home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



20. Мы пытаемся бежать

Озара переоценила мой ум, но недооценила осторожность. Не могу признаться, что я сразу понял все последствия того, что она мне сказала. В сущности, предложение было таким невероятным, что я скорее склонен был считать, что ее слова – это западня, в которую она хочет заманить меня.

– Ты пленница? – спросил я. – Я думал, что ты – джеддара таридов.

– Да, – ответила она. – Но в то же время я пленница.

– Но разве это не твой народ?

– Нет, я домниканка. Моя страна Домния лежит далеко в горах, которые находятся за лесом, окружающим замок Ул Васа.

– И тебя выдали замуж за Ул Васа, джеддака таридов? – предположил я.

– Нет, – ответила она, – он украл меня у них. Мои люди даже не знают, что со мной. Они никогда не послали бы меня ко двору Ул Васа, и я сама не осталась бы тут, если бы могла бежать. Ул Вас зверь. Он часто меняет своих джеддар. Его агенты постоянно разыскивают в других странах красивых молодых женщин. Когда они найдут более прекрасную, чем я, то я отправлюсь к предкам. Я думаю, что он уже нашел ее, поэтому дни мои сочтены.

– Ты думаешь, что его агенты уже нашли другую женщину, более прекрасную, чем ты? Но это невероятно!

– Благодарю за комплимент, – сказала она. – Его агенты не нашли более прекрасную, чем я. Ул Вас нашел ее сам. Разве ты не видел, как он в тронном зале поглядывал на твою прекрасную соотечественницу? Он не мог оторвать от нее глаз, и ты должен помнить, что ее жизнь в безопасности.

– Так же, как и жизнь другой девушки, Занды, – напомнил я ей. – Разве она тоже станет его джеддарой?

– Нет, он может иметь только одну жену, – ответила Озара. – Девушка, которую ты назвал Зандой, предназначена главному жрецу. Ул Вас хочет этим умилостивить богов.

– Если он возьмет эту женщину, она убьет его.

– Но это не поможет мне, – заметила Озара.

– Почему?

– Потому что пока жива одна джеддара, он не может взять другую, – объяснила она.

– Тебя убьют? – спросил я.

– Я исчезну, – объяснила она. – Странные вещи случаются в замке Ул Васа, странные и ужасные.

– Я понимаю, почему ты послала за мной: ты хочешь бежать. Ты думаешь, что если ты поможешь нам, мы возьмем тебя с собой.

– Ты начинаешь понимать часть моего плана, – сказала она. Затем она добавила:

– Надеюсь, со временем ты поймешь и остальное.

– Ты думаешь, есть возможность бежать? – спросил я.

– Ничтожный шанс, – ответила она, – но так как мы все равно должны умереть, нужно использовать и его.

– У тебя есть план?

– Мы можем бежать в корабле, в том, который еще лежит во дворе.

Теперь я заинтересовался.

– Один корабль все еще там? – спросил я. – Только один? Они не уничтожили его?

– Они уничтожили бы, если бы не боялись. Они боятся и подойти к нему. Когда в один из кораблей, после того, как вас захватили, вошли двое воинов Ул Васа, он немедленно улетел вместе с ними. Он не улетал до тех пор, пока первый из воинов не крикнул второму, что корабль пуст. Теперь думают, что корабли находятся во власти магии, и боятся войти в тот, который все еще находится во дворе.

– Ты знаешь, что стало со вторым кораблем? – спросил я. – Куда он направился?

– Он летает высоко над замком. Он как будто ждет, но мы не знаем – чего. Ул Вас боится его. Это одна из причин, почему вы не уничтожены до сих пор. Он ждет, что будет делать второй корабль, набираясь храбрости, чтобы приказать убить вас, потому что Ул Вас великий трус.

– Значит, ты думаешь, что у нас есть возможность добраться до корабля?

– Возможность есть, – ответила она. – Я могу спрятать тебя в своем помещении до ночи, когда весь замок уснет. Тогда мы минуем охрану у двери и выберемся во двор. Можно попробовать, но тебе придется пробиваться с боем сквозь охрану. И ты должен хорошо поработать мечом.

– Я владею мечом неплохо, но как мы выведем во двор остальных?

– Выйдем только мы с тобой.

Я покачал головой.

– Я не могу идти без своих людей.

Она взглянула на меня с внезапным подозрением.

– Почему? – спросила она. – Ты любишь одну из женщин и не хочешь уходить без нее?

Голос ее был полон негодования, это был голос ревнивой женщины. Если я хотел помочь бежать остальным, и особенно Дее Торис, Озара не должна была знать правду. Я довольно быстро придумал по меньшей мере две причины, почему мы не можем бежать с ней вдвоем.

– В стране, откуда я прибыл, вопрос чести для мужчины – никогда не бросать своих товарищей. Но есть и другая, более важная причина.

