home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Утром я проснулась последней и, надев легкую маечку и шорты, спустилась вниз. Солнце еще не было в зените, а жара уже стояла невыносимая.

Мужчин нигде не было, а Катю я нашла по ногам, торчащим из-под автомобиля.

— Доброе утро.

— Доброе, — донеслось до меня приглушенное приветствие.

— Я сделала кофе.

После этого Катя мгновенно выбралась наружу. Взяв протянутую ей чашку, она спросила:

— Как спалось?

— Нормально.

— А меня всю ночь мучили какие-то шорохи за окном. Постоянно казалось, что там кто-то ползучий и противный.

А вот после этих слов я насторожилась.

— Сколько шуршание продолжалось?

— Где-то часа два.

Странно. Будь это обитатель местной фауны, то вряд ли бы он ползал кругами вокруг нашего дома два часа.

— Может быть, действительно кто-то подполз… — пробормотала я и поменяла тему: — А почему меня не разбудили и где оборотни?

— А зачем тебя будить? Все равно на данном этапе подготовки к гонкам твое участие не требуется. Наслаждайся. Вот закончу я с машиной, тогда тебе придется туго. А ребята с раннего утра отправились в город. Как они сказали, наблюдать и слушать.

Хмыкнув, я спросила:

— Помощь нужна?

— А то, — ответила Катя, одним глотком допивая кофе.

После этого началась работа, и я пожалела о своем предложении. Я постоянно что-то приносила, относила, подавала, поддерживала или соединяла. Наблюдая за работой Кати, не могла не признать, что она прекрасный механик. Делает все быстро, четко, всегда со знанием дела.

Солнце пекло нещадно, и даже в помещении нечем было дышать. Но это не помешало нам перебрать за весь день практически все днище, и мы почти ничего не переделывали.

Когда солнце начало клониться к закату, мое внимание привлекли ботинки, которые стояли рядом с моими ногами. Выбравшись из-под машины, я увидела Хорсова. Он смотрел на меня откровенно голодным взглядом. Просто поедал глазами. Но, моргнув и присмотревшись повнимательнее, я уже не заметила никакого выражения в его глазах.

Странно, наверное, показалось. Но, несмотря на доводы разума, по телу пробежали мурашки от присутствия рядом этого мужчины.

— Привет, я смотрю, вы все в делах?

Промолчав, я снова посмотрела на оборотня из-под ресниц и пусть не заметила каких-то особых чувств во взгляде, но то, что Хорсов смотрел на мою грудь, было несомненным.

В этот момент в гараже появился Матвей. Увидев меня, он кивнул, а потом застыл на месте, уставившись на ноги Кати.

Постояв минуту и понаблюдав за ним, Хорсов со вздохом забрал вещи, которые его друг держал в руках, и сам понес разбирать, а Матвей все продолжал рассматривать ноги нашего механика.

Вернувшись обратно, Андрей хлопнул друга по плечу, так что тот чуть не улетел в машину.

— Не спи, — прокомментировал Хорсов в ответ на злой взгляд друга.

Смотря вслед направляющимся к машине мужчинам, я думала о том, что нашей миссии могут помешать личные отношения. А то, что эти отношения имели место быть, сомнения не вызывало. И если Матвею с Катей нужно помочь пойти друг другу навстречу, то вот мне нужна помощь совсем другого порядка.

— Кто сегодня готовит? — спросила я.

— Я! — воскликнул Матвей с гримасой на лице.

Посмотрев на него удивленно, я пожала плечами и направилась к морю.

На этом райском острове вечерние часы пролетали особенно быстро. А может, тому способствовали постоянные совещания. Сегодня о поездке в город рассказывали мужчины.

— Как съездили? — спросила Катя, когда мы все сели за стол.

— Нормально, — ответил Хорсов. — Поездка была очень познавательная. Гонки вроде бы обещают быть такими же, как и в прошлом году. Никаких новых правил или нововведений. Единственное, что пока держат в секрете, — это трасса и состав участников.

— Трассу они обнародуют перед самыми гонками, а вот участники будут представлены только никами или номерами, — кивая, сказала Катя.

— Сейчас куча всяких предположений, версий, но точно никто ничего сказать не может.

— Так всегда бывает.

— Но мы с Матвеем видели Аню. Она со своими головорезами грузила в машину какой-то сверток. Предположительно, запчасти для машины.

Я напряглась.

— Она вас не заметила?

— Нет, — покачал Матвей головой.

Я сначала посмотрела на него, потом на Хорсова, и на моем лице появилось скептическое выражение.

— Не забывай, мы оборотни — охота естественна для нас. В этом нам нет равных, — заметил Хорсов.

Обменявшись взглядами, мы с Катей синхронно закатили глаза.

