home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Учение Маркса и Энгельса о морали

Рассматривая мораль как форму общественного сознания, Маркс и Энгельс разносторонне обосновали тезис об историчности морали, об изменчивости моральных норм, идеалов и обыденных моральных представлений в условиях разных социально-экономических формаций. Основоположники марксизма, раскрывая классовую обусловленность морального сознания, оценивают его прежде всего с точки зрения интересов революционного движения. Поэтому они тщательно выявляют диалектическое взаимодействие между моралью и политикой в различных фазах классовой борьбы, а также сосуществующие слои и последовательные стадии в самом развитии морального сознания и комплексов моральных норм в соответствии с задачами борющегося пролетариата в настоящем и будущем.

Маркс и Энгельс тесно связывают вопросы морали с проблемой реальной свободы трудящегося человека. В противоположность различным концепциям идеалистической этики, развитие человеческой свободы представляет собой, согласно Марксу и Энгельсу, естественно-исторический процесс. В ходе расширения своего воздействия на природу и своего поступательного исторического развития общественный человек раздвигает границы естественной необходимости, создает широкую и все более универсальную систему общественных связей, приобретает способность целенаправленно и целесообразно действовать, опираясь на закономерности развития природы, а в условиях социализма – и на познанные законы развития общества. Таким образом, понятия «свободы» и «необходимости» являются для человеческого общества не отвлеченными, а конкретными и развивающимися понятиями. Их содержание в каждую эпоху определяется присущим ей характером и уровнем материального производства и общественно-исторического развития в целом.

Идеалистическая этика рассматривает моральные нормы и этические идеалы или как некие метафизические данности или же – как выражение столь же «вечных» и неизменных требований человеческой природы и разума. На последней точке зрения стояло также большинство прежних материалистов и утопических социалистов до Маркса, за исключением тех из них, которые были склонны вообще отрицать общезначимость любых моральных норм, объясняя их всецело частными условиями места и времени и тем самым – вольно или невольно – скатываясь в конечном счете к крайнему этическому релятивизму. Диалектический материализм Маркса и Энгельса впервые позволил разорвать этот порочный круг, из которого буржуазная философия на Западе не может вырваться и по сей день.

Маркс и Энгельс научно выяснили и установили, что этические идеалы и моральные нормы не существуют извечно, но вырабатываются человечеством в ходе его исторического развития. В процессе своей трудовой деятельности, воздействующей на природу, в ходе общественно-исторического взаимодействия, сотрудничества и классовой борьбы между собой люди создают не только определенные материальные продукты и формы общественной жизни. По мере развития сознания они учатся также ставить себе определенные цели, выходящие за пределы ближайших узкоутилитарных задач; у них возникает представление о некоторых общих нормах и идеалах, которые должны регулировать их общественную жизнь, отношения человека с природой и другими людьми, его поведение и личную жизнь. Эти этические представления и моральные нормы далеко не всегда формулируются сознательно – чаще всего они усваиваются отдельной личностью полусознательно или даже вовсе бессознательно, под влиянием сложившейся, устойчивой системы жизненных норм и обычаев данной социальной общности.

С развитием общества в целом и под воздействием обусловленных прогрессом общественного производства ломки и изменения социальных форм, исторически закономерно и неизбежно происходит время от времени ломка также и господствующих в обществе этических идеалов и нравственных норм. Однако это не значит, что этические представления каждой эпохи имеют силу действия только в ее пределах и навсегда умирают вместе с ней: как и все прогрессивные достижения каждой из эпох развития общества, ее лучшие, прогрессивные, гуманистические морально-этические принципы и идеалы, так же как и простые всеобщие нормы нравственности, наследуются человечеством. Они входят в непосредственном или видоизмененном виде в тот фонд передовой общечеловеческой культуры, который вырабатывается человечеством исторически и который сохраняется, наследуется и совершенствуется социалистической культурой пролетариата. С другой стороны, антигуманистические, отчужденные и тлетворные принципы и сложившиеся шаблоны оценок прогресс решительно отметает прочь. Так, в «Манифесте Коммунистической партии» Маркс и Энгельс решительно осудили буржуазно-мещанские взгляды на мораль, брак, семью, ценность человека и отношения между людьми.

Марксизм, пишет Энгельс в «Анти-Дюринге», отвергает «какую бы то ни было моральную догматику в качестве вечного, окончательного, отныне неизменного нравственного закона», якобы стоящего «выше» истории [1, т. 20, с. 95]. «…Всякая теория морали являлась до сих пор в конечном счете продуктом данного экономического положения общества» [там же]. В классово-антагонистическом обществе «мораль всегда была классовой моралью: она или оправдывала господство и интересы господствующего класса, или же, как только угнетенный класс становился достаточно сильным, выражала его возмущение против этого господства и представляла интересы будущности угнетенных» [1, т. 20, с. 95 – 96].