– Какая? – спросила она.

– Корабль, находящийся во дворе, принадлежит моим врагам, двум людям, похитившим принцессу из моей страны. Мой корабль летает над замком. Я ничего не знаю о механизмах корабля врагов. Даже если мы доберемся до корабля, я не смогу управлять им.

Она немного подумала, потом снова посмотрела на меня.

– Не знаю, правду ли ты говоришь мне…

– Твоя жизнь зависит от твоей веры в меня, – ответил я, – а моя – в тебя, так же, как и жизнь моих товарищей.

Она молча думала, потом с жестом нетерпения сказала:

– Я не знаю, как вывести твоих товарищей к кораблю.

– Мне кажется, я знаю, как бежать, – заметил я. – Ели ты поможешь нам.

– Как? – спросила она.

– Если ты дашь мне инструменты, при помощи которых мы сможем перепилить решетку на окне, а также точно укажешь, где заключены девушки, то я уверен, что нас ждет успех.

– Если я сделаю это, ты сможешь бежать и без меня, – подозрительно сказала она.

– Даю слово, Озара, что если ты выполнишь нашу просьбу, я никогда не уйду без тебя.

– Что еще ты хочешь от меня? – спросила она.

– Ты можешь попасть в комнату, где заключены принцесса и Занда?

– Думаю, что смогу, – ответила она, – если только Ул Вас не поймет, что я подозреваю о его намерениях, и не решит, что я хочу убить женщин. Но я совсем не так уверена в том, что смогу добыть инструменты, которыми можно перепилить решетку на окнах тюрьмы. Вернее, я могу добыть инструменты, – поправилась она, – но не знаю, смогу ли передать их вам.

– Если ты пошлешь мне еду, то сможешь спрятать напильник или пилу в кувшине с водой, – предложил я.

– Верно! – воскликнула она. – Я пошлю к тебе Улу с кувшином и едой.

– А как же с решетками на окнах тюрьмы у женщин? – спросил я.

– Они находятся в Бриллиантовой башне, – ответила она. – Это очень высоко. Там на окнах вообще нет решеток, потому что никто не может убежать из этой башни через окно. У ее основания всегда охрана, потому что в этой башне – квартира джеддака. Поэтому, если ты планируешь побег женщин через окно, то лучше сразу откажись от этого.

– Нет. Если мой план осуществится, они смогут бежать из Бриллиантовой башни еще легче, чем со двора.

– А как же ты и остальные члены твоего отряда? Даже если вам всем удастся спуститься из окна, вы никогда не сможете добраться до Бриллиантовой башни, чтобы помочь бежать им.

– Предоставь это мне, – сказал я, – верь в меня, и если ты сделаешь то, что от тебя требуется, мы все будем спасены.

– Сегодня ночью? – спросила она.

– Нет, – ответил я, – лучше подождать до завтрашней ночи. Я не знаю, сколько времени потребуется на то, чтобы перепилить решетку на окне. Вероятно, сейчас тебе лучше отправить меня назад и как можно быстрее прислать инструменты.

Она кивнула:

– Ты прав.

– Еще минуту, – сказал я. – Как мне узнать, где Бриллиантовая башня? Как отыскать ее?

Она была удивлена.

– Это центральная, самая высокая башня замка, – объяснила она, – но я не знаю, как ты доберешься туда без проводника и множества вооруженных людей.

– Я найду выход, но ты должна помочь мне найти комнату, где заключены женщины.

– Как?

– Когда будешь в их комнате, повесь на окне цветной шарф – красный шарф.

– Но ты не увидишь его из замка!

– Если все будет идти по плану, я найду его. А теперь отошли меня назад.

Она ударила в висевший рядом с ней гонг, и в комнату вошла девушка-рабыня Ула.

– Отведи пленника обратно к Замаку, – приказала Озара. – Пусть его вернут в камеру.

Ула взяла меня за руку и вывела из комнаты через соседнее помещение в коридор, где ждал Замак и охранники. Джат Ор при виде меня издал возглас облегчения.

– Когда они увели тебя, мой принц, я подумал, что мы никогда уже не встретимся, но судьба благосклонна, я снова вижу тебя и, когда открылась дверь, я увидел таридов.

– Ты смог увидеть их? – воскликнул я.

– Я увидел и услышал их, – ответил он.

– И я, – сказал Гар Нал.

– А ты, Ур Джан? – спросил я, потому что чем больше человек будет их видеть, тем большими будут шансы в возможной схватке при попытке к бегству.

Ур Джан угрюмо покачал головой.

– Я ничего не видел и не слышал.

– Не сдавайся, – посоветовал я. – Ты можешь это сделать. Продолжай упражняться и у тебя все получится.

Затем я повернулся к Гар Налу.

– А теперь, – сказал я, – у меня есть хорошие новости. Наш корабль в безопасности, твой же все еще лежит во дворе. Они боятся подойти к нему.