— Почему вас всех так волнует какая-то Аня?

Мы трое переглянулись, и на вопрос решила ответить я:

— Она наш враг и моя первая соперница.

Я очень постаралась ответить как можно честнее.

В этот момент Матвей подал ужин. На вид он был похож на жижу молочного цвета, и я побоялась это пробовать, а вот Андрей просто накинулся на свою порцию, как будто голодал годами. Вспомнив про количество тушенки, которое он умял вчера, я задумчиво взглянула на свою миску и приступила к дегустации. После чего, закатив глаза от наслаждения, последовала примеру оборотня. Последняя приобщилась к прекрасному Катя, тоже решившись попробовать, и после этого тоже вычистила тарелку кусочком хлеба, попросив добавки.

В итоге все наелись до отвала. Мне даже было трудно двигаться.

— Матвей, где ты научился так вкусно готовить?

— От мамы. Она была виртуозным поваром.

Теперь для меня многое становилось понятным, в том числе и габариты Матвея. Если все остальные расы от калорий набирают лишний вес, то оборотни только мышечную массу: они генетически не предрасположены к полноте.

— М-да, — пробормотала я, и, собрав всю посуду, мы с Катей пошли ее мыть, а мужчины разбирали стол.

Перемывая в тазике тарелки, я следила за нашим механиком. Она очень пристальным и даже немного задумчивым взглядом смотрела на Матвея. И я, понимая ее как женщина женщину, сразу угадала интерес.

Вот ты и попалась, милая. У всех нас есть свои слабости, и я нашла твою.

Так неспешно потекли дни. Мужчины каждый день выбирались в город наблюдать за какими-либо изменениями в ситуации с намечающимся мероприятием, а мы собирали машину, по вечерам вовсю наслаждаясь хорошо приготовленной пищей. И Катя день ото дня все более заинтересованно взирала на Матвея.

Не обошлось и без мелких происшествий.

Пару раз я выходила погулять, чтобы хоть как-то отвлечься от рутины и ожидания предстоящих событий. Я всегда любила море, и прогулки по пляжу доставляли мне истинное наслаждение.

Но моей большой ошибкой являлось решение снять обувь. Не прошло и десяти минут, как из песка в мою ступню вцепился какой-то червь.

Поскольку подобных паразитов терпеть не могла и боялась, то кричала я долго и громко. И на мои вопли прибежали все. Закончив спасать меня от напавшего чудовища, оба мужчины прочитали мне нотацию по технике безопасности.

Увы, как показало будущее, я совершенно ей не вняла. С того несчастного случая началась целая полоса всяких происшествий: на следующей прогулке меня укусила змея, потом я упала и оцарапала всю ногу, подцепила тарантула на руку и, стряхнув его, долго не могла прийти в себя.

Так прошла неделя, с мелким ремонтом было закончено, и теперь требовалось установить тяжелые детали. Поэтому однажды утром именно я отправилась с Хорсовым в город. Но перед тем как сесть в машину, я подошла к Матвею и стащила с него футболку.

— Что ты?.. — начал Матвей.

Но я его перебила, сказав:

— Не вздумай надеть другую футболку.

— Почему?..

— Ты хочешь быть с Катей или нет?

Мрачно на меня взглянув, оборотень сказал:

— Хочу.

— Тогда иди и покажи себя, поиграй мышцами.

Что-то бормоча себе под нос, Матвей пошел в гараж, а я, повернувшись, наткнулась на тяжелый взгляд Хорсова.

— Никогда так больше не делай.

Проигнорировав его недовольство тем, что я раздела Матвея, отправилась к машине.

— Я думаю, что тебе не стоит ехать. Аня хорошо знает тебя и если увидит, то непременно сбежит.

Сев в машину и невозмутимо пристегнувшись, я сказала:

— Не сбежит, у нее нет выхода. Ей нужны деньги, и этот приз ее единственная надежда. Больше в ближайшее время она нигде денег не достанет.

— Но, может, попробовать позже, — заметил Хорсов, устраиваясь рядом.

После этого я завела машину, и мы поехали.

— Гранилов может найти препарат, сделанный Горновым, и тогда запатентует его. Ей не видать прибыли.

— Так она же пытается возвысить людскую расу, у нее светлые идеалы, — хмыкнув, сказал оборотень.

Посмотрев на Хорсова с иронией, я заметила:

— Ой, я тебя умоляю. Какие идеалы? Ей нужны только деньги.

В этот момент я выехала на более-менее ровную дорогу и прибавила скорость. Хорсов мгновенно сжался. Посмотрев на него, я воскликнула:

— Побойся бога, на спидометре нет и шестидесяти! Как же вы с Матвеем ездили сами?

