home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 26,

последняя, в которой мы оставляем героя в задумчивости

Надо отметить, что Фомора я, конечно, недооценил. Здоров оказался бродяга. Гвардейцев его на фарш покрошили, что есть то есть, последнего из них два морских короля достругивали до состояния бревна недалеко от трона. Хотя, конечно, пол и нашей кровью они попятнали неслабо – десятка полтора трупов лежали рядом с ледяными телами.

А вот Фомор расходился ни на шутку. Булава у него, похоже, сильно непростая, по крайней мере, при каждом ее взмахе то один, то другой из наших воинов отлетали в стороны и в лучшем случае слабо шевелили конечностями, в худшем же – не подавали признаков жизни. Фомор злорадно хохотал и обещал всем окружающим его воинам паскудное посмертие, а перед этим и паршивую смерть.

Дальше тянуть было нельзя. Я достал рог, дунул в него и прокричал:

– Мне нужны все и можно без лошадок, тут проку от них не будет!

На ледяных плитах появились уже знакомые мне вихри, которые сформировались в фигуры.

– Ого, да тут весело! – раздался бодрый голос Скегги.

Вжикнули мечи, покидая ножны, скрипнули луки, на которые наложили стрелы.

– Старый знакомый, – кровожадно улыбнулся Рагнар, приветственно кивнув мне и глядя на Фомора.

– Пособишь? – спросил я у него.

– А как же! Славный враг, славное время для битвы! Жаль, его мало – солнце сегодня светит ярко.

И впрямь, утро давно миновало, и лучи полуденного солнца ярко освещали зал. Погано, стало быть, на все про все есть десять минут.

Свистнули первые стрелы, вонзаясь в ледяную плоть Фомора. Он с удивлением взглянул на них и, окинув взглядом зал, заметил новых участников битвы.

– А, мертвые слуги мертвого бога. Не припоминаю, чтобы мы с вами ссорились, и не понимаю, что нам делить. Уйдите отсюда прямо сейчас, оставьте мне мою вражду со смертными, и я не буду вам мстить.

– Наш отец невысоко ставил тебя как воина и не слишком чтил как достойного противника, – ответил ему Рагнар, затягивая зубами ремешок, пропущенный сквозь черен меча, чтобы тот не выскользнул в бою из руки. – Не след и мне думать по-другому.

Фомор не стал отвечать, он просто кинулся вперед.

– Есть, но долго я ее не удержу! – раздался внезапно вопль Эша.

Ему удалось прижать ведьму ухватом к стене, сама рогулька перехватила ее горло, но старуха вырывалась изо всех сил, кривые пальцы ее руки добрались до плеча охотника на нечисть и впились в него, буквально сминая плоть. Здоровье Эша начало стремительно убывать.

– Делайте что-нибудь! – вопил он.

Я многого сделать не мог, но тут же вызвал волка и скомандовал ему.

– Куси бабушку!

Странник, с которого в пылу битвы слетел капюшон, навалился на ведьму, приплюснув ее к стене, и наносил ей удары в бок кинжалом с черным клинком и горящими на лезвии рунами, который сжимал в левой руке. При каждом ударе ведьма вскидывала голову, из ее тела брызгала на плиты черная жижа, явно даже близко ничего не имеющая с кровью.

– В сторону, – заорал Хэл, и Странник принял вправо.

Стрелок направил на Гедран свой арбалет и всадил ей в грудь болт. Болты тоже были явно непростые, поскольку раздалось шипение – сталь и плоть явно дали в совокупности химическую реакцию.

Ведьма взвыла.

– Что это такое было? – раздался слабый голос Гунтера.

– Это тебя Фомор со всей дури долбанул, – ответил ему я, переводя взгляд с начавшей дымиться ведьмы, которую продолжал охаживать кинжалом Странник, на месиво, царящее возле Фомора.

– Где эта сволочь? – побормотал Гунтер, силясь подняться.

– Вон, булавой машет, козью морду нам устраивает, – пояснил я ему, во все глаза глядя на происходящее. Все, что мне осталось, – только смотреть, участвовать в убийстве Фомора я не мог, а в расправе над ведьмой – не хотел. Не приведи господь, вырвется, и по закону всемирной подлости я у нее на пути окажусь. В конце концов, Странник сам хотел ее грохнуть, вот ему и карты в руки. Хочешь быть героем – будь им.

