уже? Мелкого спасать будем?

— А хочешь?

— Мне без разницы, но обломать старшего будет весело. Да и он мой вроде как ученик…

— Тогда будем. Остальных?

— Неа.

— Кровожадная моя… — Последняя улыбка, причем исключительно довольная и мы замолкаем окончательно, тенями скользя вдоль стен и занимая свои места.

Да придет к вам смерть…

Как мы и рассчитывали — мы подоспели как раз к началу. Тирэль, уже полностью обнаженный, лежал на алтаре, пока еще ничего не подозревающие шестерки убирали одежду, расставляли свечи, Клари и чем–то довольно нервно общалась с Лариком, а за всем этим действом, не подходя близко, но исключительно внимательно, наблюдал Ректор.

Пронзительно синие льдинки глаз на благородном лице, распущенные длинные волосы цвета пепельной пшеницы… высокий умный лоб, тонкий нос, тонкие губы… кому–то это может показаться красивым, но четко до того момента, пока эти глаза не заглянут вам в душу и не вынут ее.

Сильный маг. ОЧЕНЬ сильный маг–универсал… Вот только сила смерти подчинялась ему поскольку постольку и видимо именно поэтому его не оставляла навязчивая мысль подчинить ее полностью. Дурак… смерть не подчиняется. Смерть подчиняет. Она сама решает, кого удостоить милости, а кого и нет.

— Сын. — Достаточно тихо, но Лардониэль реагирует моментально — секунда и он уже возле него. — Они закончили, продолжай.

— Да. — Кивок и повернувшись к адептам, он произносит лишь одно слово, оказывающееся для них фатальным. — Клостар!

;Заклинание ступора и пятерка тех, кто думал выбиться чуть выше остальных, тут же кулями валится прямо на пол. Забавно… а об этом я не додумалась… охранная звезда? Наблюдая, как он растаскивает тела и довольно небрежно срывает с них одежду, кивнула своим мыслям — даже если не хватит эманации смертей, собранных в сферу, эти пятеро компенсируют всё.

Но…

И снова ледяные глаза посекундно отслеживают каждое действие и лишь легкая эмоция проскальзывает на бесстрастном лице, когда Лардониэль заканчивает с практикантами и ему остается разместить лишь Клари. Клари—Клари… не помогли тебе твои мечи.

— Сын, оставь ее.

— Что? — Легкое недоумение и вопросительное. — Почему? У тебя есть замена?

— Да. Есть. — По губам скользнула тонкая усмешка, а поднявшаяся рука отправила в сторону отпрыска замораживающую волну. — Есть у меня замена, есть…

— Но, оте… — Он еще успевает поставить защиту, успевают вспыхнуть и взорваться охранные амулеты, но силы слишком неравны — он ничто, козявка под его ногами… Рухнув сначала на колени, а затем и набок, эльф мог лишь ненавидящим взглядом буравить того, кто порядка пятиста лет терпел все его тупые выходки.

— Я устал от тебя. А у Клари очень хорошая родословная… — Буквально в двух предложениях объяснив все, причем и нам тоже, Ректор одним слитным движением (ну и заклинанием) избавил сына от одежды и разместил его четко на пятый луч, тем самым завершив приготовления к самому главному ритуалу.

Если бы могла, похихикала бы от нелепости ситуации… сам того не ведая, Ректор в разы облегчил нам задачу. Еще несколько минут на то, чтобы он закончил с нанесением рун на пол и начал наносить на стены… дождаться, когда почти дойдет до меня и сделать всего полшага, чтобы выйти из тени, образованной не игрой света свечей, а эманациями боли смертей.

— Вечер добрый… ушастик. Ждал? — Клыкастая усмешка на его замешательство и удрученное покачивание головой. — Не ждал… плохо. А я пришла. Развлечемся?

Он не стал тратить мгновения на выяснение — кто я, он сразу начал атаковать. Умный, очень умный… очень изворотливый, очень грамотный и исключительно подкованный во всем, что касается убийств.

Но всего лишь живой эльф. Пока живой…

Позволяя плащу смерти впитывать все то, чем он пытается меня атаковать, не зевала и сама, полностью отвлекая его внимание на себя и позволяя отцу занять удобное для контратаки место — да, я понимаю, что не пробью его защиту одна — мы можем сколько угодно атаковать друг друга магией, но дальше этого дело не пойдет.

— Да кто же ты!!! — Разъяренный рявк, когда его очередная атака просто впитывается в плащ, преобразуя его в магию смерти. — Ты не нежить!

— Правда? — Высокомерная усмешка так, как он любит сам и язвительное. — Ты же сам убил меня. Неужели склероз старческий одолел?