— Если нужна была машина, то на самой низкой скорости. Матвей заводил, и на десяти километрах мы ехали. Или оборачивались и бежали в звериных ипостасях напрямую. Кстати, очень быстро добирались.

Покачав головой, я немного сбавила скорость и категорично добавила:

— Но я на десяти километрах в час ездить не собираюсь.

Хорсов вздохнул и постарался более-менее расслабиться. Немного помолчав, он неожиданно сказал:

— Знаешь, я иногда думаю, что было бы, если бы тигры, волки, львы, пантеры, крокодилы и орлы не были оборотнями, а оставались дикими животными. Наверное, на нас бы охотились.

— Конечно. Жизнь была бы очень опасной.

— Может быть. Лично я не менее счастлив, что орлы и крокодилы живут только на юге.

— Согласна, орлы хоть и нелюдимы, но по крайней мере не такие противные, как аллигаторы.

В первый раз за все время знакомства мы разговаривали с Хорсовым на посторонние темы, и, должна признать, это не так неприятно, как можно было бы предположить.

С загруженным из-за гонок графиком я не задумывалась о наших отношениях с оборотнем. Но в последние несколько дней появились некоторые сложности, которые очень трудно было проигнорировать.

Эту смесь чувств и физических желаний ранее я никогда не испытывала. Новые странные эмоции постепенно росли. В душе появилась тоска. Но не обычная: ее сложно было описать. Наверное, такое испытывают наркоманы, оставшись без дозы, и моим наркотиком был Хорсов. Сказать, что это меня пугало, значит ничего не сказать. Это приводило в полный ужас.

А еще появилось странное тянущее ощущение во всем теле. Оно не то болело, не то в нем просто была какая-то тяжесть. Кожа стала очень чувствительной, и ее слегка покалывало.

Подобные ощущения можно было не замечать, но как только Хорсов оказывался рядом, все ощущения в разы усиливались. А находиться далеко от него долгое время мне не позволяла тоска, сводя с ума. Просто замкнутый круг какой-то.

Вот и сейчас опять повысилась чувствительность кожи и внутри все сладко заныло. Надо что-то делать, иначе сойду с ума. Может, как только мы приедем в город, найти предлог, чтобы улизнуть и познакомиться там с каким-либо молодым человеком?

— Маргарита?!

— А…

— Я тебе говорю, что мы приближаемся к повороту. Повернув, мы попадем на пляж, где в это время собираются все, кто будет участвовать в гонках.

Под пристальным взглядом Хорсова я повернула в указанном месте и через некоторое время увидела пляж.

Перед тем как выйти, нужно надеть очки и шляпу. Так вряд ли кто-то узнает меня, не будучи знакомым со мной лично, а с Аней я не встречалась.

Медленно продвигаясь среди людей, я слушала разговоры, фразы, слова, пытаясь вырвать хоть какие-то крупицы информации, которые позволят избежать гонок.

Расположившись в кафе за столиком, я продолжила скрупулезно наблюдать.

— Что ты думаешь? — спросила я у оборотня.

— Я думаю, нам не успеть добраться до Ани прежде, чем начнутся гонки. Придется следовать основному плану.

— Да, ты прав. Через неделю начнется тихое время, когда нельзя тронуть ни одного участника гонок, и вообще, владельцы острова сурово наказывают за любые конфликты. Да и машина у нас практически готова.

— Конечно, мы еще понаблюдаем, но ты должна, как только сборка полностью завершится, начать тренировки на машине.

Я тяжело вздохнула. Как же мне придется тяжело кататься по такой жаре.

В этот момент я увидела очень симпатичного молодого человека с белыми волнистыми волосами и шикарным телом. Хорсов, конечно, крупнее, но я довольна. Судя по его поведению, блондин явно искал знакомства.

Сказав, что хочу пройтись, я направилась бродить по пляжу и, встретившись взглядом с зондировавшим меня мужчиной, пошла вперед. Уже прилично отойдя от основной массы народа, я услышала за спиной вопрос:

— Можно проводить прекрасную представительницу противоположного пола, куда бы она ни шла?

Обернувшись и чуть улыбнувшись, ответила:

— Почему бы и нет? Но только если мне с вами будет интересно.

— Я буду стараться изо всех сил, — широко улыбнулся блондин.

Продвигаясь чуть по пляжу, я слушала своего собеседника и внимательно к нему присматривалась. Вроде бы симпатичный внешне, приятный в общении, и видно, что старается произвести на меня впечатление, но во мне ничего не дрогнуло. Совсем ничего. Когда рядом находится Хорсов, я внутренне вся напрягаюсь и по коже пробегают мурашки. Смотря на этого мужчину, волнения я не ощущаю.

Задумавшись, видимо, я пропустила реплику собеседника и почувствовала, как до моей руки кто-то дотронулся. Повернувшись, я заметила, что мужчина внимательно на меня смотрит.