Дела Фомора были уже не так хороши. Порядком нашпигованный стрелами, он уже без прежнего запала пытался отмахиваться от нападавших на него объединенных сил Севера, но получалось это все хуже. Скегги увернулся от замаха и обрушил свой клинок на его левую ногу. Во все стороны полетела ледяная крошка, и Фомор, скрежетнув, стал заваливаться набок.

– В сторону! – завопил перезарядившийся Хэл, свистнул болт, и ведьма завопила во все горло.

– Почти все! – прохрипел Странник, и, обернувшись к нему, я увидел, что он достал из сумки какую-то жидкость в маленьком фиале и плеснул ее в лицо Гедран. Та перестала вопить и начала конвульсивно дергаться.

– Добивайте его! – послышался крик Харальда, и раздались звуки, похожие на те, когда дворники долбят ломом ледяную корку на улицах.

– Будьте вы прокляты! – промычал Фомор.

– А-а-а! – раздался одновременно с ним голос Гедран, и я, не знающий, куда уже смотреть, увидел, что тряпки, в которые была одета старуха, опали на пол. Некий черный смерч пронесся под потолком и после ввинтился в одну из ледяных глыб, оставив на ней черный след.

– Фу-у-ух, – выдохнул Эш. – Я думал, руку мне оторвет, чертова старуха.

– Я сам, это мое дело и моя страна, – послышался рев кенига и гулкий удар.

Зал немного тряхнуло, и раздался невнятный вопль всех выживших. Великий Фомор был убит.

Я, конечно, был рад столь счастливому завершению дела, но теперь мне было жизненно важно не упустить корону.

– А-а-а! – присоединился я к общему хору и подбежал к месту событий.

Фомор стал несколькими глыбами льда, лежавшими на полу. Голова, которую, похоже, отделил от тулова именно топор кенига, отлетела к подножию трона. Кениг держал ее в руках и пытался снять с нее корону. Мою корону!

– Кениг, ты чего? – завопил я.

– Чего, чего? – сопя, ответил Харальд. – Вот, корону отдираю. Я убил, мне и владеть.

– Корону Фомора? В свой чертог? На пару с посмертным проклятием? – Я изобразил священный ужас. – Ну ты неистовый!

Воины зашушукались, Рагнар тонко улыбнулся, а вот кениг остановился.

– Айдус, ты где, борода многогрешная? – рявкнул он.

– Так его почти сразу того, – ответил один из воинов, бинтуя руку. – На него сразу трое накинулись и порубили. Мы пытались, но не того…

– Того, не того, – проворчал кениг. – Мага не сберегли. Да ну ее к йотунам, эту корону, искать проблемы на свою голову мне неохота! Не нужна мне в моих землях эта погань.

Он бросил голову Фомора, и она откатилась прямиком ко мне под ноги.

– Кениг, я тогда ее себе возьму? Ко мне то проклятие не относится, мы вон старушку убивали, – между делом спросил я. – Может, продам кому.

– Но чтобы не у меня в бургах, – сразу уточнил кениг.

– Конечно, – кивнул я и поднял голову. Корона мягко скользнула с нее ко мне в ладонь.

«Вами выполнено скрытое задание «Корона Севера». Верните Хильде Северной ледяную корону, украденную в давние времена слугами Великого Фомора».

Ну вот и славно. Теперь можно посмотреть, что там с Гунтером. И кстати – где Флоси?

Оба оказались в одном месте, у стены. Похоже, что Флоси тоже перепало в схватке, воротник его не слишком стерильной рубахи покрывали бурые пятна. Гунтер же благополучно потерял сознание.

– Ты как? – спросил я туалетного. – Жив?

– Не весь, – глухо ответил Флоси. – Здорово он меня, конечно, хорошо, что вскользь удар прошел. А чего с рыцарем-то нашим? Я вообще грешным делом подумал, что он того, когда его на стенку бросило.

– Приложило его крепко, но жить будет, – уверенно ответил ему я.