— Кто?! — Очередной огненный шар, но мне достаточно прикрыться полой плаща, чтобы он исчез в его чернильной сути.

— Думай Ректор, думай… — Видя, что он не в силах сообразить, сняла маскировку, задорно подмигнув враз позеленевшими глазами. — Неужели забыл меня?

— ТЫ???

— Я, Ректор, я… только на этот раз не одна. — Вздернуть подбородок и предвкушающе разулыбаться, когда отец, подойдя к нему вплотную со спины, кладет ему на плечи свои ладони и тем самым полностью деактивирует все возможные защитные амулеты, заодно поставив дезориентированного и немного оглушенного взрывающимися амулетами ушастого на колени. Что значат рукотворные амулеты против чистой силы Смерти? Правильно. Ничего. — Хочешь что–нибудь сказать или умрешь молча и вроде как гордо?

— Последнее… — Выдавливая из себя букву за буквой, зло ощерился, отказываясь признавать поражение. — желание?

— Обойдешься. — Шаг вперед, вынуть кинжал, прислушаться к внутренним ощущениям и кивнуть, согласившись с самой собой. — Не заработал.

Можно было его помучить… можно было провести ритуал, вытягивая из него жизнь каплю за каплей… многое, что можно было сделать. Вот только зная себя, и зная, что мне самой будет противно, решила немного скорректировать свои первоначальные планы. Мне хватит и этого — знать, что он умер от моей руки.

Одно единственное четкое движение идеально заточенным кинжалом и я еще несколько секунд придерживаю его отросшими когтями за шею, ловя губами его последний выдох и только после этого, вынимая кинжал из сердца. Даже забавно… оказывается оно у него было.

— Пап, душу поймаешь? Я к Ларику…

— Уже. — Внимательный взгляд в мои заалевшие от переизбытка силы глаза, на мои когти и зубы и чуть резче, чем следовало. — Ви, осторожней, не заиграйся!

— Да, пап… — Я еще могу контролировать ту жажду, которая рано или поздно просыпается в каждой нежити, так что хватает минуты, чтобы поморщившись, взять себя в руки. Мне есть, ради чего жить. — Прости…

— Ничего страшного, продолжай. — Махнув рукой в направлении среднего остроухого, сам занялся копированием памяти ректора — мы не собирались отдавать его душу инквизиции, как не собирались и оставлять ее без исключительно бесценного источника информации. А вот для самой души у нас было запланировано кое–что иное…

Не делая резких движений, медленно присела на пол рядом с тем, кому была обязана тремястами годами нежизни.

— Вот и встретились мы снова, Ларик… — Дикий ужас в его глазах первые две секунды потешили самолюбие, но тянуть, подпитываясь его страхом и дальше, смысла не было — больше всего я хотела вновь почувствовать вкус соленых огурцов! А посему… — Поверь, это исключительно приятная встреча. Но скучать не буду, прощай.

Сил достаточно, чтобы приподнять его над полом за шею и снова выпить то, что просто обязано меня оживить — последний выдох, последняя капля жизненной силы… кинжал вошел в тело легко и плавно, обрывая нить жизни того, кому вовсе не стоило рождаться.

Ур–р–р… отбросив от себя мертвое тело, не сдержалась и заурчала вслух — кажется, я начинаю понимать Пожирателей… какое же это блаженство, чувствовать себя той, что может брать… что может изымать… получать неземное удовольствие…

— Виолетта Каяра Майя—Инга Инари!

— Мр–р–р? — Лениво обернувшись на почему–то разъяренного отца, завизжала, когда на меня вылилось не меньше, чем несколько бочек ЛЕДЯНОЙ воды. — ПАПА–А–А!!!

— Да, солнышко?

— Она же холодная!!!

— Да ну? — Подойдя ближе, рывком приподнял мой подбородок и внимательно всмотрелся во вновь чистые зеленые глаза. — Вот так–то лучше. Что за желания, дорогая? Решила уйти во тьму?

; — Что? — Опешив, захлопала глазами. — Ой…

— Да–да, вот тебе и ой. — Осуждающе качнув головой, спросил. — Как ты?

А как я? Задумавшись, прислушалась к себе и чуть нахмурилась — что–то точно происходило, но что…

— Не знаю пока. Но что–то происходит.

— Хорошо. Тогда посиди в уголочке, я закончу, а потом домой. Хорошо?

— Да… — Почувствовав резко ослабшие колени, кивнула и, потихоньку дойдя до стеночки, сползла по ней. — Да, давай… только побыстрее, что–то меня морозит…

— Потерпи. Пять минут. Терпи, дома я тебя осмотрю сам.