Анализируя процесс исторического развития морально-этических представлений, а также историю этических учений, Маркс и Энгельс показывают, что их развитие в прошлом отличалось той же неравномерностью и диалектической сложностью, что и весь процесс исторического развития общества. В доклассовом, родовом обществе начатки норм морали складывались в качестве одинаковых, единообразных для всех членов рода. Маркс отмечает мысль Моргана, что «узы родства» и совместный труд «являлись мощным элементом взаимной поддержки» [2а, с. 67], залогом единства личности и коллектива; в эпоху варварства «начали развиваться высшие свойства человека», в том числе личное достоинство, искренность и прямота, мужество, храбрость. Но вместе с ними «появились жестокость, предательство и фанатизм» [там же, с. 45]. Индивид в первобытную эпоху еще был слит с коллективом, не осознавал себя личностью, а коллективизм его носил ограниченный характер: «Все, что было вне племени, было вне закона» [1, т. 21, с. 99].

Возникновение частной собственности, образование классов и государства явились на заре цивилизации мощным рычагом развития личности и общества. Но древняя родовая организация «была сломлена под такими влияниями, которые прямо представляются нам упадком, грехопадением по сравнению с высоким нравственным уровнем старого родового общества. Самые низменные побуждения – вульгарная жадность, грубая страсть к наслаждениям, грязная скаредность, корыстное стремление к грабежу общего достояния… воровство, насилие, коварство, измена…» [там же] – явились как предвестниками классового общества, так и спутниками его на всем протяжении дальнейшего развития. Своей вершины это противоречие находит в эпоху капитализма, когда между людьми не остается «никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного „чистогана“» [1, т. 4, с. 426], и победы техники, науки и искусства покупаются ценой продолжающей возрастать моральной деградации общества.

Маркс и Энгельс в ряде своих сочинений прослеживают, как в ходе развития классового общества, под воздействием борьбы угнетенных классов постепенно возникали, расширялись и обогащались представления передовых идеологов о равенстве людей. На примере различных форм античной, средневековой и буржуазной морали (в том числе различных форм христианской морали, жизнерадостной гедонистической философии XVII – XVIII вв. и противостоявшей ей буржуазно-аскетической морали бережливости, труда и самоотречения) основоположники марксизма анализируют связь моральных представлений различных эпох с объективным положением и борьбой классов этого времени, а вместе с тем характеризуют общее поступательное движение моральных идей и представлений в эпоху цивилизации, отражение в нем противоречивого и все же совершавшегося в целом по восходящей линии прогресса человечества. Наиболее широкие выводы в этом отношении были сделаны Энгельсом на страницах «Анти-Дюринга».

«Мораль, стоящая выше классовых противоположностей и всяких воспоминаний о них, действительно человеческая мораль, – пишет Энгельс, – станет возможной лишь на такой ступени развития общества, когда противоположность классов будет не только преодолена, но и забыта в жизненной практике» [1, т. 20, с. 96]. Условия жизни пролетариата, рост его сплоченности и сознательности в борьбе за социалистическую революцию позволяют ему уже в период до ее победы выработать элементы своей пролетарской морали. Эта мораль благодаря свойственному ей началу солидарности и духу коллективизма обладает несравненно более высокими потенциями, чем индивидуалистическая мораль господствующих классов капиталистического общества – аристократии и буржуазии. Именно пролетарская мораль является хранительницей лучших моральных ценностей, приобретенных за многие века истории человечества, она есть зачаток и основа будущей, подлинно общечеловеческой морали.

Дальнейшее развитие новой, социалистической морали становится, как указывают Маркс и Энгельс, возможным после победы пролетарской революции, в ходе и в результате которой пролетариат сможет «сбросить с себя всю старую мерзость…» [1, т. 3, с. 70]. Новая мораль развивается в процессе широкого практического участия трудящихся в строительстве социалистического общества и государства – в процессе, который, как предсказали основоположники марксизма, должен явиться для трудящихся одновременно и процессом массового преобразования их собственного сознания и нравственного воспитания.

Внутренне глубоко противоречивая природа морали классово-антагонистических обществ обусловлена тем, что диалектически противоречивое взаимодействие свободы и необходимости, наслаждения и аскетизма, личного и общественного в этих обществах доведено до степени непримиримых противоположностей. Эти противоречия казались и кажутся буржуазным идеологам не только присущими капиталистическому обществу, но и вообще неразрешимыми, поскольку в классово-антагонистическом (и в особенности капиталистическом) обществе они постоянно воспроизводятся самой действительностью. Уничтожение классово-антагонистического общества и построение коммунизма создают реальные условия для реализации гармонического единства личного и общественного. Тем самым устраняется антагонистический характер противоречий между трудом по необходимости и свободной творческой деятельностью, долгом и природой индивида, свободным изъявлением его воли и общественной необходимостью – противоречий, свойственных досоциалистическим формам общества, где необходимость принимала форму господства над человеком отчужденных от него и враждебно противостоящих ему, неподвластных общественному контролю стихийных сил природы и общества. «Не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определенных целей» [1, т. 20, с. 116]. Эта глубокая мысль Энгельса является основой не только марксистской теории познания, но и марксистской этики. На этой основе, таким образом, понятие человеческой свободы в рамках марксистской этики впервые получает научный характер и реальное содержание.


4. Этические и эстетические воззрения К. Маркса и Ф. Энгельса | Марксистская философия в XIX веке. Книга вторая (Развитие марксистской философии во второй половине XIX века) | Эстетические взгляды Маркса и Энгельса