home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Библия арагонского короля. XIII в. 

Этот социальная неоднородность, которая требовала диалога и иногда порождала конфликты, предполагала сосуществование различных языков. Библия читалась на латыни или древнееврейском языке, Аристотеля комментировали на арабском языке или латыни, Галена читали на всех трех ученых языках полуострова. Простонародный язык romance, легший впоследствии в основу испанского, каталонского или португальского, служил средством общения между всеми жителями полуострова. Евреи, выбравшие ссылку в 1492 году, унесли с собой кастильский язык, который в настоящее время называют ladino или иудейско-испанским. А мусульмане, которые высказались за обращение в христианство иноверцев, писали свои тексты на aljamiado, то есть на кастильском языке, но арабскими буквами. Плюрализм языков, питавший толкования и знания, не создавал препятствий для общности мысли.

В связи с тем, что религия являлась прежде всего, законом, жители полуострова отличались тем, что внутри даже одного королевства они не подчинялись одной и той же юридической системе. Тот, кто господствовал, естественно, навязывал свои законы всем остальным жителям. Но, помимо общих законов, каждая религиозная община имела свои собственные нормы, свои магистраты, свой суд, свои привилегии, которые гарантировали права ее членов. Христиане Кордовского халифата сохраняли своих судей и епископов и внутри общины подчинялись предписаниям «Liber Iudicum», то есть своим законам. Жизнь евреев аль-Андалуса или христианских королевств определялась Талмудом. Жизнь мусульман христианской Испании подчинялась нормам Корана и его малекитским толкованиям.

Перед лицом политической власти того времени (мусульманской или христианской) жители полуострова славились также и своим богатством или бедностью, что зависело от старинных социальных групп — свободный человек, раб и вольноотпущенник. Но богатство, в основном ассоциировавшееся с властью и дворянством, создавало различия, которые утверждались законом. Богатый испанец, например, мог принимать участие в военных кампаниях верхом на лошади и получать двойные трофеи по сравнению с простым пешим воином. Полученное богатство сделало знаменитого Сида равным королю, Перо Ниньо — женихом португальской инфанты, Эрнан Кортеса — открывателем Новой Испании.

Христианин, ставший мусульманином, еврей, ставший христианином, мелкий идальго, ставший равным королю, мусульмане, захватившие колокола церкви Святого Иакова в Компостеле после разграбления города, христиане, захватившие Кордову и отославшие в Галисию колокола папского храма, евреи, добиравшиеся до Иерусалима, моряки, открывшие Америку: активность была еще одной характеристикой средневекового испанского общества. Подвижность в пространстве, общественная и религиозная; активность, которая не признавала строго определенных рамок или барьеров, благоприятствовала социальному динамизму, предлагала каждому множество возможностей.

Правитель был элементом стабильности и той самой точкой, которая поддерживала монолитность всего государства. Эмир или халиф Кордовы являлся, таким образом, правителем своих подданных-мусульман, а также своих «протеже» евреев и христиан. Короли Кастилии или Наварры были правителями христиан и защитниками евреев и мусульман, живших в их королевствах. «Протеже» оплачивали эту защиту дополнительными налогами. Королевство, происходившие от римских предшественников, не требовало единообразия. Правитель являлся наместником Бога в своем королевстве (будь то халиф или христианский король), ответственным за духовное и материальное управление жителями своего королевства. Он, таким образом, должен был обеспечивать для них мир, правосудие и безопасность. В обмен жители должны были признавать его своим правителем, выплачивать налоги (освященные обычаями или законом для каждой части королевства) и сотрудничать с правительством. Когда королевство находилось в кризисе, как, например, в Кордове в конце IX века или в Арагоне во второй половине XIII века, княжества, составлявшие королевство, старались получить определенную самостоятельность, но это имело место больше по отношению к другим княжествам того же королевства, чем по отношению к центральной власти или соседним королевствам.



III. ОБЩЕСТВЕННАЯ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ | Средневековая Испания | СОЦИАЛЬНЫЕ РАЗЛИЧИЯ