— Угу. — Руки сжали подрагивающие плечи, а уже маленькие ровненькие зубки прикусили дрожащую губу. — Вот поэтому Тео был бы лишним…

— Почему поэтому? — Прикрепляя к каждому телу записку и отправляя их порталами к демонам, не отвлекался, но и мне внимание уделял. — А может наоборот?

— О, не–е–е… а если бы я его покусала сейчас? — Об одной мысли о его присутствии сейчас рядом со мной, клыки непроизвольно удлинились и я предвкушающее облизнулась, сверкнув кроваво–красными глазами и сама же этого испугавшись. — Ой.

— Мда. — Косой, но исключительно внимательный взгляд на меня и кивок своим мыслям, впрочем не постеснявшись озвучить их и вслух. — У тебя ломка, держись. Думаю, все решится в ближайшие сутки — ты либо станешь живой, либо окончательно уйдешь во тьму. Держись, девочка…

— Угу… — С раздраженным шипением втянув зубы обратно, поморщилась. — Вот именно ПОЭТОМУ он тут был бы лишним.

— Хорошо, согласен. — Последний портал и вопросительный взгляд мне. — Что с душами?

— Подари Пожирателям, они в целом парни веселые… — Неоправданно истеричный смешок и молчаливое пожатие плечами на его нахмуренный взгляд. — Потом расскажу, заканчивай.

— Хорошо. — Благодаря тому, что эманаций в Храме было мама не горюй, призыв Пожирателей прошел буквально за двадцать секунд.

— Гос–с–спожа-а-а? — Хотя призывал отец, все внимание призванного было сосредоточено на мне. — Еще вкус–с–сняш-ш-шки?

— Твою мать! Опять ты???

— Темной ночи, Гос–с–спожа-а-а… — В тоне явно проскальзывает ленивая усмешка, а я хмурюсь, потому что что–то не то… что–то… не то!

— Что–то вы слишком часто стали нас призывать. Уже соскучилась, дорогая? — Пятно, которое казалось мне слишком большим, поделилось пополам и одно из них стало тем, кого я больше никогда не хотела бы видеть. — А я наоборот, рад… ты стала еще красивее, детка, еще правильнее.

Масляный взгляд потусторонних глаз словно обнял всю мою фигуру, отчего пальчики тут же сжались в кулаки, приготовившись к сопротивлению. Не хочу! Не буду! НЕ БУДУ!!!

— Летта, милая, ты мне ничего рассказать не хочешь? — Вопросительно–неприязненный тон отца и взгляд, от которого хочется покаяться во всех своих прегрешениях. Да, это у нас семейное…

— Ну, понимаешь… — Замявшись, поджала губы и посмотрела на него исподлобья. — Тут такое дело случилось на днях…

— Да, мы с вашей дочерью гуляли тут на днях по лесу… — Шагнув из круга, словно его там и не было, Тэль ощерился в довольно злорадной усмешке, когда отец, вместо того, чтобы отшатнутся или испугаться, лишь поудобнее перехватил жезл. — Милые у вас леса. И дочка тоже… милая.

Стоя друг напротив друга, мужчины казалось ничего не делали, но на самом деле… уже и так находясь в странном приграничном состоянии полутранса, сморгнула еще раз, чтобы перенастроить зрение и ахнула — их ауры бились не на жизнь, а на смерть… о, боги… тьма Изнанки против тьмы Смерти… но… но…

Прикусив губу до крови, когда Изнанка, отпрянув буквально на мгновение, снова накинулась на Смерть, едва удержалась от вскрика, но тут..

— А вот это зря. — Позволив себе усмешку, отец странно улыбнулся и на мгновение прикрыв глаза, открыл их, уже будучи самой СМЕРТЬЮ. — Не на того грабки растопырил, мелюзга. Даже Изнанка смертна…

<Он больше ничего не делал, он больше ничего не говорил… но Пожиратель мгновенно переменился не только в лице, но и в желаниях, тут же запрыгнув обратно в круг призыва и став бесформенным облаком.

Это… это что такое было? Ошарашено хлопая ресницами, сглотнула, когда отец бросил один единственный взгляд на меня и посильнее вжалась в стену — таким папу я еще никогда не видела. И если честно, то и не хотела видеть. Смерть… сама Смерть!!! Не искусственная, как я, а самая настоящая! Это же… НЕВОЗМОЖНО!

— Так, подарки забирать будете, нет? Или мне других вызвать? — Пока я заново заводила буксующую логику, отец довольно презрительно общался с призванными Пожирателями, одной рукой удерживая две трепыхающиеся души, а второй нетерпеливо похлопывая жезлом по бедру. — И чтобы я больше не слышал даже мыслей твоих, аморфус, о моей дочери. Не для тебя девочка, заруби себе на носу. Понял? Не слышу?