— Вы не слушаете меня? — спросил он с легкой улыбкой.

Решив ответить честно и распрощаться, я грустно улыбнулась.

— Нет. И думаю, дальше мне лучше пойти одной. Вы прек…

Продолжить мне помешало то, что моего собеседника резко вздернули вверх. Обернувшись, я увидела, что за моей спиной стоит Хорсов. Очень, очень злой Хорсов.

— Ты сейчас быстренько уходишь и чтобы рядом с ней я тебя больше не видел. Понял? — очень тихо спросил оборотень.

Мужчина, висевший в его руке, быстро закивал, смотря на получеловеческое, полузвериное лицо.

Поставив неудавшегося кавалера на песок, оборотень добавил:

— Пошел…

После того как блондин скрылся в направлении собравшихся на пляже людей, Хорсов обернулся и, сложив на груди руки, мрачно на меня посмотрел.

— Марго, видимо, нам нужно прояснить некоторые моменты в наших отношениях.

Я молчала, так как не знала, что тут можно сказать. С одной стороны, во мне жил дух противоречия и хотелось нахамить ему просто по привычке, но с другой — я была согласна с ним.

Присев на песок, я молча смотрела на оборотня.

— Ты многое знаешь о моей расе, но не главное. Оборотень имеет животную ипостась, и, значит, в нас очень сильны звериные инстинкты. А теперь, после ритуала, и в тебе тоже. Но звериные инстинкты есть в малой доле во всех расах, и когда другой мужчина пытается заявить права на мою пару, то связавший нас ритуал позволит мне сразу это почувствовать. Даже если проявление интереса совсем незначительное.

По мере рассказа оборотня мое лицо все больше и больше вытягивалось.

— Если я вдруг почувствую своего соперника, то обойдусь с ним очень круто. Не буди во мне зверя, Марго, последствия тебе не понравятся.

— Это угроза? — тихо поинтересовалась я.

— Для тебя? Нет. Для остальных мужчин — безусловно.

После чего, развернувшись, направился прочь, на ходу спросив с насмешкой:

— Эти инстинкты и возможности теперь есть и у тебя, так что, если на меня кто-то будет претендовать, ты сразу об этом узнаешь. Тебя это утешает?

А я сидела на песке, смотрела Хорсову вслед и обдумывала сказанное. Кажется, у меня нет выбора в отношениях: как только обряд между нами был завершен, от меня перестало что-либо зависеть. А может, и еще раньше, не знаю.

Возвращались обратно мы в полном молчании. С одной стороны, ссоры между нами не было, но с другой — ощущалось какое-то напряжение. И я чувствовала себя виноватой, что больше всего меня и бесило. Я ничего ему не должна.

Вот в таком нервном состоянии мы и вернулись обратно. Ужин прошел в молчании. Катя и Матвей смотрели то на меня, то на Хорсова, но ничего не говорили. А я, после того как поела, отправилась спать. Конечно, после событий сегодняшнего дня сна у меня не было ни в одном глазу, и я просто лежала в облаке из манны и смотрела в окно.

— Что у вас случилось?

Приближение Кати я слышала, но не думала, что она будет пытаться обсудить мое поведение. Но, немного подумав, я решила, что мнение со стороны узнать будет нелишне, и вкратце обрисовала ситуацию, которая имела место сегодня на пляже.

Выслушав меня, Катя высказалась:

— Был у нас в гараже один оборотень, который постоянно ругался со своей подружкой. Даже такие тесные связи, как в паре, не означают идиллию. Хорсов тебе не соврал, ты действительно почувствуешь, если кто-нибудь попытается наложить лапки на него. Как и он. Единственное, что я не понимаю, так это что за странные у вас отношения?

— Он не делает ничего, чтобы их изменить. А я сама не знаю, что менять, да и не собираюсь это делать. У мужчин есть свои преимущества, у женщин — свои. И отсутствие необходимости делать шаг навстречу — одна из них.

— Со стороны мне кажется, будто он чего-то ждет, но я не могу понять, чего. Я знаю, что близкие и любовные отношения у оборотней физически ощущаются иначе, чем у остальных рас, но не знаю, как. И говорят, изменение восприятия близости есть только у состоявшихся пар.

— Спасибо за информацию, — безразлично поблагодарила я и опять уставилась в окно.

— Ничего, скоро тебе будет не до тяжелых дум. Я сегодня закончила сборку машины, и завтра пора начинать магическую отладку. Ты как, справишься?

Я молча кивнула, и Катя не стала больше пытать меня разговором. Постаравшись ни о чем не думать, я наконец отвлеклась и постепенно задремала.


* * * | Однажды тихой темной ночью | Глава 21