– Не иначе как за него добрые люди высшие силы попросили, – предположил Флоси, немало меня удивив. Какие добрые люди, какие высшие силы?

– Ну что, ярл, – подошел ко мне Рагнар. – Нам пора, срок нашего пребывания здесь вышел.

– Спасибо, – поклонился я ему. – Если бы не вы – боюсь, конец бы нам пришел.

– Э-э-э, плохо ты представляешь себе силы человека, – заметил Рагнар.

– Ваши-то все уцелели? – Мне показалось, что я кого-то среди Дикой охоты не вижу, вроде как их стало меньше.

– Рангвальд отправился за пределы мира, – пожал плечами Рагнар. – Славный бой, славная смерть. Что может быть лучше? Прощай.

Я вздохнул. Жалко Рангвальда, пусть я его и не помню.

– Спасибо, – успел крикнуть я воинам ушедшего бога до того, как вихорьки прошлись по полу.

Я наклонился над Гунтером. Рыцарь был бледен и прерывисто дышал.

– Видать, печенку ему отбило, – со знанием дела сказал Флоси и вытер лицо Гунтера своим рукавом.

Это оказало великолепное целительное действие. Фон Рихтер глубоко вдохнул воздух, забился, как рыба, вытащенная на берег, засучил ногами, пропиливая широкие полосы в ледяных глыбах, и невероятно вытаращил глаза.

– Ну, Флоси, – восхитился я. – Твой рукав похлеще нашатыря!

– Это да, – гордо согласился туалетный. – А что такое нашатырь?

Гунтер водил из стороны в сторону выпученными глазами и держался за горло.

– Мы уходим, – подошел ко мне Странник. – Времени у нас не так уж и много. По Северу старухе еще долго не бродить, а вот в Железный лес она уже скоро вернется, надо спешить. Там с ней разве только что богам под силу совладать.

– Бывай, – кивнул я ему. Капюшон Странник так и не накинул, и я теперь видел его лицо – простое и непримечательное, каких тысячи и тысячи. Короткий ежик волос, легкая небритость, небольшие, глубоко посаженные глаза, нос картошкой.

– Да еще увидимся. Мы с тобой теперь как ниточка с иголочкой. И ты тут не задерживайся, валите побыстрее. Скоро все это рухнет, мне можешь поверить, я такие вещи наверняка знаю, – подмигнул мне Странник и открыл портал, кстати, очень и очень странный: вместо привычных голубых тонов в нем преобладали багряно-красные. Любопытно.

Эш и Хэл махнули мне на прощанье и шагнули следом за этой весьма загадочной личностью.

Я поднял голову. Чертов Странник был прав – по ледяному потолку начали струиться маленькие жилки разломов. Черт, черт…

– Кениг, надо валить! – подбежал я к Харальду. – Тут сейчас все развалится!

– Куда валить? – заорал на меня кениг. – Тут где-то золото его лежит, он же говорил!

– Какое золото, голову подними! – так же криком ответил я ему.

Кениг задрал голову и замысловато выругался.

Я попробовал активировать портал. Ага, сейчас! Не работает он здесь. Это что же у Странника за свитки портала, где такие продают?

– Флоси, берем Гунтера, бегом!

Мы подхватили рыцаря и поперли его прочь из зала, следом за уже скрывшимся за дверями кенигом.

Гунтер канючил всю дорогу о том, что мы должны оставить его тут, что он не вправе подвергать нас опасности и тому подобные глупости.

Угомонился и по новой сомлел он лишь тогда, когда мы вышли из распахнутых ворот дворца Великого Фомора. Через пару минут за нами вылетело огромное ледяное облако, напоминающее пургу.

В этот момент я и понял, что дело сделано.

У входа стояли мы, небольшая кучка людей, на которых смотрела вся площадь, где собрались игроки и НПС.

– Победа! – рыкнул кениг и вскинул руку с секирой вверх. – Мы убили эту ледяную тварь!

– Ы-ы-ы! – дружно заорала площадь в общем порыве.

Это все, конечно, здорово, но я и на себе чувствовал взгляды, и они были разные. Явно многие взяли на заметку игрока, вышедшего с НПС. Пора, пора отсюда валить, мне популярность на фиг не нужна, мое дело требует покоя и незаметности.