— Понял. — Ответ–плевок и нервное. — Давай души, мы уходим. Что–то тут нас сегодня не любят…

Коротко хохотнув, отец скинул выпотрошенные на информацию души Пожирателям и не став дожидаться благодарностей (хотя вряд ли бы их дождался), тут же прочитал заклинание изгнания. Три секунды и все закончено.

Хотя нет, не всё…

— А об этом инциденте ты мне расскажешь подробно, вплоть до секунды. Поняла? — Все еще не выходя из образа, отец навис надо мной и только дождавшись нервного кивка, враз подобрел и следующие слова говорила уже не Смерть, а мой папа. Просто некромант… живой некромант в семнадцатом поколении. — Дурочка, уж тебе–то меня бояться — последнее дело. Идем, разберемся, что с тобой происходит и как это пережить.

Заметив, что ноги меня уже не держат, отец неодобрительно качнул головой и словно маленькую легко подхватил на руки, унося меня в портал, настроенный в гостиную нашего дома, лишь в самый последний момент бросая за спину пару шариков с жидким очищающим огнем — оставлять следы такой моветон…

Ну, вот и все, теперь все будет хорошо. Да же?

Ломка длилась сутки. Это были самые чудовищные сутки моей новой жизни… вот теперь я понимаю, почему младенцы ничего не помнят о моменте своего рождения. Чудовищные боли скручивали тело, отключая мозг и разум, жажда… постоянная жажда…

КРОВИ!

Считая каждую секунду, на пятой тысяче поняла, что потихоньку схожу с ума, думая о крови и только о крови — видя мое достаточно плачевное состояние и не в силах помочь, отец запер меня в лаборатории, чтобы не приведи боги, я не навредила окружающим и уж тем более самой себе.

Скрючившись в позе эмбриона, лежала на полу клетки из силовых лучей — металлическую я разломала час назад, когда в мозгу вспыхнула мысль, что выпив Тео, мне станет легче. Мысль "Тео—Тео-Тео…", я ничего не видела, кроме его желтых глаз, обещающих мне свободу и счастье… радость, силу, кровь… много крови!

Переключившись со счета секунд на обдумывание — сколько литров крови во взрослом оборотне, недовольно передернула носом, когда почувствовала нечто…

Кроваво–лиловые глаза остановили свой взгляд на трехлитровой банке с… огурцами?

— ДАЙ!

— Деточка… — Сочувствующий взгляд бабули, которую оставили за мной присматривать, но она едва ли успевает одернуть руку, чтобы я не цапнула ее вместе с банкой. — Виолетта! Балда! Родную бабушку!!!

Раздраженный взгляд вместо ответа и я когтем подковыриваю крышку и в нос ударяет солоноватый запах… ур–р–р… солененькое… почти как кровь… первые огурцы я съела практически не разжевывая, лишь когда остался последний, я нашла в себе силы, чтобы неторопливо просмаковать практически изысканный деликатес..

— Ба, еще!

— Детка?

— ЕЩЕ!!!

— На, милая! На, кушай, деточка! — Довольно щебеча, бабуля слетала до полок и одним махом притащила еще три банки, просунув их одну за другой и со странным умилением наблюдая, как я вскрываю крышку за крышкой и полностью отдаюсь процессу поглощения пищи. — Солнышко ты наше… кушай… кушай…

Слыша ее словно сквозь туман, недовольно отмахнулась — ее причитание раздражало. А тут огурчики… няма–а–а!!!

Пробуждение было… плохим. Затек бок, ломило шею и хотелось… в туалет??? Ох, боги! Сев на подстилке рывком, раздраженно зашипела, когда чуть не описалась тут же на месте. Блин, ну жила же без этого! Можно было и дальше жить!

— Пап!!! — Увидев сидящего в кресле отца, не постеснялась крикнуть.

Да?

— Выпусти!

— Уверена?

— Уверена! Я пи–и–исать хочу–у–у!!!

— Оу… ну, не удивительно. Четыре трехлитровых банки огурцов. — Не торопясь меня выпускать, а сначала внимательно осматривая сквозь энергетические прутья, отец покачал головой. — И куда в тебя влезло, а? И почему огурцы?

— Почему–почему… соленые они. Вот почему. — Бурча и нетерпеливо ерзая на месте, постаралась протянуть как можно жалобнее. — Па–а–а…

— Крови хочешь?

— Фу–у–у! — Передернувшись, скривилась. — Па, прекрати. Я хочу ТОЛЬКО в туалет.