– А твой? – спросил он.

– Мой летает высоко над дворцом.

– Ты брал с собой еще кого-то?

– Нет.

– Но кто-то должен быть на борту, иначе корабль не смог бы летать. – Он выглядел удивленным. – Ведь ты только что мне сказал, что не взял больше никого с собой.

– На борту два таридских воина.

– Но как они могут управлять кораблем? Что они знают о его сложных механизмах?

– Они ничего не знают и не умеют управлять судном.

– Тогда как, во имя Иссы, он летает?

– Это тебе не обязательно знать, Гар Нал, – сказал я.

– Но что толку нам от него, висящего в небе?

– Я думаю, что смогу привести его сюда, когда придет время, – ответил я.

Но я не был вполне уверен, что смогу управлять кораблем на таком большом расстоянии.

– Я сейчас больше беспокоюсь о твоем корабле, Гар Нал, чем о своем. Мы должны его захватить, ибо после побега из замка наше перемирие кончится, и нам уже нельзя будет путешествовать на одном судне.

Он кивнул в знак согласия, но я видел, как блеснули его глаза. Мне показалось, что он затаил какую-то предательскую мысль, но я отбросил это соображение, так как меня не очень тревожил Гар Нал, пока он находился у меня перед глазами.

Ур Джан сидел на скамье, глядя в пространство, и я знал, что он сконцентрировал свой тупой мозг в попытке избавиться от гипнотических чар таридов. Умка, свернувшись, лежал на шкурах, Джат Ор глядел в окно.

Дверь открылась, и мы все повернулись к ней. Я увидел Улу, рабыню джеддары, с большим кувшином. Она поставила его на пол у двери и вышла, закрыв за собой дверь. Возвращаясь с кувшином к остальным, я увидел, что Ур Джан широко раскрытыми глазами смотрит на дверь.

– В чем дело, Ур Джан? – спросил я. – Ты как будто увидел привидение.

– Я видел ее! – воскликнул он. – Я видел ее. Привидение или нет, но я видел ее!

– Хорошо, – воскликнул Джат Ор, – теперь мы все свободны от этих проклятых чар.

– Мне бы хороший меч, – проговорил Ур Джан, – и мы вскоре были бы свободны.

– Сначала нужно выбраться из камеры, – напомнил ему Гар Нал.

– Думаю, что в кувшине есть средство для этого, – сказал я. – Мы должны хорошо поесть, раз уж нам принесли еду, а потом посмотрим, что мы найдем на дне кувшина.

Все собрались вокруг меня, и мы принялись опустошать кувшин. Нам не пришлось долго ждать: вскоре я обнаружил три напильника, и мы немедленно начали пилить решетку на одном из окон.

– Не перерезайте прутья полностью, – предупредил я, – только подпилите три прута, чтобы мы могли вынуть их, когда придет время.

Решетка была сделана из какого-то металла, неизвестного на Земле и Барсуме, или из удивительного сплава. Вначале даже казалось, что он слишком тверд для наших напильников, но наконец прутья подались, хотя я видел, что работа нам предстоит долгая. Мы трудились над прутьями всю ночь и весь день.

Когда приносили еду, мы стояли, глядя в окна, чтобы скрыть следы нашей работы. Так нам удалось ее закончить, не будучи разоблаченными. Наступила ночь.

Приближалось время, когда я должен был осуществить ту часть моего плана, которая была ключом к успеху всей нашей затеи. Если она не удастся, вся наша работа над прутьями окажется напрасной, а надежды на бегство рухнут. Я не сообщил остальным, что собираюсь делать, и не делился с ними своими сомнениями и страхами.

Ур Джан стоял у окна, глядя наружу.

– Мы можем вынуть эти прутья в любую минуту, – сказал он, – но я не вижу пользы в этом. Если мы свяжем всю нашу одежду, мы все равно не достигнем крыши замка. Мне кажется, что мы трудились зря.

– Сядь, – сказал я ему, – и успокойся. Все сохраняйте спокойствие, не разговаривайте и не двигайтесь, пока я не скажу.

Только Джат Ор мог догадаться, что же я собираюсь сделать. Все сели. Подойдя к окну, я осмотрел небо, но не увидел нашего корабля. Тем не менее я сосредоточил свои мысли на механическом мозге, где бы он ни был. Я приказал ему спуститься и приблизиться к окну башни, где я стою. Никогда в жизни я так не концентрировался на одной мысли.

Капли холодного пота выступили у меня на лбу.

В комнате было тихо, как в могиле, и через открытое окно, у которого я стоял, не доносилось ни звука из спящего внизу замка.

Медленно проходили секунды, казалось, время растянулось до бесконечности. Неужели же мозг вышел из-под моего контроля? Эта мысль ослабила мою способность к сосредоточению.