– Флоси, – негромко окликнул я моего оруженосца. – Гунтер на тебе, тащи его в чертог. Вряд ли кениг попрется пешим ходом, скорее всего в портал прыгнет, откладывать пьянку в долгий ящик не в его правилах. Я вас там найду.

– А ты куда, ярл? – обеспокоился верный туалетный. – Может, чем помочь надо?

– Гунтера до места допри – вот и вся помощь. И меня прикрой сейчас.

Флоси все понял и, поддерживая рыцаря, по возможности меня прикрыл, а я тем временем прыгнул в портал.

В маленьком заливчике все было так же, как и тогда, когда здесь разыгралась сцена с хольмгангом – песок светлый, волны легкие, шумит рощица. Благодать божья. Я застыл на месте, у самой кромки воды, и начал активно крутить головой, глядя, не появятся ли на песке следы еще чьих-то ног. Очень тут воры любопытные и шустрые, не знаешь, с какой стороны подлезут.

На этот раз вроде никого не было, по крайней мере, вода плескала так, как надо, явно не обходя чьи-то ноги, и следов на песке не было. Я успокоился и, открыв новый портал (надо свитков прикупить, как вода сквозь пальцы текут), отправился к дриаде.

Хильда, видать, что-то почувствовала, поскольку, только я появился в рощице, скакнула из-за дерева ко мне.

– Ну? Ну чего? Ну получилось, достал, добыл, отобрал? – зачастила она, чуть не сбив меня с ног.

– Вот ты заполошная, елки, – беззлобно ругнулся я и достал корону из сумки. – На вот твою амуницию, владей.

– О-о-ох, – выдохнула дриада, бережно, двумя руками приняла корону и водрузила ее на кудлатую голову.

Картина со взлетами и буханьем меня не впечатлила совершенно – это в первый раз прикольно, а в третий…

Когда Хильда приземлилась рядом со мной, я вопросительно на нее посмотрел.

«Вами выполнено скрытое задание «Корона Севера». Награды за задание: 12 000 опыта; + 50 единиц к уважению народов Севера; + 10 единиц к уважению в каждом бурге Северных земель; сетовый предмет, соответствующий классу героя, – вариативно; элитный предмет, являющийся квестстартером, – вариативно; + 10 % к жизненной энергии или мане – вариативно; + 20 % к возможности того, что животный мир Файролла придет к вам на помощь в минуту опасности. Ваши жизненные силы увеличены на 10 процентов от общего значения. Данное увеличение носит постоянный характер».

– Ты совершил великий подвиг, герой. – Хильда в своем новом облике выглядела более чем привлекательно, прямо мечта прыщавого подростка – белокурая, крепкая, в доспехе, который не столько скрывал, сколько подчеркивал превосходные формы тела.

– Есть такое, – не стал возражать я. – Наличествует.

– Значит, ты не откажешься помочь моей сестре, дриаде Южных пределов.

Интонации, с которыми это было произнесено, исключали возможность отказа.

– Ну а куда ж я денусь-то? – признал я неизбежное. – Само собой.

«Вам доступно скрытое задание «Найти Идриссу Южную». Данное задание является частью скрытых заданий «Дети Богини». Условие – найти хранительницу Южных пределов. Награды за задание: 8500 опыта; элитный предмет на выбор; свиток с одноразовым заклинанием – вариативно. Принять?»

На выбор. В ассортименте у них уже предметы, елки-иголки. Принять, вестимо…

– Поспеши, герой. Сердце мне вещует, что у моей сестры дела плохи, – строго потребовала Хильда.

– Да у вас у всех до меня дела были не ахти, – справедливо заметил я.

Хильда нахмурилась, но промолчала.

– Ладно, пойду я, – делать мне тут больше было нечего. – Бывай, не грусти.

Я вышел из портала у чертога кенига и решил все-таки глянуть, что мне перепало?

Везение сегодня явно было на моей стороне. Впервые мне перепало от этих зеленых недоразумений что-то приличное.

«Шлем Уилфреда. Принадлежал знаменитому рыцарю, славящемуся своей честностью и неподкупностью. Заранее зная, что король предан союзниками и решающий бой будет проигран, он все равно вышел на ратное поле и пал в этой битве, защищая своего сюзерена до последнего вздоха. Предмет из сета «Рыцарский набор».