Рассмеявшись и одним взмахом руки ликвидировав энергоклетку, отец помог встать и приобняв на пару мгновений, подтолкнул к выходу из лаборатории.

— С днем рождения, милая.

— Угу. — Быстрый поцелуй в щеку и еще быстрее туда, где меня ждет фарфоровый друг. Счастье есть! Когда туалет рядом!!! О, да–а–а…

Как мы договаривались заранее — мои комнаты сохранились за мной, так что выйдя из уборной, где я стала окончательно счастливой, первым делом прошла до кровати и растянулась на ней в полный рост. О, боги… неужели все закончилось? Даже не верится…

<Полчаса на то, чтобы понежиться на мягкой постели и окончательно осознать факт — я жива и потребности у меня очень даже живые. Есть хочу! Осмотреть себя, поморщиться. Снова отправиться в ванную комнату, вымыть себя до блеска и скрипа, полюбоваться на свое зеленоглазое и златоволосое отражение, выудить из шкафа одно из нейтральных светло–серых платьев, послать воздушный поцелуй своему отражению, распахнуть дверь… и уткнуться носом в мужскую грудь.

— Эм… — Взгляд наверх и утонуть в его желтых глазах… — Тео…

— Доброе утро. — Руки оборотня скользнули на талию и чуть приподняв, он занес меня обратно в комнату, умудрившись еще и дверь закрыть. Глаза сияли, но выражение лица было довольно неопределенным, так что я озадаченно и немного удивленно распахнула глаза. И рада его видеть… и почему–то неловко. — Рад видеть тебя. Живой.

— Я… тоже… рада. — Куда–то делись все те многочисленные слова, за которыми я никогда не лезла в карман. Хотелось просто стоять… и ничего больше не делать. Ничего больше не говорить. Может лишь чуть крепче обнять… Сообразив, что стискиваю его рубашку, заставила себя аккуратно разжать пальцы, но не удержалась и погладила мятое, заодно погладив и грудь. — Привет.

Буквально обнимая и лаская меня взглядом, ничего не говорил. Минута, другая… начиная нервничать, попыталась отстраниться, но удивилась, когда он не позволил.

— Тео?

— Виолетта Каяра Майя—Инга Инари…

; — Уже страшно…

— Ты выйдешь за меня замуж?

— Э… неожиданно. — Действительно опешив, поняла, что еще немного и мои брови окончательно пропишутся в волосах. — А…

— Ты обещала ответить "да".

— Да???

— Ага.

— Это когда?

— Забыла? — Глаза уже не улыбались, они ехидно и предвкушающее щурились.

— Ну–у–у…

— Такая молодая, а уже склероз… или у вас это называется девичьей памятью? Я обещал задать тебе вопрос, на который ты должна ответить "да"?

— Дурак. — Шлепнув ладошкой по его груди, не удержалась и рассмеялась. — А поухаживать? Поуговаривать?

— Я люблю тебя.

Почему–то резко расхотелось смеяться. Да и он… глаза уже не смеялись, они были серьезны… ОЧЕНЬ серьезны… и напряжены. Я еще ни разу не слышала этих слов от него. Помощь — да, поддержка — да, желание — да. Но любовь…

Что могут сказать глаза?

Вы не поверите!

ВСЁ!

— Да. Мой ответ — да. Я выйду за тебя замуж, Теодор Урван. — Улыбка умопомрачительного счастья расползалась сама, но я поняла, что ему этого уже мало. Да–да… счастья много не бывает. — Я люблю тебя, Тео. Как же я тебя люблю!!!

"И скрепили они свое желание поцелуем…"

Ага. Двумя. Не… В общем полчаса нам хватило. И то, только потому, что отец в дверь постучал.

— Успеете еще. Летта, ты обещала. — Мое легкое недоумение и его уточнение. — Только после свадьбы.

— Оу… а сколько нам нужно времени для приготовления? — Кончики ушей заалели, когда мужчины рассмеялись, но я была настойчива. — Пап! Тео!

— Ты хочешь красиво?

— Неа. Я хочу быстро.

— Тогда неделю.

— Неделю??? Зачем нам неделю???

— Я понимаю, тебе не терпится, но подумай обо всех остальных…

— Это о ком же? — Недоверчиво нахмурившись, чуть сильнее прижалась к стоящему рядом оборотню. — О ком кроме своей семьи я должна думать?

— Допустим, о своих учениках? Или может, о коллегах будущего мужа? О дочери? Или о своем будущем зяте?

— А Хан тут каким боком?