Безумная мешанина надежд и сомнений, страхов и ожиданий завертелась в мозгу. Но вот в небе я увидел большой черный корпус корабля. Он медленно приближался.

Остальные, глядевшие в окно со своих мест, теперь подошли ближе. Я слышал приглушенные восклицания удивления и облегчения, а также радости. Быстро обернувшись, я призвал к тишине. Я приказал кораблю приблизиться к окну, потом снова повернулся к товарищам.


– На борту два таридских воина, – сказал я. – Если они нашли еду и воду, то до сих пор живы. Поэтому мы должны подготовиться к схватке. Каждый из них вооружен длинным мечом и кинжалом. Мы же безоружны и должны победить их голыми руками.

Я повернулся к Ур Джану.

– Когда дверь откроется, мы должны прыгнуть в каюту одновременно, пока они не опомнились. Ты пойдешь со мной, Ур Джан?

Он кивнул и улыбнулся.

– Да, и это будет странное зрелище: Ур Джан и Джон Картер сражаются плечом к плечу.

– Наконец-то мы примем участие в доброй схватке, – сказал я.

– Плохо, что эти двое таридов никогда не узнают, кто оказал им честь, убив их. Он вздохнул.

– Джат Ор, ты и Гар Нал немедленно последуете за нами, – сказал я падвару, затем обратился к Умке, чтобы он прыгал в каюту вслед за Джат Ором и Гар Налом. – Если борьба к этому времени еще не закончится, – сказал я ему, – ты будешь знать, что делать, когда увидишь двух таридских воинов.

Его верхний рот исказился одной из его страшных улыбок, и он довольно зафыркал.

Я встал на подоконник, рядом со мной встал Ур Джан.

Корпус корабля приблизился к стене башни, только один фут отделял подоконник от двери корабля.

– Будь готов, Ур Джан, – прошептал я.

Я приказал как можно быстрее открыть дверь. Почти немедленно она распахнулась, и в то же мгновение Ур Джан и я прыгнули в каюту. В полумраке я увидел двух человек. Не давая им опомниться, я бросился под ноги ближайшему. От неожиданности тот упал, и, прежде чем он смог извлечь кинжал, я схватил его за руку и прижал к полу. Я не видел, как справился со своим противником Ур Джан, но мгновение спустя с помощью Джат Ора и Умки мы обезоружили обоих.

Ур Джан и Гар Нал хотели тут же убить их, но я не желал слышать об этом. Да, я могу убить человека в честной схватке, не испытывая угрызений совести, но хладнокровно убить безоружного, даже если он мой враг, я не могу.

Из предосторожности мы их связали и заткнули им рты.

– Что теперь? – спросил Гар Нал. – Как же нам выручить женщин?

– Вначале я попробую вернуть твой корабль, – ответил я, – потому что даже если мы продлим перемирие, у нас будет больше шансов вернуться на Барсум, если мы овладеем обоими кораблями, ведь с одним из них может что-нибудь случиться.

– Ты прав, – сказал он, – к тому же мне не хочется терять свой корабль. Это плод мыслей и трудов всей моей жизни.

Я приказал кораблю подняться и отлететь так, чтобы его не видели из замка.

Я сделал это главным образом для того, чтобы сбить со следа таридов на случай, если кто-нибудь их охранников заметил приближение корабля к нашей башне.

Когда мы пролетели небольшое расстояние, я приказал кораблю спуститься и снова вернуться к замку со стороны двора, где лежал корабль Гар Нала.

Я держался над самыми деревьями леса и двигался очень медленно, без огней. Над стеной замка я остановил корабль и внимательно осмотрел двор. Все шло слишком хорошо, и я шепотом спросил у Умки, возможно ли, чтобы замок не охранялся ночью.

– Внутри замок охраняется всю ночь, – сказал он, – и у подножия Бриллиантовой башни есть стража, но она охраняет Ул Васа от его собственных людей. Они не боятся, что ночью из-за стен нападет враг. Леса Ладана полны диких зверей, и если отряд войдет в лес ночью, звери поднимут такой вой и рев, что предупредят о нападении вовремя. Как видишь, дикие звери в лесу охраняют их по ночам.

Это убедило меня, что во дворе никого нет.

Я перевел корабль через стену и опустил рядом с кораблем Гар Нала. Я быстро отдал приказания:

– Ты, Гар Нал, проберешься на борт своего корабля и поведешь его следом за моим. Мы отправимся к окну комнаты, где находятся женщины. Когда я остановлюсь у их окна, двери с обеих сторон моего корабля будут открыты. Открой дверь своего корабля, чтобы в случае необходимости ты мог перебраться на борт моего и войти в комнату женщин. Нам может понадобиться помощь, если женщин хорошо охраняют.


19.  Озара | Мечи Марса | 21.  В бриллиантовой башне