Ну, состав сета я пролистал. Читали уже сто раз. А дальше было про свойства самого шлема.

«+ 38 к силе; + 29 к ловкости; + 14 к выносливости; + 26 % к возможности нанести кровоточащую рану; + 9 % к прочности оружия; + 15 % к возможности распознать ложь; + 4 % к шансу выпадения из противника редкого предмета. Прочность – 2500 из 2500. Минимальный уровень для использования – 92. Для использования классом – воин. Украсть, потерять, сломать, подарить – невозможно. При наличии 3 предметов из сета после смерти владельца не исчезает из инвентаря. При полном использовании сета будут доступны следующие бонусы: 3 активных классовых умения – вариативно; 2 пассивных классовых умения – вариативно; увеличение одной характеристики на 3 единицы – вариативно; + 15 % к шансу выпадения из убитого врага вещи; + 13 % к увеличению жизненной энергии».

Ага! Вот это свезло так свезло! Вот это повод для радости! У меня уже есть кираса и перчатки, то есть в сумме три предмета. Осталось получить девяносто второй уровень. Да в принципе – три сетовых предмета из пяти, столько не у всякого клана есть!

Так, еще мне что-то полагалось. Вроде даже квестстартер.

«Перстень княгини Анны. Фамильное украшение, утраченное одной из знатных семей Запада и давно разыскиваемое ею. Квестовый предмет. В случае если у вас нет квеста, к которому относится данный предмет, вы можете принять его прямо сейчас. Принять?»

Да, пожалуй, что пока нет. На Запад мне еще нескоро, и дел особых у меня там нет, так что пусть перстенек полежит, своего часа подождет. Что бы там ни было, вряд ли оно важнее того, что меня ждет, а рваться на тысячу маленьких медвежат – увольте.

В чертоге шла гулянка. В тронном зале за столом сидело два десятка северян и мрачный и бледный Гунтер, кениг держал в руке огромную кружку и горланил какую-то песню.

– О, ярл Хейген! Заходи, – прервал он свой немелодичный рев и замахал рукой. Я тоже сделал ему ручкой и подсел к Гунтеру.

– Ты чего такой невеселый, башка трещит? – спросил я у него.

– И это, и еще кое-что… Дер Боттом погиб, его изрубили на куски. Отряд рассыпался, и он с двумя другими рыцарями наткнулся на два десятка псоглавцев. Только медальон и нашли среди трупов врагов.

Я вспомнил заносчивого толстячка и подивился несовпадению формы и содержания. Вроде гад гадом, а умер красиво.

– Жаль его. Но зато все закончилось.

«Вами выполнено задание «Освобожденный Север». Награды: 2000 опыта; + 20 единиц к уважению народов Севера; награда от ордена – элитный предмет (вариативно); награда от кенига – умение (вариативно)».

А еще?

«Награды за прохождение всей цепочки заданий: 7000 опыта; 5000 золотых; элитный предмет из хранилища ордена, соответствующий классу игрока; умение, соответствующее классу игрока, – вариативно; титул «Рыцарь Севера»; + 20 единиц к уважению народов Севера; + 10 единиц к уважению в каждом бурге Северных земель».

Вот теперь все. Нет?

«Вами получен уровень 51! Доступных для распределения баллов: 5».

Уровень – это всегда прекрасно.

«В связи с окончанием заданий, выданных вам капитулом ордена в рамках цепочки квестов, вы теряете характеристики: минус 80 единиц к уважению народов Севера; минус 40 единиц к уважению в каждом бурге Северных земель».

Ну, все хорошо не бывает. В одном месте прибыло, в другом убыло, репутация мне теперь по барабану вообще. А вот уровень – это приятно.

В сумке брякнуло – предметы и золотишко упали. А умения?

– Эй, ярл, – завопил кениг. – Ты славный человек, но драться толком не умеешь. А ну-ка иди сюда, вот я тебя научу кое-чему!