— Ну, должен же он понять — кто именно ему в тещи достанется. — Ухмыльнувшись каким–то своим мыслям, пожал плечами. — Милая, не спорь, так надо. Потерпи всего несколько дней, сейчас слишком громкая шумиха вокруг Академии — мало того, что практиканты невесть что о практике рассказывают, так и Ректор со своим сыном пропал… куда–то… а тут еще посольство от демонов с новым договором о сотрудничестве…

— Да ты что??? — Сделав "большие" глаза, расхохоталась. — Ай–яй… бедный–бедный Ректор… неужели в лесу заблудился? И бывает же такое! А еще эльф… — Отсмеявшись под улыбки любимых мужчин, вопросительно наклонила голову. — А что с демонами? Там кстати все в порядке?

— Да, все отлично. Все, кому надо — живы–здоровы. И кстати Клари не такая уж и дура оказалась — сдала всех сама, не став дожидаться ментального считывания… причем не только шестерок с Академии, но и кое–кого из Светлого Леса. — Задумавшись, отец к чему–то прислушался и в тишине мы все явно услышали "бр–р–р? няма?" от прочувствовавшего жизнь желудка. — Летта, давай все остальное за завтраком, тебе сейчас необходимо заново приучать свой организм к пище. Идем. Не все же огурцами питаться…

— Огурцами? — Недоуменное от инквизитора, но я прячу улыбку, не собираясь отвечать правду.

— Да… люблю огурцы. Соленые. — Лучистая и наичестнейшая улыбка и это единственное, о чем я ему никогда не расскажу — что ела их, представляя, что пью его кровь. — Идем завтракать?

И все равно все было умопомрачительно красиво. Церемония проводилась на закате, украшенный благоухающими цветами задний двор родовой усадьбы Инари был освещен множеством магических светляков, так что видно было как днем.

Воздушное сине–зеленое платье, нежные белые лилии в волосах улыбающейся невесты… сияющая нарядная Анни в своем настоящем эльфийском облике, стоящая рядом и держущая на поводке странного котенка… импозантный жених в строгом костюме, не отпускающий руку своей невесты ни на секунду… млеющая от счастья и переизбытка чувств призрачная родня… серьезные в своей значимости ученики, буквально вчера получившие дипломы выпускников Академии — в связи с отсутствием Ректора, обязанности на себя принял Магистр Инари, как один из пятерых Магистров, на которых не пало подозрение в пособничестве Ректору. Бонна Грипарзина промокала вязаным платочком слезы, бонна Нарима не стеснялась и, тиская закатывающего глаза Храна, шумно сморкалась во второй цветастый шедевр…

Притихшие гости со стороны жениха переглядывались довольно нервно, но каменное и бесстрастное лицо начальника–дракона не позволяло им намекнуть, что среди гостей со стороны невесты слишком уж много нежити… Судя по заостренным скулам — Хан был не в духе… сильно не в духе. Да, она не сбежала… все было хуже, в разы хуже. С трудом прикрыв глаза, в которых плескалось расплавленное золото, чуть повернул голову туда, где стояла ОНА. Маленькое зеленоглазое и белокурое чудо… его чудо… его недоступное чудо… да, она не зря намекала, на родственников. От ТАКИХ родственников не избавишься… Пригасив раздражение, посмотрел на подчиненного, встретившего его взгляд прямо и без страха. Да уж… поджав губы, ухмыльнулся, но подумав и усмирив гордыню, все же одобрительно кивнул, признавая за оборотнем его выбор. Сердцу не прикажешь… а уж сердцу оборотня…

Снова взгляд на ту, с которой придется смириться и чуть насмешливый взгляд изумрудных глаз в ответ. Да, она все знает и как ни странно совсем не злится на него… необъяснимое чудо природы, дриада–некромант, пришедшая к нему с Теодором несколько дней назад и вместе с приглашением на свадьбу принесшая две сферы. Сферы с информацией, взорвавшей не только Управление, но и страну в целом. Аресты, дознания, увольнения, изъятия… неделя была настолько бурной, что о том, что сегодня состоится свадьба, он вспомнил только тогда, когда за ним зашел младший Урван и поинтересовался, готов ли начальник увидеться со своей единственной и готов ли ради этого познакомиться с остальной родней…

Чуть в стороне стоял еще кое–кто. Старший Князь рубинового дома Самарон Саид ит"Санэ радовался не только за новобрачных, но и за то, что буквально через несколько недель, когда у них кончится медовый месяц, пара приедет погостить… и останется. Да, ему не жалко и сотни гектаров того участка леса, что выторговала у него кнопка с зелеными глазами, лишь бы она навела там порядок. Энтузиазму Виолетты можно было позавидовать, как и упрямству Теодора, до последнего спорившего с невестой о том, какой конкретно участок им нужен и что они там собственно забыли. Но ее нежное "я тебя люблю, но будет по моему" решило все — проект дома уже утвержден и строители ждут лишь хозяев, чтобы начать возводить конструкцию, которую довольно сложно было назвать домом — скорее Замок. Причем часть проекта он до сих пор так и не увидел, пара отказалась его показывать, заявив, что и у них должны быть свои секреты.

