home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать первая

Ночное нападение Бахрама на Хосрова

Услышав сей ответ благоприятный,

Гонец, как пыль, понесся в путь обратный,

Вступил к военачальнику в шатер,

Повел с Бахрамом тайный разговор.

Бахрам, узнав, что воинство Хосрова

Его делам содействовать готово,

Велел светильники зажечь кругом

И выбрал для сражения с врагом

Львов, наделенных мощью несравненной,

Отважных покорителей вселенной.

Их подсчитали главари бойцов —

Шесть тысяч оказалось храбрецов.

Бахрам сказал: «Пора на подвиг бранный

До петухов ударим в барабаны.

Скачите, издавая львиный рев,

Венчая кровью головы врагов!»

Вперед, чтоб низкой местью насладиться,

Помчались три свирепых хаканийца,

Все войско восклицало: «Где юнец?

Хосров, настал сегодня твой конец!»

Мечи звенели, словно гром гремучий,

Земля железом стала, войско — тучей…

Был преисполнен боли юный шах.

Лик посинел и кровь зажглась в очах.

Как только показались копья солнца,

Разбито было войско венценосца,

Он горечь поражения обрел,

Как только ночь приподняла подол.

Воззвал к вельможам шах: «О помогите

Врага разбить! Вверяюсь я защите

Всевышнего — и он меня спасет.

Один лишь меч — отныне мой оплот!»

Приблизились к нему три хаканийца —

Не хаканиец каждый, а убийца —

И первый замахнулся булавой.

Но поднял щит Хосров над головой,

Двуострый меч рукою правой вынул,

Одним ударом турка опрокинул.

«О воины мои! — взревел Хосров, —

В позоре не бегите от врагов!»

Но войско хлынуло спиной к сраженью,

Хосрова предавая униженью…

Тогда сказал вельможам шахиншах:

«Раскаиваюсь я в своих делах.

Не выпестовал взрослого я сына,

Умру — не будет в мире властелина!»

Бандуй сказал: «Уйдем. Бежала рать,

Теперь защиты где тебе искать?

Не слышатся воинственные клики:

Теперь ты здесь — единственный великий».

Ответил шах: «Бандуй и ты, Тахор!

Помчитесь на конях во весь опор,

Оставшихся моих бойцов возглавьте

И по мосту на берег переправьте

Шатер, венец, серебряный кошель,

Парчу, сокровища моих земель,

Возьмите шахский мой престол с собою

И все, что есть на этом поле боя».

Вельможи, чтоб сокровища спасти,

Их с поля поспешили унести,

Как вдруг, повергнув мир во мрак и пламя,

Драконовидное взметнулось знамя,

Бахрам явился, словно вестник зла,

Свет жизни смерть, казалось, унесла.

И вот сошлись Бахрам с Хосровом вместе —

Два гневных льва, пылавших жаждой мести.

Схватились два врага, разъярены,

Как буйные военные слоны.

Под скакуном Бахрама прах клубился,

Но богатырь успеха не добился.

Напрасно взять хотел он перевес:

Сошло уж солнце с купола небес, —

Ничем не кончилось единоборство,

Враги явили равное упорство.

С известьем прибыл в этот миг Тахор:

«Все спасено — венец, престол, шатер!»

Сказал Хосров, почувствовав усталость:

«Нас только десять человек осталось,

А стан врагов раздался вглубь и вширь,

И впереди — искусный богатырь.

Хотя мы силу обретаем в славе,

Все ж головы свои спасать мы вправе.

Чем погибать, не лучше ль отступать,

Чтоб в наступленье перейти опять?»

Помчался юноша к мосту Нахрвона,

Бахрам за ним свирепо, исступленно,

Пылая местью, скакуна погнал.

Хосров Густахму на мосту сказал:

«Ты принеси мне лук: мои реченья

Он переводит на язык сраженья».

Был подан шаху знаменитый лук.

Стрела затмила неба полукруг.

Меж тем, как ливень, стрелы низвергались

И в шлемы наконечники вонзались.

Бахрам примчался, гневом напоен.

Огромен лук его, а конь — дракон.

У всадника оружья нет иного,

Нет панцыря у скакуна гнедого.

Тогда, шепча молитву божеству,

Вдруг черную, как ворон, тетиву

Шах натянул, стрелу в коня направил,

И конь упал и землю окровавил.

Бахрам над головою поднял щит,

Казалось, миг — и будет он убит,

Тогда Ялонсина, не зная страха,

Коня погнав, напал на шахиншаха.

Но разве шах, владеющий венцом,

Когда-нибудь считал его бойцом?

Вдоль конской челки выпрямил он руку,

Привыкшую к прославленному луку,

И вражеского ранил скакуна,

И, спешенный, удрал Ялонсина.

Хосров, Бахрама отступить заставив,

Мост перейдя и свой отряд возглавив,

Помчался к Тайсакуну вдоль реки,

Исполнен боли, гнева и тоски.

Железом город укрепив искусно,

Засел он там в задумчивости грустной,

Со всех жилищ созвал вельмож своих

И у ворот поставил часовых.


Глава тридцатая Возвращение Хосрова и Бахрама к своим военным станам, и совет, который дала Гурдия Бахраму | Сказание о Бахраме Чубина из «Шахнаме» | Глава тридцать вторая Приход Хосрова к отцу, его бегство в Рум и убийство Ормузда