Я подошел. Было видно, что кениг порядочно накидался. Он уставился на меня, побуровил глазами и сообщил:

– Нет, ну тебя к йотунам. Научишь такого на свою голову, а потом разгребай. Вот я тебя лучше греться научу! Мне этот танец дикие люди у Вечного льда показали.

Кениг изобразил пару странноватых па.

«Вы изучили пассивное умение «Танцы с холодом» 1-го уровня. Защита от холода повышена на 20 %».

Как был жлобом, так и остался. Я его поблагодарил, кениг милостиво махнул своей лапищей и снова присосался к кружке.

– А где Флоси? – спросил я у Гунтера.

– С Алексом куда-то ушел. Видимо, по работе, – флегматично ответил рыцарь. – Лэрд Хейген, я вот прихватил из орденской казны кое-что. Думаю, тебе пригодится.

Гунтер протянул мне свиток. Ух ты. Я-то думал, он мне какое умение просто покажет, а тут вон что. Вот это приятно. Если я когда-нибудь дойду до сотого уровня, то оно мне ой как пригодится.

– Это очень редкий свиток, одно из скрытых умений ордена, которое должно знать только его рыцарям, причем высокой степени посвящения. Но в твоих руках оно никому не принесет зла, в этом я уверен.

– Спасибо, Гунтер. Спасибо, дружище.

– Мне жаль с тобой расставаться, лэрд. Я же понимаю, что твоя дорога идет дальше, а я, увы, не смогу поехать с тобой. Дер Боттом мертв, а дел тут очень много. Я возложил на себя управление местной миссией, так что…

– Гунтер, мир не такой большой, как кажется. Поэтому мы еще непременно встретимся. И у меня просьба – присмотри за Флоси. Не хотелось бы, чтобы он совсем спился. Прощаться с ним не буду, мало ли, с пьяных глаз еще припустит за мной.

Гунтер грустно кивнул.

– Ну все, дружище, я пошел. Долгие проводы – лишние слезы.

– Лэрд Хейген, – окликнул меня рыцарь. – Может, когда мы встретимся в следующий раз, то проведем этот обряд, ну с полоской земли?

Черт, бред какой-то. Побратимство с НПС… Но как ни странно, я не имел ничего против.

– Конечно, Гунтер. Почту за честь.

– И еще, Хейген. Тот человек, Странник… – Фон Рихтер замялся.

– Да я понял, что вы знакомы. Спрашивать просто не стал, подумал: захочешь, сам расскажешь.

– Это страшный человек. – Гунтер не смотрел мне в глаза. – Да я и не уверен в том, что он все еще человек. Он спас мне жизнь тогда, в Леебе, в капитуле ордена, и я ему благодарен за это и полагаю, что этот долг я ему вернул. Но, Хейген, постарайся не брать у него в взаймы хоть что-то – очень уж проценты велики.

– Я ничего не понял, Гунтер, но обещаю, что сведу общение с ним к минимуму. Так тебе спокойней?

Рыцарь вздохнул, встал из-за стола и обнял меня.

– Береги себя, брат, – негромко сказал мне он.

Я подмигнул ему, притянув его голову к своей, тихонько ударил своим лбом об его, помахал рукой кенигу и вышел из зала, притворив за собой дверь.

В гостинице я рассмотрел оба предмета. Это были неплохие поножи и очередной шлем, который меня ничем не удивил. А вот свиток оказался куда как непрост. Поняв, что он собой представляет, я убрал его в сундук с невероятной осторожностью – не стоит баловаться с атомной бомбой.

В общем, когда я вышел из гостиницы, сумка была практически пустой – в ней бренчало две сотни золотом, болтался свиток портала и еще кое-какой игровой мусор вроде бумажки с текстом на не известном науке языке – в новую дорогу следует пускаться налегке.

Я подошел к небольшому домику, который заприметил давным-давно, и уставился на вывеску, размышляя, сейчас туда зайти или в свой следующий визит в Файролл. Надпись на вывеске гласила: «Дикие отряды. Северный филиал». Далее сообщалось: «Вольные роты. Вербовочный пункт отряда Диких». Было немного странновато, что названий два, но с другой стороны, одно не противоречило другому. Я стоял, смотрел и никак не мог решить, что же мне делать…


Глава 25, в которой штурмовая группа вступает в бой | Край холодных ветров |