— Теодор Урван, согласен ли ты взять в жены Виолетту Каяру Майя—Ингу Инари, быть с нею в горе и в радости, пока Смерть не разлучит вас?

— Согласен.

— Виолетта Каяра Майя—Инга Инари, согласна ли ты взять Теодора Урвана в мужья и быть с ним в горе и в радости, пока Смерть не разлучит вас?

— Не разлучит, обещаю. — Улыбка, которая выдает ее знание и еще более широкая улыбка без пяти секунд мужу. — Конечно, согласна! Пап, что за глупые вопросы?

— Ну, должен же я уточнить? Мало ли? — Магистр (без трех дней новый Ректор Академии) улыбнулся почти так же широко и довольно кивнул, активируя брачные браслеты на запястьях молодоженов. — Объявляю вас мужем и женой. Поздравляю, милая… — И уже зятю. — Поцелуй уже жену… сынок.

— Всенепременно. — Ухмылка от инквизитора и под свист орков, под радостные вопли учеников, под прочувствованные всхлипы женщин и довольные вздохи призраков, он с удовольствием целует ту, которую искал всю предыдущую жизнь и без которой не представляет всю последующую. — Я люблю тебя, жена.

— Я люблю тебя, муж. — Припухшие губы и заалевшие щечки делали ее изумительно прекрасной, а сияющие счастьем глаза говорили намного больше слов. Она действительно его любит, девочка, которая ради своего счастья, родилась заново. Не всегда Смерть отнимает… иногда она и дарит. И эти подарки поистине бесценны.

Голубенькая пинетка была настолько кукольно маленькой, что я скептически осмотрела ее со всех сторон, но бонна Грипарзина была непреклонна:

— Милочка! Я тебе говорю! Да–да, не спорь со мной, я все равно все знаю намного лучше! Уж поверь мне, в вязаных вещах я понимаю на–а–амного больше тебя!

— Мда? — Вернув пинетку назад, подумала и кивнула. — Ладно, уговорили. — Взгляд в ее корзинку, полную цветных ниток и уже чего–то готового и любознательное. — А что еще у вас есть?

— Ой, душечка! Чего у меня только нет! — Довольно захихикав, от того, что ее радовал мой интерес, начала одну за одной доставать крохотные вязаные вещи. — Кофточки, панталончики, носочки, шалюшки…

Вязаные вещи, всех оттенков синего, голубого и глубокого цвета лазури ложились мне на колени и даже на живот, благодаря которому я последние несколько месяцев походила на шарик. Перебирая обновки, погладила и малышей, в последнее время все активней заявляющих о своем существовании — благодаря своему чутью дриады, я знала — близнецы будут мальчиками, впрочем сообщать об этом мужу не торопилась, готовя ему сюрприз.

Семь лет активной практики не прошли зря — наши первенцы будут мальчиками, а для оборотней это важно. Очень важно.

— Мамуль? Ой, а это что? — Выскользнувшая из–за яблони Анни с интересом вертела в руках крошечный чепчик. — Они такие крохотные??? И что? Я тоже ТАКОЙ была?

Рассмеявшись, обняла вернувшуюся с зачистки дочь — мое остроухое чудо под четким руководством и присмотром Ингрид и деда–инквизитора проходила одну из ежемесячных практик в той части леса, которая уже семь лет как была наша. Демоны никогда не забывают тех, кому обязаны — этот лес был воистину прекраснейшим свадебным подарком — и глухая чаща, и несколько светлых рощ, и ущелье, и даже довольно большое озеро, куда я пригласила жить русалок… все было в нашем новом доме — и сам дом, и многочисленная семья, и стационарный портал в дом отца и на территорию демонов, где работал муж… Кивнув гоблинше, что одобряю все и жду новинок, сложила вещи обратно в корзинку и довольно тепло попрощавшись, приступила к расспросам — где мое остроухое чадо было и кого на сей раз убило.

И…

Черт.

И вдруг, откуда ни возьмись — бывший начальник мужа.

— Анни, солнышко, сходи к русалкам, напомни о том, что мы к ним в гости на днях придем…

— Подожди. — Хан, приближающийся к нашей лавочке, расположенной в яблоневом саду (дань той, что поддерживала во мне жизнь порядка трехсот лет), причем со стороны дома (неужели порталом пришел?), почти неуловимо поморщился, но когда увидел, в каком я положении, то изумление зашкалило. — Ты беременна?

