home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятьдесят вторая

Хосров посылает Настуда с войском вслед за Бахрамом. Бахрам захватывает Настуда в плен. Прибытие Бахрама к хакану Китая

Когда воздвигла свой чертог заря,

Ночной дозор предстал глазам царя

И доложил, что скрылся неприятель,

Что убежал с дружиной зложелатель.

Расстроен этим, выбрал царь царей

Три тысячи воинственных мужей,

Таких, чьи быстроскачущие кони,

Как всадники, одеты были в брони,

Настуду приказал возглавить рать,

Бахрама отыскать и покарать.

Настуд помчался в смуте и тревоге,

Но не было Бахрама на дороге.

Скакал по бездорожью Чубина,

Душа его была потрясена.

О венценосных людях рассуждая,

Богатый караван сопровождая,

Храбрец Изадгушасп с Ялонсиной

Скакали незнакомой стороной.

Когда уже стемнело, в отдаленье

Вдруг показалось бедное селенье.

С душой смятенной, с пересохшим ртом,

Бахрам вошел к одной старухе в дом,

Учтиво попросил, во имя неба,

Воды немного и немного хлеба.

Ушла старуха, бедности стыдясь.

Потом, с дырявым ситом возвратясь,

Пред воинами постелила кожу,

Взглянула исподлобья на вельможу,

Познавшего гонения судеб,

И положила в сито черствый хлеб.

Заполнив дом старухи до отказу,

Бойцы о боге вспомнили не сразу.

Ялонсина Бахраму дал барсам,

Все вознесли молитву небесам,

И с любопытством женщины смотрели,

Как жадно черствый хлеб вельможи ели.

Когда они поели, Чубина

Спросил: «А нет ли у тебя вина?»

И та: «Вы не сердитесь на старушку:

У тыквы я отрезала верхушку

И сделала я чашу из нее.

А в старой тыкве я храню питье».

Сказал Бахрам: «Что старой тыквы краше,

Когда найдем вино в подобной чаше?»

Старуха тыкву принесла с вином,

Чтоб люди горе потопили в нем.

Взял в руки тыкву Чубина, желая

Чтоб радовалась женщина седая.

«Ты, матушка, приветила гостей.

А много ли ты знаешь новостей?» —

Спросил Бахрам. Ответила старуха:

«Ох, сын мой, столько слов дошло до слуха,

Что даже стал мой бедный ум богат.

Лишь об одном все люди говорят:

«Бахрам бежал без войска, полон страха,

А войско перешло под знамя шаха».

И тот: «О мать, святая всех святых,

Да будет польза мне от слов твоих!

Разумно ли Бахрам бежать решился,

Иль в этот миг он разума лишился?»

Старуха молвила: «Ты — львов гроза,

Но, видно, див затмил твои глаза!

Пойми, что все смеются над Бахрамом:

Он от Хосрова убежал со срамом!»

Сказал Бахрам: «Так было суждено.

И если он из тыквы пьет вино,

И если хлеб ячменный ест из сита,

И если он один — себе защита,

И если был он вынужден бежать, —

То обо всем, приветливая мать,

До нового ты помни урожая,

Ячмень на скудном поле собирая».

Поев, заснул он в хижине глухой,

С кольчугой, с кушаком под головой.

Открыло солнце тайну небосвода, —

Трубу отъезда поднял воевода.

Помчались. Тростниковый лес возник.

Срезало множество людей тростник.

Один из тех людей к дружине вышел.

«Добро пожаловать! — Бахрам услышал, —

Но как случилось, что издалека

Ты в заросли забрался тростника,

С бойцами, скачущими в беспорядке,

С руками, окровавленными в схватке?»

Сказал Бахрам: «К чему вам тростники?

Ведь вы — переодетые стрелки!

Я знаю вас — и кто вы, и откуда,

Я знаю, что Хосров призвал Настуда,

Велел ему взобраться на коня,

Чтоб жалкий муж преследовал меня,

Чтоб я пред ним главу склонил покорно,

Признав, что ваше войско непоборно».

Все спешились, построились в рады

И двинулись, топча свои следы,

Из ножен вынули мечи стальные,

Одели в пламя заросли густые.

Зарделись тростники со всех концов.

Огонь сжигал живых и мертвецов.

Настуда увидав на поле бранном,

Бахрам с седла его сорвал арканом.

Не мог вельможа вырваться из пут,

Пощады попросил себе Настуд,

Сказал: «О богатырь, достойный власти!

Прости меня, погрязшего в несчастье,

Не убивай меня своей рукой,

Я верным сделаюсь твоим слугой!»

Сказал Бахрам: «Себя лишь обесславлю,

Когда такого труса обезглавлю.

Я не убью ничтожного врага,

Такой, как ты, не нужен мне слуга!

Беги к тому, кто нас возненавидел,

Поведай все, что от меня увидел».

Настуд вознес Бахраму сто похвал,

Он землю перед ним поцеловал.

Бахрам, собрав бойцов вооруженных,

Погнал коня вдоль зарослей сожженных

И с горсткой преданных богатырей

На родину приехал, в город Рей.

Он пробыл там, спокойствие вкушая,

И поскакал к властителю Китая.


Глава пятьдесят первая Третий бой Хосрова с Бахрамом Чубина. Поражение Бахрама | Сказание о Бахраме Чубина из «Шахнаме» | Глава пятьдесят третья Хосров разрушает стоянку Бахрама и пишет письмо кайсару. Ответ и дары кайсара