— Кхм… а что? Нельзя? — Да, мы так и не смогли найти общий язык с ним. Я могла быть достаточно нейтральной, но в последнее время гормоны все решали за меня. Муж–то уже давно это понял и без соленых огурчиков ко мне не подходил, но дракон… — Чем обязаны?

— Я… это… — Немного неуверенный взгляд на меня, затем умоляющий на сидящую рядом Анни и снова на меня. А затем не дав нам обеим опомниться, он встает на колено и чуть вздернув подбородок, выпаливает. — Виолетта, я знаю, Анни уже шестнадцать, разрешите мне рассказать ей о своих чувствах и намерениях? Все что угодно, только не говорите «нет»!

— Хм… — Оценивающий взгляд на напряженную фигуру дракона, а затем повернуть голову к дочери и посмотреть в ее сверкающие предвкушением от неожиданного, но тем не менее долгожданного чуда (уж я-то знаю) глаза. — Анни? Что думаешь? Нужны нам признания дракона?

— Ну–у–у… — Протянув довольно скептично, уже не ребенок, но достаточно уверенная в себе и своих силах девушка, как и я наклонила голову набок и тщательно осмотрела стоящего на коленях мужчину. — Мам, а драконы… они вообще в хозяйстве полезны? Или так себе?

— Не знаю, милая… если честно, то не уверена. — Скептично покачав головой, поджала губы, чтобы не расхохотаться — наш диалог опускал самооценку Хана все ниже и ниже. — Но может он нам расскажет об этом сам? Как думаешь?

— Ну, только если четко и по существу… — Кивок с улыбкой мне и исключительно въедливое и серьезное дракону. — Господин Хан, у вас есть аргументы в защиту своей полезности?

— У меня? Что?.. — Деморализованный дракон, это я вам скажу даже лучше огурцов! Оно того стоило, честно! Несколько мгновений на явную панику, но взрыв смеха, который мы так и не смогли удержать, и вовсе вводит его в ступор. — Виолетта… Анни…

— Солнышко, прогуляйся с гостем, пусть придет в себя. — Погладив дочь по руке и тем самым подтвердив свое согласие на то, что им уже пора бы и узнать друг друга поближе (все равно она у меня девочка самостоятельная и в этом деле уже довольно давно теоретически образованная), довольно хищно улыбнулась дракону. — Узнаю — убью.

— Что узнаете? — Невидящий взгляд на меня и судорожно сжав пальцы на протянутой ему ладошке эльфийки, он не может поверить в свое счастье.

— Всё. Я всё узнаю… — Хищный взгляд будущей тещи ему, незаметное подмигивание улыбающейся дочери и последнее напутствие. — Жду к ужину, не опаздывайте.

Проводив взглядом удаляющуюся пару, немного грустно вздохнула. Ну вот… моя крошка выросла…

— Где труп? — Сначала я унюхала огурцы, потом я увидела тарелочку с ароматным содержимым, а уже потом улыбнулась несущему их мужу. — Когда поминки?

— Скорее когда свадьба… — Приняв тарелочку и поставив ее на колени, подставила губы для поцелуя. — Растет наше солнышко… растет… эх…

— Только ли наше солнышко растет? — Погладив меня по животу, не поленился наклониться и поцеловать и его, заодно сняв с коленей забытую там голубую пинетку. Неверящий взгляд на меня, немой вопрос в глазах и дикий восторг, когда я киваю. — О, боги! Виолетта! И ты молчала!

— Ну… не молчала, скорее недоговаривала… — Смутившись и поэтому отвечая немного ворчливо, облокотилась на него, когда он сел рядом и осторожно обнял меня и пока еще не родившихся детей. — Но думаю, уже на днях пора будет давать им имена.

— Да, конечно. — Поцелуй в висок, а затем ошарашенное. — ИМ???

— Им, милый… им… как думаешь, тройняшкам хватит нашего дома или заранее увеличим жилплощадь?

— Тройняшкам???

— Я тоже люблю тебя, Тео. Но не мог бы ты не кричать мне в ухо? Я может и беременная слегка, но точно не глухая.

— ВИ!

— М?

Оборотень… глава тайной службы государства демонов опустился передо мной на колени и взяв мои ладошки в свои руки, первые мгновения просто молча их держал…

— Виолетта Каяра Майя—Инга Урван…

— Слушаю тебя…

— Ты самая удивительная, самая чудесная, самая прекрасная и самая любимая женщина на свете! Моя женщина!

— А то!



Глава 31 | Виолетта. Жила-была… лич |